Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Григорий Островский
Львов
[Архитектурно-художественные памятники городов СССР]
 

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ XVII-XVIII ВЕКОВ

XVII и XVIII века отмечены в истории Львова многими значительными, нередко драматическими событиями.

Опустошительным смерчем пронеслись над городом "черные годы" эпидемий (1620-1623); в огне грандиозного пожара 1623 года погибло около тысячи двухсот домов, более десяти церквей и костелов.

Надежду на избавление от чужеземного ига принесла национально-освободительная борьба украинского народа, с особой силой вспыхнувшая в середине XVII века.

В 1648 году Львов был осажден войсками Богдана Хмельницкого. Украинские крестьяне, ремесленники, мещане с радостью встречали казаков-освободителей. При поддержке населения гетман овладел Высоким Замком, Глинянским шляхом, проходившим по нынешней улице В. И. Ленина, костелами св. Лазаря и Марии Магдалины, церковью св. Юры, иезуитским фольварком (ныне Парк имени Ивана Франко). Осажденные горожане поспешили с выкупом. Но, несмотря на достигнутые успехи, политическая и военная обстановка для Богдана Хмельницкого тогда сложилась неблагоприятно; Львов остался под властью польской шляхты.

В 1672 году город подвергается восьминедельной осаде войсками турецкого султана Мохамеда IV; в начале XVIII столетия его захватывают шведские полки под командованием короля Карла XII.

Постепенно Львов теряет свое торгово-экономическое, политическое и военное значение. После воссоединения Украины с Россией в середине XVII века особенно возрастает роль Киева. Еще раньше, в 1609 году, столица Речи Посполитой переносится из Кракова в Варшаву; Галиция с ее крупнейшими центрами Краковом и Львовом начинает клониться к упадку. И наконец, завершающим ударом явился раздел Польши в 1772 году, вследствие которого "королевство Галиции и Лодомерии" вошло в состав Австрийской империи Габсбургов.

Вид Львова. Гравюра по рисунку А. Пасаротти. 1618

XVII век ознаменовался кардинальными сдвигами: эпоха Возрождения кончалась, время энергичных, предприимчивых Корняктов и Боимов, Шольцев и Бандинелли уже миновало. Цеховая структура ремесла исчерпала себя; в 1780 году наступает официальная "кончина" львовского цеха художников. Инициативу строительства берет на себя светская и клерикальная знать - Потоцкие, Собеские, Лещинские, Сенявские, Шептицкие... Католическая реакция все более укрепляет свои позиции. В XVII-XVIII столетиях, до раздела Польши, во Львове возникают костелы и монастыри иезуитов, доминиканцев, кармелитов босых и кармелитов обутых, францисканцев, августинцев, капуцинов и т. д. и т. п. Один за другим возводятся пышные храмы и роскошные дворцы магнатов. Заказчики требуют от строителей помпезной зрелищности, причудливых картушей с фамильными гербами и ратными доспехами, изобилия статуй и декоративных украшений. Благородная простота и сдержанность выходят из моды. Постепенно, исподволь утверждаются в львовской архитектуре стилистические категории барокко. В третьей четверти XVII века оно становится господствующим стилем, а спустя столетие переходит в свое логическое продолжение и завершение - искусство рококо, особенно ярко проявившееся в Львовской скульптуре.

Фасад Вид с Высокого Замка

Зодчество Львова той поры - явление сложное и неоднозначное. Западные влияния очевидны: они шли из Италии, Австрии, Германии, Польши и других европейских стран. И в то же время в памятниках Львовского барокко прямо или косвенно, в большей или меньшей степени воплотились специфические черты художественной культуры украинского народа, его характер и темперамент, его неистощимая любовь к искусству праздничному, яркому, щедрому по своим формам и краскам. Не случайна поэтому и столь явственная стилистическая перекличка скульптурного убранства львовских барочных сооружений с украинской декоративной резьбой по дереву XVII-XVIII столетий.

Первые признаки веяний стиля барокко проявляются в здании бывшего костела и монастыря бернардинцев. Построено оно в первой трети XVII века, вскоре после завершения Успенской церкви и монастыря бенедиктинок и даже раньше костела св. Лазаря. Однако именно этому сооружению суждено было открыть новую страницу в истории львовской архитектуры. По старым хроникам, автором общего плана костела значится монах Бернард Авелидес, но строительство осуществляли Павел Римлянин, а после его смерти в 1618 году Амбросий Прихильный.

Бернардинский костел. Бернардинский монастырь со сторону Советской ул.

Как обычно в те времена, достройки и перестройки продолжались еще долгие годы, однако первая служба в костеле состоялась уже в 1611 году. Несколько лет спустя разобрали стоявший рядом старинный деревянный костел, датировавшийся 1460 годом, и на его месте вырыли колодец. В 1761 году над ним поставили беседку-ротонду на колоннах с изящными рокайльными капителями, придающую монастырскому двору очень живописный вид. В куполе ротонды находится роспись на темы жития бернардинского монаха св. Яна из Дукли. Перед костелом - декоративная колонна, установленная в 1742 году. Находящаяся в ограде звонница поставлена в. 1734 году, но скромность и простота этого двухэтажного, квадратного в плане сооружения с шатровым покрытием роднят его с ренессансным зодчеством.

Фасады костела просты и лаконичны: чувствуется творческий почерк Павла Римлянина. Членение главного фасада пилястрами тосканского ордена четко выявляет трехнефную композицию храма; на пилястры опираются архивольты, еще выше - фриз из метоп и триглифов. В том же духе решены и боковые стены костела, и алтарная часть с полуцилиндрической башней и красивыми пластическими акцентами восточного щипца. По своим художественным достоинствам алтарная часть не уступает, а быть может, в чем-то и превосходит главный фасад. Печатью тонкого вкуса и мастерства отмечен рисунок капителей баз и карнизов костела.

Но эта успокоенная, гармоничная мелодика ренессансного зодчества нарушается резким диссонансом. Главный фасад завершается большим щитом-фронтоном неожиданно усложненного, вычурного рисунка. Плавные, как бы струящиеся линии волют, стоящие на углах тяжеловесные, большеголовые статуи бернардинских святых сообщают облику здания динамическую экспрессию. По своим мотивам этот фронтон и волюты, соединяющие средний, более высокий неф с боковыми, близки скорее не итальянскому, а северному, немецко-фламандскому варианту европейского маньеризма или раннего барокко. Памятники, похожие на львовский бернар-динский костел, в те же времена нередко встречались и в Германии, Австрии, Тироле, Чехии, Польше.

Фасад Бернардинского костела состоит, таким образом, как бы из разновременных частей, и соединяющий их "шов" просматривается с достаточной определенностью. Дело в том, что первый и второй этажи принадлежат П. Римлянину и А. Прихильному, а декоративный фронтон с боковыми волютами - Андреасу Бемеру.

По всей вероятности, тому же А. Бемеру, вроцлавскому скульптору и зодчему, принадлежит и 38-метровая башня костела, являющаяся украшением ансамбля монастыря и всего Львова. В сочетании с башнями Корнякта, ратуши и Латинского собора, куполами Доминиканского костела и собора св. Юры она образует силуэт города. Ее сложный, изрезанный, характерно барочный и в то же время гармоничный, изящный и по-своему цельный силуэт хорошо читается на фоне неба. В середине XVIII века на башне установили часы с боем, для которых мастером Андреем Франком был отлит колокол.

Поскольку костел и монастырские корпуса стояли хоть и совсем рядом со средместьем, но уже за городскими стенами, они были в начале XVII столетия окружены крепостной стеной и рвами.

Недавно, уже в 1976-1977 годах, комплекс Бернардинского монастыря был подвергнут капитальной реставрации. Стена со стороны Советской улицы, ранее скрытая под напластованием грунта почти наполовину, теперь открыта, и сочетание "дикого" камня с кирпичной кладкой создает сильный декоративный эффект. Восстановлены бойницы, крытая галерея наверху, увенчанная остроконечным щипцом Глинянская башня с воротами, расположенная по оси бывшего Глинянского тракта (ныне улица В. И. Ленина). С возвращением этому оборонно-культовому ансамблю Бернардинского монастыря первоначального облика он обрел замечательную эстетическую выразительность, и Львов по праву гордится этим выдающимся памятником архитектуры прошлого. Сейчас здание бывшего монастыря занимают Львовская межобластная научно-реставрационная мастерская и дирекция Историко-архитектурного заповедника.

Новым эстетическим идеалам отвечает пышность интерьера костела, декор которого сложился в основном в 1730-1740-х годах, но и позднее он украшается множеством скульптурных рельефов и статуй святых, в частности работы основоположников львовской барочной пластики Т. Гудера и К. Кутшенрайтера. Слепящая глаза позолота, экспрессивные позы и жесты фигур, стремительные потоки их развевающихся одеяний и драпировок создают эффектную, хотя и несколько утомительную декорацию. Главный алтарь создан в 1733 году, а росписи стен и сводов исполнены в 1738-1740 годах художниками Р. Бортницким, С. Шочинским, И. Сорочинским, П. Волянским, воспитанником Болонской Академии Б. Мазуркевичем; в XIX веке старая живопись была обновлена М. Яблонским, Т. Копыстинским и Я. Шидловским. Композиции на темы "Страстей Христа" принадлежат кисти видного украинского художника конца XVIII - начала XIX века М. Долынского.

Наибольший интерес представляют немногочисленные, но ценные памятники XVII века. Это превосходная металлическая дверь, исполненная в традициях и приемах украинских кузнецов, ограда на хорах работы львовского мастера Феликса Садера, алтарный образ - копия с "Распятия Христа" П.-П. Рубенса кисти краковского живописца Ф. Лексицкого (ум. в 1688 году). Сохранилось еще одно полотно, созданное в начале XVII столетия на сюжеты из жития бернардинских святых. Примечателен фон, на котором развивается действие: одно из наиболее ранних живописных изображений средневекового Львова, окруженного городскими стенами. Позади алтаря, где заседал монастырский конклав, стояли уникальные резные скамьи, исполненные в 1640-1643 годах Павлом из Быдгоща. В начале XX века их заменили новыми, сделанными Рарогевичем по образцу старых, части которых хранятся ныне во Львовском музее этнографии и художественного промысла. Спинки, боковые стенки, сто консолей, среди которых нет и двух одинаковых, покрыты виртуозной резьбой. Здесь и гермы, ангельские и монашеские головы на консолях, и цветы, фрукты, листья, стебли, и птицы, дельфины, змеи, драконы, изрыгающие пламя, и причудливые арабески, картуши, маскароны, гротески. Резчик обладал сильным и щедрым талантом, и его произведение пронизано оптимизмом и любовью к окружающей жизни.

Одновременно с Бернардинским костелом в 1610-1630 годах развернулось строительство еще одного значительного сооружения - иезуитского костела св. Петра и Павла на улице Театральной. 41 метр в длину, 22 в ширину и 26 в высоту - вот размеры этого громадного для своего времени здания.

Иезуитский костел

Возведение его тесно связано с укреплением позиций ордена иезуитов в Западной Украине. Иезуиты проникли сюда в 1584 году и сначала построили скромный деревянный храм. Уже в 1608 году они открыли коллегию, а спустя два года начали сооружение грандиозного костела св. Петра и Павла, который должен был укрепить престиж ордена. Иезуиты приложили все усилия, чтобы превзойти все созданное до сих пор во Львове. В какой-то мере это им удалось.

Неизвестно точно, кто был автором проекта. Достоверно лишь, что в 1612-1614 годах работами руководили монах Себастиан Ламхиус и А. Рагониус, а в 1618-1621 годах Джакопо Бриано (ок. 1589-1649), построивший многие иезуитские костелы в Польше и Германии. В 1630 году львовский храм был в основном закончен, но работы еще продолжались. Башня костела - самая высокая во Львове тех лет - была возведена только в 1702 году; в 1756 году на ней были установлены часы. Однако в 1830 году она настолько обветшала, что грозила падением, и ее разобрали; остался только первый ярус рядом с апсидой.

Посланцы и слуги Ватикана, иезуиты обратились, естественно, к образцам римского культового зодчества. По своим формам львовский костел близок к известной церкви иль Джезу архитекторов Виньолы и Джакомо делла Порта в Риме. Утвердить идеи католицизма, подавить сознание верующих, поразить их воображение масштабами и великолепием храма, внушить им представление о могуществе и богатстве церкви - вот цели заказчиков и строителей костела.

В архитектуре Иезуитского костела, в его основных пропорциях и членениях, четко делящих фасад по горизонталям и вертикалям, есть много общего с памятниками ренессансного зодчества. Но импозантность и пышность парадного фасада, перегруженность его множеством статуй и различными декоративными элементами свидетельствуют об эволюции львовской архитектуры. Если для архитектуры эпохи Возрождения характерна строгая соразмерность формы здания реальному масштабу человека, то здесь появляется нечто иное.

В храме - "обители бога" человек ощущает себя пылинкой, пигмеем, подавленным величием церкви. В этой антигуманистической направленности - стержень идейно-эмоционального содержания "иезуитского стиля".

Все это отчетливо ощущается и в решении интерьера. Ясный рационализм классической архитектуры захлестывается атмосферой католического мистицизма, театрализованной обрядности. Торжественность - и притом довольно банальная достигается слепящим блеском позолоты, изобилием алтарей, кафедр, престолов, надгробий, рельефов, предметов культа. Нынешний вид интерьер костела приобрел уже в середине XVIII века, после пожара 1734 года. Своды расписывал в 1740 году моравский живописец Франтишек Экштейн, а каплицы и боковые нефы - его сын Себастиан. Из произведений скульптуры и декоративной резьбы следует выделить барочный алтарь 1747 года, надгробия Яблоновского (начало XVIII столетия) и Дедушицких (1753). В XIX веке над украшением и реставрацией храма трудились художники А. Рейхман, М. Яблонский, Ю. Макаревич.

Бернардинский и Иезуитский костелы открывают длинный ряд памятников львовской барочной архитектуры XVII- XVIII столетий. Строились они преимущественно за стенами старого города и уже в силу этого носили более или менее ярко выраженный оборонно-крепостной характер. Эти храмы тесно связаны с канонами и практикой западноевропейской архитектуры, хотя и несут на себе печать местной художественной культуры. Во Львове дольше, чем в странах Запада, сохранялись традиции Возрождения, и вплоть до XVIII века архитекторы предпочитали более строгие, сдержанные формы и композиции. Но время брало свое, барочное зодчество утверждало свои позиции, и архитектура строящихся Львовских католических храмов обретала все большую динамичность и декоративность.

К числу ранних образцов львовского барокко относится здание бывшего костела св. Михаила (1634), принадлежавшее монашескому ордену кармелитов босых и стоящее на холме, что напротив Успенской церкви. Традиционная атрибуция приписывает авторство итальянскому архитектору из Ломбардии Яну Покоровичу, сыну строителя Покора ди Бурмио, называвшегося во Львове Адамом Покорой. Костел и монастырь были окружены мощными крепостными стенами; руины их можно видеть со стороны улицы Дарвина. Это было хорошо укрепленное сооружение, сильно пострадавшее, однако, при занятии Львова шведскими войсками. В 1830-х годах, а затем в 1887-м костел был частично перестроен, а в 1906 году по проекту архитектора В. Галицкого возвели левую башню и дали обоим барочное завершение.

Кармелитский костел Семинарский костел

Костел кармелитов босых представляет собой обычную двухъярусную базилику с двумя башнями по фасаду, украшейному барочными вазами, и еще одной, с фонарем, на щипце крыши. Боковые нефы значительно ниже среднего, а фасады их простые, почти гладкие, с маленькими окошками, пробитыми в толще стен. В соответствии с новыми вкусами архитектор запроектировал на главном фасаде раскрепованные фронтон и карниз. Тот же прием, повторенный на портале, объединяет элементы фасада в единое целое. Здесь нет еще бурного движения, усложненных пространственных решений, присущих развитому барокко. Впрочем, надо сделать поправку на позднейшие изменения, внесенные архитекторами А. Вондрашка и И. Мюнихом в 1835-1839 годах, в период господства классицистической архитектуры. И все же основной мотив кармелитского костела - не статика и строгое равновесие форм, а беспокойный, несколько нервный и торопливый ритм, образуемый в основном многочисленными пилястрами фасада.

Известный интерес представляют памятники интерьера костела. К сожалению, фрески Ст. Строинского записаны, но сохранились, хотя и не полностью, росписи сводов центрального нефа, принадлежащие итальянскому живописцу Джузеппе Карло Педретти и его ученику Б. Мазуркевичу (1731 - 1732), и алтарные картины на сюжеты из истории кармелитского ордена, исполненные воспитанником римской Академии св. Луки Григорием Чайковским, а также несколько скульптур и нагробий XVIII-XIX веков.

После реставрации в здании бывшего костела предполагается создать Музей архитектуры Львова.

Костелу св. Михаила близок по архитектурному образу другой памятник первой половины XVII столетия - костел Марии Магдалины, находящийся на улице Мира. Заложен он в 1600 году на месте старого деревянного храма, но строительство, осуществлявшееся по проекту архитектора Яна Годного и Альберта Келара, было завершено лишь к 1635 году. Во второй половине XVII века к сооружению пристроили другую часть, значительно удлинившую нефы. Костел был основательно переделан в середине XVIII века Мартином Убраником. Тогда же на фасаде, между башнями и щитом, поставили статуи в стиле рококо работы С. Фессингера, изображающие святых в резком, порывистом движении. А шлемы башен сложного и изысканного рисунка появились еще позднее, в 1870 году. Однако в целом общее архитектурное решение костела характерно для Львовского раннего барочного зодчества XVII века.

Костел Марии Магдалины

С костелом кармелитов босых его роднит многое: и башни на фасаде как доминанта архитектурной композиции, и сдержанность декора, свидетельствующая о тяготении скорее к австро-баварскому, чем итальянскому варианту раннебарочной архитектуры. Как и кармелитский костел, этот храм превосходно увязан с окружающей природой. Стоит он на вершине холма, на скрещении важных городских магистралей, замыкая их перспективы. Оба здания господствуют над большой частью города, как бы организуя "свои" районы.

Боковые фасады костела Марии Магдалины - простые, гладкие плоскости, оживленные размеренным ритмичным чередованием оконных проемов. Далеко вперед выдвинута алтарная часть, плоскость стены которой разбита четырьмя высокими окнами.

Все богатство декоративных мотивов сосредоточено на главном фасаде. Четкие горизонтали карнизов делят его на этажи. Эти членения, классическое сочетание архитектурных ордеров-дорического на первом этаже, ионического на втором и коринфского на башнях - заставляют вспомнить неумирающие традиции эпохи Возрождения. Но осмыслены и претворены они совершенно по-новому. Энергично изломан контур раскрепованного фронтона между башнями. Карниз второго этажа изогнут плавной и упругой дугой. Эта линия повторена в полукружии балкона на портале и еще ниже - в овале балюстрады лестницы. Казавшаяся незыблемой статика здания уступает под натиском динамичных форм. Пилястры накладываются одна на другую уже не по две, а по четыре сразу, образуя сложный, несколько измельченный ритм. Движение, активно нарастая к центру здания, слегка успокаивается на его углах и по вертикалям вновь устремляется кверху.

В интерьере костела раньше находился великолепный трехчастный алтарь первой половины XVII века, приписываемый А. Келару - запоздалое напоминание о большом стиле эпохи Возрождения. Рельефы на евангельские темы были решены несколько грубовато, но жизненно, смело, с темпераментом и размахом.

Иная традиция во львовской барочной архитектуре XVII века представлена сравнительно небольшим зданием бывшего костела, расположенным на некотором возвышении, у подножия Замковой горы. Основан он был в 1642-1644 годах каштеляном Кракова Якубом Собеским, о чем гласит памятная доска над входом, установленная в 1692 году: лишь тогда и было завершено строительство, осуществленное по проекту архитектора Джанбатиста Джизлени. Назывался этот храм по-разному: кармелиток босых, мадонны, св. Духа, сретения, архиепископский, каплица римско-католической семинарии.

Продолжая линию, начатую Иезуитским костелом, строители этого здания вдохновлялись итальянскими, и прежде всего римскими образцами. Нетрудно установить прямые аналогии с той же церковью иль Джезу и особенно церковью св. Сусанны в Риме - одним из лучших творений Карло Мадерна. Даже учитывая эту зависимость от образцов, Львовский костел несомненно привлекает внимание. Гармония изысканных пропорций, очень эффектный, украшенный колоннами тосканского ордена фасад, прекрасно увязанный с природно-архитектурной средой, создают настроение интимности и праздничности. При своих относительно небольших размерах здание производит впечатление монументального и внушительного сооружения.

Щедро, с размахом расточает зодчий всевозможные формы и детали барочной архитектуры: порталы - один в другом, колонны, пилястры, раскрепованные фронтон и карнизы, картуши, лепные фризы, волюты энергичного, упругого рисунка, цветочные гирлянды и вазы по сторонам портала, статуи св. Иосифа и Терезы в нишах второго яруса (скульптор С. Шванер) - как из рога изобилия! Возможно, что такая перенасыщенность декором действовала бы угнетающе, если бы не тонкий вкус автора. Каждая деталь оправдана замыслом, а в совокупности, подчиненные ему, они образуют нарядное и жизнерадостное зрелище.

После реставрации 1976 года, в процессе которой в интерьере были восстановлены эффектные росписи Я. Розена, в здании бывшего костела открылась экспозиция областного Дома качества, метрологии и стандартизации.

Чуть дальше от этого храма к Высокому Замку, буквально в нескольких метрах, на улице Кривоноса стоит за старой каменной стеной скромный барочный костел св. Казимира с примыкающим к нему корпусом бывшего монастырского приюта для сирот. Построен он был в 1656 году.

А напротив и чуть наискось от костела кармелитов, через широкий бульвар, разбитый на месте городских валов, находится здание арсенала, называемого, в отличие от городского, Королевским (ныне - Областной архив, ул. Подвальная, 13). Строил его в 1639-1646 годах военный инженер и архитектор Павел Гродзицкий, получивший образование в Голландии и служивший в чине генерала артиллерии комендантом львовской крепости. Подобно арсеналам в Кракове и Варшаве, возведенным тем же П. Гродзицким, во львовском хранился городской запас оружия, размещались мастерские по отливке колоколов и пушек.

Королевский арсенал. Южный фасад Королевский арсенал. Восточный фасад

Портал восточного фасада

Пожалуй, трудно найти во Львове более значительный памятник гражданской архитектуры XVII века. К сожалению, здание несколько проигрывает от близкого соседства с громадой Доминиканского костела. И тому и другому не хватает воздуха и пространства вокруг них.

Уже само назначение этого воинского учреждения определило ясность, простоту и строгость архитектурного образа, отказ от показной роскоши и пышности декора. И в то же время здание арсенала свободно от сухого рационализма официального сооружения; оно радует глаз легкостью и своеобразным изяществом.

Основанием главного, южного фасада служит цокольный этаж с простым арочным порталом, обрамленным мощным рустом. Над порталом жерла двух каменных - и совсем не грозных - пушечек. Второй ярус превращен в трехпролетную открытую лоджию, аркада которой членится спаренными пилястрами тосканского ордена. До недавнего времени аркада была заложена кирпичной кладкой, в 1953 году кладку разобрали, арсеналу был возвращен первоначальный облик. Над лоджией возвышается третий ярус - характерно барочный щит с треугольным фронтоном, балконом, двумя вазами по сторонам, волютами и завитками.

В плане арсенал образует вытянутую по горизонтали букву П. Боковые флигеля обрамляют с двух сторон небольшой двор, отделенный от улицы решеткой. Во двор обращен протяженный восточный фасад; нижний этаж выступает как бы террасой. В центре - роскошный, несколько тяжеловесный и массивный, но очень эффектный барочный портал, решенный смело, сочно, изобретательно. Элементы классического дорического ордера - триглифы и метопы, заполненные военными атрибутами, сочетаются здесь с формами барочной архитектуры: мощными завитками волют, маскаронами, рустованными ризалитами и т. п. Когда-то над порталом стояла прекрасная бронзовая группа "Архистратиг Михаил, поражающий сатану", мастерски отлитая в 1639 году львовским пушкарем Каспаром Франком. Сейчас это произведение хранится в Историческом музее. В образе юного рыцаря, в трактовке очаровательного в своей наивной достоверности сатаны ощутим присущий эпохе раннего Возрождения дух жизнелюбия и раскованного творческого деяния.

С каждой стороны портала расположено по три окна, украшенных треугольными сандриками и крупной, энергичной рустовкой. Оконные проемы второго этажа, отделенного от нижнего сильно развитым карнизом, обработаны более легкими и изящными средствами: закругленными наличниками, поддерживаемыми резными консольками. Мало кто остается равнодушным к этому чудесному уголку старого Львова, укрытому от прохожих зеленой стеной кустов и деревьев, - столько в нем пленительной красоты и неповторимого аромата подлинности!

Как это ни странно, но выдающихся памятников светской, гражданской архитектуры XVII-XVIII столетий во Львове сохранилось не больше, если не меньше, чем от предшествующей эпохи. Помимо строительства Королевского арсенала П. Гродзицкий руководил в 1639 году возведением так называемого арсенала Сенявских, который находится на Библиотечной улице около костела Марии Магдалины (сейчас здесь кабинет искусств Научной библиотеки АН УССР им. В. Стефаника). В начале XIX века здание было, однако, кардинально перестроено по проекту архитектора и живописца Игнация Хамбреза (1752-1835) из Моравии.

Из других сооружений эпохи барокко, а точнее уже периода перехода к эстетике классицизма, следует назвать корпуса клиник Медицинского института (1748) на улице Некрасова. До 1782 года в них размещалась коллегия монашеского ордена пияров.

Что же касается жилой архитектуры, то помимо рассмотренных в предыдущем разделе домов на площади Рынок следует указать еще на несколько памятников. Так, например, заслуживают внимания дома № 4 и 24 на Краковской улице, украшенные замковыми камнями с виноградными гроздьями или балконными консолями в виде полуфигур добродушнонаивных героев. Дом № 24 был построен в 1775 году по проекту одного из лучших зодчих той поры П. Полейовского. Резцу его брата, скульптора М. Полейовского, принадлежат путти по сторонам балкона дома дворцового типа, расположенного неподалеку от Армянского собора. 1740 годом датируется дом № 8 на Руськой улице, хотя контрфорсы указывают на более раннюю первооснову. Четыре барельефа из серого камня, изображающие геральдических львов, дельфинов, торговый корабль, мешок, бочку и рог изобилия, придают ему весьма живописный вид.

Мы познакомились только с некоторыми памятниками львовской архитектуры XVII-XVIII столетий, а сколько других рассеяно по городу! Львов в это время интенсивно разрастается; ему становится тесно в старых, средневековых границах. Растет население, застраиваются новые районы и окраины, воздвигаются все новые костелы, церкви, монастыри. В силу многих исторических обстоятельств католическая церковь обладала здесь довольно прочными позициями. Особенно укрепились они после заключения Брестской унии 1596 года, по которой православная церковь Галиции признавала власть Ватикана. Крупные магнаты, шляхтичи, богатые торговцы были заинтересованы в союзе с могущественной церковью, и многие из них охотно жертвовали на строительство костелов и монастырей. В этом союзе господствующих классов католическая церковь становилась орудием духовного и идеологического закабаления украинцев, их полонизации и окатоличивания. Разумеется, смысл, который вкладывали современники в эти сооружения, нам чужд, но многие из них сохраняют свое значение как произведения искусства, памятники творческого труда народа, наконец, как свидетели далекой истории.

Драматический эпизод связан, например, с бывшим костелом св. Анны, расположенным на развилке улиц 1-го Мая и Тараса Шевченко. На месте современного здания стоял деревянный костел, заложенный в 1495 году. Летописи рассказывают, что в тот год портновские подмастерья, сговорившись, решили тайно покинуть город и пойти искать лучшей доли. Побег их не удался; настигнутые городской стражей, они были жестоко избиты железными цепами. Несколько подмастерьев были убиты и здесь похоронены. В память об этом событии и был воздвигнут деревянный храм. Несколько лет спустя костел сгорел; восстановлен в 1599 году, а позже отстроен в камне.

Ныне существующее здание построено в 1730 году. Специфические черты барокко сочетаются с четкостью и простотой членений, конструкций, линий силуэта, скромностью декора и другими признаками ренессансного зодчества. По всей вероятности, в этом сказалась зависимость архитектора от предшествующего образца.

На улице 1-го Мая находится монастырь св. Бригитты, возведенный в XVII веке и перестроенный в 1782 году в тюрьму. Некоторые изменения претерпел и монастырь бонифратров (угол улиц В. И. Ленина и А. П. Чехова), существовавший в 1539-1784 годах: здесь разместился госпиталь. Сохранился корпус XVII века с картушем и щитом наверху, барочным порталом, украшенным резьбой и раскрепованным карнизом.

В том же районе на Советской площади стоят бывший костел и монастырь клариссок (1607). Плоскости боковых фасадов и алтарной части членятся пилястрами, высокими окнами во всю стену и завершающим фризом с триглифами. Простота и сдержанность декора, твердый, пожалуй, даже суховатый рисунок здания несколько отличают костел клариссок от современных ему памятников. Впрочем, это ощущение вызвано скорее не самим костелом, а высокой башней аскетически строгих конструктивных форм, связанной с нефами волютами и двумя напольными вазами. Башня эта возведена сравнительно недавно - в 1938-1939 годах архитектором Я. Лобосом. Интерьер украшают фрески М. Строинского.

Сейчас в бывшем костеле выставочный зал Львовской картинной галереи. Экспонируемые многочисленные художественные выставки всегда становятся событием культурной жизни города; нередко устраиваются здесь и концерты, и под сводами бывшего костела звучит старинная и современная музыка.

Более барочный облик имеет бывший костел капуцинов, а затем францисканцев (1708) на улице Короленко. Плоскость главного фасада объединена пилястрами, повторенными в оформлении выступающего вперед портала.

На уровне второго яруса расположены два полуциркульных окна и закругленный наверху рельеф богоматери между ними. Центральный неф соединен с боковыми барочными волютами, а портал, сооруженный уже много позже, венчает раскрепованный наличник. Здание не поражает ярким своеобразием, но в нем есть то, что вводит его в сферу архитектуры как искусства: образное начало, цельность воплощенного замысла, гармония масс и объемов. Скромность, простота и ясность общего решения сочетаются здесь с какой-то интимностью и благородным изяществом форм и линий. В одной из каплиц костела находилась картина "Св. Рох" кисти М. Альтмонте (1657-1745), а в другой - "Св. Казимир", написанный львовским художником XVIII века Ю. Хойницким.

Бесспорными достоинствами обладает и здание бывшего костела сакраменток на улице А. Марченко. Построено оно было сначала в 1718 году (деревянный каркас с каменным заполнением), затем в 1743 году, по-видимому под руководством Б. Меретына, завершено целиком в камне; тогда же в середине XVIII века возведен монастырь. Современный вид костел приобрел уже в 1881 году, после капитальной перестройки его архитектором К. Минасевичем. При несомненной зависимости от австро-баварских образцов здание очень индивидуально и в то же время характерно для Львовской архитектуры того времени. Расположенное среди большого разросшегося сада, обнесенного старой монастырской стеной, оно имеет очень живописный вид.

Костел сакраменток

Если смотреть на костел со стороны главного фасада, то он представляется громадным цоколем высокой башни, поставленной по оси здания. Это еще более подчеркивается отсутствием портала: вход в костел был из примыкающего к нему монастырского корпуса.

На углах главного фасада нечто вроде цилиндрических башен, скрывающих за собой боковые нефы. Архитектор уже не преследует цели выявления конструкции и плана здания. Мертвый камень словно ожил: все плывет, волнуется, движется. Стена фасада изогнута; она то отступает назад, то круглится обтекаемыми выступами. Волюты, ниши, башни, люнеты, сдвоенные и строенные пилястры сложного профиля создают плавные амплитуды колебаний. Облик костела по-своему величав; динамика его форм радует глаз, чарует своей торжественной праздничностью. В несколько ином ключе решены более строгие и лапидарные боковые фасады, члененные ионическими пилястрами с гирляндами. Основным декоративным мотивом этих фасадов служат окна в форме эллипсов, украшенные красивой лепниной.

Характерными примерами львовской поздней барочной архитектуры могут служить также бывшие костелы св. Николая (на улице Щербакова) и св. Антония (на улице В. И. Ленина).

Костел св. Николая был построен в 1739-1745 годах и до 1785 года принадлежал монашескому ордену тринитариев. Автором его называют итальянца Ф. Плациди (1710- 1782), но, вероятнее всего, создан он зодчим К. Гронацким из Люблина. Подобно многим памятникам львовской архитектуры, здание превосходно увязано с рельефом местности и окружающей застройкой. Стоит оно на небольшом холме и хорошо просматривается с проспекта Т. Шевченко. От проходящей справа улицы Драгоманова двор костела отгорожен старинной стеной. Ее волнистый контур словно нарисован от руки, а в этой неровной линии ощущается трепетная непосредственность штриха художника.

Костел св. Николая Ограда и ворота костела св. Николая

Интерьер костела был отделан с размахом и пышностью - резные алтари, декоративные статуи работы одного из самых талантливых львовских скульпторов С. Фессингера, стюковая орнаментика Л. Печицкого, кафедра-амвон в виде лодки с сетями, копия с картины Ван Дейка и более поздняя живопись А. Рейхана. Внимание привлекает так называемый алтарь Шольц-Вольфовичей из черного мрамора и алебастра в каплице св. Флориана. Датируемый 1595 годом, этот алтарь был перенесен сюда из Латинского собора. Некоторые косвенные данные позволяют отнести его к произведениям Германа ван Гутте - львовского ваятеля, выходца из Нидерландов. В центре алтаря - "Голгофа", а по сторонам небольшие барельефы на темы страстей Христа. Резец скульптора не слишком изощрен и виртуозен, но некоторая и притом очаровательно наивная неуклюжесть персонажей сполна искупается убедительной, а порой и острогротескной характеристикой членов семьи жертвователя, шляхтича, стриженного "под горшок", крестьянина, еретика-протестанта в очках и других.

Костел св. Антония (1718) расположен на изгибе улицы В. И. Ленина. Собственно, это целый комплекс, включающий, помимо здания костела, лестницы, террасы, статуи, вазы, звонницу. Сложный и богатый ансамбль открывается зрителю не сразу, а постепенно, по мере восхождения наверх. В самом низу - балюстрада и статуя мадонны с двумя путти по сторонам работы видного львовского скульптора XVIII века С. Фессингера. Исполненная лиризма, женственности, теплоты, статуя являет собой прекрасный образец местной декоративной пластики того времени. От балюстрады идет лестничный марш; на повороте его - вымощенная плитками площадка перед узким, устремленным вверх фасадом здания. Он завершается барочным щитом с нишей, украшенной живописью и двумя вазами на скошенных углах. В центре фасада выступающий вперед объем портала с такими же углами, фронтоном и вазами, но меньшими по размеру. Немного в стороне от костела стоит скромная звонница, сооруженная в 1818 году по проекту Й. Маркля.

Костел св. Антония Скульптура перед костелом св. Антония

Атмосферой театрализованного празднества пронизан интерьер костела. Старая живопись сохранилась плохо, но целый ряд скульптур и алтарей в стиле рококо, обилие позолоченной декоративной резьбы и лепнины, изысканных завитков и раковин позволяет ощутить дух времени.

Для полноты картины львовской архитектуры XVII-XVIII столетий следует упомянуть еще несколько более второстепенных, но по-своему значительных памятников. Среди них - Евангелическая церковь на улице Зеленой, перестроенная из костела св. Урсулы (1685). Классическая строгость и сдержанность декора смягчены здесь слегка вогнутой линией фасада, придающей зданию живописность, непринужденность.

Несомненный интерес представляют и маленькие однонефные костелы XVII-XVIII веков, разбросанные по разным, зачастую отдаленным концам города. Костел св. Софии на нынешней улице Ивана Франко заложен еще в 1594 году. К строительству его причастна София Ганель, связанная с историей создания "Черной каменицы" на площади Рынок. Современный вид костел получил уже после пожара 1672 года и основательной перестройки в середине XVIII века, придавшей фасаду характерные барочные формы. Под Песковой горой на улице О. Довбуша находится костел св. Войцеха. Возведенный из дерева в 1607 году в память жертв эпидемии 1599 года, унесшей жизнь около двух тысяч львовян, он был через сто лет отстроен из камня и кирпича.

Наиболее значительно среди этих памятников здание бывшего костела св. Мартина на улице Декабристов (основан в 1630 году, сгорел в 1648-м, отстроен в дереве в 1700-м, в камне - в 1736-1753 годах). Интерьер костела был украшен фресками Ю. Майера из Моравии, а главный алтарь - очень динамичными и экспрессивными фигурами святых. Энергичная, смелая моделировка этих скульптур заставляет вспоминать творческий почерк И. Пинзеля - с ним еще предстоит нам встретиться.

На улице Коперника стоял костел доминиканок, перестроенный впоследствии в греко-католическую семинарскую церковь св. Духа (1729). От разрушенного фашистской бомбой в годы войны здания сохранилась только высокая колокольня. Движение форм в ее архитектуре нарастает от простого гладкого куба первого этажа к усложненному по силуэту шлему в стиле рококо, венчающему колокольню.

Православная церковь св. Петра и Павла (улица В. И. Ленина) была возведена в 1668 году как храм монашеского ордена паулинов. Позднейшие переделки почти начисто лишили архитектуру здания признаков барочного стиля, и сейчас церковь не производит впечатления действительно оригинального и яркого произведения искусства.

Вся история львовской барочной архитектуры XVII- XVIII веков явилась как бы введением к созданию ее шедевров - собора св. Юры и Доминиканского костела. Это не только самые крупные и значительные архитектурные памятники той эпохи; они как бы вобрали в себя все типические, характерные черты львовского барокко, стали его итогом и наивысшим выражением.

Авторы собора св. Юры проявили свой талант еще до закладки первого камня фундамента. Они выбрали для здания очень удачное место: на вершине холма, господствующего едва ли не над всем городом. Как бы продолжая и завершая склоны холма, устремляясь вверх, собор связывает архитектуру и природу в единое, неразрывное целое. У подножия здания раскинулся парк; зеленый ковер подступает к самому собору, а пышные кроны старых деревьев перекликаются с его очертаниями. Эту органическую связь архитектуры с окружающей природой, в высокой мере присущуюдревнерусскому искусству, ясно ощущали, по-видимому, художники далекого XIII столетия, поставившие первую церковку из бука на этом месте около 1280 года, во время княжения Льва Данииловича. При взятии города королем Казимиром III в 1340 году она сгорела, но уже в следующем году была восстановлена. В память об этих событиях был отлит большой колокол, сохранившийся до наших дней, - древнейший на Украине. В 1363 году закладывается новая, на сей раз каменная церковь - четырехстолпная, трехапсидная базилика византийского типа. Сооружается она по проекту архитектора Доринга, чье имя нам встречалось в связи с Армянским собором. Постройка ее закончилась лишь в 1437 году. Здание это простояло более трех веков и только к 40-м годам XVIII века окончательно обветшало и было разобрано.

Собор св. Юры План собора св. Юры

Строительство нынешнего здания началось в 1744 году и продолжалось двадцать лет; впрочем, декоративные работы длились до 1780 года. Предназначался собор сначала для монахов ордена василиан. В 1817 году василиане перешли в монастырь св. Онуфрия на Подзамче, и собор стал кафедральным, а дом возле него - резиденцией греко-католического архиепископа. Автором проекта считается архитектор и скульптор Бернард Меретын (Меретини), немец по происхождению, долго живший и много работавший на Украине (дворец Лю-бомирских на площади Рынок, ратуша в Бучаче, костелы в Лопатине, Буске, Годовицах, Коломые и др.). После его смерти в 1759 году собор св. Юры и прилегающие к нему здания заканчивал Себастьян Канты Фессингер; он же, по-видимому, построил здания капитула и митрополичьей палаты, террасу вокруг собора, двое ворот, ведущих во двор, капитальную ограду.

Таким образом, собор - главный компонент большого архитектурного комплекса. Особенностью этого ансамбля, характерной для эпохи барокко, является то, что он раскрывается зрителю не сразу, а постепенно. Издали виден только собор на вершине холма, а когда подходим ближе, он почти весь исчезает. Дорога к нему ведет через великолепные парадные ворота, увенчанные барочными, сильно изломанными фронтоном и декоративными вазами. Затем мы слегка поднимаемся; архитектурная тема получает некоторую разрядку в успокоенном силуэте каменной ограды с ажурными вазами. Вторые ворота со статуями работы М. Филевича, олицетворяющими церковь католическую и церковь православную,- и мы оказываемся на площади перед собором. Справа от него - ажурная решетка сада, ворота с очень динамичными аллегорическими статуями "Веры" и "Надежды", принадлежащими резцу того же М. Филевича; слева - дом капитула, напротив - колоннада портика митрополичьих покоев. Спокойный и строгий декор этих сооружений не спорит с собором, а, наоборот, в силу контраста, подчеркивает его доминирующую роль в ансамбле. Каменная двухмаршевая лестница ведет нас снова наверх, и только сейчас мы оказываемся вплотную перед фасадом собора - кульминацией, наивысшей точкой развития архитектурной темы.

Ансамбль собора св. Юры - один из самых значительных памятников барочной архитектуры на Украине. По своей монументальности, сложности объемной композиции, величественности и какой-то праздничности облика он в некоторой мере созвучен творениям русского зодчего Б. Растрелли. Вообще же пространственно-планировочная структура собора обнаруживает переплетение черт, присущих как украинской, так и западноевропейской архитектуре.

Собор св. Юры. Ворота Дом капитула и вход в собор св. Юры

Именно для украинского зодчества характерна пирамидальность объемов: примеров таких решений немало и в деревянной, и в каменной архитектуре Украины. Каплицы по углам в сочетании с центральным куполом создают сходство Львовского собора с пятиглавыми православными храмами. Однако, в отличие от них, этот униатский собор ориентирован не на восток, а на запад. И еще одна особенность: иконостаса как такового нет, а вместо него лишь царские врата, установленные между колоннами.

В плане собор приближается к равноконечному греческому кресту с окружностью купола в центре. Громадный купол, акцентирующий масштабность внутреннего пространства, покоится на широком барабане, который опирается на высокие подпружные арки.

В целом собор производит большое впечатление, но если присмотреться внимательнее, то поражает скорее не обилие декора и не изысканная усложненность деталей, а, наоборот, - простота и логическая целесообразность планово-конструктивного решения, целостность архитектурного образа. Важнейшими его компонентами являются органический синтез архитектуры и скульптуры, ансамблевость мастерски исполненных деталей-балюстрад, карнизов, аттика, капителей, ваз, фонарей, наконец, строгое соподчинение целого и частностей.

Скульптор И. Пинзель - полноправный соавтор зодчего. Его резцу принадлежат громадные статуи св. Анастасия и Льва на фасаде и статуя св. Юры (Георгия) Змееборца, венчающая пирамидальный аттик. В них нет и следа классицистической застылости; персонажи живут и действуют; в движениях, порывистых жестах ощущается богатая эмоциями внутренняя жизнь, в вихре складок - буйный ветер. Стремительная, напряженная динамика скульптур, порожденная стилистикой рококо, еще более усиливается художническим темпераментом автора.

Собор св. Юры. Фрагмент фасада Собор св. Юры. Статуя Юры (Георгия) Змее6орца

Менее цельным выглядит убранство интерьера, в украшении и росписи которого принимали участие живописцы различных эпох и поколений. Одни композиции написаны Ю. Радзивилловским, другие ("Христос-Пантократор" в куполе, "Проповедь Христа" за алтарем) - известным художником второй половины XVIII века Ф. Смуглевичем. Особенно много работал в соборе св. Юры крупнейший украинский живописец той поры Л. Долынский, автор овальных "Пророков" и икон на темы "Праздников". В 1876 году собор расписывал С. Фабьянский.

Лишь одно здание барочного Львова XVIII века может соперничать с собором св. Юры по своим масштабам и монументальности - Доминиканский костел, находящийся на другом конце города, неподалеку от Успенской церкви и Королевского арсенала.

Доминиканский костел Доминиканский костел. Портал

Первый доминиканский храм был сооружен еще в княжеском Львове; в конце XIV века монахи построили по проекту Николая Чеха готический костел. Впоследствии он несколько раз горел, а к середине XVIII века здание настолько обветшало, что в 1745 году было разобрано. На его месте заложили фундамент нового костела, в основу которого лег проект талантливого инженера и архитектора полковника Яна де Витте (1716-1785). Де Витте много работал на Украине: по его проектам был возведен ряд зданий в Кременце и Почаеве (ныне Тернопольская область), Бердичеве (костел и монастырь кармелитов) и других городах.

Ян де Витте служил у гетмана Юзефа Потоцкого, субсидировавшего сооружение Доминиканского костела, и постоянно жил в Каменец-Подольском, где был комендантом крепости. Поэтому строительством во Львове руководил непосредственно мастер М. Урбаник, после его смерти в 1764 году - Кшиштоф Мурадович, а заканчивал фасад С. Фессингер. К 1764 году костел был в основном завершен, но после пожаров 1766 и 1778 годов работы возобновились. При пожарах сильно пострадали возведенные еще в XVI веке корпуса монастыря с готическими сводами и арками. (Кстати, с этим зданием монастыря связано историческое событие: в 1707 году здесь был подписан договор о союзе России с Польшей в войне против Швеции.) В 1865 году по проекту архитектора Ю. Захариевича поставили колокольню. Дальнейшие работы относятся к 1895 году (перестройка фонаря на куполе), к 1905-1914 годам (интерьер) и, наконец, к 1956-1958 годам. Сейчас в здании собора размещается Музей истории религии и атеизма.

Доминиканский костел. Интерьер

Мощный купол Доминиканского костела, контрастируя с близстоящей башней Корнякта, образует один из самых заметных и характерных ориентиров в силуэте города. В архитектуре костела ощущается определенная зависимость от прославленных памятников западноевропейского зодчества - собора св. Петра, церквей Марии ди Монте Санто и Сан Джованни ин Латерано в Риме, собора св. Доминика в Болонье и костелов св. Карла Боромеуса и св. Петра в Вене. Впрочем, не следует и переоценивать эту зависимость: многие совпадения следует отнести, по-видимому, за счет общности принципов и приемов европейского барокко.

В плане костел образует удлиненный латинский крест. С обеих сторон к нему примыкают по две каплицы, посредине - великолепно организованное овальное подкупольное пространство. Громадный эллиптический купол как бы собирает к центру все элементы интерьера, объединяя их в одно целое. Мощные сдвоенные колонны поддерживают галереи и лоджии, украшенные шестнадцатью очень экспрессивными статуями; над галереями - колонны барабана, на которые опирается купол. В роскошном барочном алтаре четыре громадные статуи, исполненные, по всей вероятности, С. Фессингером. Скульптурный декор интерьера - пышного, торжественного и праздничного - пронизан беспокойным, волнующим, пожалуй, даже несколько экзальтированным ритмом, свойственным стилю рококо.

Эта экспрессия интерьера как бы проступает сквозь стены собора наружу. Все массы и объемы приходят в движение; величавая статика Возрождения уступила место напряженной динамике, живописной игре света и тени. Спаренные колонны подкупольного пространства повторяются на главном фасаде и овальном барабане купола. Портал изогнут, фронтоны изломаны, сильно развитый карниз раскрепован. Силуэты фонаря и скульптур на карнизе, принадлежащие резцу С. Фессингера, врезаются в небо. Фигуры святых предстают перед зрителем в сложнейших позах и ракурсах, подчеркнутых острым, беспокойным ритмом складок. Живость изображения и виртуозное мастерство исполнения ставят эти статуи в ряд с лучшими образцами львовской пластики XVIII столетия.

Доминиканский собор богат скульптурными памятниками. Одни из них современны самому зданию, другие намного старше его, а третьи - моложе. Когда разбирали старый готический костел, то несколько надгробий конца XVI - начала XVII века перенесли в новый. Шесть алебастровых рыцарей в полном облачении спят вечным сном. Манера исполнения, чуждая ремесленного схематизма, образы суровых, мужественных воинов говорят о незаурядном даровании скульптора эпохи позднего Возрождения. Многие исследователи считают, что им является Генрик ван Горст - выходец из Нидерландов, работавший долго во Львове.

Из других более поздних скульптур следует отметить великолепное мраморное надгробие гр. Ю. Дунин-Борковской, исполненное в 1816 году Б. Торвальдсеном. Кристальная чистота классицистического рельефа сочетается в нем с очень сдержанным и искренним лиризмом, свойственным творчеству знаменитого датчанина. Кроме того, в соборе находятся памятники Гауэру работы А. Шимзера - превосходный образец львовского классицизма - и выдающемуся польскому художнику Артуру Гроттгеру (1880), исполненный В. Гадомским.

Б. Торвальдсен. Надгробие графини Ю. Дунин-Борконской

Собор св. Юры и Доминиканский костел прозвучали финалом, завершившим целую эпоху в истории архитектуры Львова.

К началу страницы
Содержание
Площадь Рынок  Архитектура Львова XIX - начала XX века