Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Григорий Островский
Львов
[Архитектурно-художественные памятники городов СССР]
 

ГОРОД ДАНИИЛА ГАЛИЦКОГО

Из города, откуда ни глянь, отовсюду видна Замковая гора, увенчанная ныне ажурными переплетами телевизионной вышки. А с Замковой горы Львов виден как на ладони - его основные магистрали, улицы, шоссе, дороги. То здесь, то там высятся башни, купола, шпили.

В конце XI - начале XII века на Замковой и соседней с ней Княжьей горах у реки Полтвы возникло поселение, одно из многих древнеславянских городищ на землях Киевской Руси. Вскоре в этих краях образовалось Звенигородское, позднее Галицкое и, наконец, в конце XII столетия, - Галицко-Волынское княжество, одно из экономически и культурно наиболее развитых древнерусских государств эпохи феодальной раздробленности. С уважением и восхищением писал о галицком князе Ярославе Осмомысле автор "Слова о полку Игореве":

Высоко сидишь
на своём златокованом престоле,
подпёр горы Венгерские
своими железными полками,
заступив королю путь,
затворив Дунаю ворота,
меча бремена через облака,
суды рядя до Дуная."

В середине XIII века на берегах Полтвы обосновался галицкий князь Даниил Романович. Время было сложное, трудное. С востока накатывались татарские орды, сжигая и опустошая все на своем пути. Противодействовала князю и боярская оппозиция, укрепившаяся в Галичине и "горной стране Перемышльской". Выдающийся государственный муж, полководец и дипломат, "второй после Соломона", по словам летописца, Даниил Галицкий не отступал перед внешними и внутренними врагами. В борьбе с ними он опирался на поддержку быстро растущих и крепнущих городов. В середине XIII века князь закладывает новый город - Львов, названный им так в честь своего сына и наследника. Изображение льва становится гербом города. Во львовской "Грамматике" XVI века приводится такое пояснение герба:

"Знамение тезоименитого князя Льва град сей мает Его же имя по всей Европе и российский род знает". Наиболее раннее упоминание о Львове содержится в древней Волынско-Галицкой летописи. Повествуя о пожаре города Холм, летописец сообщает: "Сицю же пламени бывшу, яко же со всее земли заре видити, яко же и со Львова зрящи видити, по полем Белзким, от горения силного пламени..." Историки установили дату этого пожара, случившегося во время набега татарского хана Куремсы на Волынь, - 1256 год. Эту дату и принято считать годом рождения Львова.

"Детство" города было неспокойным. Уже через несколько лет хан Бурундай вынудил галицко-волынских князей снести возведенные ими крепости и укрепления. Лев Даниилович, правивший с 1268 года, "раскинул" Львов, но вскоре восстановил его. В 1286 году татары пытались вновь овладеть городом, однако безуспешно.

Львов выжил, окреп, разросся. Оплот княжеской власти, он становится большим торгово-экономическим и культурным центром. Здесь скрестились важные пути из Киева в Западную Европу, от Черноморья и Валахии - к берегам Балтики. При князе Льве и его преемниках город был одно время фактической столицей Галицко-Волынского княжества. Львов имел и большое оборонное значение; как утверждал князь Даниил Романович, "бе бо грады иная зиждан противу безбожным татарам".

Почти всю жизнь Даниил Галицкий провел в боевых походах: воевал он с немецкими рыцарями и татарскими ханами, венграми, поляками, литовцами. Но за ратными деяниями галицкие князья не забывали заботиться о своих городах - Галиче, Холме, Владимире-Волынском, Звенигороде, Городке, Львове и других - расширяли их, отстраивали и укрепляли. XIII- XIV века становятся временем высокого расцвета галицко-волынского зодчества - гражданского, оборонного, культового. "Данило князь добр, хоробр и мудр, - говорится в Ипатьевской летописи под 1264 годом, - созда городы многи и церкви постави и оукраси [их] разными красотами..."

Каким же был этот древнейший Львов?

История оказалась к нему беспощадной. Нашествия поляков 12 и литовцев в середине XIV века, грандиозные пожары 1381 и 1527 годов, десятки штурмов и осад, перестройки в последующие века почти начисто уничтожили памятники тех далеких времен. Лишь усилиями нескольких поколений ученых стало псе же возможным в самых общих чертах воссоздать облик княжеского Львова.

Как и большинство древнерусских городов, Львов состоял из трех частей. На горе - детинец, иными словами крепость, окруженная мощными стенами, валами и рвами. За ними находились каменный княжеский замок, оборонные сооружения, сторожевая башня, арсенал, склады; в детинец вели укрепленные ворота.

У подножия Замковой горы, где сейчас улица Богдана Хмельницкого, а ранее проходил Волынский шлях, соединявший Галич и Коломыю с Волынью и далее с Киевом, раскинулся Окольный город, Подгорье, или Подзамче. Там, где в начале улицы Богдана Хмельницкого ныне разбит сквер, находился Старый Рынок - торговый центр княжеского Львова. Древнее название существовавшей еще недавно улицы "Под брамкой" (под воротами) указывает место, где стояли ворота Окольного города. За его укрепленной оградой находились дворец князя, дома бояр и дружинников. О количестве и национальном составе населения Подгорья свидетельствуют и существовавшие здесь в XIII-XIV веках многочисленные храмы. Среди них насчитывалось по меньшей мере два католических храма, три армянские церкви и более десяти православных - Николая, Онуфрия, Параскевы Пятницы, Анны, Теодора, Вознесения и другие.

Основная масса ремесленников, купцов, городской бедноты селилась за пределами Окольного города, с западной, северной и южной сторон Замковой горы. Эту часть называли пригородьем, предместьем или посадом. Подступы к ней прикрывала Полтва, в те времена полноводная, широкая и бурная река со многими притоками и рукавами - Артиш, Серебряный, Середець, Большой и Малый, Белая, Армянский ручей.

Молодой Львов жил интенсивной и напряженной жизнью. Войны и осады сменялись годами мирного труда, и тогда сюда стекались многочисленные купцы и ремесленники, бежавшие от татар. Летопись упоминает о галицких "мастерах всякий... седельницы, и лучници, и тульници, и кузнеци по железу и меди и серебру". Далеко разнеслась слава об искусных львовских литейщиках, кузнецах, ювелирах. До наших дней дошел замечательный памятник древнего Львовского ремесла - колокол собора св. Юры, датированный 1341 годом.

В княжеском Львове оседало множество чужеземцев. Армяне, поляки, немцы, венгры, татары, евреи, греки, молдаване, итальянцы и даже сарацины - настоящий Вавилон! Потянулись с Запада и миссионеры, пытавшиеся закрепиться во Львове, превратить его в оплот католицизма на восточнославянских землях. На южной стороне города возник польский квартал, на северной - армянский; еще севернее селились татары, на берегу Полтвы - евреи. Разумеется, преобладающим населением оставались местные жители, русины, как они называли себя. Но приток иноземцев свидетельствовал об интенсивной экономической и культурной жизни города.

По тем временам Львов был большим и оживленным городом. К сожалению, не сохранилось ни изображений его, ни подробных описаний, и о том, как выглядел тогда Львов, можно судить лишь по косвенным данным и находкам археологов.

Уже в конце XIII и первой половине XIV века на Замковой горе возвышалось каменное укрепление; каменными были и некоторые храмы. Но древнейшие памятники львовского зодчества XIII-XIV столетий дошли до нас в сильно измененном виде.

На улице Богдана Хмельницкого и поныне стоят несколько православных церквей: святых Николая, Параскевы Пятницы, Онуфрия. Все они построены уже много позднее - в XVI- XVIII веках, но на фундаментах самых древних львовских храмов. Пятницкая церковь, находившаяся за пределами Окольного города, имела также значение оборонительного бастиона: от нее, как утверждает предание, к Княжьей горе вел подземный ход. В нынешней архитектуре как Пятницкой, так и Онуфриевской церквей, речь о которых пойдет ниже, явственно проступают черты и особенности древнерусского зодчества. В этом, несомненно, сказалась прямая преемственность исконно местной архитектурно-строительной традиции.

Еще более непосредственно прослеживается она в архитектуре церкви св. Николая, что под горой Будельницей. По всей вероятности, церковь существовала уже в 1292 году как придворный княжеский храм; позже она принадлежала ремесленникам сапожного цеха. Однако по своим размерам и общему образному решению здание ближе не к типу камерных храмов, а скорее к общественным, монументальным сооружениям. Нет ни пышных порталов, ни импозантной декорации, но от низких дверей, небольших окон, напоминающих бойницы, стен из тесаного камня веет мощью и внушительностью военной крепости. В случае осады такое здание могло выдержать и действительно выдерживало натиск вражеских войск. В лаконичной простоте больших гладких плоскостей, строгости выразительных средств воплотился самый дух суровой и героической эпохи.

Церковь св. Николая План церкви св. Николая

По своему типу Николаевская церковь с тремя апсидами и эллиптическим в плане куполом принадлежит к крестовокупольным православным храмам, широко распространенным в древности на территории юго-западной части Киевской Руси. Некоторые особенности пространственного и конструктивного, а также собственно художественного порядка указывают и на ее близость к памятникам владимиро-суздальского зодчества. Творческие взаимосвязи этих двух отдаленных друг от друга княжеств не раз отмечались историками древнерусской культуры.

От здания XIII столетия сохранились общий план, нижняя часть стен и апсид, сложенных из тесаного белого известняка. Верхняя часть стен и кровля возведены в XVII - начале XVIII века. В 1776 году была пристроена ризница, а после пожара 1800 года - купол. Средняя апсида получает свой отдельный купол, фасад - пилястры. В боковых алтарях сохранились интересные иконы XVII века, перенесенные сюда из уже не существующей деревянной церкви св. Теодора, разобранной в прошлом веке. А иконостас и росписи на фронтоне выдают манеру художников нашего столетия.

Но все эти почти неизбежные наслоения позднейших эпох не затронули самого существа ценного и редкого памятника галицкого зодчества. Две каплицы по сторонам трехнефного храма, увенчанного куполом, в силу разновеликое своих масс создают пирамидальную композицию архитектурных объемов, сгруппированных по двум пересекающимся осям симметрии. Живописность облика здания не снимает, однако, впечатления простоты и лаконизма крупных архитектурных форм памятника, который ассоциируется с закованным в кольчугу дружинником. Византийская схема крестовокупольного храма творчески переосмыслена здесь в соответствии с историческим и национальным своеобразием местной и всей древнерусской архитектуры. В то же время многое в этой церкви-крепости напоминает памятники балканского и романского зодчества, что вполне объяснимо, если учитывать оживленные культурные связи Галицко-Волынского княжества со средневековой Европой.

Неподалеку от церкви св. Николая, ближе к Старому Рынку, находятся еще два храма. Это самые древние львовские костелы - Марии Снежной и Иоанна Крестителя.

Главным своим фасадом костел Марии Снежной, стоящий на невысоком пригорке, выходит на площадь имени 300-летия воссоединения Украины с Россией, а боковыми - на улицы Ивана Гонты и Снежную. Некоторые исследователи считают, что он перестроен из древнерусской православной церкви, но убедительных доказательств этому не найдено. Источники свидетельствуют, что к середине XIV века это был уже католический храм и религиозный центр немецкой колонии. Достоверно лишь, что раньше здесь стояла деревянная церковь, отстроенная в 1352 году в камне. Традиционная схема однонефной базилики, типичная для западноевропейского культового зодчества, ясность объемно-пространственного решения, несколько приземистые пропорции и скромность декора - все это говорит об известной зависимости здания от принципов и приемов романской архитектуры. Костел неоднократно перестраивался (особенно кардинально после пожара 1623 года) и лишь спустя несколько столетий обрел нынешний вид. В конце XIX века архитектор Ю. Захариевич радикально обновил его в неороманском духе; эта стилизация особенно ощутима в декоре интерьера и наружной орнаментике алтарной части.

Костел Марии Снежной

Не менее значительные изменения претерпел и стоящий почти рядом костел Иоанна Крестителя. Историческая традиция утверждала, что здесь стояла деревянная церковь православного монашеского ордена василиан. Затем князь Лев Данилович подарил ее своей жене Констанции, дочери венгерского короля Белы IV, по указанию которой церковь была перестроена для доминиканских миссионеров. Предполагали, что тогда же здание обрело черты, характерные для романского стиля. Однако последние исследования, проводившиеся в 1977 году, обнаружили готическую, так называемую крестовую кладку XIV-XV веков, заставляющую пересмотреть традиционную датировку: скорее всего, костел был отстроен в камне в конце XIV века. Маленький, однонефный, с двумя притворами и одной граненой апсидой, костел Иоанна Крестителя не производит сейчас большого впечатления; от старины здесь мало что сохранилось. В 1887 году он был капитально отреставрирован по проекту того же Ю. Захариевича, дополнившего интерьеры притворами и пилястрами и украсившего фасад неороманской декорацией. Это была последняя в ряду многочисленных переделок здания, сильно исказивших его первоначальный облик.

Костелы Марии Снежной и Иоанна Крестителя явились первыми вестниками религиозной и идеологической экспансии Запада. А вскоре Львов и все Галицко-Волынское княжество попадает в орбиту политической и военной агрессии феодально-католической Речи Посполитой.

В 1340 году умирает Юрий II (Болеслав Мазовецкий), наследовавший последним князьям из правящей династии Романовичей. Воспользовавшись междоусобицей, польский король Казимир III в том же году овладевает Львовом, но ненадолго. Местное население оказывает захватчикам упорное сопротивнение. В 1340-1349 годах городом правит боярин Дмитрий Детько, стремившийся перед лицом опасности сплотить все патриотические силы. Но в 1349 году Львов все же становится владением польской короны. После многих битв, осад и переговоров, после нескольких лет господства то литовских князей, то венгерских королей, к 1387 году на всей Восточной Галиции утверждается власть польских феодалов.

В истории города наступает новый период - многовековая эпоха иноземного владычества, эпоха борьбы мужественного и талантливого народа против социального и национального угнетения.

Эти события и перемены не могли не сказаться на облике Львова, его архитектуре и художественных памятниках.

К началу страницы
Содержание
Введения  Второй половины XIV-XVI cтолетия