Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Григорий Островский
Львов
[Архитектурно-художественные памятники городов СССР]
 

АРХИТЕКТУРА ЛЬВОВА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

Неподалеку от громады Иезуитского костела приютилось одноэтажное, вытянутое по фасаду здание гауптвахты, возведенное в 1829 году на месте стоявшего здесь популярного "Венского кафе". Сравнительно маленькое по размерам, оно тем не менее производит впечатление монументального и внушительного сооружения. Во многом способствует этому благородная простота и строгость архитектурных форм, классическая ясность членений и конструкций, выверенные пропорции, четкий рисунок фронтона с барельефом военных доспехов. Архитектурный образ здания отвечает его назначению, но здесь еще нет налета казенщины, сухой, педантичной рационалистичности. Через большие оконные проемы льются потоки света; во всем облике здания ощущается рука одаренного художника, тот артистизм, который отличает расцвет классицистического зодчества от позднейших подражаний эпигонов. Здание гауптвахты одним из первых открывает новую страницу в архитектуре Львова.

Здание б. гауптвахты

В 1772 году, после раздела Польши, Галиция подпадает под класть Австрийской монархии. Во Львове утверждаются новые хозяева - венские администраторы и чиновники, военно-полицейская бюрократия, австрийские предприниматели. Крупная польская шляхта довольно скоро нашла общий язык с новыми правителями, и разногласия между ними сводились, по существу, к разграничению прав на эксплуатацию украинского крестьянства.

Новые хозяева учинили настоящий разгром Львова. В борьбе за неограниченный абсолютизм власти император Иосиф II ликвидировал многие владения церкви. Во Львове было разрушено и снесено не менее тридцати оборонных, гражданских и культовых сооружений XIII-XVII веков, в том числе готические Галицкие ворота, множество католических костелов и монастырей, украинских и армянских церквей. Границы средневекового города рушатся. Крепостные стены и валы, большинство старинных оборонных сооружений сносятся или перестраиваются.

Время шумливой и беспечной Речи Посполитой миновало. Надменные и тщеславные магнаты уже не соревнуются в роскоши дворцов, щедрости пожертвований на возведение и украшение пышных костелов. Церковное строительство почти замирает; основное внимание уделяется сооружению жилых и общественных зданий. Уже в первой четверти XIX века, после некоторого экономического и культурного спада, Львов возрождается к деятельной жизни одного из процветающих городов Австрийской монархии и всей Восточной Европы, транзитного пункта оживленной торговли с Веной, Одессой, Яссами.

Львов разрастается. В 1786 году он насчитывал 25 тысяч жителей, в 1848 - 70 тысяч, а к концу нашего столетия более 160 тысяч. Густо заселяются окраины, близлежащие деревни превращаются в предместья - слившиеся с городом обширные районы, где живут ремесленники и городская беднота. Значительной социальной силой становится крепнущая буржуазия - негоцианты, промышленники, владельцы мануфактур, фабрик, многочисленных ремесленных заведений. Растет и прослойка интеллигенции - как польской, так и украинской, передовые круги которой самоотверженно борются за народность и национальную самобытность своей культуры.

Искусство придворной и крупной феодальной аристократии, столь процветавшее в XVIII веке, изжило себя. Идеи французских энциклопедистов и якобинцев, потрясения буржуазных революций и наполеоновских походов до основания всколыхнули старую Европу. Во второй половине XVIII века в европейской культуре наблюдается поворот к классицизму. Как и в эпоху Возрождения, но уже на новой основе, оживляется интерес к античному искусству и архитектуре. Строгая простота, гармония и пропорциональность форм выступают главными критериями художественности.

Конец XVIII и первая треть XIX века становится временем утверждения и расцвета классицистического искусства. На смену святым приходят герои античной мифологии, широкое распространение получают классические эмблемы, символы и аллегории. Почти каждый крупный город, будь то Париж, Вена, Петербург и Москва, Варшава и Львов, обретают тогда черты этого общеевропейского стиля, хотя в то же время и сохраняют присущие им особенности облика.

Первые здания в стиле классицизма появляются во Львове в 1780-1790-х годах. В течение последующих нескольких десятилетий классицизм становится господствующим направлением во львовской архитектуре. Исторический центр города - площадь Рынок - остается почти нетронутым (за исключением фасадов и декора нескольких зданий, новых фонтанов и ратуши), таким, каким он сложился в XVI-XVIII веках. Зато прилегающие к нему улицы - нынешние Комсомольская, Фрунзе, Армянская, Галицкая, Краковская, Народной гвардии имени Ивана Франко и некоторые другие - подвергаются обновлению и перестройке. Тяжеловесные, массивные контрфорсы и ренессансные порталы оказываются островками, вкрапленными в новую застройку.

В первой половине и середине прошлого столетия в различных частях города возникают как бы опорные точки нового Львова - монументальные сооружения общественного назначения. Прежде всего надо назвать те, в которых в наши дни размещаются Научная библиотека АН УССР им. В. Стефаника, Украинский драматический театр им. М. Заньковецкой, Научно-природоведческий музей.

Научная библиотека им. В. Стефаника. Портик бокового фасада

Библиотека, или, как ее называли раньше, Оссолинеум, - строгое, исполненное зрелой, благородной красоты здание. Стройные коринфские полуколонны, поддерживающие фронтон, образуют трехарочный портик, от которого в обе стороны протянулись горизонтали корпусов. Боковой фасад одного из них также завершается небольшим, но очень изящным портиком коринфского ордера, обращенным к северу со стороны улицы Коперника. Решетка, отделявшая библиотеку от улицы, сейчас снята, и здание теперь еще более органично и уверенно организует окружающее его архитектурное пространство городской среды. В планировке библиотеки, прекрасно увязанной с рельефом, в решении фасадов и полных света и воздуха портиков ощущается тонкий вкус мастеров классицистического зодчества эпохи его расцвета, репрезентативность, органически слитая с гуманистической концепцией архитектуры.

История здания библиотеки довольно сложная. В XVII- XVIII веках на этом месте стояли костел и монастырь ордена кармелитов обутых. В 1804 и 1812 годах они сгорели, и участок приобрел граф М. Оссолинский, задумавший построить здесь библиотеку и музей, что и было осуществлено в 1826- 1827 годах (работы продолжались до 1849 года). Проект был заказан швейцарскому архитектору Петеру Нобиле, много работавшему в Триесте и Вене. Однако его планы здания, разработанные в Вене в 1804 году и не очень увязывавшие постройку с рельефом местности, претерпели в дальнейшем значительные изменения. Последнее слово осталось за инженером-капитаном Юзефом Бемом, будущим героем венгерской революции 1848-1849 годов. Именно ему принадлежат идеи свободного портика бокового фасада, возведенного уже в 1844 году, превосходной формы купола на цилиндрическом основании и ряда других существенных элементов. Библиотека на улице Стефаника является, пожалуй, лучшим и наиболее совершенным общественным сооружением львовского классицизма первой половины XIX века.

Другие крупные постройки той поры - Научно-природоведческий музей АН УССР (на ул. Театральной), возведенный в 1830-х годах по проекту В. Равского-старшего, и здание Театра имени М. Заньковецкой (на ул. Л. Украинки), сооруженное в 1836-1843 годах венскими архитекторами Л. Пихль и И. Зальцманом, - во многих отношениях уступают библиотеке: они впечатляют уже не столь ко своими художественными достоинствами, сколько внушительными размерами и внешней импозантностью. Впрочем, на фасаде здания музея, хорошо организованном четким ритмом колонн, оконных проемов и сандриков, привлекают внимание прекрасный ризалит, увенчанный фронтоном, очень любопытные скульптурные консоли под балконом в виде женских и львиных голов, в лепке которых весьма явственно слышатся отголоски той наивной и своеобразной выразительности, которая была так свойственна старинной львовской пластике.

Украинский драматический театр им. М. Заньковецкой

На месте театра раньше стояли угловые бастионы городских укреплений, а за ними Нижний Замок - резиденция львовских старост. В здании Нового театра, построенном на средства графа Ст. Скарбека, ощущаются веяния позднего венского классицизма с его сухостью педантичного рисунка, измельченностью форм.

Львовский классицизм находит, пожалуй, свое наиболее завершенное и своеобразное воплощение не в общественных сооружениях, а именно в жилых. Эти небольшие, скромные по облику здания, строгие и четкие по своим членениям и конструкциям, не бросаются в глаза. Редко здесь можно встретить античные ордера, торжественные колоннады, портики и аркады; даже пилястры применяются не так часто. Основным средством декора служат скульптурные рельефы в виде отдельных медальонов, вставок и междуэтажных фризов. Эти рельефы разнообразны и интересны, они придают каждому дому индивидуальный облик, как бы свой эмоционально-содержательный подтекст.

В числе наиболее ранних памятников жилой классицистической архитектуры - дом № 13 на улице Армянской с двумя путти по сторонам балкона (архитектор П. Гибо, перестройка Ю. Маркля, 1788) и дом № 18 по улице Фрунзе, датируемый 1800 годом.

Познакомиться с ампиром в жилой застройке Львова можно с достаточной полнотой в пределах старого центра города, на улицах, непосредственно примыкающих к площади Рынок, - Краковской, Галицкой, Армянской, Театральной, Народной гвардии имени Ивана Франко. И лишь отдельные здания - например, на улице Зеленой № 24, Пекарской - № 13, Советской - № 8, на проспекте В. И. Ленина - № 1/3, 8, № 2 по улице 17-го Сентября - несколько отдалены от этого "заповедника" старинной архитектуры. В пределах же древнего средместья стоит обратить внимание на жилые дома № 9 по Комсомольской, № 4и 7 по Ставропигийской, №15 и 20 по Галицкой, № 24 по Театральной, № 14, 15, 24, 34 по Краковской улице. В лучших традициях львовской декоративной пластики исполнены эмблемы и атрибуты морской торговли на четырех барельефах дома №11 по улице Краковской (скульптор И. Шимзер): здесь и Меркурий, и кит, и парусники, и бочки, мешки, ящики. Очень характерно, что редкий из этих памятников сохранил имя архитектора, но зато едва ли не во всех случаях известны авторы скульптурных рельефов. Так, изящно и тонко исполненные барельефы на мифологические сюжеты, украшающие фасад дома №8 по Советской улице, принадлежат резцу уже известных нам Г. Витвера и А. Шимзера. Идентичность творческой манеры позволяет с достаточной вероятностью приписать им и скульптурный декор дома №24 по Зеленой, известного как бывший дворец Леваковских. С именем Г. Витвера связан и один из наиболее характерных и капитальных памятников львовской жилой архитектуры начала XIX века - здание бывшего Кредитного общества на углу проспекта В. И. Ленина и улицы Коперника. Скульптурные рельефы левой части этого дома исполнены Г. Витвером в 1809-1811 годах (особенно хорош "Амур и Психея"), правой - в 1821-1822-м А. Шимзером. При всей очевидной зависимости от творчества таких крупнейших мастеров классицистической скульптуры, как А. Канова, Б. Торвальдсен и других, Г. Витвер и А. Шимзер проявили и свое несомненное дарование, и звестную самостоятельность; именно их многочисленные работы, сохранившиеся до наших дней, определили высокий художественный уровень львовской декоративной скульптуры первой трети XIX века.

Скульптурные рельефы Г. Витвера и А. Шимзера значительны и сами по себе, но их ценность прежде всего в очень точном соответствии архитектурному образу здания. Органическое ощущение синтеза архитектуры и скульптуры было в высокой мере присуще мастерам прошлого. В качестве характерного примера можно привести декор домов № 10 и 12 на улице Народной гвардии имени И. Франко, принадлежащий Г. Витверу и А. Шимзеру.

Ул. Народная Гвардии им. И. Франко, дом № 12. Фрагмент фриза

В этом коротком проулке, соединяющем площадь Рынок с Театральной улицей, сложился очень цельный и завершенный классицистический ансамбль. Преимущественно это сравнительно невысокие дома с тремя окнами по фасаду, строгие, сдержанные по своим лаконичным формам и в то же время какие-то уютные и приветливые. Их скромная архитектура служит достойным обрамлением домов № 10 и 12, лучшим на этой улице. Секрет их привлекательности - в скульптурных рельефах, в том вкусе и художественном такте, с которым они размещены на плоскости фасадов. В доме № 12 это лепной фриз над первым этажом. Свободный ритм летящих птиц, цветов, стеблей, листьев и ваз сообщает зданию легкость, грациозность и непринужденную праздничность. В доме № 10 - гирлянды над балконом и десять рельефов с изображением персонажей античных мифов.

В этом же плане и, надо полагать, также Г. Витвером, исполнены аллегорические рельефы и превосходный фриз из рогов изобилия на фасаде дома № 21 по Армянской улице.

Нельзя не сказать о соседнем здании - доме № 23, называемом "Домом времен года". Второй и третий этажи объединены пилястрами. Между ними на уровне второго этажа изображение Хроноса, отсчитывающего бег времени, наверху, во всю длину фасада,- фриз из знаков Зодиака, соответствующих каждому из двенадцати месяцев. По сторонам Хроноса - четыре барельефа, олицетворяющих времена года. Художник, - а это был уже мастер не классицистической, а более поздней эпохи,- отказывается от традиционных мифологических атрибутов; сюжеты и образы он черпает в окружающей его народной жизни, в трудовых буднях украинских крестьян. "Пахота" ("Весна"), "Жатва" ("Лето"), "Треплят лен" ("Осень") и "Свадьба" ("Зима") - это очень характерные бытовые сцены художника-реалиста, одаренного живым воображением и острой наблюдательностью. Они тем более ценны, что являются едва ли не первыми памятниками светской жанровой скульптуры на Западной Украине.

Дом № 23 на Армянской ул. Дом № 23 на Армянской ул. Фрагмент фриза

Известно и имя автора этих необычных во львовской декоративной пластике работ - Гавриил Красуцкий (1837-1885), человек сложной и трудной судьбы. Уроженец Приднепровья, он служил в варшавской жандармерии и тем не менее, по-видимому, активно сочувствовал польскому революционному и национально-освободительному движению. После поражения восстания 1863 года Г. Красуцкий вынужден был бежать во Львов, где, приняв имя Шмайделя, работал как скульптор сначала в мастерских Л. Шимзера и Л. Маркони, а затем самостоятельно. Вероятно, в 1860-х годах и были им исполнены барельефы "Времена года".

Из львовских скульпторов первой половины XIX века надо остановиться на Антоне Шимзере, современнике и соавторе Г. Витвера. Сын венского скульптора Антона Шимзера-старшего, осевшего в Братиславе, он учился в Вене и Париже, а с 1812 года жил и работал во Львове. Впоследствии здесь же работали его брат Иоганн и племянники Леопольд и Иоганн-младший Шимзеры - тоже скульпторы. Антон Шимзер, видимо, был наиболее талантливым в этой семье; вместе с Г. Витвером он участвовал в скульптурно-декоративном оформлении уже упомянутых выше домов: № 10 на улице Народной гвардии им. И. Франко, где ему принадлежат рельефы верхнего ряда, № 1/3 по проспекту В. И. Ленина. Среди последних обращают на себя внимание сцены "Похищение сабинянок", "Эней спасает отца" и другие, выдающие руку опытного мастера классицистической пластики. Кроме того, А. Шимзер исполнил ряд надгробий, памятник губернатору А. Гауеру в Доминиканском костеле, скульптуры и рельефы в интерьере и на фасаде (со стороны сада) бывшего арсенала Сенявских на Библиотечной улице, а также на некоторых жилых зданиях на Краковской и на улице Ватутина.

Рельефы на фасаде дома № 1/3 на пр. В. И. Ленина

Традиции А. Шимзера продолжал в 1830-1840-х годах его ученик Павел Эвтелье, поселившийся во Львове в 1828 году. В числе его лучших и наиболее характерных работ - декоративные вставки "Селена и Эндимион" и другие на фасаде дома № 8 по проспекту В. И. Ленина и "Амур и Психея" на доме № 4 по Краковской улице. П. Эвтелье работал, надо полагать, в содружестве с лучшими львовскими зодчими своего времени. Обращает на себя внимание архитектура дома № 4 на Краковской улице с энергично подчеркнутой и разработанной центральной частью - балконом, полуколоннами и рельефом. Интересно решен портал дома № 10 на Театральной улице: балкон наверху и колонны по сторонам, поддерживающие мощный антаблемент и аллегорические статуи "Война" и "Мир" работы того же П. Эвтелье (1850). Гротескные маскароны смеющихся вносят в строгую внушительность фасада дерзкую ноту языческой жизнерадостности.

Дом № 10 на Театральной ул. Портал

"Мир". Скульптура на портале дома № 10 на Театральной ул. "Война". Скульптура на портале дома № 10 на Театральной ул.

Кстати сказать, превосходные кованые решетки балконов, в проектировании и изготовлении которых львовские мастера достигли большого совершенства, составляют особую группу памятников художественного ремесла конца XVIII - первой половины XIX века. Достаточно указать на великолепные образцы балюстрады домов № 2 на площади Даниила Галицкого, № 5 на площади Рынок.

Рассказ о львовском классицизме был бы неполным без упоминания о мемориальной пластике, достигшей в конце XVIII - первой половине XIX века своего расцвета. Прекрасные образцы ее находятся и на Яновском кладбище по улице Шевченко (в частности, несколько надгробий работы А. и И. Шимзеров), и особенно много на Лычаковском - одном из красивейших архитектурно-скульптурных и историко-мемориальных комплексов. Еще в XVI столетии здесь хоронили погибших от эпидемии, а в середине XVIII века, когда было запрещено погребение около костелов и церквей, кладбище становится общегородским. Характерная для классицизма элегичность, величавое достоинство находят свое образное и завершенное воплощение в лучших надгробиях Г. Витвера, привлекающих внимание стройной и четкой архитектоникой, тонкой пластической моделировкой формы. Таковы исполненные им надгробия М. Понинской (1798), Я. Печонки, Г. Товарницкого, Борковских (1812), неизвестной; таковы и лучшие работы Антона Шимзера - надгробия Браеров, Ю. Шалингера, И. Рышковской; Иоганна Шимзера-старшего - памятник М. Бауэру; Павла Эвтелье и других.

Балкон дома № 5 на пл. 300-летия воссоединения Украины с Россией

Лычаковское кладбище - это пантеон украинского и польского народов, их истории и культуры. Здесь похоронены многие выдающиеся деятели украинской культуры - писатели М. Шашкевич, И. Франко, М. Павлык, Я. Галан, П. Козланюк, ученые В. Гнатюк, Ф. Колесса, М. Возняк, И. Свенцицкий, артисты И. Рубчак, С. Крушельницкая, композитор С. Людкевич, художники Е. Кульчицкая, И. Труш, А. Манастырский, О. Курилас, И. Севера, Л. Левицкий, О. Шаткивский и многие другие. Рядом с ними замечательные польские писатели - С. Гощинский, М. Конопницкая, Б. Червинский, Г. Запольская, художник А. Гроттгер. Среди авторов надгробных памятников мы видим едва ли не большинство крупных польских и украинских скульпторов XIX - начала XX века - К. Островского, Ю. Mapковского, Р. Левандовского, П. Филиппи, Т. Баронча, С. Кужаву, К. Годебского, Л. Маркони, Г. Кузневича и других. В последние годы в области мемориальной пластики плодотворно работают и многие современные львовские скульпторы - Е. Дзындра, Э. Мысько и другие.

В середине XIX века классицистическая архитектура во Львове начинает клониться к упадку. В построенных тогда жилых зданиях уже редко ощущаются то непринужденное изящество и интимность, которые были свойственны памятникам эпохи расцвета. Архитекторы стремятся поразить зрителя размерами своих сооружений или обилием декораций. В облике зданий ощущаются первые симптомы кризиса стиля- сухость рисунка и педантичное пристрастие к мелким подробностям декора.

Впрочем, традиции позднего классицизма оказались жизнестойкими. Одним из последних его образцов явился Полехнический институт на улице Мира (архитектор Ю. Захариевич, 1872-1877). В решении образа здания автор стремился прежде всего выявить пространственные и пластические качества простых геометрических объемов, архитектуры еще мужественной, строгой и в то же время богатой и разнообразной. Русты первого этажа и тяжеловесная аркада с размеренным ритмом арочных окон служат прочным основанием шестиколонному портику, верхним этажам, украшенным боковыми ризалитами, пилястрами и сандриками. Центр здания энергично акцентирован еще аттиком с латинским девизом и аллегорическими статуями, олицетворяющими собой инженерные науки, строительство и механику (скульптор Л. Маркони).

Конечно, здесь уже нет утонченной лапидарности и изящества классицистической архитектуры эпохи расцвета, но в целом автор не переступает той опасной грани, отделяющей подлинное искусство от эклектического, порой очень изобретательного, но, как правило, бессильного подражательства. Менее цельным получился интерьер здания. Оформление парадной лестницы еще довольно сдержанно, но актовый зал явно перегружен яркой, броской декорацией - поливной майоликой потолка, скульптурами и росписями. Большие аллегорические панно, повествующие о победе человека над стихиями природы, исполнены в 1880-х годах по эскизам и под руководством великого польского живописца Яна Матейко его учениками - Л. Деляво, В. Тетмаером, В. Водзиновским, К. Желяховским, С. Стражинским, К. Лускина. Гармония общего архитектурного решения и интерьера оказалась нарушенной, а явные признаки эклектического смешения стилей возвестили о наступлении новой эпохи в архитектуре Львова.

В перспективе главной улицы города - проспекта В. И. Ленина возвышается пышное, импозантное здание Академического театра оперы и балета имени И. Франко. Справа от него- филиал Центрального музея В. И. Ленина; несколько ближе к центру, по левой стороне, - Музей этнографии и художественного промысла АН УССР. Именно эти и подобные им здания - гостиница "Интурист" на площади А. Мицкевича и некоторые другие - в значительной мере определили облик "парадной" части Львова.

Во второй половине XIX века центр города перемещается со средневековой, тесно застроенной площади Рынок на новое место. Особенно оживилось строительство после получения Львовом в 1870 году так называемого самоуправления.

В 1884-1905 годах речку Полтву заключили в подземный канал, а над ним разбили красивый тенистый бульвар (ныне проспекты В. И. Ленина и Тараса Шевченко). Здесь выросли магазины, доходные дома и крупные общественные здания. На главной площади, от которой идут эти основные магистрали, находится установленный в 1905 году памятник великому польскому поэту Адаму Мицкевичу, исполненный в 1889 году А. Попелем при участии М. Паращука.

Памятник Адаму Мицкевичу

Растет и богатеет Львов, столица Галицкого наместничества Австро-Венгерской монархии. "Отцы города" - родовитая шляхта и крепнущая буржуазия, упорно выбивающаяся "из мещан во дворянство", - кичатся своим достатком, выставляют его напоказ. Заказчиками, а за ними и архитекторами движет стремление во что бы то ни стало "не отстать от Европы", сделать Львов похожим на Вену, Париж и другие блестящие столицы; такие категории, как чистота стиля, архитектурно-природная среда, национальные и исторические традиции, часто уже не играют решающей роли. Поэтому многие здания тех лет выглядят сегодня чужеродными элементами в городских ансамблях. Архитектурная эклектика захлестывает не только сравнительно новые улицы, проспекты, бульвары, но и исторический центр города.

Одним из первых сооружений этого "стиля" явился главный корпус Львовского государственного университета имени И. Франко. Строилось оно в 1877-1881 годах по проекту архитектора И. Гохбергера. Вплоть до 1918 года здесь размещался Галицкий сейм, а университет - в скромном и тесном здании около костела св. Николая на улице Щербакова (архитектор Ф. Штадлер, 1842-1844). Зданию своего "парламента" галицкая аристократия постаралась придать импозантность и величественность, разумеется, в банальном понимании этих категорий.

Политехнический институт им. Ленинского комсомола Львовский государственный университет им. И. Франко

Роспись главного зала, сильно пострадавшего в годы второй мировой войны, была заказана крупному польскому живописцу Г. Родаковскому, скульптурные группы по сторонам главного входа - "Труд" и "Просвещение", аллегорическая группа "Галиция, Висла и Днестр" на аттике -Т. Рыгеру, фигуры над фризом - Р. Трембецкому и Я. Микульскому.

Архитектор и его соавторы пошли на поводу вкусов своих заказчиков. В результате возникло здание, казалось бы, впечатляющее, но по существу эклектическое, в духе так называемого венского псевдоренессанса. От этой громады веет не значительностью большой и глубокой мысли, а каким-то холодом и тщеславием.

Еще более характерным памятником львовской архитектуры того времени может служить здание Оперного театра, построенное в 1897-1900 годах 3. Горголевским в духе все того же венского псевдоренессанса. Пышный, претенциозный фасад обильно уснащен многочисленными нишами, коринфскими колоннами, пилястрами, балюстрадами, карнизами, статуями, рельефами, гирляндами. По сторонам, в нишах над цокольным этажом здания поставлены аллегорические фигуры "Жизнь" и "Искусство", принадлежащие резцу А. Попеля и Т. Баронча. Наверху изображение муз (скульпторы А. Попель, Т. Вишневецкий, Ю. Марковский, Ю. Белтовский). Здание венчают большие медные статуи "Слава", "Поэзия" и "Музыка" работы талантливого украинского ваятеля Петра Войтовича (1862-1936). По эскизу П. Войтовича исполнена и мифологическая сцена на тимпане фронтона.

Столь же щедро украшено здание театра и внутри. Разноцветный мрамор вестибюля и широкой парадной лестницы, позолота многоярусного зрительного зала, лепные украшения, росписи и живописные вставки придают интерьеру нарядность, праздничность и в то же время несколько утомляют зрителя чрезмерным обилием декора.

К работе над оформлением театра были привлечены известные Львовские живописцы той поры. Вестибюль расписывали Д. Котовский, Т. Рыбковский, М. Герасимович, 3. Розвадовский, Т. Попель, В. Крицинский; фойе - А. Августинович, Ю. Зубер, С. Качор-Батовский, С. Демицкий, а плафон зрительного зала, изображающий "Славу" и муз, и панно над сценой - С. Рейхан. Большой эстетической ценности эти росписи не имеют, но, исполненные в духе своего времени, на достаточно высоком профессиональном уровне, они сохраняют свое значение как характерные образцы позднеакадемического направления в декоративной живописи конца XIX века. Определенный интерес представляет и очень эффектный сценический занавес "Парнас", расписанный специально для львовского Оперного театра одним из ведущих мастеров русского и польского академизма Генриком Семирадским.

Оперный театр - одна из архитектурно-художественных и исторических достопримечательностей Львова. Здесь в октябре 1939 года Народное собрание Западной Украины приняло Декларацию о восстановлении Советской власти в Западной Украине и включении ее в состав СССР и воссоединении с УССР. Сейчас пришло время капитальной реставрации Академического театра оперы и балета имени И. Франко, и скоро оно вновь предстанет перед зрителями в своем первозданном и обновленном блеске.

Академический театр оперы и балета им. И. Франко "Слава". Скульптура на фасаде Оперного театра

В тех же псевдоренессансных формах, хотя и более скромно в соответствии с иным назначением, решено здание Художественно-промышленного музея (с 1950 года - филиал Центрального музея В. И. Ленина), стоящее неподалеку от Оперного театра. Построено оно в 1898- 1904 годах по проекту львовских архитекторов В. Маркони и К. Яновского. Фасад украшали несохранившиеся статуи работы П. Войтовича; орнаментальная лепнина исполнена выдающимся западноукраинским скульптором М. Паращуком.

Венский вариант архитектурной эклектики нашел во Львове довольно благодатную почву. В последней четверти XIX - начале XX века этот мертворожденный "стиль" накладывает печать на львовское строительство. Среди наиболее характерных зданий - Музей этнографии и художественных промыслов АН УССР (ранее Галицкая сберегательная касса, архитектор Ю. Захариевич, скульптор Л. Маркони, выполнивший аллегорию Галиции и ее благосостояния, 1874-1891), железнодорожный вокзал (архитектор В. Садловский, 1904). По сторонам центрального входа вокзала в нишах размещаются аллегорические статуи "Торговля" и "Труд" работы П. Войтовича. Особенно интересна фигура "Труд" - едва ли не первая в западноукраинской скульптуре попытка создать реалистический образ рабочего.

В центре города вырастает импозантное здание гостиницы "Жорж" (ныне "Интурист", архитекторы из Вены Г. Гельмер и Ф. Фелнер, 1901). Над карнизом - большой барельеф св. Георгия, перенесенный с фасада стоявшей здесь ранее гостиницы "Руссия"; по углам в нишах - статуи Европы, Азии, Америки и Африки, принадлежащие резцу Л. Маркони. Воздействием эклектики отмечены и некоторые сооружения культового характера - костел францисканок на улице Лысенко (архитектор Ю. Захариевич, 1876-1888), Преображенская церковь на Краковской улице (архитектор С. Гавришкевич, 1898) - тяжеловесная, несколько казенная, рассудочная и сухая по рисунку. Кстати, в Преображенской церкви находятся полотна "Моисей" (1887) и "Христос перед Пилатом" - наиболее значительные произведения Корнилы Устияновича, одного из зачинателей реализма в изобразительном искусстве Западной Украины.

По-своему преломились новые тенденции развития в жилой архитектуре Львова. Если Семеньский еще в 1873 году перестраивает свой особняк на улице Пекарской в духе французского барокко, а спустя несколько лет его примеру последует Сапега (ул. Коперника, 40, архитектор А. Кун), то Потоцкий сооружает еще более величественный и импозантный дворец уже в стиле французской классицистической архитектуры XVIII столетия и с интерьером "под Людовика XVI" (ул. Коперника, 15, архитектор Я. Цыбульский и А. д'Оверни, 1880).

В этих сооружениях при всей их эклектичности ощущается все же какая-то архитектурная логика, определенная сдержанность авторов в применении тех или иных декоративных форм, чувство меры и художественного такта. В некоторых других зданиях, например Музея украинского искусства (ул. Драгоманова, 42), эти качества уже в значительной степени утрачиваются.

Кризис архитектурной мысли, общий для большинства стран Европы, накладывает свою печать на облик Львова. На рубеже двух столетий широко распространяется мода на "исторические" стили. Живые, пусть даже далеко не всегда и не во всем удачные, но творческие искания вытесняются иногда грубоватой, иногда довольно искусной подделкой "под старину". Где-то на Клепаровской улице архитектор Т. Хансен возводит в духе средневекового романского зодчества Дом инвалидов; на улице Джамбула вырастает бывший еврейский госпиталь, стилизованный в "мавританском" стиле (архитектор К. Мокловский, 1903); на улице 17-го Сентября - монументальное палаццо в духе итальянского Возрождения (архитектор Ю. Захариевич, 1891; сейчас - Центральная сберкасса), а на улице А. Мицкевича - казино (архитекторы Г. Гельмер и Ф. Фелнер, 1898; ныне Дом ученых), обращающие на себя внимание пышными и крикливыми формами позднего французского барокко. И наконец, на улице 1-го Мая - громадный псевдоготический собор св. Елизаветы (архитектор Т. Таловский, 1908-1912). Сооружение этого костела имело и политическую подоплеку: приезжающим в город он должен был закрывать перспективу на собор св. Юры и служить как бы рекламой католического Львова.

Стилизация такого рода вела в тупик; выход из него был возможен лишь при условии выработки новых принципов и критериев архитектуры как вида искусства.

Первые годы XX столетия стали временем становления во львовской архитектуре так называемого модерна. В польской, австрийской, немецкой литературе употребляется, и в частности по отношению к архитектуре Львова этой поры, термин "сецессия". Это был художественный стиль, противостоявший эклектике и академическому эпигонству. Утвердившийся едва ли не во всех странах в качестве главенствующего направления не только в архитектуре, но и в других видах пространственных искусств, и в первую очередь декоративно-прикладном, модерн по-новому поставил проблему синтеза искусств.

Свободное формообразование архитектурных объемов, богатая и разнообразная их пластическая трактовка, выразительность экспрессивных, волнистых, пружинистых линий и плоскостей, широкое использование растительного и линейного орнамента, круглой и рельефной скульптуры, майолики, витражей и т. п., стремление объединить в единый ансамбль все компоненты архитектурной композиции и декора, начиная от фасада и кончая дверной ручкой в интерьере,- все это позволяет рассматривать модерн как важный и в общем плодотворный этап развития архитектуры и художественной культуры в целом.

Возникнув на стыке столетий, в эпоху больших социально-политических и идеологических сдвигов, модерн уже в начальном периоде обнаружил непримиримость серьезных внутренних противоречий. Культура капиталистического общества, вступившего в стадию империализма, не могла создать действительно "большой", целостный и жизнестойкий художественный стиль. Изменив своим же теоретическим установкам, мастера архитектуры модерн очень скоро стали злоупотреблять чисто декоративными и по сути деконструктивными элементами. Рафинированная изощренность внешнего рисунка, перегруженность декором, манерность, стереотип художественного приема обернулись той эрозией стиля, которая привела его в конце концов к скорой деградации.

Стиль модерн получил своеобразное преломление во Львовской архитектуре начала века. Памятников осталось очень много: ведь именно в эти годы наблюдается большой "строительный бум". Уходит в прошлое эпоха магнатов и князей церкви; Львов превращается в типичный капиталистический город, и в качестве новых его "отцов" выступают теперь промышленники, финансисты, крупные торговцы и домовладельцы. Строительство церквей, костелов, особняков и дворцов знати резко уменьшается; возводятся в основном доходные дома, здания страховых и кредитных обществ, банков, торговых палат, гимназий, больниц, аптек и т. п. Львов тех лет демонстрирует широкую палитру архитектуры модерна от сравнительно строгой сдержанности форм и декора до безудержной оргии украшательства.

Город преображается. Одно за другим вырастают многоэтажные внушительные здания. На фасадах - барельефы и круглые скульптуры: рыцари, закованные в тяжелые доспехи, египтянки, гладиаторы, аллегории наук и ремесел, искусств и труда... Решетки и балюстрады изысканно-усложненного рисунка, ниши, лепнина, замысловатые наличники, керамические вставки, орнаменты, цветные витражи на лестничных клетках, интерьеры, изобретательно и с размахом украшенные резным деревом, росписями, скульптурами... Это стилевое направление определило характер жилой застройки начала века на улицах академиков Богомольца и Павлова, Валовой, Глубокой, отчасти Галицкой, Энгельса и других; отдельные образцы архитектуры и скульптуры модерна встречаются и в других районах города. Так, на углу улиц Мицкевича и Галана обращают на себя внимание очень любопытные рельефы Ю. Белтовского, в которых традиционные аллегории сочетаются с живыми и убедительными образами, подсказанными реальной действительностью и наблюдательностью художника. Не лишены своеобразной выразительности и декоративный фриз дома по улице Метеорологической, скульптуры на улице М. Горького, 20 и ряд других памятников, созданных в эпоху модерна.

В числе наиболее примечательных сооружений львовской архитектуры того времени следует назвать дом № 2 на проспекте Т. Шевченко (архитекторы Т. Обминский, М. Улям и 3. Кендзерский, 1905), в котором едва ли не все черты стиля нашли свое целостное и завершенное выражение, здание на углу улиц 17-го Сентября и Костюшко (архитектор Р. Фелинский, скульптор К. Блотницкий, 1913), несколько мрачноватое здание банка на улице Коперника (архитектор О. Сосновский и А. Захариевич, 1914), Филармонию на улице Чайковского (архитектор В. Садловский, 1907), в которой интересно и очень в духе модерна решен резной плафон концертного зала. Прекрасным и типичным образцом Львовского модерна может служить дом № 6 по улице Ватутина (архитектор В. Бардзкий, 1912, ныне Радиокомитет). Мощные атланты в виде стилизованных рыцарей с тяжелыми мечами и динамичные барельефы ревущих львов над входом сообщают ему своеобразие и в какой-то мере монументальность.

Атлант на фасаде дома № 6 по ул. Ватутина

Целый ансамбль зодчества модерна, связанный с именами архитекторов О. Сосновского, А. Захариевича, А. Шлейена, В. Дердацкого, В. Минкевича и скульптора 3. Курчинского, сложился в 1909-1913 годах на Валовой улице - дома № 7, 9, 11, 13. Угловое здание, выходящее другим фасадом на улицу Галицкую (№ 21/7), украшено восьмью монументальными барельефами, символизирующими торговлю и ремесла. Сквозь стереотип модерна с его "плывущими" линиями и традиционными для того времени скорбными образами здесь явственно проступают реалистические тенденции, ощущение крупной пластической формы.

Барельефы на фасаде дома № 21 по Галицкой ул.

Капитальной и очень характерной для 3. Курчинского работой может считаться скульптурное убранство дома № 11 по Валовой улице. Фигуры рыцарей, стоящих под "готическими" шпилями чисто декоративного назначения, исполнены на хорошем профессиональном уровне и лишены той утонченной манерности, которая присуща многим произведениям искусства модерна.

Творчество 3. Курчинского, крупного и очень плодовитого мастера архитектурной пластики начала XX века, наложило определенный отпечаток на облик Львова той поры. Выше уже говорилось о его рельефах на фасадах домов № 24 и 31 на площади Рынок; в несколько иной, более непосредственной и живописной манере исполнены рельефы на доме № 14 по Парковой улице. Поражает, однако, не только продуктивность 3. Курчинского, но и большое разнообразие его работ, "всеядность", идущая не столько от многогранности творческих исканий, сколько от коммерческого характера творчества, постоянной готовности скульптора соответствовать вкусам и требованиям заказчиков.

С работами того же 3. Курчинского мы встречаемся и в интерьере бывшей Промышленно-торговой палаты на проспекте Т. Шевченко (архитекторы О. Сосновский и А. Захариевич, 1912; ныне здание Львовского городского комитета Коммунистической партии Украины). Здесь его скульптуры обрамляют многокрасочные росписи художника Ф. Выгжевальского - весьма эффектные, но претенциозные и надуманные аллегории технического прогресса человечества.

Надо сказать, что во Львове достаточно характерных примеров интерьера начала XX века. Один из самых типичных - кондитерский магазин на проспекте Т. Шевченко, отделанный с броской, даже несколько кричащей роскошью. Сохранились почти без изменения превосходные интерьеры аптек - на улице Коперника, площади Мицкевича, площади Воссоединения, Ставропигийской улице и др. В оформлении их широко применяется мрамор, стекло, фаянс, резное дерево. Антресоли, балюстрады, деревянные панели, изображения традиционных эмблем и символов, скульптурные портреты античных богов, мыслителей и ученых создают целостные и впечатляющие архитектурно-декоративные ансамбли, пронизанные атмосферой сосредоточенного, пожалуй, даже величавого спокойствия и какого-то особого уюта. (Кстати, аптека на Ставропигийской улице, существующая с 1735 года, превращена в единственную на Украине аптеку-музей, многочисленные экспонаты которого рассказывают о древнем искусстве фармакопеи.)

Своеобразной ветвью львовской архитектуры первых двух десятилетий XX века явился так называемый украинский модерн. Рост национального самосознания, проявившийся в мощном взлете литературы, выдвинувшей в Западной Украине таких выдающихся мастеров, как И. Франко, В. Стефаник, О. Кобылянская, в создании национальных школ украинской музыки (С. Людкевич) и изобразительного искусства (И. Труш, О. Новакивский, Е. Кульчицкая, П. Войтович, М. Паращук, Г. Кузневич и др.), а также многие другие факторы культурного и общественно-политического развития обусловили важные сдвиги в области архитектуры. В кругах западноукраинских зодчих, из числа которых выделились проф. И. Левинский, Н. Нагирный, А. Лушпинский, обсуждаются проблемы национальных традиций и их синтез с современным зодчеством, и в частности архитектурой модерна, пробуждается живой и целенаправленный интерес к наследию народного деревянного зодчества, декоративно-прикладного искусства, украинского орнамента и т. п. В не очень многочисленных, но по-своему ярких и значительных сооружениях, возведенных во Львове, эти архитекторы пытались воплотить на практике свою эстетическую программу.

Одним из первых опытов в этом направлении явилось здание страхового общества "Днестр" на улице Руськой, 20 (архитекторы И. Левинский, А. Лушпинский, Л. Левинский и Т. Обминский, 1905; ныне 7-я поликлиника). Характерный для модерна декор сочетается здесь со стилизованными мотивами славянского язычества, а цветные керамические фризы и вставки гуцульского орнамента придают зданию нарядность и праздничность. В том же плане и теми же архитекторами исполнен проект бурсы Украинского педагогического общества на улице Пушкина, 103 (1906-1908, сейчас главный корпус Лесотехнического института), в котором отчетливо выступает стремление авторов творчески претворить формы и приемы украинской народной архитектуры.

Здание б. страхового общества "Днестр" по ул. Руськой, дом № 20 Лесотехнический институт. Фрагмент фасада

Эволюция "украинского модерна" во Львове связана с именем А. Лушпинского (1878-1944), автора таких типичных для этого направления зданий, как № 107 по улице В. И. Ленина (1909), на улице Коцюбинского и других. В 1914-1916 годах ведется строительство последнего и наиболее значительного памятника этого направления во львовской архитектуре - здания Музыкального института имени Н. Лысенко на улице Шашкевича (сейчас Музыкальное училище). В создании его приняли участие лучшие силы западноукраинского искусства - архитекторы И. Левинский и А. Лушпинский, скульптор Г. Кузневич, живописцы О. Новакивский и М. Сосенко. К сожалению, не все их замыслы и проекты были осуществлены, но в целом, несмотря на некоторые просчеты, это была серьезная попытка синтеза архитектуры и монументально-декоративных искусств на основе современной интерпретации украинского народного творчества. Фасады здания, члененные классицистическими пилястрами, решены сдержанно и строго; пожалуй, только щит с музыкальными эмблемами да наличники овальных окон третьего этажа выдают почерк мастеров зодчества модерна. Наибольший интерес представляет оформление концертного и актового залов, в которых Г. Кузневичу принадлежат горельефные портреты Т. Шевченко и Н. Лысенко, М. Сосенко - оригинальная полихромия по мотивам народных вышивок и живописные вставки, изображающие бандуристов, лирников, скрипачей, тремитарей, раскрывающие богатства народной музыкальной культуры Украины. К сожалению, не был реализован в оформлении его лучший, наиболее серьезный и художественно значимый компонент: монументальные панно О. Новакивского "Народная песня", "Народное искусство", "Наука", "Воспитание". Как бы то ни было, но в обстановке кризиса буржуазной культуры попытка передовых украинских художников утвердить общественную значимость и национальное своеобразие искусства представляется во многом плодотворной.

Музыкальное училище. Фрагмент плафона концертного зала

"Украинский модерн", как и вся Львовская архитектура тех лет, - явление неоднородное и противоречивое. Стремление архитекторов к возрождению и развитию традиционных форм национальной архитектуры оказалось несовместимо с ведущими тенденциями массовой архитектуры XX столетия, определяемыми ее социальными функциями, практической целесообразностью, применением новых материалов. Использование форм и мотивов народного прикладного искусства приводило нередко к поверхностному украшательству, эклектике и стилизаторству. В конкретных условиях Галиции - экономически и культурно отсталой окраины полуфеодальной Австро-Венгерской монархии, мечта о создании большого национального стиля в архитектуре оказалась утопичной...

В период так называемого "междувоенного двадцатилетия", то есть после первой мировой войны и до 1939 года, Львов входил в состав польского буржуазного государства, и развитие его архитектуры было тесно связано с основными направлениями западноевропейского и польского зодчества той поры. Уже в начале 1920-х годов, в противовес эклектике и модерну, здесь получает широкое распространение конструктивизм, исходящий из принципов откровенной утилитарности, ясности и простоты членений и конструкций, выявления эстетических качеств строительных материалов, и в частности железобетона и стекла, отрицания декоративных украшений. Строгий геометризм форм, прямых линий и углов, своеобразная красота гладких плоскостей, прорезанных только большими, несколько вытянутыми по горизонтали окнами, суховатая рационалистичность и функциональность планировки и пространственных решений сообщают жилой застройке 1920- 1930-х годов определенное стилевое единство.

По сравнению с зодчеством предшествующей эпохи это направление архитектурной мысли было прогрессивным. Другое дело, что в условиях большого капиталистического города строительство имело ярко выраженную классовую окраску. Все преимущества новой архитектуры были поставлены на службу привилегированным слоям. Рабочие окраины оставались все такими же неблагоустроенными; беднота ютилась, как правило, в домах, лишенных элементарных удобств. В 1920-1930-х годах во Львове ведется бурное строительство доходных домов, комфортабельных особняков, коттеджей и вилл. Целые кварталы таких зданий можно видеть на улицах Пушкина, академика Павлова, Маяковского, Кутузова, Немировича-Данченко, в так называемой Профессорской колонии, в районе Нового Львова и других. Из крупных общественных сооружений того времени следует отметить здание почтамта (архитектор Е. Червинский, 1923) и особенно здания, используемые ныне как Дворец культуры железнодорожников и Дом профсоюзов на проспекте Т. Шевченко.

Другим направлением в львовской архитектуре был неоклассицизм, представленный творчеством эрудированного и одаренного зодчего проф. И. Багенского. Ему принадлежит, в частности, проект дворца Вельских на улице Коперника (1923; сейчас Дом учителя), привлекающий внимание гармонией пропорций, строгостью и благородством архитектурного образа.

И наконец, в заключение несколько слов о прославленных львовских парках и садах, составляющих весьма существенную и едва ли не лучшую часть градостроительства XIX - начала XX века.

Старейший из них - Парк имени Ивана Франко перед Университетом. В XVI веке здесь был сад, принадлежавший бургомистру города И. Шольц-Вольфовичу, а затем его зятю, владельцу "венецианского" дома на площади Рынок А. Массари. В XVII - первой половине XVIII века парк был собственностью иезуитов, построивших здесь фольварк, корчму, пивоваренный и кирпичный заводы. В 1779 году австрийские власти сделали его общественным парком, расширив площадь до 12 гектаров, и сдали в аренду предприимчивому трактирщику И. Гехту. В центре парка возведена белокаменная беседка-ротонда дорического ордена (1817) - редкий образец львовской классицистической архитектуры "малых форм".

Другой старинный львовский парк, заложенный еще в 1775 году, - так называемый Стрелецкий, на улице Лысенко. Самый большой львовский парк - Стрыйский раскинулся на 58 гектарах вдоль шоссе, ведущего в город Стрый. Начало ему было положено в 1820-1830-х годах, но как упорядоченный парк он существует с 1876 года и с тех пор славится богатейшей коллекцией редких и ценных деревьев и кустарников. Большая роль в создании этого парка принадлежала городскому садоводу-архитектору Арнольду Рерингу, придававшему ему современный вид в начале 1890-х годов, когда готовилась к открытию Краевая промышленная выставка 1894 года.

Львовяне любят Стрыйский парк. Он красив в любое время года - зимой, когда между холмами лежит снег и пушистый иней серебрит вечнозеленые деревья, в летний день, когда сквозь густые кроны пробиваются жаркие лучи солнца, или осенней порой, когда листва деревьев полыхает всеми оттенками - от лимонно-желтого до пурпура и темного багрянца. В маленьком пруду с плакучими ивами плавают черные и белые лебеди... А выше - почти нетронутый лес, прорезанный узкими тропинками. Это сочетание партерной части с аккуратными аллеями, цветниками, оранжереями и "дикой", расположенной на склонах холмов и оврагов, придает парку особую прелесть и живописность. В 90-х годах прошлого столетия здесь был сооружен памятник герою польского восстания 1794 года Яну Килинскому работы скульптора Ю. Марковского. Уже в послевоенные годы в Стрыйском парке построили аркаду главного входа (архитектор Г. Швецко-Винецкий, 1952), кафе-ротонду (архитектор А. Консулов, 1961), кинотеатр, разбили детский сектор с "Малой Львовской" железной дорогой.

Стрыйский парк

Из других старинных львовских парков следует назвать сравнительно небольшой (площадью 10 гектаров) Лычаковский парк в конце улицы В. И. Ленина, заложенный в 1894 году. В нем стоит памятник соратнику Тадеуша Костюшко - Бартошу Гловацкому, созданный тем же Ю. Марковским при участии украинского скульптора Г. Кузневича.

О парке Высокий Замок речь шла выше. Сейчас там находится здание Львовского телецентра (архитектор Я. Новакивский, 1961-1964) с телевышкой. Еще в 1851 году был заложен Ботанический сад Львовского университета на улице Ломоносова, а в 1906 году - парк "Железная вода" в районе Нового Львова.

Уместно будет сказать и о Шевченковской роще, хотя как регулярный парк она существует совсем недавно - с 1951 года. На отведенных 200 гектарах здесь создается большой архитектурно-ландшафтный ансамбль, включающий Шевченковский мемориальный комплекс и сканзен,- уже функционирующий этнографический музей народной архитектуры и быта западных областей Украины (проект архитектора Д. Дзядыка). Еще в 1930 году из села Кривки на Бойковщине перевезли во Львов деревянную церковь св. Николая (1763) - прекрасный памятник народного карпатского зодчества. "На Бойковщине, - писал Игорь Грабарь, - ...были созданы те удивительные храмы-сказки, которые можно сравнить с северными братьями - храмами-богатырями русского Севера". Сейчас на территории музея много интереснейших экспонатов - старинные крестьянские хаты, водяные и ветряные мельницы, хозяйственные постройки, деревянные церкви, часовни и т. д.

Музей народной архитектуры и быта западных областей Украины

Эти памятники сельского зодчества в комплексе с много численными произведениями живописи, резьбы, керамики, ткачества и других видов крестьянского искусства, сгруппированные по основным этническим регионам, являют очень целостную панораму украинского народного творчества в его высоких и ярких свершениях. Сокровищница народного гения всегда будет служить источником плодотворных архитектурно-художественных идей и высокого эстетического наслаждения.

К началу страницы
Содержание
Художественные памятники XVII-XVII веков  Львов советский