Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикації
Владимер Тимофеенко
Города Северного Причерноморья во второй половине XVIII века

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование исторического развития и градостроительной культуры территории Северного Причерноморья свидетельствует о том, что она имела свои, существенно проявившиеся региональные особенности.

Южные города отличались необыкновенно быстрыми темпами развития, чем они выделялись не только в Российской империи. Подобных темпов развития не было даже в Западной Европе. Они сравнимы только с ростом городов в Соединенных Штатах Америки, что отмечалось в XIX в. Так, американский путешественник Дж. Л. Стефенс в 1838 г. писал: "Ни в одной стране мира города не возникают так быстро и не развиваются так стремительно, как у нас, и возможно, ничто не может быть в этом смысле сравнимо с Буффало, Рочестером, Цинциннати и т. д. Но Одесса выросла быстрее, чем каждый из них, и не имеет в своем облике ничего, что напоминало бы наши новые города"1.

Основными причинами бурной градостроительной деятельности в Северном Причерноморье явились следующие. Прежде всего, быстро развивавшаяся экономика Российской империи была крайне заинтересована в хозяйственном освоении новых территорий, в развитии внешнеторговых операций через черноморские порты, в разработке залежей полезных ископаемых, таящихся в недрах южных земель. Поэтому развитие причерноморских городов па первых порах стимулировалось искусственно, за счет экономического потенциала давно существовавших поселений Левобережной Украины и Центральной России.

Основой быстрого экономического становления южных городов явился капиталистический путь развития. Это было явлением, необычным для других регионов феодально-крепостнической России. Правительство было вынуждено допускать в новые города беглых крепостных, старообрядцев, сдерживать чрезмерные притязания дворянства, способствовать развитию промышленности, торговли и ремесла с тем, чтобы в кратчайшие сроки освоить только что возвращенные территории, включить их в систему общегосударственной экономики.

Одним из важнейших рычагов в социально-экономическом освоении юга являлась новая политика, проводимая администрацией края. Она заключалась в активном заселении новых городов крестьянами, купцами, промышленниками, т. е. самым активным и подвижным компонентом населения Российской империи. Важным звеном в этом процессе стало привлечение "полезных иностранцев". Полиэтническая структура населения южных городов - факт очевидный. Некоторые исследователи, не исключая и современных историков архитектуры, усматривают в иностранном элементе населения края основную причину быстрого роста городов, его движущую силу, а следовательно, и источник региональных особенностей градостроительства2. Но еще в работах дореволюционных историков было показано, что иностранная прослойка являлась немногочисленной и не могла оказать решающее влияние на создание новых городов. Эту роль сыграла совместная трудовая деятельность народов. Исторически сложилось, что в освобождении края от турецкого ига вместе с русскими и украинцами активно участвовали угнетенные народы Оттоманской Порты - молдаване, болгары, армяне, греки. Они же стали строителями южных городов и крепостей, что подтвердило тщательное изучение истории каждого населенного пункта. В создании украинских городов - Екатеринослава (ныне Днепропетровска), Херсона, Николаева, Елизаветграда (ныне Кировограда), Одессы, а также многих других - активно участвовали русские солдаты и переселенцы из центральных губерний России. Молдавский город Тирасполь начали строить украинские казаки. Они же вместе с русскими солдатами и крестьянами возводили и стали первыми жителями Ростовской крепости, Таганрога, Тамани, Екатеринодара (ныне Краснодара). Создателями Нахичевани и Григориополя являлись не только армяне - выходцы из Крыма и Молдавии, но также русские и украинцы. Так в процессе активной градостроительной деятельности закладывались основы братской дружбы народов.

В североамериканских городах "национальные различия постепенно стирались и из разных элементов, прибывавших из Европы, складывалась единая американская нация"3. Вместе с тем социально-классовые противоречия в условиях развивавшегося капитализма проявились в сохранении национальных кварталов. В отличие от них в Северном Причерноморье процессы этнической интеграции оказались замедленными. В XVIII и первой половине XIX в. жители Одессы, Херсона, Мариуполя, Таганрога, Керчи и многих других городов сохраняли свои национальные культуры, уклад, традиции, религиозные представления и т. д. Это объяснялось тем, что большинство иностранцев являлись представителями угнетенных народов Оттоманской Порты, которые веками эксплуатировались турецкими завоевателями. Своей ближайшей задачей они ставили освобождения соотечественников, оставшихся жить под гнетом Турции, что, естественно, поддерживалось русским правительством. В результате некоторые южные города, в частности Одесса, становились центрами национально-освободительного движения балканских пародии за свою свободу и независимость. Эти специфические исторические условия не могли не отразиться на градостроительной культуре южных городов, получившей свои региональные особенности. Так же как и градостроительство Русского государства в целом, градостроительство на юге отличалось большим разнообразием планировочных средств и приемов. В городах Центральной России, северных районах страны, Поволжья, Белоруссии и Левобережной Украины преимущественно решались задачи реконструкции. Поэтому, считаясь с живописным расположением опорных зданий, зодчие проявляли исключительное мастерство и гибкость, сохраняли капитальную застройку сложившихся населенных мест и вместе с тем придавали ей регулярность. Именно сплав вековых традиций и новых стилевых принципов создавали разнообразные и исключительно индивидуальные градостроительные решения. Иная ситуация была в Северном Причерноморье. Здесь в большинстве случаев города создавались на пустом месте. И их редкое разнообразие и оригинальность обусловливались уже тем, что проектировщики учитывали назначение и профиль будущего населенною пункта, социально-классовую и этническую структуру его населения, конкретные природные условия и другие факторы. Палитра планировочных средств была очень разнообразной. В результате, несмотря на развитие в те дни принципов типизации, в сущности не оказалось одинаковых городов. Более того, были предложены и осуществлены совершенно оригинальные и выразительные в художественном отношении решения планировочной системы городов.

При этом следует отметить стремление к компактности и четкости, которое обозначилось при структурной организации поселений, приведение их размеров в соответствие с политической и экономической значимостью каждого города, наконец, ясность и четкость внешних границ. Последнее усиливалось и дополнялось регулярной системой планировочного расчленения города улицами, площадями и переулками.

Пространственные композиции общественных центров отражали многообразие практики строительства городов и активность теоретической мысли. Они свидетельствовали об интенсивных поисках оптимальной и в то же время эстетически выразительной системы самого центра. Он становился главным ядром города, отражая его функциональное назначение и социальную сущность. Застройка центров, например Николаева и Херсона, производилась с ансамблевых позиций. Основы формирования ансамблей в большинстве других городов были заложены именно в конце XVIII в., о чем свидетельствуют планировочные предложения, рассмотренные выше, а также дальнейшая история многих населенных мест.

Ряд характерных особенностей градостроительства Южного края вытекал из того огромного значения, какое имел в то время военно-стратегический фактор4. Это и роль многих крепостей и эспланад перед ними как элементов общественного центра города, и геометрическая изломанность внешних укреплений, и выделение специальных площадей для воинских маневров, и повышенное внимание к архитектуре зданий для воинской администрации. Наконец, значительный объем изыскательских и проектно-планировочных работ на юге Украины выполнялся военными инженерами.

Другие характерные черты градостроительства Северного Причерноморья вытекали из учета климатических условий местности, решения вопросов инсоляции и проветривания селитебных территорий. А в связи с тем, что в заселении края и строительстве городов, кроме украинцев и русских, принимали участие представители многих народностей, то в конкретной застройке населенных мест достаточно рельефно проявились национальные традиции. В интерьерах жилищ они сохранились до настоящего времени5.

Таким образом, градостроительство Северного Причерноморья было одним из самых значительных явлений в истории отечественной культуры. Его исследование не только очень существенно для истории и теории архитектуры, но имеет и практическое значение.

Конец XVIII в. явился почти для всех городов той исходной позицией, с которой началось их дальнейшее развитие. Именно в этот период, порой в виде планировочных эскизов, были начертаны основные пути развития жилых районов городов, их общественных центров, заложены основы формирования архитектурных ансамблей. Естественно, в настоящее время на месте некогда небольших местечек и селений выросли большие города с населением в десятки, сотни тысяч, а порой и свыше 1 млн. жителей. Их размеры во много раз превышают те, которые они имели в конце XVIII в. Однако центральные части нередко сохранили не только отдельные сооружения - памятники архитектуры тех лет, но и планировку кварталов. Закрепленная капитальной застройкой, обогащенная творениями последующих эпох она сохранилась, представляя собой образцы градостроительного творчества конца XVIII в. Поэтому в процессе грандиозной реконструкции социалистических городов, развернувшейся в настоящее время, следует очень внимательно учитывать уроки истории. Мастерство градостроителя всегда заключалось в том, чтобы новые здания, комплексы и ансамбли сочетались с исторически сложившейся средой. Именно так создавались высшие творения градостроительного искусства. Поэтому наследие конца XVIII в. приобретает особое значение для городов Северного Причерноморья. Знание общих принципов формирования структуры, специфики планировочной системы, основных концепций образования общественных центров поможет с большей уверенностью решать конкретные задачи современного строительства и использования памятников архитектуры, развивать все те ценные градостроительные традиции, которые оставила нам история, и тем самым сохранить своеобразие и колорит каждого города.

Перечень источников:

  1. 1. Цитируется по статье: Дружинина Е. И. Возникновение городов на юге Украины и в США: общее и особенное. - Новая и новейшая история, 1976, № 2, с. 76. Вернуться в текст
  2. 2. Михайлова М. Б. Особенности градостроительного развития юга России (конец XVIII - первая половина XIX в.). - Архитектурное наследство, 1979, № 27, с. 49-57. Вернуться в текст
  3. 3. Дружинина Е. И. Возникновение городов на юге Украины и в США: общее и особенное, с. 75. Вернуться в текст
  4. 4. Один из видных исследователей В. А. Лавров выделяет южные города в отдельную градостроительную школу и объясняет их специфичность изломанностью внешних границ городов - оборонительных линий (Лавров В. А. Развитие планировочной структуры исторически сложившихся городов. - М., 1977). В действительности проектировавшиеся укрепления вокруг городов не были построены и свои оборонительные функции города выполняли посредством расположенных рядом крепостей. Специфика и своеобразие самих городов обусловливались действием комплекса функциональных, национальных, фортификационных и других факторов. Вернуться в текст
  5. 5. Наулко В. И. Развитие межэтнических связей на Украине. - Киев, 1975. Вернуться в текст

К началу страницы
Оглавление
Принципы создания городов. Санитарно-гигиенические требования  Список условных сокращений