Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

3 глава. Новые типы noceлений


3.4. ФАБРИЧНЫЕ СЕЛА, ЗАВОДСКИЕ ПОСЕЛКИ, ПРОМЫШЛЕННЫЕ РАЙОНЫ В ГОРОДАХ (Кириченко Е.И.)

3.4.5. Фабрично-заводской комплекс и комплекс фабрично-заводского поселения. От фабричного села и заводского поселка к городу-саду

Фабрики и заводы по мере развития машинного производства превратились в громадные производственно-технические комплексы. Ранее всего возникшие комплексы текстильных фабрик долгое время оставались и самыми крупными, уступая постепенно это первенство предприятиям тяжелой индустрии.

Громадные массивы текстильных фабрик определяют архитектурный облик центров фабричных сел и промышленных поселков Центрального промышленного района. В его Московском секторе особенно крупными размерами отличались производственные комплексы Раменской, Реутовской, Данковской, Измалковской, Высоковской, Голутвинской текстильных фабрик, Егорьевской бумагопрядильной и ткацкой фабрики Хлудовых, Трехгорной ситценабивной и прядильно-ткацкой мануфактуры, ситценабивных фабрик Цинделя и Гюбнера в Москве и многих других. В виде многоэтажных комплексов сооружались также пивоваренные заводы, кондитерские и парфюмерные фабрики. Так, в частности, выглядели уже упоминавшийся комплекс фабрики Эйнем на Болотной набережной и и постройки кондитерской фабрики Сиу на Петербургском шоссе в Москве.

Село Семеновское под Москвой. Суконная фабрика братьев Гучковых.
1843 год. Гравюра из книги Л. Самойлова. "Атлас промышленности Московской губернии". М., 1845
Москва. Суконно-драдедамовая фабрика М.В. Новикова.
Начало 1840-х годов. Гравюра из книги Л. Самойлова "Атлас промышленности Московской губернии". М., 1845

Во второй половине XIX - начале XX столетия в текстильной промышленности появились фабричные комплексы смешанного типа с многоэтажными прядильными и одноэтажными ткацкими корпусами (Богородско-Глуховская мануфактура, фабрики Коншиных в Серпухове, Воскресенская мануфактура в Наро-Фоминске, Покровская мануфактура на Яхроме, фабрика Бардыгиных в Егорьевске, Тверская мануфактура Морозовых в Твери и Вышневолоцкая Рябушинских в Заворове). Позднее всего начали сооружаться комплексы, где все виды ткацкого производства объединялись в грандиозных одноэтажных корпусах с верхним светом (таковы Даниловская и камвольно-прядильная, шелкоткацкая Мусси-Гужона в Москве, красильно-апретурная фабрика В.В. Фермана в селе Ростокине) [1]. Вместе с тем на конец XIX - начало XX века пришлась массовая модернизация старых и строительство новых текстильных фабрик, в ходе которой многие из существующих зданий надстраивались, а вновь сооружаемые приобретали поистине гигантские размеры.

Текстильные фабрики с их многоэтажными корпусами благодаря своим громадным размерам и выразительному облику превратились в подлинные центры обязанных им своим возникновением градостроительных организмов. В отличие от текстильных, кондитерских, парфюмерных фабрик многие промышленные предприятия, в том числе машиностроительные заводы, железнодорожные мастерские и депо, сооружавшиеся в виде зданий базиликального типа с повышенной средней частью, так и остались утилитарными постройками, не претендующими на центральную роль в системе фабрично-заводского поселения. В противоположность им многоэтажные фабричные корпуса приняли на себя эту роль.

Вместе с тем в 1890-1910 годы с развитием новых производств, давших жизнь новым поселениям, начали сооружаться фабрики и заводы, в том числе электростанции, электрометаллургические, автомобильные и т. п. заводы, архитектурно-художественная выразительность которых не уступает их производственно-градоформирующей роли. Таковы завод "Динамо" в Москве, первая крупная в России электростанция на торфе "Электропередача", возведенная в 1912-1914 годах, в современном городе Электрогорске; электрометаллургический завод в урочище Затишье, рядом и одновременно с которым возникли в 1916-1917 годах полустанок и поселок, ныне город Электросталь; завод "Электроугли" близ станции Горки с одноименным пристанционным заводским поселком (ныне город Электроугли) и др.

Для XIX - начала XX века фабрики - великий символ эпохи, выражение достижений нового класса и носитель нового представления о прекрасном. Один из самых крупных и просвещенных российских фабрикантов, автор книги об Иваново-Вознесенске Я.П. Гарелин оставил пронизанное неподдельным восхищением описание города: "Центр мануфактурной промышленности Владимирской губернии безуездный город Иваново-Вознесенск расположен по обоим берегам реки Уводи, которая, образуя в этом месте дугу, разделяет город на две части... Благодаря характеру местности город только с двух сторон представляет привлекательное зрелище. С северо-восточной стороны глазам зрителя предстает прекраснейшая картина: на первом плане река, по берегам которой в виде гирлянды тянется ряд фабрик; за ними постепенно поднимается город, блестя золочеными главами церквей и выставляя местами высокие фабричные трубы вперемешку с крышами домов. Виде западной стороны, от Дмитровской слободы, еще эффектнее - широкой дугой, обращенной к зрителю отверстием, раскинулся город, поднимаясь высоко множеством труб, так что отсюда можно составить представление об Иваново-Вознесенске как о фабричном городе; с других сторон город имеет самый заурядный вид. Внутри Иваново-Вознесенск является обыкновенным захолустным, хотя и обширным городком, представляющим нечто среднее между городом и богатым селом" [2]. На пространственно-планировочную структуру кустарных заведений, мануфактур и фабрик конца XVIII - первой половины XIX века существенное влияние оказывало место их возникновения. Планировка фабричных участков в городах и селах - это, по сути дела, планировка обычных владельческих участков с расположенными на их территории фабричными корпусами. Поэтому в общем она подчиняется общепринятым правилам планировки и застройки дворовых участков. Устройство фабрик-усадеб (устройство фабрик в усадьбах или фабричных комплексов по примеру усадебных) воссоздает традиционное для загородных дворянских усадеб свободное расположение корпусов в пространстве. В обоих случаях не существовало четких границ между производственной, жилой и хозяйственной зонами. Только по мере распространения случаев вывода фабрик за пределы поселения, приобретших распространение в 1850-1870-е годы, с превращением машинных заводов и фабрик в господствующий тип промышленных зданий складывается дифференциация фабричных территорий на различные функциональные зоны: промышленную, жилую, рекреационную и общественную [3] - и возникают новые типы поселений: фабричные села и промышленные поселки.

Никольское. Поселок при фабрике Морозовых в Орехово-Зуеве.
Открытка начала XX века

Принцип расположения фабричных корпусов внутри дворовых участков Т.П. Кудрявцева называет крестьянским. Она считает, что традиция такого рода планировок имеет длинную историю. Она восходит к промышленным дворам XVII века и доживает до второй половины XIX столетия [4].

Связь фабрики с городским или крестьянским двором или дворянской усадьбой налицо. Это определяется причинами двоякого рода: функциональным сходством и генетическим родством. Первые фабрики-усадьбы сооружались в дворянских усадьбах и по их подобию. В них наряду с домом владельца строились жилые дома для рабочих, производственные корпуса, хозяйственные постройки, конюшни, скотные дворы, оранжереи. На аллеях парков и берегах прудов сооружались беседки. Некоторые крупные фабрики приобрели, таким образом, облик классических барских усадеб.

Принадлежавшее князьям Репниным имение Купавна близ Москвы было в 1744 году продано купцу Земскову, основавшему там полотняную и суконную фабрики. На плане 1769 года изображена расположенная в центре села фабрика. Фабричный ансамбль имеет сложную планировку и состоит из трех основных частей. Первая, напоминающая функционально и структурно парадный двор дворянской усадьбы, состоит из семи симметрично расположенных корпусов. В центре, архитектурно организуя ансамбль, находится контора, принимающая на себя в данном случае роль барского дома, неизменно служившего его архитектурно-планировочным центром. По сторонам конторы симметрично размещались два жилых флигеля, два производственных корпуса часовой фабрики и две оранжереи. За парадной следует производственная часть усадьбы с двумя крупными фабричными корпусами, объединенными лестницей, и, наконец, конюшенный двор с домами для рабочих [5].

Бонячки. Дом для служащих.
Начало XX века, арх. И.В. Жолтовский

В Купавне фабрика-усадьба архитектурно и планировочно воссоздавала дворянскую усадьбу. Вместе с тем почти одновременно, уже в начале XIX века, появились фабричные комплексы, где образующие несколько дворов производственные корпуса благодаря своим огромным размерам и большой высоте подавляют собственно усадебную часть. Так выглядела фабрика купца М.В. Новикова в Басманной части в Москве с 3-5-этажными производственными постройками и 1-2-этажными зданиями складов, фабрика братьев Гучковых в Лефортовской части в селе Семеновском, Елисаветин-ская фабрика М.С. Мазырина при сельце Реутове. В Реутове двух-четырехэтажные корпуса, обрамлявшие огромный фабричный двор, располагались рядом с собственно усадебной частью фабричного комплекса, облик которой определяет небольшой 2-этажный дом с бельведером. Вознесенская мануфактура в Наро-Фоминске, мануфактура Е.В. Мочадова в Ростокине, ситцевая мануфактура при селе Цареве носили уже чисто промышленный характер, ничем не напоминая ансамбль загородной дворянской усадьбы [6].

Так, вначале располагавшаяся в усадьбе и создававшаяся по подобию ансамбля загородной дворянской усадьбы, фабрика постепенно вытесняет из центральной части комплекса усадебный дом и занимает его место. К фабрике переходит роль, еще совсем недавно принадлежавшая в усадьбе господскому дому. Жилые корпуса фабрик-усадеб (дома владельца фабрики, управляющего, директора) ни архитектурно, ни содержательно не выдерживают соперничества с архитектурно-содержательной ролью фабричных корпусов. Именно они приобретают на протяжении первой половины XIX столетия первостепенное значение в ансамбле усадеб-фабрик и в поселениях, принадлежавших к крестьянской культуре, - в ансамблях фабричных сел. Вокруг промышленных корпусов, окружая их, располагались жилые дома рабочих и служащих. На территории парка, расположенного неподалеку от фабричных корпусов, находилось место и для дома владельца фабрики. Так выглядели фабричные комплексы "прядильной и ткацкой мануфактуры П. Малютина сыновья" в Раменском, прядильная фабрика Покровской мануфактуры в Суровцеве. К усадебному типу фабрик с центральным расположением фабричных корпусов принадлежали две фабрики Щербаковых и фабрика Моргунова сыновья в Озерах, фабрика Гарелина сыновей в Иваново-Вознесенске, прядильная фабрика братьев Горбуновых в селе Середе (ныне город Фурманов Ивановской области), фабрика Симанина в селе Ставрове, фабрика товарищества мануфактур А. Красилыциковой с сыновьями в селе Родники (ныне Ивановская область) и многие другие. Все они были основаны в 1810-1830-е годы во время распространения вотчинных фабрик и повторяли, несмотря на отсутствие на фабричном участке развитой господской усадьбы, ее схему [7].

Бонячки. План фабрики Коноваловых
1 - старый ткацкий корпус; 2 - старый бумагопрядильный корпус; 3 - красильное отделение; 4 - бетонный корпус; 5 - турбинное отделение; 6 - баня; 7 - ясли; 8 - народный дом
Бонячки. План поселка
1 - казармы; 2 - училище; 3 - больница; 4 - поселок Сережино; 5 - поселок Сашино; 6 - парк

Судьба фабрик-усадеб, с одной стороны, фабричных сел и заводских поселков - с другой, оказалась прямо противоположной, как противоположной оказалась судьба дворянства и купечества в экономической истории России XIX века Усадьбы-фабрики постепенно отмирают. Фабричные села и заводские поселки, напротив, динамично развиваются. На протяжении середины XIX - начала XX столетия их влияние неуклонно растет и обнаруживается на всех уровнях архитектурно-градостроительной деятельности.

Наряду с центральным или усадебным приемом пространственно-планировочной организации фабрично-заводского комплекса существовал иной прием расположения производственных корпусов - линейный. Он получил наибольшее распространение на фабриках, сразу создававшихся как машинные, на свободных участках в фабричных селах. В таких случаях фабричные корпуса располагались вдоль дороги или реки, а иногда вдоль той и другой, и это сразу закладывало первичную основу зонирования участка.

Подобным образом было организовано пространство Воскресенской мануфактуры в Наро-Фоминске. Фабричные корпуса тянулись вдоль реки Нары - прядильный и ткацкий со вспомогательными постройками, а южнее на дорогу выходили жилой массив с расположенным в парке домом директора фабрики, жилыми домами для служащих и казармами для рабочих. Это одна из фабрик, где рано определилась дифференциация на жилую и производственную зону - явление, которое получило распространение только в конце XIX - начале XX века, когда фабричные комплексы окончательно превратились в крупные населенные пункты с четкой дифференциацией на производственную, жилую, рекреационную и общественную зоны.

Бонячки. Больница.
1911-1912, арх. В.Д. Адамовичи В.М. Маят. Фотография начала XX века
Бонячки. Народный дом.
1914, арх. П.П. Малиновский

Аналогично наро-фоминскому складывался и один из самых грандиозных фабричных комплексов - Никольская мануфактура Саввы Морозова с сыновьями в Орехово-Зуеве. Большой фабричный участок у погоста Никольское на берегу реки Клязьмы пересекала дорога из Москвы во Владимир. Строения на поделенном на четыре части участке ставились параллельно реке и дороге. Корпуса фабрики, основанной в начале 1840-х годов, размещались иначе, чем в Наро-Фоминске. На дорогу ориентировались фабричные корпуса, а жилая застройка выходила к реке. В западной части участка ближе к селу Орехову находилась усадьба владельца, устроенная, как и вся фабрика, на английский манер. При усадьбе был английский сад.

Вдоль дороги из уездного Богородска в деревню Малое Буньково строился основанный в начале 1840-х годов и в 1847 году переведенный на машинное производство фабричный комплекс З.С. Морозова, положивший основание Боргородско-Глуховской мануфактуре. Новое селение, возникшее неподалеку от Клязьмы, получило сложную структуру из-за того, что три основные части производственной зоны - прядильно-ткацкая фабрика, красильная фабрика, созданная на рубеже 1850-1860 годов, и хозяйственный двор превратились в три центра, вокруг которых формировалась жилая застройка. Впадавшая в Клязьму речка Черноголовка была запружена. Вдоль дороги, но на этот раз железной, а не шоссейной, складывалась застройка Коломенского паровозостроительного завода. Парковая зона с общественными зданиями и домом директора фабрики, дома рабочих и служащих и заводские корпуса сооружались как самостоятельные компактные образования, хотя и расположенные в непосредственной близости друг от друга.

Даже из этих беглых описаний следует, что механические фабрики и заводы никогда не сооружались, как изолированные постройки. С момента их возникновения обнаружилась тенденция превратить производственные корпуса в организующее начало самостоятельного градостроительного организма, функционально, планировочно и архитектурно соединяющего в себе черты деревни, усадьбы и города.

Бонячки. Фабрика Коноваловых. Бетонный корпус Бонячки. Ясли.
1910-е годы, арх. В.Д. Адамович и В.М. Маят

Деревня, село - та культурная почва, на которой вырастает фабричное село. От сельских изб ведет происхождение наиболее распространенный тип жилого дома нового поселения. С дворянской загородной усадьбой фабричное село роднят функциональные особенности. Подобно усадьбе, фабричное село - организованный волей и инициативой владельца, расположенный вне города относительно самостоятельный негосударственный, возникший по частной инициативе хозяйственный организм. В фабричном селе налицо и другие, более частные признаки дворянской загородной усадьбы - парк с прудом, озером или рекой, расположенный обычно в парке дом владельца фабрики, жилые дома для рабочих.

С городом фабричное село объединяет функциональная специализация. Это неземледельческий архитектурный организм. Сельскохозяйственные занятия имеют в фабричном селе подсобное значение. Они возникают из необходимости обслуживать основное производство. Но главное, фабричный комплекс уже в ходе своего становления на заре машинного производства начинает выполнять культурно-просветительную и благотворительную функции, до сих пор отсутствовавшие в селах, но представленные в городах.

На это, как на самую существенную особенность фабрично-заводских поселений, обратил внимание автор первого статистического "Атласа промышленности Московской губернии" 1845 года А. Самойлов. Фабричный комплекс с момента своего возникновения складывался не как чисто производственное, а многофункциональное социально-производственное целое со всеми необходимыми для нормальной культурно-бытовой и духовной жизни человека учреждениями. Дело графа С.Г. Строганова, основавшего в 1824 году в Москве для удовлетворения нужд промышленного производства рисовальную школу, подхватили московские промышленники. Мануфактур-советники братья Тимофей и Константин Васильевичи Прохоровы основали частные школы на Трехгорной мануфактуре. Их примеру последовали еще 13 предпринимателей в Москве и 3 в уездах Московской губернии [8].

Представлявший данные на 1871 года "Атлас промышленности Московской губернии"- свидетельствует о происшедшем за четверть века существенном расширении набора культурно-просветительных, благотворительных и бытовых учреждений, окончательно превративших фабрично-заводской поселок в своеобразный синтез деревни, города и усадьбы. Наряду с фабричными корпусами и жилыми домами нескольких типов (многоэтажными казармами для одиноких, жилыми домами для семейных рабочих, обычно напоминавшими избы, особняками для служащих, инженеров и дирекции) в каждом из фабрично-заводских поселков 1850-1870-х годов присутствует повторяющийся набор культурно-бытовых, просветительных и обслуживающих зданий, который сохраняется вплоть до 40-х годов XX века.

На плане Воскресенской мануфактуры в Наре Фоминской административные, обслуживающие и культурно-бытовые сооружения представлены конторой, домом мирового судьи и управляющего. Кроме того, на нем значатся баня пекарня, харчевня, торговая лавка, аптека, больница, читальня. В Реутовской мануфактуре комплекс обслуживающих и подсобных помещений скромнее - больница, конюшни, манеж для лошадей, помещения для конюхов, ванные на берегу пруда. На плане основанного в 1863 году Коломенского завода братьев Струве наряду с двумя кварталами деревянных домов для рабочих и служащих показаны контора, оранжерея, баня, лавка, училище, пожарное депо. На Вознесенской бумагопрядильной мануфактуре в селе Муромцеве -магазин, контора, баня, больница, дом доктора, оранжереи; в Раменской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуре -больница, школа, магазины, баня, конный завод, в Богородско-Глуховской мануфактуре - больница, аптека, училище, баня, контора, лавка, конный и скотный дворы. Кроме того, на территории каждого из фабричных комплексов отмечено здание церкви или часовни [9]. Перечень примеров можно было бы продолжить. Но и приведенные здесь достаточно красноречиво демонстрируют общую тенденцию.

Следует лишь подчеркнуть, что по благоустройству российские фабричные поселки соответствовали общеевропейским стандартам и своим более знаменитым аналогам в Англии или поселкам Круппа в Германии. Это доказывают премии, которых были удостоены в 1875 году на Гигиенической выставке в Брюсселе поселки при Кренгольмской фабрике, фабрике Штиглица под Нарвой, фабрике Морозова во Владимирской губернии (Никольская мануфактура), в Реутове и Раменском под Москвой [10]. Таково еще одно свидетельство, что фабрично-заводское строительство в XIX веке в России, как и во всем мире, функционирует и развивается вне рамок искусства архитектуры. Материалы о фабричных поселках экспонируются не в архитектурных отделах национальных, международных или всемирных выставок, а в гигиенических отделах или на гигиенических выставках, как это случилось в Брюсселе. Достоинства фабричного поселка оцениваются санитарными врачами. Архитекторы до них пока не снисходят.

Стихийно складывавшиеся в промышленном строительстве 1840-1870-х годов новые принципы градообразования постепенно обнаруживают заложенное в них универсальное начало. В конце XIX - начале XX столетия они начинают использоваться как система при сооружении новых фабричных сел и поселков или при перестройке уже существующих. Сложность и многосоставность генетических корней фабричных комплексов, впервые обнаружившался в пору промышленного переворота, сохраняется. Но все исходные элементы системы укрупняются и обособляются, приобретая архитектурно-композиционную завершенность. Фабричные строения остаются градопорождающим, а во многих случаях - содержательным, архитектурно-художественным и композиционным центром поселений, выросших на базе промышленных предприятий. Особенно впечатляющие результаты были достигнуты в ходе широко развернувшегося обновления производственных комплексов и жилых поселков в "старых" текстильных центрах в Глухове, в Орехово-Зуеве, Кохме, Юже, Середе, Бонячках, Тезине, Каменке. Тогда же, в конце XIX - начале XX столетия, значительно обогатился состав сооружаемых в фабричных селах общественных зданий. К привычным уже школам и больницам добавились богадельни для престарелых и сирот, амбулатории и родильные приюты. Получили распространение детские сады и ясли, называвшиеся тогда колыбельными, ремесленные и технические училища, народные дома, народные театры, общества потребителей, столовые и чайные. Больницы нередко превращались в больничные городки. Парки, обычно расположенные на берегу прудов и озер, оснащались спортивными играми, купальнями, пристанями.

Население деревни Глухово, где в 1842 году в момент основания фабрики было всего 6 дворов с 37 жителями, к концу XIXстолетия выросло в сотни раз. В 1884 году одних только рабочих в Глухове насчитывалось 8,5 тысяч человек. В первоклассное селение с домами в стиле модерн превратилось фабричное село при Глуховской мануфактуре. Наряду с обновлением производственных корпусов заново был создан общественный центр, сооружено много общественных и жилых зданий и даже поселков: родильный дом - одно-двухэтажное здание с фасадами, богато отделанными керамикой, мужское техническое училище (1905-1908, А.М. Марков), три огромных четырехэтажных казармы для рабочих. Поселок деревянных домов для служащих, дом владельца фабрики, здание общественного собрания (А.В. Кузнецов) и Центральная электростанция вошли в состав паркового ансамбля, раскинувшегося на берегу пруда.

Глуховская мануфактура вдохнула новую жизнь и в расположенный неподалеку от нее уездный город Богородск. Здесь в начале XIX в. также ведется интенсивное строительство - сооружаются первоклассные здания в стиле модерн: женская гимназия (А.В. Кузнецов, 1903), реальное училище, начальное училище, церковь Захария и Елизаветы во имя небесных покровителей владельца фабрики З.И. Морозова (И.Е. Бондаренко), несколько особняков. Беспрецедентное по своим масштабам, широте социальной программы и выдающемуся художественному качеству архитектуры строительство развернулось в конце XIX - начале XX века в фабричном селе Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. С особенным размахом они проводилось в 1900-1910-е годы в связи с широко отмечавшимся в 1912 году 100-летием мануфактуры Коноваловых. По замыслу Ивана Александровича Коновадова и его сына Александра обновление всего комплекса фабричных, общественных и бытовых зданий и развитая социальная программа осуществлялись в соответствии с новейшими градостроительными и архитектурными веяниями. Обновление и расширение системы поселков осуществлялись в соответствии с идеями городов-садов, при возведении основных общественных зданий приглашенные к проектированию известные зодчие (в основном московские) работали в духе неоклассицизма. Коноваловы принадлежали к клану Рябушинских. Они входили в элиту российского просвещенного купечества, и этот факт многое объясняет в осуществленной владельцами фабрики программе.

В 1900-е годы рядом с фабричным комплексом на пересечении двух главных улиц сформировался общественный центр Бонячек. Стоявшие в ряд три дома фабрикантов, выполненные в стиле классицизма, отдаются правлению "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном" и Общественному собранию служащих фабрики. Созданные в XIX веке к западу от домов сады преобразуются в общественный парк для служащих с площадками для оркестра, танцев, тенниса, крокета, кегельбаном. Южнее парка, рядом со старой деревянной церковью Богородицы, И.А. Коноваловым в 1904 году был заложен монументальный храм Воскресения Христова в русско-византийском стиле на 600 человек. В память об отце Ивана Александровича Александре Петровиче Коновадове в ней был устроен придел во имя святого князя Александра Невского. Рядом с новой каменной церковью вырос обширный благотворительно-просветительный комплекс, включавший одно- и двухэтажные здания двухклассной школы (для старшего и младшего отделений), "Убежище им. А.П. Коновлова" на 12-14 инвалидов и библиотека-читальня.

Одновременно в Бонячках началось осуществление большой жилищной программы. К существовавшим шести старым зданиям казарм (трем казармам для холостых и трем для семейных рабочих) на расстоянии одной версты от фабричного комплекса к северу от него на продолжении улицы, где стояли бывшие дома Коноваловых, возник поселок Сашино из 106 малоэтажных деревянных домов для рабочих на манер крестьянских изб и земской школы, тоже деревянной, с окнами, украшенными резными наличниками.

К западу от фабрики за парком одновременно с поселком Сашино началось строительство меньшего по размерам поселка Сережино, предназначенного для жилья конторских служащих и низшего медперсонала больницы. Кирпичные одноэтажные дома в стиле неоклассицизма с торжественными колонными портиками на главных фасадах были выстроены предположительно по проекту И.В. Жолтовского.

За поселком Сережино по проекту архитекторов В.Д. Адамовича и М.В. Маята был сооружен больничный городок. Здания в духе неоклассицизма, напоминающие господские дома дворянских усадеб классицизма, вытянулись вдоль главной улицы; главные фасады их обращены в сторону поселка. Первоначальный симметрично скомпонованный ансамбль из трех зданий (главного корпуса на 100 кроватей в центре, родильного приюта и докторского корпуса) позднее был дополнен четвертым - домом для служащих больницы. Сходство созданного по заказу Коноваловых ансамбля с ансамблями загородных дворянских усадеб периода классицизма усиливалось в дореволюционные годы устройством перед главными фасадами больничных зданий с их нарядными портиками обширного партера.

Облик центральной части этого по-столичному застроенного фабричного села и будущего города Вичуги приобрел законченность в 1910-е годы, после возведения на главной площади Бонячек здания детских яслей (В.Д. Адамович и В.М. Маят) и начала строительства на противоположной стороне площади у границы с парком грандиозного здания Народного дома - самого значительного из общественных сооружений села (П.П. Малиновский, завершен строительством в первой половине 1920-х годов). Строительство этих двух зданий, дополненное комплексом больницы и поселком Сережино, превратило в начале XX века Бонячки в цельный крупномасштабный неоклассический ансамбль, один из самых выдающихся в России [11].

Неоклассическую тему общественных зданий в Бонячках подхватывает возведенное в 1910-е годы новое здание ткацкого корпуса фабрики. Это уникальное в своем роде сооружение. Созданная в соответствии с новейшими достижениями строительной техники конструкция здания с бетонным каркасом соединяется в его композиции с необычной трактовкой подходящего к самой кромке фабричного пруда торцового фасада производственного здания в виде монументального пятиколонного портика, заставляя вспомнить высказывание В.П. Рябушинского, приводимое П.П. Бурышкиным в книге о московском купечестве. Для отечественных промышленников фабрики были не только аналогом родовых замков средневековых рыцарей, но и аналогом родовых поместий русских дворян. Недаром один из ближайших единомышленников братьев Рябушинских, отстаивавших идею наступления в истории России эпохи купечества, пришедшей на смену эпохе дворянства, так торжественно отмечал юбилей своей фабрики и столь последовательно пытался пробудить обликом общественного центра фабричного села ассоциации с дворянскими усадьбами времени их наивысшего расцвета.

В Бонячках было представлено, кажется, все возможное разнообразие зданий культурно-бытового назначения, сооружаемых обычно в фабричных селах. Здесь имелись библиотека-читальня для рабочих, общественное собрание с библиотекой, буфетом и т. п. для служащих, баня, "Убежище им. А.П. Коновалова" для престарелых и хроников, сберегательная и вспомогательная касса, одно- и двухклассная церковно-приходские школы, ремесленное училище, женская школа, земская школа в поселке Сашино.

Наименования поселков в грандиозном ансамбле фабрик Коноваловых - еще одно напоминание об одном из аналогов и прототипов фабричных сел - о дворянских усадьбах и даже об императорских резиденциях. По имени членов семьи помещик или император в окрестностях Петергофа называл расположенные поблизости усадьбы и деревни. Владельцы усадеб называли своими именами и именами членов своей семьи особо почитаемых ими людей или покровителей, называли в честь детей И.А. Коновалова - рощи, аллеи, беседки. Но поселки Сашино и Сережино - это уже отдаленное эхо, смутный отголосок прежде отчетливо прослеживаемой связи. Она все более теряет очевидность по мере того, как приобретал определенность, развивался и усложнялся новый тип поселений.

Ярким примером превращения сельской застройки в фабричную и постепенное приближение к характеру городов-садов служит село Южа, ныне центр одноименного района Ивановской области. Оно состояло из двух разнохарактерных частей: сельской части (Старая Южа) и фабричной, отделенной от первой озером Вазаль (Новая Южа). Фабричный поселок (Новая Южа) соединяется главной улицей-дорогой со Старой Южей с ее типично сельской застройкой, с избами и храмовым комплексом на сельской площади. В состав храмового ансамбля входили две церкви: иконы Смоленской Божьей Матери (1795) и Николая Чудотворца (конец XIX века, разрушена в 1930-е годы).

Южа. Фабрика А.Я. Балина с башней Гринель.

Последняя четверть XIX века. Фотография начала XX века

Южа. Двор фабрики А.Я. Балина
Фотография начала XX века

Благодаря вынесенности многоэтажных фабричных корпусов на главную улицу-дорогу, соединяющую обе части Южи, двухцентровость функциональной и планировочной структуры села оказалась архитектурно зафиксированной в высотных объемах основных градообразующих сооружений. Особенно богата пространственными эффектами сочетающая в себе двухцентровость со своеобразной полицентричностью планировка и пространственная структура Новой Южи.

Восьмиэтажная двухярусная башня "Гринелы прядильного корпуса, выходящая на фабричную площадь, выдвинута к красной линии. Ее объем замыкает перспективу главной улицы в обоих направлениях - при движении к фабрике и Старой Юже и при движении от Старой Южи к Новой. На разделяющее Старую и Новую Южу озеро Вазаль ориентированы основные объемы фабричных корпусов и поселок многоэтажных казарм с водонапорной башней.

Южа. Народный дом.
1900-1910-е гг. Фотография начала XX века
Южа. Фабричная больница и аптека.
Фотография начала XX века

Вдоль главной улицы, являющейся продолжением дороги на Холуй и подводящей к главному входу на фабрику, выделенному башней "Гринель", располагались одноэтажные богато украшенные резьбой деревянные дома служащих с большими террасами, в стиле эклектики и модерна (последняя четверть XIX - начало XX века). Эта улица превратилась в общественный центр Новой Южи. Здесь в конце XIX - начале XX столетия вместо старой фабричной деревянной больницы были выстроены новая кирпичная больница и деревянная амбулатория с аптекой. Рядом со зданием больницы и амбулатории разместились наиболее представительные общественные здания Новой Южи: гимназия (?), народный дом в духе строгого модерна и богадельня с домовой церковью в русском стиле.

На противоположном по отношению к фабричному комплексу берегу озера Вазаль в стороне от главной дороги, соединявшей Старую и Новую Южу, раскинулась обширная парковая зона. Там на высоком восточном берегу находилась усадьба владельца фабрики А.Я. Балина (последняя четверть XIX века). Три деревянных дома в русском стиле поставлены на верхней кромке берегового откоса и обращены главными фасадами на озеро и ансамбль фабричных строений, Аллеи лип и лиственниц усадебного парка организуют виды на водную гладь озера и фабричные корпуса на противоположном низком берегу озера. Соединение примет технического века и переосмысленных традиций усадебных дворянских парков составляет отличительную особенность этого удивительного ансамбля. Своеобразным синтезом символов "железного" XIX века и усадебной традиции служит проложенная в нижней части усадьбы у самого берега озера обсаженная липами узкоколейная железная дорога. Липовая аллея - непременная принадлежность парков дворянских загородных усадеб - превращается в обрамление железнодорожного полотна. По другую сторону от усадебного парка на противоположной стороне улицы, делящей на две части парковую зону, стоят в окружении деревьев одноэтажные деревянные дома с квартирами для инженеров фабрики.

Южа. Школа для мальчиков.
Фотография начала XX века
Южа. Школа для девочек.
Фотография начала XX века

Промышленный комплекс превратился в архитектурно-композиционное ядро Новой Южи. На него ориентирован усадебный ансамбль владельца фабрики и поселок для инженеров. В непосредственной близости от фабричных корпусов к западу от них в 1870-1880-е годы и в 1901 году. А.Я. Балин возвел ансамбль из шести крупных казарм из красного кирпича и 16 деревянных, служивших общежитиями домов для рабочих. Этот поселок, включавший кроме жилых помещений две школы (для мальчиков и девочек), ясли-колыбельную и столовую, располагался вдоль западного берега небольшого ручья, вытекавшего из озера. В 1894 году к югу от основного жилого комплекса была отведена территория для рабочей слободки. К 1911 году она превратилась в крупный поселок из 11 улиц, насчитывавший около 500 деревянных домов в 1-3 квартиры, при каждом из которых имелся садик и огород. Вторая, родственная первой слободка, возникла в начале XX века в северо-западной части Новой Южи вдоль дороги в село Преображенское - загородную усадьбу Балиных [12]. В фабричных поселках был свой больничный городок.

Родственный Юже архитектурный ансамбль фабричного села сложился в Кохме (Ивановский район Ивановской области), расположенной в живописной, изрезанной оврагами местности на высоких берегах реки Уводи. Кохма, подобно Юже, состояла из двух частей - Старой и Новой. Центром старой части села была Торговая (она же Соборная) площадь. На ней, рядом с пятиглавой церковью Рождества Христова с высокой шатровой колокольней (1757-1765), в 1804 году была сооружена тоже пятиглавая церковь Михаила Архангела. Вместе они составили выразительный ансамбль, доминировавший в облике и панораме села. Второй храмовый комплекс села находился неподалеку от Уводи на кладбище. В его состав входили Казанская каменная церковь с колокольней (1808), деревянная церковь Всех Святых (перестроена в 1830-е годы), церковь Воздвиженья (1819) и здание богадельни (1884).

Южа. Рабочий поселок.

Фотография начала XX века

В датированном 1856 годом описании села говорилось: "Кохма заслуживает внимания, как по своей древности, так и по фабричной промышленности", в селе "есть купеческие дома и заведения - они-то и составляют богатство и красоту Кохмы" [13]. Причиной нового подъема промышленности села стало строительство Шуйско-Ивановской железной дороги. В 1868 году после устройства неподалеку от Кохмы железно-дорожной станции Новки от нее к сельской площади была проложена дорога. В Кохме произошло то же, что происходило во второй половине XIX - начале XX века в Иваново-Вознесенске, Юже, Середе, Шуе, во многих других городах и селах. Вынесенные к берегам рек, прудов, озер громадные фабричные корпуса из красного кирпича радикально изменили привычный облик берегов и прибрежные панорамы.

Два крупнейших предприятия Кохмы (фабрики Щербаковых и Ясюнинских) поглотили более мелкие. В последней четверти XIX - начале XX века в Кохме, как и на всей территории России, прошло обновление созданных в середине XIX столетия промышленных ансамблей. Старые фабричные корпуса перестраиваются или заменяются новыми, более крупными. Сооружаются рабочие поселки и общественные здания, складывается характерный современный облик Кохмы.

Особенно интенсивное строительство развернулось на правом берегу Уводи на предприятии Ясюнинских, преобразованном в 1887 году в "Товарищество мануфактур В., Е. и А. Ясюнинских". Здесь по обеим сторонам дороги, соединявшей Кохму с Иваново-Вознесенском и Шуей, сформировался ансамбль новой части села. Дорога постепенно превратилась в главную улицу новой правобережной промышленной Кохмы. По ее сторонам на протяжении 1890-1910-х годов были выстроены деревянные и кирпичные казармы, комплекс больницы, казарма с Народным домом - Театром. Вместе с промышленными сооружениями они преобразили старое фабричное село. Вырос градостроительный организм новой фабричной Кохмы с более крупным масштабом застройки. Вынесенный на главную улицу новый корпус ситцепечатной фабрики (1910-е), выходящий торцом к самой дороге, вместе с расположенными на другой ее стороне фабричными корпусами, вытянутыми по направлению к Иваново-Вознесенску, смотрятся как гигантские пропилеи [14]. Корпуса-пропилеи - апофеоз архитектурного ансамбля фабричного села, звучащего как гимн новой, рожденной машинным производством цивилизации. Фабричные и заводские поселки в больших городах (Александровского литейного, стеклянного, фарфорового, Пути-ловского заводов, завода Сан-Галли в Петербурге, поселки московских заводов и фабрик (Циндель, Гюбнера, Сиу, Абрикосова и др.) подобны ансамблям фабричных сел, но из-за приближенности к столицам представляют значительно менее развитые ансамбли с минимальным набором общественных зданий;парки в подобных поселках или отсутствуют, а если и создаются, то очень небольшие по размерам [15]. Застройка кустарных сел, подобно фабричным, чаще всего совмещала в себе сооружения двух типов. Крестьянская по своему типу и облику застройка сочеталась с промышленными зданиями, с общественными зданиями и домом владельца фабрики, спроектированным в соответствии с господствующими архитектурными нормами. В ряде случаев, как в некоторых частях Морозовской мануфактуры в Орехове-Зуеве или в селе Павлово Нижегородской губернии, где был распространен металлообрабатывающий промысел, застройка носила совершенно городской характер, напоминая своим обликом центральные части уездных городов. Но чаще в кустарных селах, так же как и в фабричных селах, не только жилые дома, но и многие общественные здания (школы, даже телефонная станция) строились из дерева, хотя генезис этих деревянных сооружений мог быть различным. В селе Семеновское-Лапотное Кинешемского уезда фасад школы воспроизводит проект образцового фасада жилого дома для уездных городов, здание теле фонной станции повторяет тип избы-пятистенки, а больница сооружена, судя по всему, по типовому проекту. Главная особенность неземледельческих сел: присутствие в их застройке зданий, приобщающих жителей к получившим распространение в городах благам городской цивилизации. Ядром таких поселений остается торговая площадь с расположенной там же церковью.

Семеновское-Лапотное. Памятник Александру II и школа.
Открытка конца XIX - начала XX века

В отличие от кустарных, промышленные корпуса фабричных сел образуют градоформирующий узел, ядро, от которого развивается фабричное село или промышленный поселок, на который ориентированы перспективы главных улиц, перед главным входом на завод или фабрику создается площадь. К фабрике тяготеют основные общественные и административные здания промышленного поселка. В расчете на фабрику создаются главные видовые точки и оформляются панорамы водоемов. На фабрику ориентирована усадьба владельца, неподалеку от которой находится общественный парк. После прихода фабрики на село церкви, как содержательному и главному архитектурно-художественному элементу поселения, приходится делить свою роль с фабрикой.

По принципам проектирования, характеру пространственной организации, типу самого поселения с его специфической социальной программой, по соединению черт усадьбы, города и деревни фабричное село или заводской поселок с точки зрения архитектурно-типологической есть не что иное, как российская версия города-сада. Но только с точки зрения архитектурно-типологической. Как явление социально-утопической мысли города-сады - антипод фабричных сел, промышленных и отчасти - железнодорожных поселков. Почва, их взрастившая, - не просто социальные, социалистические идеи, а идеи муниципального социализма. В основу городов-садов были положены жизнестроительные теории, основанные на вере в возможность нейтрализации негативных последствий частной собственности на землю, рожденной ею спекуляции и жилищной нужды, путем строительства новых идеальных поселений (городов-садов!) на земле, являющейся собственностью муниципалитетов или государства Идея городов-садов возникла в связи с поиском путей относительно безболезненного реформирования социальной жизни. С ее воплощением в жизнь ассоциируется путь мирных преобразований, смягчения социальных противоречий, которые сделают невозможной революцию, принесут мир и благоденствие народам. В этом принципиальное отличие городов-садов от фабричных сел и промышленных поселков, создатели которых не ставили перед собой таких глобальных целей.

Семеновское-Лапотное. Центральная телефонная станция.
Открытка конца XIX - начала XX века
Семеновское-Лапотное. Земская больница
Открытка конца XIX - начала XX века

Вместе с тем новые типы поселений - фабричные села и заводские поселки, как и города-сады, - не изолированные явления. Они тесно связаны с общим процессом возникновения новых духовных ценностей, о чем уже говорилось в первой из книг, посвященных градостроительству России середины XIX - начала XX века - с представлением о народе как творце исторического процесса. Осознание этого обстоятельства в архитектуре получило выражение в разных формах. В первой, наиболее ранней по времени-в осознании народа творцом высших духовных ценностей, что, в свою очередь, соотносится с религией, с православием, как выражением духа народа. Этим рожден восходящий к середине XIX века, прерванный революцией, ренессанс храмового зодчества и возрождение древнерусского наследия, первоначально только в церковной архитектуре. Далее последовало распространение русского стиля на гражданское зодчество и городскую застройку. Это обстоятельство, характерное для второй половины XIX столетия, неотделимо от признания культурной элитой народного творчества - не только духовного, но и материального, явлением историческим. Но этот факт был осмыслен и словесно сформулирован представителями просвещенных слоев общества. Народ внес свою лепту в этот исторический процесс созидательной деятельностью - созданием фабричных сел и промышленных поселков. Создателями первых фабрик на селе были крестьяне, в основном крепостные крестьяне. В городах механические фабрики создавались купечеством. Но купечество в России до второй половины XIX века в основной своей массе принадлежало к непросвещенным (европейски непросвещенным) слоям общества, к городской разновидности народной культуры.

Еще одно выражение общего процесса - изменение представлений о принципах формо- и стилеобразования в архитектуре, осознаваемое применительно к проектированию отдельного здания. В архитектуре романтизма складывается представление, сформулированное К.А. Тоном, как необходимость применять стиль, соответствующий сущности здания, т. е. представление о том, что назначение здания определяет его облик, стиль, в котором оно проектируется а это в представлении середины XIX века означало обращение к наследию, с которым ассоциировалась функция того или иного сооружения. Скажем, православные храмы надлежало проектировать в духе древнерусских церквей, католические - возрождая архитектурное наследие готики.

Павлове. Вознесенская улица.
Открытка начала XX века

Во второй половине XIX века, в пору историзма, это представление дополняется другим: стиль, в котором проектируется здание, зависит не только от его назначения, но и от материалов и конструкций, из которых оно построено. Так первоначально выражает себя в архитектуре представление об определяющем значении утилитарного функционального и конструктивного начала и о зависимости от него художественного. Одновременно на уровне теории формулируется представление, что стиль, т. е. художественное начало, в архитектуре определяется утилитарным, практическим началом во всем многообразии его проявления: функции, материала, конструкции, то, что утилитарное начало воздействует на художественное, является исходным, определяющим.

Нечто подобное происходит и в области градостроительства, хотя новые градостроительные идеи, как уже отмечалось, рождаются в сфере низовой крестьянской или городской народной культуры. Утилитарно-производственные потребности влекут за собой появление нового типа промышленных зданий, промышленных комплексов, поселков, сел, поселений. Со временем новые градостроительные приемы и принципы становятся достоянием высокой культуры и обретают новую жизнь в качестве градостроительной идеи, направленной на разрешение важнейших социальных проблем. Идея города-сада, как архитектурно-градостроительная идея, как принцип проектирования городов и крупных районов, где одновременно с жильем предусматривается строительство всего необходимого для жизни комплекса социально-бытовых, культурно-бытовых и обслуживающих зданий, где обязательно предусматривается создание общественного парка, где вместо традиционной для больших городов сплошной застройки применяется застройка свободно стоящими зданиями, расположенными на застроенной территории независимо от направления и красной линии улиц, - все это родилось и впервые оформилось в целостную систему в фабричных селах и промышленных поселках. Но эти принципы пришли в градостроительство XX века как новая самостоятельная градостроительная система с распространением идеи города-сада. В таком контексте применяемые в каждом отдельном случае особенности застройки - малоэтажная с домами типа коттеджей или квартирными домами в несколько этажей - представлялись вопросом второстепенным. Главное заключалось в том, что новые идеи получили хождение среди просвещенных слоев общества. Но столь же очевидно низкое плебейское происхождение новых идей, принципов, типов поселений, переживающих в ходе осознания их исторической роли процесс возвышения. Опыт строительства фабричных сел в начале XX века начинает привлекать внимание представителей образованных классов и столичных зодчих, превращающих застройку фабричных сел в явление высокой архитектуры.

Заканчивая разговор о фабричных селах и промышленных поселках, как об одной из самых красноречивых форм выражения народности в архитектуре, следует назвать еще одно явление, в равной мере представленное высокой стилевой архитектурой городов и выключенным из ее сферы строительством фабричных поселков. Начиная со второй половины XVIII века в городах, а с середины XIX века - в фабричных селах ширится сооружение зданий, бывших ранее доступными только высшим слоям - учебных заведений, больниц, театров, библиотек, - направленное на создание единого культурного поля, и приобщение народа к культуре, остававшейся достоянием привилегированных просвещенных слоев общества.

Перечень источников:

1. Гераскин Н.С. Указ. соч. С. 145-146. Вернуться в текст
2. Гарелин Я.П. Указ. соч. С. 5. Вернуться в текст
3. Кудрявцева Т.П. Дисс... канд. архит. С. 56-57. Вернуться в текст
4. Там же. С. 52-54. Вернуться в текст
5. Гераскин Н.С. Указ. соч. С. 77-78. Вернуться в текст
6. Самойлов А. Атлас промышленности Московской губернии. М., 1845, таблицы, л. 10а, 14а, 82а-б.; Тарасов Ст. Статистическое обозрение промышленности Московской губернии. М., 1852. С. 12-13, 26-27, 46-47. Вернуться в текст
7. Кудрявцева Т.П. Дисс... канд. архит. С. 50-52. Вернуться в текст
8. В Москве школы были созданы на фабриках братьев Котовых, Альберта Кенемана, Новикова, Моженского, Музиля, Курдюкова, братьев Гучковых, мануфактур-советника Рошфора, Титова, Штейнбаха, Финна, Щапова, купеческого сына Герасимова, в Московской губернии "приступлено... к устройству школ для малолетних фабричных при шелковой фабрике Кондрашова в Щелкове, в Дмитровском уезде откроются скоро школы: 1) при ситцевой мануфактуре Царевского общества, 2) при Вознесенской мануфактуре Лепешкина, 3) при Бумагопрядильной мануфактуре в Верейском уезде" (А Самойлов. Указ. соч. С. 15-17). Вернуться в текст
9. Матиссен Н. Атлас мануфактурной промышленности Московской губернии. М., 1872, таблицы с чертежами, л. 1-7. Вернуться в текст
10. Ружже В.Л. Прогрессивные творческие воззрения архитекторов петербургской школы конца Х1Х - начала XX века (идеи городов-садов)., Дисс... канд. архит. Л., I960. С. 12-13. Вернуться в текст
11. Ивановская область. Часть 2-я. (в серии "Свод памятников архитектуры и монументального искусства России"). Отв. ред Е.Г. Щеболева. М., 2000. С. 91-103,121-124. Вернуться в текст
12. Южа // Ивановская область. Книга 3-я. (Памятники архитектуры и монументального искусства России). М., 2000. Отв. ред. Е.Г. Щеболева. С. 628-631. Вернуться в текст
13. Цит. по: Ивановская область. Часть 2-я. М., 2000. Отв. ред. Е.Г. Щеболева. (Памятники архитектуры и монументального искусства России). С. 21. Вернуться в текст
14. Там же. С. 20-23, 43-45. Вернуться в текст
15. О поселках для рабочих, сооружавшихся при петербургских фабриках (Фабрики Невской Ниточной мануфактуры в свое время писали автор данного раздела и А.И. Власюк, см.: Кириченко Е.И. О некоторых особенностях эволюции городских многоквартирных жилых домов второй по ловины XIX - начала XX века. От отдельного дома к комплексу). // Архитектурное наследство. М., 1963. Вып. 15. С. 153-170; ее же. История развития многоквартирного жилого дома с последней трети XVIII по начало XX века (Москва, Петербург. Автореферат и диссертация ... канд. архит. М., 1964.; Власюк А.И. К истории проектирования и строительства жилищ для рабочих в конце XIX века в России (колония для рабочих товарищества Российско-Американской резиновой мануфактуры в Петербурге // Архитектурное наследство. М., 1963. Вып. 15. С. 170-175; его же. Архитектура эпохи капитализма в России. (Этапы и тенденции исторического развития) М., 1976. Дисс... докт. архит. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
3.4.4. Типы зданий, рожденные промышленным переворотом...  3.5. Ансамбль железной дороги как новый градостроительный организм