Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

2 глава. Город как художественный организм (Е.И. Кириченко)


2.4. ВРЕМЕННЫЕ ПОСТРОЙКИ И АРХИТЕКТУРА МАЛЫХ ФОРМ

2.4.4. Сооружения в парках, связанныс с праздничным времяпрепровождением

К числу влиявших на облик и на образ города середины XIX - начала XX века более существенно, чем два описанных вида временных построек, принадлежали строения в парках, на набережных, бульварах, отчасти - на улицах и на территориях, отводившихся под народные гулянья. С каждым из двух видов временных сооружений третий связан по-своему. С выставкой их роднит размещение на специально выделенной территории, с коронационными сооружениями - ориентация на массового потребителя и то, что оба типа сооружений предназначены лишь для праздничного времяпрепровождения. Главное же, что отличает архитектуру парков и гуляний от выставок и коронационных сооружений, - содержательность. Три вида временных построек представляют три версии мировидения середины XIX - начала XX века: официальную, просвещенного купечества и лиц интеллигентных профессий и, наконец, основной массы населения, которая на языке XIX столетия называлась обывателями.

Однако во всех временных постройках господствует дух аттракционности, стремление поразить, удивить, создать красочное и нарядное зрелище. Это качество изначально присуще даже самому серьезному из всех временных сооружений - выставкам. В описании Всероссийской выставки 1896 года говорилось, что даже по открывавшемуся со стороны главного входа виду можно было "тотчас же почувствовать, что находишься лицом к лицу с совершенно необычным, редким и исключительным зрелищем" [1].

Среда общественных городских парков и народных гуляний - явления родственные, но не тождественные. У них разное происхождение и разная судьба. В середине XIX - начале XX века городские парки и народные гулянья переживают свой звездный час. Это же время их наибольшего сближения.

В связке общественные парки и народные гулянья, последние представляют феномен более ранний. Истоки народных гуляний восходят к царствованию Алексея Михайловича. В 1649 году вышел его указ о запрещении увеселений с участием скоморохов. Признание отжившей целой культурной традиции знаменует начало господства другой. К 1660 году восходит происхождение театрального действа. "Указы половины XVII века представляют важный перелом в истории русской поэзии и увеселений. И та и другая, будучи сначала достоянием всего общества", "людей всяких чинов" волей-неволей должны были уйти из культурных слоев, спуститься ниже, они стали в полном смысле слова - народными" [2]. С этого времени единый поток культуры начинает раздваиваться. Продолжают существовать народные формы увеселений. Параллельно возникают элитарные формы развлечений, в их числе светский театр, не связанный ни с религиозными праздниками, ни с праздниками трудового аграрного цикла.

Вместе с поляризацией начинается обратное движение, направленное на сближение противоположных явлений. Сближение происходит на почве народных гуляний, декретируемых, однако, сверху и устраиваемых в соответствии с правилами стилевого искусства, но с включением элементов традиционных народных праздников - качелей, каруселей, элементов прежнего скоморошества. Это облегчало народу восприятие новшеств и позволяло не брезговать народными увеселениями и барам [3]. Однако в целом гуляния, приуроченные к Рождеству, Масленице, отодвигались к окраинам, становясь преимущественно достоянием культуры и быта простого народа. В балаганных представлениях и панорамах традиция скоморошества обретает новую жизнь, смешиваясь с опростившейся, переработанной в духе народных вкусов и оттого приобретавшей мишурный блеск и лубочность традицией искусства образованных классов.

Смоленск. Вход в Сосновский парк.
Открытка начала XX века

Тот же симбиоз двух культур присутствует на создававшейся к праздникам выделявшейся из обычной среды территории, отводимой для народных гуляний. "Место гуляния застраивалось павильонами в самых причудливых стилях - китайском, русском, поражая воображение зрителя необычностью и затейливостью форм, помогая ему включиться в атмосферу народного гулянья... Площадка вышки, с которой скатывались, украшалась беседкой, чаще всего затейливой, в восточном стиле, преимущественно китайском, что придавало ей карнавальный характер... иллюминированные плошками, фонариками из цветной слюды, густо усаженные пушистыми елочками... На весенних или летних гуляниях ледяные горы обычно заменялись деревянными" [4]. Стремлению подчеркнуть исключительность среды, в которой протекает народное гулянье, соответствовали необычные названия аттракционов. Так, традиционные на русских гуляньях горы назывались американскими [5].

Временность построек для гуляний была программной. Их охотно разбирали и столь же охотно возводили вновь. Так происходило везде, на всей территории России, в столицах и в провинции. " Считалось, что для большего успеха постройки должны казаться новинкой, не должны стать привычными, обыденными, ибо, таким образом, будет достигнут больший эффекта [6].

По принципам, принятым при устройстве периодически повторявшихся в городах народных гуляний, устраивались гулянья, приуроченные к коронационным торжествам. Программу гуляний к коронации Александра III, которые проводились одновременно и рядом с Всероссийской выставкой, разработал прославленный устроитель народных гуляний М.В. Лентовский. Ему же принадлежал план застройки Ходынского поля в виде трех, почти смыкавшихся у площади перед царским павильоном кругами аллей с размещавшимися на них зданиями театров и эстрадами [7].

В Москве первым крупным общественным увеселительным парком стал Петровский, расположенный за Тверской заставой близ Петровского путевого дворца, начало которому было положено в 1829 году. Со временем в Петровском парке появились локальные небольшие парки. Так же развивались расположенные в ближайших окрестностях Москвы издавна славившиеся как место народных гуляний Сокольники. Активно протекал в середине XIX века процесс создания общественных парков в северной столице. В популярные места народных гуляний превратились парки Екатерингофа и Павловска. На окраине Саратова отцом и дядей будущего знаменитого архитектора Ф.О. Шехтеля был создан Летний сад Шехтель, где начинал свою карьеру будущий постановщик знаменитых на всю Россию феерий Лентовский. Лентовский перенес опыт устройства народных праздников и гуляний саратовского Летнего сада в столицы. А оттуда они, в свою очередь, стали проникать в провинцию.

Тула. Вход в Петровский парк.
Открытка начала XX века

Главная задача устроителей городских парков, как и создателей других временных сооружений и ансамблей, сводилась к одному - к созданию далекой от обыденности празднично-феерической атмосферы. Характер праздничной среды парков передавали их названия, отражавшие стилистику искусства, тяготевшего к необычному, роскошному, экзотическому. Среди городских парков Москвы были: Эрмитаж, Стрельна, Альгамбра, Эльдорадо, Фантазия, Мавритания. Городские парки Петербурга носили сходные названия: Аркадия, Ливадия, Альгамбра, Орианда, Америка.

Экзотичность создававшегося городскими общественными парками пространства подчеркивал и критик, отмечавший, что Лентовский, руководящий гуляньями в своем парке, походит "на путешественника, который мечется по пяти частям света: из Америки в Помпею, из Помпеи в Шираз" [8].

Сравнивая описания представлений, дававшихся в середине и во второй половине XIX века в балаганах на народных гуляниях и во время увеселений в парках, сопоставляя среду городского парка, среду народных гуляний и декорации представлений, даваемых в балаганах на народных гуляниях и гуляниях в парках, нельзя не увидеть их идентичности. То, что происходит на театральной сцене балаганов, происходит и в реальном пространстве городского парка.

Нельзя не отметить и другой общности. Среда усадебного дворянского парка и среда общедоступного городского парка связаны генетически. Но так же связаны между собой декорации опер и балетов, дававшихся на императорской сцене и декорации представлений на народных гуляниях и в городских театрах, т. е. декорации в театрах для избранной публики и в театрах, рассчитанных на массового зрителя. Обозначенная цепь зависимостей обнаруживает еще одну особенность. Среда театральной сцены, безотносительно к тому простонародный ли это театр или театр для просвещенной публики, а также реальная среда городских парков создаются на основе сходных принципов и часто с использованием одних и тех же сюжетов. Разница лишь в характере интерпретации, в усилении развлекательно-зрелищного начала в представлениях, рассчитанных на массового зрителя.

Общественные парки 1830-1850-х годов еще тесно связаны с поэтикой дворянского усадебного праздника. Вместе с тем в них появились полюбившиеся посетителям популярных в балаганах народных гуляний батальные пьесы, разыгрываемые на территории парка. В качестве декораций использовались реальные парковые устройства: растущие там деревья и имевшиеся там пруды. Кроме того, в середине XIX века одновременно с созданием первых в России железных дорог популярные на народных гуляньях и в общественных парках запуски воздушных шаров, иллюминации и фейерверки дополнились ставшими в это время едва ли не обязательными представлениями движущегося паровоза на сцене и реальными поездками по железной дороге в популярные места гуляний.

Бывшая в новинку поездка по железной дороге превращалась в своеобразный аттракцион. "Наш московский Павловск (первая, служившая для развлечения железная дорога соединила Петербург с Павловском. - Е.К.) - станция Химки Петербургской железной дороги. Гулянья в Химках, по удобству и скорости переезда, доставляют главное удовольствие поездкою по железной дороге. В вокзале Химок, в дни, когда там дают концерты, разные представления физика и механика Детроа, поют цыганы... когда есть иллюминация и фейерверки, играет полковая музыка... стекается много посетителей, особенно много было публики 19 августа, на вечере, данном в пользу убитых и раненых наших воинов, на котором был спущен огромный воздушный шар" [9]. Огромный воздушный шар на фоне шестиярусной китайской башни представлен на литографии В. Тимма, изображающей гулянье в загородном парке Екатерингофа в 1852 году под Петербургом [10].

Екатеринодар (ныне Краснодар). Летний городской театр.
Открытка начала XX века
Нижний Новгород. Беседка в Александровском саду.
Открытка начала XX века

Популярность демонстрировавшихся в 1850-1860-е годы технических новинок вроде поездки на Всемирную выставку в Париж на поезде или подъем под облака на воздушном шаре восходит к представлениям, дававшимся на народных гуляньях в балаганах Петербурга еще в 1830-е годы. " Забавнее всего видеть на сцене насыпь железной дороги, паровоз с фабрики Джона Кокериля в полном ходу, со свистом, ревом и гулом, и длинную цепь экипажей, наполненных пассажирами, как по воскресеньям на Семеновском плаце. Но г. Легат с компаниею не довольствуется представлением на своей сцене важнейшего изобретения времени: он опередил век - и заставляет своего усатого Пьеро летать по воздуху на паролете, изобретенном в N. государстве в 1900 году!" [11] Таким образом, аттракционные формы демонстрации технических новинок, прежде чем получить распространение на выставках, прошли апробацию в городских парках и на народных гуляньях.

Во второй половине XIX века просветительские тенденции, связанные с пропагандой новых технических достижений (вспомним "физики и механики", демонстрировавшиеся в Химках), приобретают полную определенность. Владельцы и арендаторы городских садов во второй половине XIX столетия во многих случаях сознательно ставили перед собой задачу организации зрелищ, "способных в занятной затейливой форме знакомить с завоеваниями новейшей техники и культуры" [12]. Программную установку на просветительство отражает название балаганного театра, действовавшего с 1873 года на народных гуляньях на Царицыном лугу (Марсовом поле) в Петербурге под руководством А.Я. Алексеева-Яковлева "Развлечение и польза" [13]. А.Н. Бенуа приводит еще одно типичное для второй половины XIX столетия название балаганного театра: "Просвещение и забава" [14]

Иркутск. Беседка в городском саду.
Открытка начала XX века
Архангельск. Беседка и скамья на городском бульваре.
Открытка начала XX века

Та же ориентация на соединение развлечения и просветительства господствует в городских парках. Городской общественный парк унаследовал у усадебного парка его просветительно-развлекательную функцию. Вместе с тем новый тип парка изменил географию и социальную сферу бытования и превратился, в отличие от народных гуляний, рассчитанных на простой народ, на городские низы, в явление всесословное и массовое.

Во второй половине XIX века в народных гуляниях и в общественных парках сфера "пользы" и "просвещения" расширяется благодаря включению в народный праздник представлений, отражающих важнейшие в культурной жизни страны события. В Москве в 1880 году пушкинские торжества проходили дважды. Один раз как событие высокой культуры с открытием памятника Пушкину на Страстной площади со знаменитыми речами И.С. Тургенева и Ф.М. Достоевского, второй раз - как явление массовой городской культуры в саду Эрмитаж у Лентовского. Там 6 июня 1880 года в день рождения Пушкина состоялось еще одно открытие памятника Пушкину. Для этого в скульптурной мастерской Козлова по проекту A.M. Опекушина был изготовлен и установлен на колонне на входной площади, ставший достопримечательностью сада бюст поэта. К празднику вся территория сада была оформлена по рисункам архитектора Д.Н. Чичагова, художников К.Ф. Вальца, К.В. Наврозова и др. Сад был перепланирован и с помощью декораций разделен на 6 частей, где в живых картинах изображались: у входа в сад - родословная А.С. Пушкина, в первом круге - воспитатели поэта, на главной аллее - пребывание в лицее, на боковой - его путешествия, на главной площадке - слава поэта, на круге скороходов - созданный Пушкиным сказочный мир, за прудом - его кончина [15].

Тверь. Фонари на мосту через Волгу.
Открытка начала XX века

В устроенном по замыслу Лентовского в Петербурге в 1885 году парке Ливадия, в некоторые сезоны носившем выразительное название "Кинь грусть", было "сделано много всякого рода беседок, киосков, юрт и украшений разнообразных видов и стилей архитектуры". В парке были построены театры в стиле Ренессанс и в русском стиле с затейливой резьбой, постройки и беседки в китайском стиле, приспособленные для эффектов иллюминации, открытая сцена в помпейском стиле, ряд юрт, представляющих монгольскую деревню [16].

В столь же знаменитом, как Эрмитаж, парке Лентовского Чикаго, устроенном в начале 1890-х годов на месте нынешнего сада Аквариум в Москве, переосмысляемый массовой культурой историзм миропонимания и представление о мире как мире национальных культур, высокоразвитой техники, прекрасных ландшафтов и текучих вод, предстал в еще большем разнообразии. Здесь, наряду с символом технического прогресса, с сиявшей по вечерам огнями Эйфелевой башней, присутствовали символы русской и мировой культуры. Из сада Эрмитаж перекочевал бюст Пушкина, помпейскую галерею украсили мифологические фигуры. В парке имелась также галерея с фигурами гладиаторов, ресторан в виде ротонды, немецкая пивная в виде средневекового замка с садиком и бюстом Бисмарка, павильон в мексиканском вкусе, с крыши которого "маг и волшебник" должен был с помощью специальных сигналов руководить гуляньем, железный павильон в китайском вкусе, павильоны в русском, французском и других стилях.

Кроме того, в парк Чикаго из пейзажного парка загородной усадьбы с его любовью к дикой природе перекочевали "грот, обвитый растениями" и "перспектива гор, подернутых туманом". У входа в парк посетителей встречала "железная колонна с бетонным бассейном и фонтанами, с другой стороны бассейна находился искусственный бетонный водопад" [17]. При преемнике Лентовского, когда сад и получил название Аквариум, тема романтического пейзажа с водопадами, ручьями, каскадами, впадавшими в большой аквариум с рыбами, стала главной [18].

Первые общественные парки размещались на окраинах города, и только постепенно, уже во второй половине XIX века они, не покидая окраинных территорий, проникают в центральное пространство города. В Петербурге появляется парк на Кронверкском бульваре. В Москве новый сад Эрмитаж размещается в Каретном ряду, Чикаго (он же Аквариум) - на Триумфальной площади. В центре Саратова возникает сад Липки, в Самаре - Струковский сад. В центре Смоленска сформировалось обширное парковое пространство, в которое входил сад Блонье, парк Эрмитаж, Ло-патинский и Сосновский парки. Они слились с обширной мемориально-парковой зоной, в которую превратилось пространство у кремлевской стены. Устройство нескольких городских садов в губернских городах, как в Смоленске, не было редкостью. В Туле, кроме Кремлевского, существовал Петровский парк.

Парки устраивались в больших, малых и средних по размерам городах России, в центре, на севере, юге, западе и востоке европейской части, на Урале, в Западной и Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Предпочтительный выбор места для городских парков в уездных городах не отличался от губернских. Они создавались либо на высоких берегах рек в центре города (Торжок, Таруса), либо на одной из центральных улиц (Серпухов). Входы в парки поражают своей затейливостью. Чаще всего, как в парках Самары или Смоленска, они выдержаны в русском стиле. Парковые павильоны, беседки, рестораны, эстрады сооружаются в русском или других экзотических стилях. В празднично-феерическом духе возводятся обычно деревянные, украшенные богатой резьбой беседки. Для них выбираются самые живописные места (на берегу пруда в городском саду в Иркутске) или на крутом берегу реки (Александровский сад над Волгой в Нижнем Новгороде).

Обязательной принадлежностью городских парков были рестораны и летние театры, которые даже на безлесном юге предпочитали сооружать из дерева в русском стиле, богато украшая их резьбой (Летний театр с террасою и буфет в Лопатинском парке Смоленска, театр в парке Липки в Саратове, летние театры в городских садах Севастополя, Одессы и Екатеринодара).

Неповтримый колорит русского города второй половины XIX - начала XX века во многом создавался временными постройками вроде скамеек, видовых беседок, павильонов общества спасания на водах, вынесенных на парадное пространство города, на улицы и площади, набережные, бульвары, в скверы Этим деревянным строениям, подобно постройкам в городских парках, придавались броские, причудливые, нарядные формы. Их украшала обильная резьба, выполненная в русском стиле или в стиле модерн. Фантазия проектировщиков поистине неистощима. На расположенном над Северной

Двиной бульваре Архангельска, кроме беседок, стояли декоративные строеньица, по виду напоминавшие установленный на пьедестале поворотный круг колодца или корабельный руль, увенчанный нарядным, как над древнерусским теремом, украшенным резьбой небольшим шатром.

В начале 1910-х годов появляется новая разновидность увеселительного городского парка - Луна-парк. Суть ее в устройстве многочисленных механических аттракционов, начинающих вытеснять наиболее распространенные до сих пор в городских парках формы увеселений. Появившиеся первоначально в Америке, луна-парки затем перекочевали в Европу, в том числе и в Россию. Луна-парк - это своеобразный, получивший распространение в массовой культуре вариант нового, свойственного XX веку типа культуры, выразивший себя в ее высокой разновидности феноменом авангарда. Вместо павильонов в разных стилях в луна-парках сооружаются "горная железная дорога", "пьяная лестница", "чертово колесо". Есть в луна-парках "мельница любви", "морской бой у Гаваны", "юмористическая кухня". О недавнем историзме напоминает (и то отчасти), отражая приход в мировую культуру в качестве одного из важнейших ее составляющих негритянского элемента, сомалийская деревня [19]. Культурно-исторический мир парка XIX столетия с феериями и патриотическими батальными постановками вытесняет мир захватывающих дух, рассчитанных на острые ощущения, аттракционов.

Москва. Детский сад на Девичьем поле. Начало 1910-х годов.
Арх. С.У. Зеленко. На первом плане трамвайный столб с электрическим фонарем. Открытка начала XX века

В начале XX века постепенно меняется также состав временных построек городских парков. С постепенным умиранием гуляний (процесс начинается в конце XIX столетия), исчезают и рожденные ими типы зданий.

На протяжении XIX века происходило постепенное оттеснение народных гуляний из центра города на окраины. В Москве в 1874 году народные гулянья с Новинского бульвара и Болотной площади переносят сначала на Девичье поле, затем - на рабочую окраину - на Пресню. Процесс захватывает всю Россию. В Петербурге с Дворцовой площади гулянья в 1872 году перемещаются на Марсово поле, а оттуда - в 1897 году на Семеновский плац. В Одессе вместо центральной Театральной площади в 1834-1835 годах местом проведения народных гуляний становится Михайловская площадь, а затем - Куликово поле [20]. На рубеже XIX-XX столетий народные гулянья как явление городской культуры постепенно, самопроизвольно умирают. Прямо противоположным образом обстояло дело с городскими парками. По мере приближения к 1900-1910-м годам количество их в городах, особенно крупных, неуклонно растет. Наряду с уже обозначенной тенденцией прихода общественного парка в центр города увеличивается число парков на окраинах. Наряду с парками при рабочих поселках, которые ранее всего стали устраивать владельцы предприятий, в конце XIX века к устройству общественных парков подключаются общества народной трезвости и разумных развлечений для народа. Проблема приобретает социальную окраску и начинает привлекать внимание государственных деятелей. В 1894 году при Министерстве финансов, пост главы которого в том году занял СЮ. Витте, было основано Попечительство о народной трезвости. Его задача виделась министру в следующем: "В свободное для занятого люда время Комитет (Попечительства. - Е.К.) полагал бы, независимо от устройства центральных для города Санкт-Петербурга развлечений, устраивать таковые же на окраинах, в тех местах, где наиболее сосредоточены заводы и фабрики" [21].

В организации парков на рабочих окраинах городов решающую роль вновь сыграл Лентовский. В 1897 году он обратился в Московскую городскую думу с предложением об организации общественного сада для массовых гуляний на Самотеке.

Знаменитый маг и волшебник предлагал устроить сад "по образцу первоклассных европейских садов": "Шенбур-на" под Веной, "Брюлевской террасы" в Дрездене, "Кроля" в Берлине и Тиволи в Копенгагене. "Веселость и одна веселость, но не пошлость - вот что должно быть основанием всех садовых развлечений. Если же к этим развлечениям присоединить пользу этих развлечений, то увеселительный сад с таким направлением вполне достигнет своей цели и удовлетворит всем условиям" [22].

Таким образом, идею, родившуюся в пореформенной России 1870-х годов в балаганах на народных гуляньях, отчасти реализованную представителями высокой культуры в первом Народном театре на Политехнической выставке 1872 года в Москве, отчасти - в программах увеселительных парков, Лентовский предлагал положить в основу общегородского парка. Его предложение сродни программам выставок, стремившихся к просвещению народа доступным ему увлекательным и наглядным способом. Лентовский предлагал объединить в общественном городском парке все, "что может служить развлечением и пользой для посетителя, а потому администрация должна следить за всем, что нового появляется на свете в мире изобретений и нововведений,.. В саду должны быть также устроены: лечение минеральными водами, молочная, кумысная и проч., библиотека для чтения, павильон электричества, воздухоплавательный парк, фотография, мастерские: столярная, переплетная и т. д." [23]

Нельзя не заметить, что содержание "полезной" части проектируемого Лентовским общественного сада напоминает программы народных домов. Это закономерно, поскольку все начинания, направленные на организацию народного досуга, в конечном счете, сводились к одному: сделать его разумным и полезным, отвлечь народ от пьянства. Делать это предполагалось с помощью родственных средств с помощью разных, объединенных глубинной общностью начинаний в парках, на выставках, в народных домах.

Единство цели, для решения которой следовало привлекать все возможные средства, осознавали и устроители народных развлечений. Петербургский Комитет Попечительства о народной трезвости, начавший свою деятельность с определения подлежащих финансированию статей расхода, включил в их состав: 1) театральные труппы, 2) гулянья, 3) администрацию, 4) лечебницы для алкоголиков, 5) столовые и чайные, 6) читальни и библиотеки [24]. Разработанная Петербургским Комитетом программа помогла им оценить важность и перспективность предложений Лентовского. Устройство общественного парка позволяло объединить начинания, первоначально существовавшие в программе как разрозненные, не связанные друг с другом, в единое целое.

Под патронатом принца Ольденбургского предложение Лентовского обрело системность, реальность и размах. Принц возглавил работу Санкт-Петербургского комитета общества Попечительства о народной трезвости по созданию охватывающей всю территорию столицы сети народных садов. Для ее осуществления решено было, наряду с устройством новых, использовать существующие дворцовые парки. То, что во второй половине XVIII - в первой половине XIX века было выражением доброй воли усадьбовладельцев, на рубеже XIX-XX столетий в столице превратилось в тщательно разработанную и планомерно реализуемую программу. В распоряжение Комитета перешли все старинные парки столицы - на Стеклянном заводе, Екатерингофский, Таврический, Александровский парк с народным домом на Кронверкском проспекте, Василеостровский, Петровский. Для превращения их в увеселительные народные парки были привлечены лучшие архитекторы, декораторы, режиссеры, актеры [25].

Идея разумной организации отдыха народа, выдвинутая за два десятилетия до Октябрьской революции, в начале XX века носилась в воздухе. После революции идею Лентовского ждала счастливая судьба. В СССР, поставленная на службу новым идеологическим задачам, она превратилась в общегосударственную программу и была реализована с размахом, не грезившимся ее творцу, в развернувшемся по всей стране движении по созданию "Парков культуры и отдыха" [26].

На облик набережных городов, расположенных на судоходных реках, накладывают отпечаток здания пароходств. Деревянные украшенные богатой резьбой здания многочисленных пристаней (до революции каждая пароходная компания имела собственную пристань), наряду с храмами, были первыми сооружениями, встречавшими путника при подъезде к пристаням больших, средних и малых городов и сел. На набережных многих городов ставились богато украшенные резьбой киоски и павильоны Общества спасания на водах в русском стиле или в стиле модерн. Упомянутые в главе типы зданий показывают, какое огромное влияние оказывали временные постройки на облик города и как велика была их роль в его ансамбле. Временные постройки, транспорт, экипажи, одежда людей являются носителями исторически неповторимого колорита любого старого города, который не могут передать, несмотря на сохранность старых построек, современные фотографии тех же городов.

Перечень источников:

1. Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде. СПб., 1896. С. 22. Вернуться в текст
2. Шамбинаго С.К. Театр и народные развлечения в Москве XVIII века // Москва в прошлом и настоящем. М., б.г. Вып. 7. С. 83. Вернуться в текст
3. Там же. С. 87. Вернуться в текст
4. Русские народные гулянья по рассказам А.Я. Алексеева-Яковлева в записи и обработке Е.В. Кузнцова. Л.-М., 1948. С. 25-27. Вернуться в текст
5. Иванов Лев. Балаганы (Из воспоминаний). Столица и усадьба, 1915. № 48. С. 6. Вернуться в текст
6. Там же, с 50; Зенбицкий П.Н. Народные гулянья под Новинским // Старая Москва. М., 1914. Вып. 2 С. 114-126; Вистенгоф П. Очерки московской жизни. М., 1842. Вернуться в текст
7. Весна красна. Аллегорическое шествие, устроенное на народном гулянье в Москве 21 мая 1883 г. М. Лентовским по случаю священного коронования Их Императорских величеств. Рисунки Ф. Шехтеля. М., 1883. Л. 14. Вернуться в текст
8. Театр и музыка. 1893, 10 июня. Вернуться в текст
9. Корреспондент. Московский вестник // Пантеон, 1854. Т. XVII. № 9. С. 13-14. Вернуться в текст
10. "Русский художественный листок", 1852. См.: "Русские народные гулянья...". С. 39. Вернуться в текст
11. Балаганы // Северная пчела, 1838. № 76. Цит. по "Русские народные гулянья..." С. 68. Вернуться в текст
12. Русские народные гулянья... С. 140. Вернуться в текст
13. Там же. С. 15. Вернуться в текст
14. Бенуа АЛ. Предисловие к книге А.В. Лейферта "Балаганы". Пг., 1922. С. 13-14. Вернуться в текст
15. РГТМ, ф. 216, д. 217, л. 61. Вернуться в текст
16. Газета "Новое время" от 16 мая 1885 г. (РГТМ, ф. 216, д. 568, л. 23 об.). Вернуться в текст
17. Театр и музыка, 1893, 29 мая, 25 июня; РГТМ им. А.А. Бахрушина. Ф. 144, оп. 1, д. 958, л. 79; По садам и театрам, 1893, 29 мая; Анисимов А.В. Театры Москвы. М., 1984. С. 85. Вернуться в текст
18. Анисимов А.В. Указ соч. С. 86. Вернуться в текст
19. Иванов А.А. Демидов сад // Ленинградская панорама, 1988. № 5. С. 34. Вернуться в текст
20. Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Л, 1984. С. 172. Вернуться в текст
21. РГИА, ф. 575, оп. 3, д. 4054. Цит. по: Стеклова И. Звучала музыка в садах // Ленинградская панорама, 1989. № 12. С. 32. Вернуться в текст
22. Проект общественного сада. Доклад Московской думе М.В. Лентовского. Театрал, 1897. № 138. Цит. по.: Стеклова И. Указ. соч. С. 34. Вернуться в текст
23. Там же. Вернуться в текст
24. РГИА, Ф. 575, оп. 3, д. 4054, л. 55; Стеклова И. Указ. соч., С.34. Вернуться в текст
25. Там же. Вернуться в текст
26. РГАЛИ, ф. 837, оп. 2, д. 211, л. 102. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
2.4.3. Выставочные комплексы  2.5. Городская реклама