Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

3 глава. Новые типы noceлений


3.4. ФАБРИЧНЫЕ СЕЛА, ЗАВОДСКИЕ ПОСЕЛКИ, ПРОМЫШЛЕННЫЕ РАЙОНЫ В ГОРОДАХ (Кириченко Е.И.)

3.4.3. Фабрика и завод в пространстве населенного пункта

Когда в предшествующем параграфе говорилось, что возникновение новых, рожденных промышленным переворотом и техническим прогрессом градостроительных структур по принципу агломерации имеет универсальный характер, имелась в виду не только система расселения и возникновение агломераций разного уровня и локализации. Подразумевалось, что новые промышленно-экономические факторы - железная дорога и промышленное предприятие - видоизменяют механизм градообразования и создают новый, действующий по принципу агломерации. Причем он является действенным и функционирует во всех без исключения типах поселений, но при условии, что там создаются машинные фабрики и заводы.

К такого рода поселениям принадлежали столицы Петербург и Москва, губернские города - Тверь, Ярославль, Кострома, уездные - Шуя, Ковров, Меленки, Вязники, Егорьевск, Вышний Волочок, Серпухов, Коломна, наконец, фабричные села - новый, особенно многочисленный тип промышленных поселений, отличный от сложившегося в XVIII веке типа городов-заводов [1]. В Центральном промышленном районе накануне Первой мировой войны насчитывалось более ста фабричных сел.

В столичных, губернских и уездных городах, независимо от их размера, характера, исторического прошлого, появление фабрики или завода, нескольких заводов или фабрик не оказывало существенного влияния на исторически сложившуюся планировочно-пространственную структуру. Фабрика, фабричный комплекс, поселок при нем воспринимались как естественный рост селения. Взаимосвязи фабрика-вокзал, фабрика-река, фабрика-вокзал-река-деловой центр существенно влияли на судьбу отдельных районов города и характер их застройки. Но однажды утвержденная схема плана не пересматривалась. Она лишь дополнялась и усложнялась. Тем более что фабрики и фабричные комплексы сооружались, как правило, на окраинах городов.

В Петербурге первая крупная казенная мануфактура (фабрика) возникла на юго-востоке столицы, на берегу Невы, там, где уже на рубеже XVIII-XIX веков на основе стекольных, фарфоровых и других заводов неподалеку от Александро-Невской лавры начал складываться промышленный район столицы. Два других района концентрации фабрик и заводов - берега Большой Невы, Большой Невки и Обводной канал - находились на северо-западной и юго-западной окраинах Петербурга.

В Москве, как и в Петербурге, фабрики и заводы сооружались с учетом исторически сложившегося плана по течению рек и берегам крупных водоемов. Но в отличие от Петербурга иерархия типов застройки - парадной художественной городской и утилитарной фабричной - соблюдалась в древней столице менее жестко. Фабрики сооружались по всему течению Москвы-реки, даже в центре города. Промышленный район возник в самом центре Москвы на так называемом острове, образованном течением Москвы-реки и Обводным каналом. На Берсеневской набережной почти напротив освободившегося от лесов храма Христа Спасителя сложился производственный городок из крупных многоэтажных производственных корпусов основанной в 1867 году кондитерской фабрики Эйнем. Крупные промышленные предприятия появились также против Кремля на берегу Москвы-реки на Софийской набережной (чугунолитейный завод Густава Листа) и Садовнической набережной (суконная фабрика наследников В.О. Осипова). В последнем случае выходившие на набережную корпуса, не выделялись из общей парадной линии застройки. В облике их фасадов воссоздавался облик окружавших их жилых домов. Но это было исключением, вызванным размещением промышленных предприятий на ответственных с градостроительной точки зрения местах центральной части Москвы. Опорные точки москворецкого промышленного каскада создавались крупнейшими фабричными комплексами: Прохоровской мануфактурой за Пресненской заставой на северо-западной окраине Москвы, Хамовническими фабриками на юго-западной, фабриками в центре Москвы на берегах Москвы-реки и Водоотводного канала. На юго-востоке каскад промышленных предприятий в центре древней столицы продолжали Кожевнические фабрики, на северо-востоке - Яузско-Хапиловские и Ростокинские [2].

Москва. Суконнад фабрика на Садовнической набережной.
1870-1880-е годы, арх. А. Бош

За исключением расположенных в центре, остальные московские фабрики, созданные на окраинах, подобно промышленным предприятиям Петербурга и всех провинциальных, крупных и малых, городов, выполняли активную градопорождающую функцию. При фабриках и заводах возникали промышленные поселки. В местах их концентрации или близ крупных фабрик на окраинах Москвы по течению Москвы-реки возникали новые промышленные районы - Кожевнический, Хамовнический, Пресненский.

Сходным образом по течению рек, на окраинах, сооружались фабрики в губернских и уездных городах. В Ярославле, к примеру, они концентрировались по течению притока Волги Которосли и в месте впадения Которосли в Волгу.

Обширный фабричный район на берегах рек Запрудненки и Костромы, с которого открывалась великолепная панорама Волги и Ипатьевского монастыря, начал формироваться в 1850-х годах в Костроме. За время немногим более чем десятилетие сложилась структура, образованная комплексами трех крупных льнопрядильных и ткацких фабрик. В 1853 году была основана фабрика Брюханова;в 1859 году на примыкающем к ней участке - фабрика Зотова и в 1866 году - будущий комбинат им. Ленина. Сохранена система уличной застройки. Ставшие неотъемлемой частью городской структуры, корпуса фабрик замыкают перспективы идущих из центра в направлении фабрик улиц. Вместе с тем их построение согласуется с направлением улиц. Фабричные комплексы создавались как самостоятельные, обладающие определенной замкнутостью ансамбли, напоминая особенностями своего размещения в системе застройки больничные и институтские городки. Расположение корпусов внутри участков довольно независимо от уличной застройки. Оно организовано в соответствии с требованиями технологического цикла и определяемым им взаимным расположением фабричных зданий разного назначения.

Тверь. Парадные въездные ворота на фабрику Морозовых.
Фотография рубежа XIX-ХХ века
Тверь. Фабрика Морозова.
Открытка начала ХХ века

Благодаря этому каждый из фабричных комплексов приобрел самостоятельность значительно большую, чем та, которой обладают отдельные здания в системе городской уличной застройки.

В Костроме исключением из общего правила остался комплекс фильтровальной, водоочистительной и электрической станций, сооруженный в историческом центре на набережной Волги, неподалеку от бывшего Кремля и Мучного спуска, шедшего от расположенных на центральной площади торговых рядов. Он сооружался в соответствии с широко задуманной строительной программой, приуроченной к празднованию в 1913 году 300-летия дома Романовых. Следование архитектурно-художественным нормам городской застройки классицизма, как и в Москве, при строительстве зданий на Софийской и Садовнической набережных, было продиктовано градостроительным значением каждого из комплексов. В Костроме ансамбль промышленных построек оформлял парадный въезд в город со стороны Волги [3]. Кроме того, в конце XIX - начале XX века здания электрических станций и трамвайных подстанций трактовались как важные общественные сооружения. В городах для них отводились важные с градостроительной точки зрения территории. В выборе места для такого рода сооружений получило отражение характерное для того времени восхищение техническими новшествами. Одна из первых электростанций в Москве была включена в систему парадной уличной застройки центра. Для нее было выбрано место напротив здания Дворянского Благородного собрания на углу улицы Б. Дмитровка и Георгиевского переулка, для другой, построенной в 1897 году, - Раушская набережная. Для третьей, возведенной в 1907 году, городской Центральной электрической станции ("Трамвайной", снабжавшей током трамвайные линии), было выбрано место на Болотной набережной Водоотводного канала, и при движении в сторону Кремля она была видна на фоне храма Христа Спасителя.

Ансамбль электрической станции в Костроме возводился основываясь на тех же представлениях. Проектное задание предусматривало превращение его в важную часть застройки парадного въезда в город со стороны Волги, создававшегося одновременно с перестройкой комплекса Московской заставы по проекту архитектора Н.И. Горлицина [4].

Электростанции Богородско-Глуховской мануфактуры (А.В. Кузнецов) и в имении императора Александра III в Массандре в Крыму (1889, Р.Р. Марфельд) размещались в парке неподалеку от дома владельца. Подобным примерам несть числа.

Богородско-Глуховская мануфактура близ Богородска. Фабрика 3. Морозова. Новый текстильный корпус.
1910-е годы, арх. А.В. Кузнецов

В крупных городах, столичных и губернских, бывших административными, культурными, торгово-ремесленными центрами, промышленная функция принадлежит к числу многих других и к тому же обычно не является главной. Поэтому градоформирующая роль промышленных зданий и своеобразие воздействия привнесенных ими в градостроительную практику принципов выражены сравнительно слабо. Гораздо определеннее сказывалось оно на структуре и облике небольших уездных городов.

План уездного города Коврова Владимирской губернии, расположенного на правом высоком берегу Клязьмы, был составлен в 1845 и утвержден год спустя, в 1846 году [5]. По этому плану и велась застройка его центральной части. В 1862 году через город прошла железная дорога Москва - Нижний Новгород с веткой на Муром. Превращение Коврова в железнодорожный узел, сделавшее его средоточием обслуживающих железную дорогу предприятий (здесь были сооружены паровозное депо и железнодорожные мастерские), послужило стимулом создания предприятий металлообрабатывающей и текстильной промышленности.

Первым на южной окраине, ниже города, возник железнодорожный поселок. Неподалеку от него вырос второй поселок, обслуживающий металлообрабатывающие предприятия. На противоположном конце города, на северной окраине Коврова, тоже на берегу Клязьмы одновременно с основанной в 1883 году миткалево-ткацкой фабрикой И.А. Треулова начал складываться еще один поселок - фабричный. Таким образом, хотя план центральной части Коврова и остался неизменным, структура его приобрела полицентричность и родственный древнерусскому градостроительству слободской характер.

Описание города, сделанное в 1928 году, выразительно передает возникшую во второй половине XIX века полицентричность городского ансамбля. "Вид Коврова довольно живописен. Город выигрывает во внешности еще благодаря тому, что вытянут в одну линию по возвышенному берегу реки с севера к югу. Северный конец Коврова замыкается громадной бумагопрядильно-ткацкой фабрикой им. Абельмана (бывшей Треулова. - Е.К.), величественный корпус которой гордо вздымается над протекающей внизу рекой; на южной стороне раскинулись железнодорожные мастерские. С запада мимо города проходит широкая река Клязьма, по которой летом совершается снизу судоходное движение, а с востока от Коврова разбегаются железнодорожные пути на Нижний и Муром. Таким образом, Ковров как бы заключен в рамку важнейших двигателей экономического процесса - крупной промышленности и транспорта, способствовавших росту города и обеспечивающих его дальнейшее развитие". Последнее замечание подтверждает статистика. До прокладки железной дороги в 1861 году в Коврове насчитывалось 2400 жителей, в 1915 - в 10 раз больше - 21 597 человек [6].

Развитие губернских и уездных городов, превратившихся в промышленные центры, отличалось от городов, сохранявших традиционные функции. В последних, расширение происходило и новые районы неизменно проектировались как непосредственное продолжение прежних территорий и исторически сложившейся сети улиц. В городах, превратившихся в промышленные центры, наряду с таким расширительным принципом распространения городской территории нередко, особенно при создании фабрично-заводских комплексов, во второй половине XIX - начале XX века проявляется действие иного принципа, который хочется назвать очаговым. Территория города увеличивается благодаря созданию окружающей историческое ядро системы относительно самостоятельных поселков с собственной, независимой по отношению к сложившемуся плану города структурой и специализацией. В ряде случаев окраинные фабричные села и заводские поселки превращались в самостоятельные городки и даже города, превосходившие, как уже отмечалось, по размерам материнские, близ которых они возникли. Так случилось с фабричным селом Глуховом близ города Богородска Московской губернии. То же произошло с поселком Брянского машиностроительного завода в Бежице и с поселком Коломенского паровозостроительного завода.

В окрестностях Твери в середине XIX века возникло два крупных поселка: железнодорожный поселок и поселок Тверской мануфактуры Морозовых. В пору своего возникновения каждый из них находился в нескольких километрах от города. Однако постепенно они слились с городом. Первоначально застраивались, превращаясь в улицы, дороги, соединявшие поселки с исторической частью города. Позднее новые территории слились с основными, сохранив, однако, свое планировочное, функциональное и архитектурно-художественное своеобразие.

Иваново-Вознесенск. План города в 1871 г. Иваново-Вознесенск. Генплан 1915 г.
РГИА

Нечто подобное произошло и в Рославле, уездном городе Смоленской губернии. Неподалеку от существовавшей на шоссе почтовой станции была сооружена железнодорожная станция. Около нее выросли железнодорожный поселок и небольшие промышленные предприятия. Дорога, ведшая от железнодорожной и почтовой станции, подводила к главной улице города, которая постепенно застроилась и превратилась в ее непосредственное продолжение.

Несколько иначе по приемам, но аналогично по существу происходило развитие города Шуи в бывшей Владимирской губернии. В 1830-е годы на противоположном от города пустынном берегу реки Тезы была сооружена первая в Шуе фабрика купца Посылина. Через год она сгорела. Но берег Тезы превратился в место концентрации фабричного строительства. В 1850-х годах вдоль реки одна за другой возводятся фабрики Посылиных, Корнилова, братьев Щеколдиных, в 1868 году - фабрики Ф.Г Попова и Калужских, в 1872 году - Терентьева, в 1881 году - Набургаева, вслед за нею еще ряд фабрик.

Таков один из самых распространенных в России приемов размещения фабрик в системе городского плана и влияния их на характер городской застройки. Вынесенные к реке фабрики формируют панорамы речных берегов, а внутри поселения на улицы выходят сооружения, подчиняющиеся законам оформления парадного пространства городских улиц. Благодаря этому чрезвычайно распространенному приему, применявшемуся в городах разного ранга и величины (в столичной Москве и в уездной Кинешме), в селах (Яковлевское Большое, ныне г. Приволжск Ивановской обл.), Иванове и многих других, фабрика выключается из основного архитектурно оформленного городского пространства - его улиц и площадей. Вместе с тем одновременно та же фабрика, а гораздо чаще - фабрики превращаются в чрезвычайно активный элемент формирования иной части городского пространства - прибрежных долин и речных панорам, радикально изменяя естественный пейзаж и привычный облик речных берегов.

Однако во многих поселениях, и в Шуе в том числе, прием вынесения фабрик к реке соседствует с другим, названным ранее слободским или очаговым, равно распространенным при создании как фабричных, так и железнодорожных поселков. В нескольких верстах от этого города была сооружена станция законченной в 1868 году железной дороги Иваново-Шуя, давшая жизнь привокзальному и нескольким промышленным поселкам.

В способах размещения фабрик в городах различается несколько вариантов:

а) очагово-каскадный прием размещения фабрик в структуре города на реках и канатах с учетом сложившейся планировки (Петербург);
б) очагово-каскадный без учета исторической структуры города (Москва);
в) линейно-каскадный с двусторонним размещением фабрик вдоль реки (Иваново-Вознесенск);
г) линейно-каскадный с односторонним размещением фабрик на берегу реки (Шуя);
д) линейно-каскадный вне города с размещением фабрик в виде двух групп вверх и вниз по реке (Кострома; можно добавить уже описанный Ковров);
е) очагово-каскадный вне города (Кинешма, фабрики по Волге);
ж) очаговое размещение на территории города (и каскадное вне его) в Серпухове;
з) монофабрики в городе или вне его (Егорьевск, Зарайск, фабрика Рябушинских под Вышним Волочком в Завидово, НароФоминская мануфактура) [7].

Однако со всей полнотой и определенностью градоформирующий принцип, названный слободским или очаговым, заявил о себе в типе поселений, всецело обязанном своим появлением фабрике. Такого рода поселения возникают вне городов, сохраняют формально сельский статус, хотя живущие в них рабочие не занимаются сельским хозяйством. Это селения при фабриках - фабричные села.

В фабричных селах, созданных в пустынной местности или рядом с исторически сложившимся селом, слободской (очаговый) принцип превращается в основной, даже единственный принцип организации пространства. Роли не играет, возникали ли фабричные села вдали от населенного пункта или близ материнского поселения любого уровня - города, посада, села, деревни, сельца. В каждом случае развивающийся одновременно с промышленным комплексом жилой район приобретает пространственно-планировочную организацию, самостоятельную по отношению к создаваемым одновременно с ним другим градостроительным образованиям или образованиям, исторически сложившимся. Фабричные села обычно представляют собой поселения с самостоятельной по отношению к другим пространственно-планировочной структурой, собственным градоформирующим ядром и общественным центром [8].

Фабричное село - название условное. Оно обозначает возникновение поселений нового типа на основе села, а не на основе города. На это обращено специальное внимание, поскольку фабрики могли сооружаться не только в селах, но и в деревнях, где не было столь развитого, как в селе, общественного центра с храмом и площадью перед ним. В этом смысле новые фабричные поселения, выросшие на основе или близ села и деревни, несколько отличались друг от друга. Если фабрика сооружалась неподалеку от села, в новом поселении сразу же появлялось два центра. Наряду с более ранним исторически сложившимся, архитектурно и планировочно закрепленными церковью и сельской площадью, начинал складываться новый фабричный центр, который превращался во второй общественно-планировочный и архитектурный центр фабричного села. Если фабричной становилась деревня, то в ней все равно возникало два центра: фабрика и церковь. Структура фабричного сельского поселения определялась его историей и топографией местности, где оно располагалось.

Иваново-Вознесенск. Церковь Вознесения в Вознесенском посаде.
1851 г. Фотография конца XIX века

История превращения села Иванова и Вознесенского посада в город Иваново-Вознесенск сходна с историей Шуи. Хочется напомнить, что село уже в XVIII веке было крупным торгово-промышленным центром, находившимся на берегу небольшой речки Уводи. В конце XVIII столетия в нем появились первые мануфактуры. В начале XIX века в селе было три храма, а население доходило до 5 тыс. человек. Тогда же в Иванове появились новые фабрики, а в 1825 году общее число их достигло 125.

Неподалеку от села Иванова на левом берегу Уводи близ фабрик в 1820 году возникла Ильинская слобода (получившая это название после сооружения в 1840 году церкви Ильи Пророка). В 1828 году было положено начато соседней с нею Дмитровской слободе. В 1830-е годы за пределами села вдоль берега Уводи началось строительство новых фабрик. Первой, вынесенной за границы застройки, стала сооруженная в 1838 году фабрика П.А. Зубкова. В 1844 году сложилась самая крупная слобода - Вознесенская. В 1853 году левобережные слободы (Вознесенская, Троицкая) и правобережная Дмитровская были объединены в Вознесенский посад. На плане 1871 года, составленном в момент превращения Вознесенского посада и села Иванова в город Иваново-Вознесенск, зафиксирована многоочаговая структура молодого города. К бывшему Вознесенскому посаду, в котором различаются три составившие его части и бывшее село Иваново, примыкают расположенные в правобережной части Елизаветинская и Ильинская слободы, в левобережной части - Троицкая. Через три десятилетия разрывы между бывшими слободами сократились. Территория оказалась почти сплошь застроенной, хотя многоочаговость сохранялась в относительно самостоятельной планировке составляющих Иваново-Вознесенск частей, которую архитектурно подчеркивал храм или группа храмов, бывших планировочным, композиционным и смысловым центром каждой части города.

Иваново-Вознесенск. Ткацко-прадильная фабрика Мефодия Гарелина.
Фотография начала 1920-х годов Иваново-Вознесенск
Панорама фабричной части города. Фабрики Гарелина и Грязнова на берегу Уводи.
Фотография начала 1920-х годов

В 1851 году на средства местных купцов была сооружена монументальная пятиглавая церковь Вознесения, по имени которой и был назван посад, одна из самых величественных в городе, а главное, свидетельствующая о том, как тщательно следили строители храмов за новейшими тенденциями в архитектуре столиц. Церковь сооружена по образцам соборных храмов К.А. Тона, которые в 1840-1850-е годы начали сооружаться в разных концах России. В середине XIX столетия по обоим берегам Уводи развернулось строительство крупных фабрик богатейших купцов Гарелиных, Бугримовых, Грачевых, Ямановских (всего более десяти). Западный луч Вознесенского посада, соединившийся благодаря мосту через Уводь с главной улицей села Иванова Георгиевской, превратился в главную магистраль поселения, отдельные части которого благодаря развернувшемуся по берегам реки строительству фабрик слились в единую промышленную зону с тяготеющей к ней жилой застройкой .

В результате Иваново-Вознесенск обрел облик, характерный для многих промышленных городов и фабричных сел, где застройка улиц и прибрежные панорамы формировались разными типами зданий, по-разному располагались в пространстве и выглядели по-разному. Фабричные корпуса свободно располагались на территории участка. Их размещение зависело от особенностей технологического цикла и особенностей формирования застройки самого участка. Однако планировка его с многоэтапными узкими длинными фабричными корпусами, расположенными асимметрично на площади участка недалеко от реки, разительно отличается от облика улиц, застраивавшихся по нормам регулярного градостроительства. Отличается она и от наиболее близких им аналогий: от планов больничных и институтских комплексов. Внутренние пространства участков больничных и институтских комплексов тоже застраивались свободно стоящими зданиями. Но их застройка обычно носила отпечаток чисто внешней упорядоченности и правильности; корпуса располагались симметрично относительно перпендикулярной оси улицы, организующей внутреннюю планировку участка оси, чего никогда не делилось на фабричных участках.

Иваново-Вознесенск. Ситценабивная фабрика "Товарищества мануфактур Прасковьи Витовой с сыновьями" на берегу реки Талки.
1870-1890-е годы. План

Полицентричность структуры Иваново-Вознесенска не отменила иерархического принципа организации архитектурного пространства города. Наряду с локальными центрами складывается общегородской центр. Выделяется основная планировочная ось нового города - главная улица, соединяющая два основных ядра сложной структуры - бывшее село Иваново и Вознесенский посад. Двухцентровая разновидность полицентрической структуры фабричных сел принадлежит к числу самых распространенных и типичных. Выразительность многих ансамблей подобного рода основана на контрасте и связи двух разнохарактерных структур старого села и нового фабричного поселка [9].

Пространство улиц и речные берега в одном и том же промышленном селении, особенно небольшом, часто выглядели по-разному, поскольку организующим началом каждого выступали обычно разные типы зданий.

Облик речных берегов, берегов озер и прудов и открывавшиеся на них панорамы определяли фабричные здания (в соответствии с особенностями технологии они всегда размещались у крупных водоемов). Гигантские размеры фабричных корпусов, их сложные объемы, экспрессивность аскетичных форм создавали по-настоящему урбанизированный пейзаж и впечатляющий образ технического прогресса.

Иваново-Вознесенск. Георгиевская площадь. Справа новая колокольня. 1852-1858 гг.
Фотография 1905 года
Иваново-Вознесенск. Георгиевская улица.
Фотография конца XIX - начала XX века

Городское пространство Иваново-Вознесенска и других родственных поселений сохраняло верность принципам регулярности. Преобладала невысокая застройка с домами в 1-2, редко в три этажа с богато украшенными по нормам архитектуры второй половины XIX века уличными фасадами, со столбами электрического освещения, с каменными домами на главной улице и площади и преобладанием деревянных жилых домов в остальных частях города и фабричного села. Молодой безуездный город мастеровых и мастеров замечателен не только контрастом фабричной и городской части. Красоту и выразительность его облику придавали многочисленные храмы, умело включенные в застройку и замыкавшие перспективу большинства улиц. Среди жилых домов выделяются из рядовой жилой застройки богатые особняки владельцев крупных фабрик и монументальные общественные здания, среди которых обращает на себя внимание благородством форм и сдержанностью декора фасад Зимнего театра.

О кустарном селе Тейкове (бывший Шуйский уезд Владимирской губернии) в 1855 году говорилось, что оно "относительно постройки может сравняться с иным уездным городом" [10]. Центр села представлял большую вытянутую площадь-улицу, застроенную общественными зданиями, купеческими домами, храмами, торговыми рядами. На рубеже XIX-XX веков эта улица-площадь получила продолжение в виде бульвара. Застроенный одно- и двухэтажными каменным и деревянными зданиями с нарядной деревянной резьбой бульвар подводил к новой площади, расположенной перед громадными фабричными корпусами "Товарищества мануфактур А. Каретниковой с сыном" на противоположном берегу реки [11].

Иваново-Вознесенск. Вид Нижнего Базара от Покровской улицы.
Фото конца XIX века
Иваново-Вознесенск. Собор Рождества Христова в с. Иваново.
1858, арх. Н.К. Рейм. Фотография начала XX века

В Иванове застройка носила городской характер. В Тейкове городской облик имеет старый центр, похожий на центры уездных городов Центральной России.

Фабричное село Нара Фоминская возникло из бывшего помещичьего села Фоминское Верейского уезда Московской губернии и деревни Малая Нара на противоположном берегу реки. На месте села сложился комплекс производственных зданий основанной в 1840 году Д.П. Скуратовым и Н.Д. Луниным бумагопрядильной фабрики. На противоположном берегу на месте деревни Малая Нара и села Мальково после строительства казарм вырос фабричный поселок [12]. И здесь промышленные сооружения, будучи градопорождающим фактором, одновременно превратились в элемент, организующий застройку селения, складывающегося из трех основных составляющих.

Город Вичуга (современная Ивановская область) возник из трех больших фабричных сел - Бонячки, Тезино, Новая Гольчиха и поселка при станции Вичуга Ярославской железной дороги. В Бонячках находилась фабрика Коноваловых, в Тезине - Разореновых (в начале XX века "Товарищества Г. Разоренова и Н. Кокорева"). В Новой Гольчихе, превратившейся в фабричное село позднее других, примерно в середине XIX столетия, первыми поставили фабрики братья Д.М. и А.М. Миндовские. Поблизости от нее несколько позже соорудили фабрики купцы Морозкин, Клементьев, Тихомиров и другие; небольшой котельный завод - купец Разумов. На пригорке близ фабрик выстроились в ряд купеческие особняки, сформировавшие архитектурный облик главной улицы села.

Иваново-Вознесенск. Вид Соковской улицы.
Открытка начала XX века
Иваново-Вознесенск. Панская улица.
Фото конца XIX века

По мере того как разрастался производственный комплекс, в отдельных составляющих вичугского каскада фабрик и фабричных сел росли и приобретали самостоятельность, отпочковываясь от материнского производственного ядра каждого из сел, функциональные зоны, объединенные общностью назначения. Каждая из фабрик, расположенная в селах этого фабричного центра: в Бонячках, в Тезине, превращается в узловой центр крупного производственно-жилищного комплекса, в системе которого появляются самостоятельные поселки и комплексы.

Тезино, судя по описанию, представляло в 1880-е годы "прямую улицу, широкую как площадь (ныне ул. Ленинградская). Посередине недавно построенная деревянная церковь красивой архитектуры. По левой стороне стояли каменные дома двух фабрикантов и принадлежащие им фабрики, а по правой - фабрики и дом третьего фабриканта". В конце XIX века в состав фабричного центра входили, кроме села Тезино, деревни Санниково, Бисериха и три рабочих поселка - Тезнинский, Санниковский и Бисеринский. Всего в Тезине в 1897 году проживало 5672 человека, в 1917 году - 7941 человек [13]. В начале XX века на средства И. Кокорева в Тезине был возведен великолепный каменный храм соборного типа. Его монументальный облик воссоздавал в увеличенном виде самые почитаемые в России православные святыни: Успенский собор и колокольню Ивана Великого в Московском Кремле.

Иваново-Вознесенск. Больница для мастеровых и рабочих.
Открытка конца XIX века
Иваново-Вознесенск. Зимний театр.
Начало XX века, арх. А.Ф. Снурилов. Открытка начала ХХ века

От вичугского куста фабрик во второй половине XIX века отпочковались фабрики, основанные вычугскими фабрикантами в бассейне Волги. Первым создал фабрику на реке Сунже в 2 верстах от впадения ее в Волгу в 1868 году А.П. Коновалов [14]. Его примеру последовали другие. В итоге по правому высокому берегу Волги от Кинешмы до Плеса во второй половине столетия вырос целый каскад фабрик с поселками при них.

В городах, как и в селах, текстильные фабрики, естественно, ранее всего возникали в местах традиционного развития ткачества. Среди множества других подобных мест в Московской губернии к их числу принадлежали города Серпухов, расположенный к югу древней столицы на реке Наре неподалеку от впадения ее в Оку, и Егорьевск, до революции входивший в состав Рязанской губернии.

Уже в 1860-е годы Серпухов превратился в крупный фабричный город. Облик и силуэт Серпухова обнаруживают совершенно новое, но ставшее к 1870-м годам характерным для Центральной России сочетание патриархальности с приметами фабричного центра. Невысокая застройка привольно раскинувшегося по обоим берегам Нары уездного города с храмами и высокими колокольнями соединяется со зримыми чертами нового века: с многоэтажными корпусами текстильных фабрик и превосходящими высоту колоколен фабричными трубами.

Крупнейшими из текстильных фабрикантов Серпухова были Коншины. Принадлежавшая к старинному, известному с XVI века посадскому роду семья начала заниматься производством парусины и полотна на собственной фабрике в середине XVIII столетия, продолжив инициированное Петром I дело. Судя по описанию 1838 года, на фабрике Коншиных, перешедшей уже в начале XIX века на производство бумажных тканей, работало 2000 человек, сама же фабрика помещалась в 7 каменных и 14 деревянных зданиях. Именно тогда, в 1830-1840-е годы, закладываются основы типа русской многоэтажной текстильной фабрики, представлявшей обычно целый комбинат, с полным циклом производства, начиная от выработки пряжи и кончая выпуском ткани.

Иваново-Воэнесенск. Училище для детей мастеровых и рабочих.
Фотография начала XX века

Фабрика Коншиных в Серпухове непрерывно росла и обновлялась. В 1913 году ее владельцы приступили к последней в дореволюционный период крупномасштабной перестройке корпусов в соответствии с новейшими достижениями техники и технологии. В 1914 году была построена огромная по тем временам электрическая станция мощностью в 7000 лошадиных сил для передачи электроэнергии на все четыре фабрики, где, не считая служащих, было занято 14 тысяч рабочих. Представлявшая самостоятельный город в городе, фабрика имела кроме производственных корпусов "большие спальни для рабочих, оборудованные по всем правилам гигиены, собственные дома с квартирами для служащих, рабочий поселок с 350 отдельными домиками, харчевые лавки с хлебопекарней, делающие миллионный оборот, больницы, школы, чайную с театром, место для гуляний и гимнастики" [15]. Кроме того, для подвоза лесного материала по дачам была проведена железная дорога протяженностью около 40 верст. Надписи на торговой марке "Товарищества Н.Н. Коншина" на разных языках отражают размах его деятельности: "Товарищество" имело склады для обмена товаров на хлопок в Ташкенте, Коканде, Бухаре. Коншин первым ввел в недавно завоеванной Средней Азии посевы хлопка из американских семян и инициировал создание там хлопкоочистительных и прессовальных заводов. Деятельность Коншина распространялась и на Закавказье. После закрытия на Кавказе беспошлинного транзита через персидскую границу Коншин открыл в 1877 году склад в Тегеране, с которым "Товарищество" имело также торговые отношения [16].

Иваново-Вознесенск. Ситценабивная фабрика "Товарищества мануфактур Никанора Дербенева и сыновья".
1890-1900-е гг.Технологическая башня
Иваново-Вознесенск. Фабрика Большой Вознесенской мануфактуры. Технологическая башня прядильно-ткацкого корпуса.
1870-1900 годы

Фабрики Хлудовых и Бардыгина в Егорьевске, преобразованном из села Великого в 1778 году в уездный город Рязанской губернии, значительно моложе фабрики Коншиных. Ручное ткацкое производство возникло здесь только в 1825 году. Однако в конце XIX века Егорьевск входил в число крупных текстильных центров России. Самые крупные из предпринимателей города Хлудовы и Бардыгины достойно представляли русское просвещенное купечество. Хлудовы собрали первоклассную коллекцию древнерусских рукописей. Михаил Федорович Бардыгин - владелец скромной по сравнению с Коншиными фабрики (на ней работало около 3500 человек) в течение 29 лет бессменно занимал должность городского головы и столько же лет был земским гласным. Его сын Никифор Михайлович в память об отце основал механико-электротехническое училище на 400 человек; на средства и на основе собраний Бардыгиных в Егорьевске был основан музей. Фабрики Бардыгиных и Хлудовых и училище до сих пор остаются, наряду с храмами, самыми крупными сооружениями, определяющими своеобразие архитектурного облика и колорит города. Фабрики органично вписались в систему городского плана с центральной группой площадей, а новая площадь перед фабрикой вошла в их число, став частью архитектурно-планировочной системы городского центра.

Из всего сказанного следует, что новая градостроительная система, отличная от регулярной и по приемам, и по принципам градообразования, зародилась в конце XVIII - начале XIX века, когда в ходе распространения мануфактурного производства промышленные корпуса стали выключаться из системы обычной застройки владельческих участков и выноситься за пределы исторически сложившейся застройки, за границы населенного пункта, на свободные земли к лугу, пруду, к реке. Таков один из путей, ведших к созданию основ неуличного принципа планировки и свободного, нерегулярного способа организации архитектурного пространства. В этом смысле вынос фабрик за границы села на пустынный берег Уводи двумя крестьянами села Иванова - Гарелиным и Грачевым - может считаться событием историческим. Фабричное здание, фабричный комплекс приобрел благодаря этому самостоятельное градообразующее значение. Из элемента застройки отдельного участка, в буквальном смысле явления внутреннего, ибо фабричные корпуса располагались в глубине участка, они превращаются не просто в самостоятельный, а обретающий значение градопорождающего элемент.

До тех пор, пока мануфактурные заведения оставались "внутренним делом", пока они сооружались внутри участков, они не влияли на образ и структуру городской и сельской застройки. Она формировалась в соответствии с нормами регулярного градостроительства. На парадное пространство улиц и площадей допускались лишь соответствовавшие нормам архитектурного стиля, возводившиеся в соответствии с его правилами сооружения. Промышленные здания этим правилам не следовали. Они сооружались "без правил". Их воздействие на облик поселения и на градостроительный процесс стало проявляться лишь после того, как они вышли не только за пределы владельческого участка, но когда они оказались за пределами регулярной планировки и застройки поселения. Тогда фабричные комплексы, утратившие связь с исторически сложившейся структурой селения, освободились от обязательных для регулярного градостроительства правил, превратились в чрезвычайно действенный градообразующий фактор. Фабричные комплексы изменили механизм градообразования. Они наряду с храмами превратились в господствующий элемент городских и сельских панорам. Фабрики преобразовали облик культурного пейзажа Европейской России. Они внесли в природный ландшафт и в облик селений новый масштаб и новое представление о человеческом домостроительстве.

Из такого, казалось бы, частного явления, как вынос фабрик за пределы исторически сложившейся застройки селения, выросло архитектурное и социально-экономическое движение, которому в ходе дальнейшего развития предстояло изменить систему расселения Центральной России и создать, наряду с административно-градостроительной системой, систему, рожденную индустриальным развитием, социальной и хозяйственной активностью низших сословий. Кроме того, ему предстояло изменить самый механизм градообразования на всех уровнях - на уровне содержательном, социально-экономическом, образном, на уровне архитектурно-планировочных приемов и принципов. С момента своего зарождения новая градостроительная система действует одинаково на уровне пространственно-планировочной структуры отдельного поселения и на более высоком уровне системы расселения. И тут и там градоформирующий принцип сродни процессу естественного роста по принципу отпочкования, создания семейства себе подобных организмов, развивающихся в цепной последовательности от одного ядра к другому или радиально из одного центра. Названный слободским, качественно отличный от регулярного, принцип градостроения можно назвать также естественным, органическим. В нем можно увидеть типологическое сходство с древнерусским и вообще средневековым градостроительством, где градопорождающим ядром, основой, является какой-то функционально или содержательно значимый объект (часто в нем совмещается то и другое), например кремль, крепость, замок, монастырь, храм, а уличная система является производной от них и служит соединению их друг с другом.

В отличие от естественного, органического средневекового в регулярном градостроительстве, напротив, исходным градопорождающим элементом служит план. В соответствии с предварительно созданным планом города располагались улицы и площади, определялись их направление, размеры и конфигурация. Планом предопределялись места строительства административных, торговых, культовых, промышленных зданий, жилых домов, их дифференциация по величине строений и свойствам материалов, из которых надлежало строить дома. Так, в соответствии с предварительно разработанным генеральным планом создавались в XVIII - начале XIX века родственные по функциональному назначению фабричным селам города-заводы на Урале [17]. Но так создавались все вообще города России в пору их тотальной перепланировки. Первичным был план; здание, комплекс - вторичным, производным.

Генеральный план группы фабричных сел в районе железнодорожной станции Вичуга.
Начало XX века

В ходе становления нового типа поселений - фабричного села или промышленного поселка одновременно с ним происходит зарождение и складывается новый градообразующий принцип. В нем первичным, исходным является не план, а наделенное градоформирующей функцией ядро, применительно к которому и складывается план возникающего одновременно с ним поселения или района. Именно этот принцип первичности градоформирующего ядра и вторичности, производности планировочного приема и есть новшество, привнесенное в градостроительство промышленным переворотом, сопровождавшимся появлением фабричных сел, промышленных районов в городах, железнодорожных поселков.

Новый принцип градообразования сродни не только древнерусскому слободскому. С равной долей обоснованности можно увидеть в нем сходство с монастырским комплексом или с многосоставностью большого средневекового города с относительно самостоятельными районами, отделенными друг от друга крепостными стенами. Однако типологическое родство не предполагает тождества. Функционально-производственно-культурно-духовная общность новых градоформирующих единиц неизмеримо менее замкнута и самостоятельна, чем составных элементов древнерусских поселений, не говоря уж о совершенно иной содержательности.

Новый градоформирующий принцип, подобно принципу регулярного градостроительства, является всеобщим и действует во всех сферах, связанных с производственной деятельностью. Он обнаруживает себя не только в поселениях и комплексах, возникших в связи со строительством промышленных сооружений. С родственным явлением мы встречаемся в портовых городах, на станциях железных дорог, в поселках и городах, рожденных добычей полезных ископаемых. Новый градостроительный принцип получает распространение при строительстве фабричных и заводских поселков в больших и малых, губернских и уездных городах. Кроме того, уже отмечалось, что во второй половине XIX и особенно в начале XX века больничные и учебные комплексы приобретают характер самостоятельных поселков или городков, иногда удаленных от материнского поселения на несколько километров. Так же развиваются города-курорты и курортные зоны. Фабричные села подтверждают сказанное ранее: новый градостроительный принцип действует одинаково, безотносительно к типу поселения, его функциональной специфике, размерам, местоположению, является ли он полностью автономным архитектурным организмом или создается в рамках более обширного и сложного градостроительного целого.

Появление и начало функционирования одновременно с регулярным иного, "слободского", органического принципа градообразования положило конец существованию отчетливых границ поселений, особенно городов. С 1830-1850-х годов большой или малый промышленный город уже не кончается городской чертой. Городская черта, городская застава перестают быть реальной границей города. Чем ближе к концу XIX века, тем труднее в промышленных городах обозначить границу между городом и негородскими территориями, между городом и пригородом. Она исчезает. Окраинные районы города и пригороды, т. е. районы, прилегающие к городу, но официально не входящие в него, не только территориально, но архитектурно и градостроительно, с хозяйственно-экономической, социальной, культурно-бытовой точки зрения превращаются в единое, не поддающееся разъединению целое, то, что позднее, уже в XX веке, получает название агломерации.

Тезино. Фабрика Д.А. Разоренова.
Фотография начала XX века
Тезино. Центральная часть с парком, прудом и деревянной церковью Петра и Павла.
Открытка начала ХХ века

Превращение фабрик, а затем и заводов в градопорождающий и градоформирующий элемент не ограничивается сменой градостроительного принципа. Оно выражало глубокий содержательный поворот, радикальную смену акцентов в соотношении основных начал архитектуры и градостроительства - духовно-содержательных и социально-утилитарных. Все виды поселений во все времена создавались для того, чтобы в них жить. Но образ и облик селения определяли сооружения, представлявшие высшие духовные ценности и далекие от житейской прозы смыслы. Появление фабрик и превращение их в градоформирующий, а значит, и смыслоформирующий элемент привело к тому, что утилитарно-социальное, бытовое начало архитектурно-градостроительной деятельности осмысляется не просто как важное, а как основополагающее начало бытия. Основополагающее, но не единственное. Вторым остается храм. Фабрика (завод) и храм - два смысло- и градоформирующих начала фабричных сел. В этом нельзя не видеть прямого воздействия или выражения господствующих умонастроений эпохи и определявших характер времени социальных сил.

Фабрики наряду с храмами господствуют в облике общественных центров фабричных сел вичугской агломерации - в Бонячках, в Тезине, в фабричных селах середско-писцовской группы, в частности в Середе (ныне город Фурманов). Фабрики и храмы формируют панорамы высокого волжского берега от Кинешмы до Плеса. С помощью храмов и фабричных корпусов организованы речные панорамы малых рек, протекающих через промышленные поселения, будь то древняя столица России Москва, столица текстильного края Иваново-Вознесенск, уездные города Шуя или Серпухов, село Яковлевское Большое на реке Шага (правый приток Волги) и многие другие.

Грандиозный собор во имя Георгия Победоносца (1893-1903, Л.Н. Бенуа) вырос в центре новой площади фабричного села Гусь-Хрустальный Владимирской губернии. ЮС. Нечаев-Мальцев выбрал место для него и нового общественного центра неподалеку от вокзала на оси главной улицы. Продолженная до вокзала главная улица соединила его с фабричным комплексом, с громадным прудом и набережной, с исторически сложившимся центром, с системой площадей, на которых располагались торговые ряды и храм Покрова Богородицы начала XIX века.

В отличие от большинства фабричных, промышленных и кустарных сел Центральной России жилая застройка этого фабричного поселка состояла из чередующихся в определенном порядке нескольких типов каменных одноэтажных жилых домов для рабочих и служащих фабрики на одну-две семьи. Деревянные дома в 1-2 этажа в русском стиле, бревенчатые с резными наличниками появились лишь в конце XIX - начале XX века в ходе формирования привокзального района и второго общественного центра с собором, парком, фабричным училищем и зданием местного управления.

Тезино. Фабрика Г Разоренова и И. Кокорева. Схема генплана
1 - ткацко-отделочный корпус; 2 - прядильный корпус; 3 - пряжный корпус; 4 - ткацкий корпус; 5 - белильно-красильно-аппертурно; 6 - механические мастерские; 7 - контора (?); 8 - электростанция; 9 - склад готовой продукции; 10-14 - склады 15 - конюшня Тезино.

Кустарные села - Талдом в Московской губернии, Кимры в Тверской, Палех, Мстера, Холуй во Владимирской и т. д. соединяли в себе черты городской застройки и застройки фабричных сел. Первые обнаруживаются в облике и характере зданий центра с площадями, обстроенными торговыми рядами и двухэтажными каменными домами. В Кимрах даже была сооружена реплика Верхних торговых рядов на Красной площади в Москве, в русском стиле, но из красного облицовочного кирпича. Фабричные кустарные села сродни друг другу типом жилых домов, сооружавшихся по типу крестьянских изб, но с одним существенным отличием. В избах кустарных, как и в избах фабричных сел, отсутствовал обязательный в земледельческих селах развитой комплекс хозяйственных построек. Хотя в основном застройка кустарных и фабричных сел устойчиво сохраняла верность архитектурным вкусам второй половины XIX столетия, в редких случаях, например в Кимрах, даже в 1920-е годы целые улицы застраивались деревянными домами в стиле модерн. Все сказанное справедливо и для заводских районов промышленных городов.

Церковь Воскресения. 1911 г. Архитектор И.С. Кузнецов
Фотография начала XX века

Главная сфера появления градостроительных новшеств - комплексы больничных, институтских или университетских городков, фабричных сел, промышленных, железнодорожных и дачных поселков, новых районов в курортных городах, промышленных поселков в столичных, губернских и уездных городах. Типы промышленных зданий, промышленные комплексы и поселения при промышленных комплексах - явления взаимосвязанные.

Перечень источников:

1. Об отличии городов-заводов Урала от фабричных сел см. в первой книге "Градостроительство России середины XIX - начала XX века", М., 2001. Вернуться в текст
2. Анализ размещения фабрик в структуре планов Москвы и Петербурга см.: Гераскин Н.С. Указ. соч. С. 30-32. Градостроительному развитию российских столиц Петербурга и Москвы в следующей книге, которая будет носить подзаголовок "Столицы и провинция", будут посвящены отдельные главы. Здесь о них упоминается лишь для того, чтобы подчеркнуть универсальность действия общих для градостроительства середины ХІХ - начала XX века тенденций. Вернуться в текст
3. Памятники архитектуры Костромской области. Вып. 1. г. Кострома. 1-я часть. Под. общ. ред. В.Б. Коровина. Кострома, 1996. С. 58-60. Вернуться в текст
4. Памятники архитектуры и монументального искусства Костромской области. Кострома, 1997. Часть 1-я. Вып. I. Вернуться в текст
5. РГИА, ф. 1287, оп. 36,1843-1846 гг., д. 1101. Вернуться в текст
6. Иванов A.И. Город Ковров в прошлом и настоящем. Краткий краеведческий очерк с приложением плана города и карты Ковровского уезда Ковров, 1928. С. 7, 22. Вернуться в текст
7. Гераскин Н.С. Указ. соч. С. 43. Вернуться в текст
8. Наличие нескольких общественных центров, полицентричность структуры, являющуюся особенностью многих фабричных сел (Наро-Фоминского, Раменского, Лежневе, Кохмы, Ставрове, Южи, Середы, Родников, Щелкове, Орехове-Зуева и др.), зафиксировала Т.П. Кудрявцева в диссертации канд. архит. "Промышленные поселения Центральной России XIX века. Развитие планировочных структур". М., 1980. С. 75. Вернуться в текст
9. Гарелин Я.П. Указ.соч.; Кудрявцева Т.П. Планировка некоторых промышленных селений Центральной России в конце XIX века // Архитектурное наследство. М., 1976. Вып. 25., С 111-112; ее же. Особенности структур промышленных селений Центральной России в XIX в. // Архитектурное наследство. Вып. 29. М, 1981. С 101-102. Иваново // Ивановская область. Часть 1. Отв. ред. Е.Г. Щеболева. М., 1998. С. 130-141. Вернуться в текст
10. Цит. по: Кудрявцева Т.П. Планировка некоторых промышленных селений... С. 113. Вернуться в текст
11. Тейково // Ивановская область. Часть 3-я. отв. Редактор Е.Г. Щеболева. (Свод памятников архитектуры и монументального искусства России). М., 2000. С. 244-246. Вернуться в текст
12. Кудрявцева Т.П. Особенности структур промышленных селений... С. 97-99. Вернуться в текст
13. Горбунов С.В., Любимее Ю.С. Вичуга. Историко-краеведческий очерк. Ярославль, 1981. С. 6, 7, 10, 11. Вернуться в текст
14. Товарищество мануфактур Ивана Коновадова... С. 41. Вернуться в текст
15. Иоксимович Ч.М. Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем. М., 1915. С. 270-272, 276, 278, 279. Вернуться в текст
16. Русский торгово-промышленный мир. Фотокнига. Автор текста П.А. Примаченко. М., 1993. С. 264. Вернуться в текст
17. Лотарева Р.М. Развитие архитектурно-планировочных структур промышленных городов Урала. Свердловск, 1973. Дисс... канд. архит.; ее же. Города-заводы России XVIII - первой половины XIX века. Екатеринбург, - 1993. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
3.4.2. География фабрично-заводского строительства в XIX - начале XX века...  3.4.4. Типы зданий, рожденные промышленным переворотом...