Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

2 глава. Город как художественный организм (Е.И. Кириченко)


2.4. ВРЕМЕННЫЕ ПОСТРОЙКИ И АРХИТЕКТУРА МАЛЫХ ФОРМ

2.4.3. Выставочные комплексы

В отличие от коронационных построек, создававшихся по государственному заказу и выражавших официальную идеологию, вторая важнейшая по меркам содержательности и архитектурно-художественной значимости группа временных сооружений - выставки - создавалась по инициативе и выражала настроения иной социальной группы. Во второй половине XIX века она превратилась в силу, непосредственно влиявшую на застройку городов. Это местные власти и купечество. Усилиями первых и во многом на средства вторых велось строительство. Еще одна группа, тесно сотрудничавшая с городскими властями и просвещенным купечеством, - профессура, ученые. Вместе они сплотились в неформальное сообщество, заявившее о себе как самостоятельная по отношению к центральной государственной власти инициативная и созидательная социальная сила. Программу ее деятельности сформулировал председатель Московской городской думы, крупный русский ученый, философ Б.Н. Чичерин. На торжественном обеде, данном представителями городских властей во время коронации Александра III в Москве, он выступил с призывом к единению, развитию самодеятельности и инициативы, подчеркивая, что только таким образом может развиваться освободившаяся от крепостного права Россия и будут плодотворными реформы прежнего царствования [1].

Общественной инициативе и самодеятельности местных властей обязан ряд важнейших для страны начинаний. В частности, такое явление, как выставки и выставочная архитектура, в России родились по инициативе и как одно из направлений деятельности научных обществ, инициативу которых поддержали предприниматели и местные власти.

Этим объясняется, что век выставок не совпадает с веком коронационных построек, рожденных потребностью в прославлении Российской империи и ее правителей, возникшей вместе с империей и вместе с нею прекративших существование. Мысль об устройстве промышленных выставок [2] в России возникла как одно из звеньев протекционистских мероприятий, с помощью которых правительство стремилось оживить развитие отечественной экономики, приспособив крепостническое хозяйство к развивающимся товарно-денежным отношениям. Первая выставка в России была проведена в 1829 году.

Возникновение выставки, как хозяйственно-экономического феномена, и выставки, как самостоятельного типа архитектурного творчества, разделено во времени. Второй возник значительно позже первого. Несинхронность возникновения одного и другого и наличие временного разрыва свидетельствовали, что, хотя в обществе ощущалась потребность в некоем социальном деянии, его значение не казалось столь важным, чтобы вылиться в самостоятельный архитектурный тип.

Тем не менее идея выставить образцы промышленных товаров на всеобщее обозрение для публичного знакомства с ними и усовершенствования производства отражала происходившие в общественном сознании сдвиги. Она становилась своеобразным актом признания важности социальной роли людей, связанных с производством материальных благ. Так заявляет о себе зарождение новых ценностей, связанных с понятием народность. С этой точки зрения символично время и место устройства первой в мировом масштабе выставки промышленных изделий. Она состоялась во время Великой Французской революции в Париже, где тогда же решено было воздвигнуть первый в мировой истории памятник народу, и что не менее важно - народу, свергнувшему монарха.

Выставка оформилась как самостоятельный тип архитектурного творчества, когда производство материальных благ было признано явлением историческим, а производитель материальных благ - народ - был признан субъектом истории. В России это произошло в пореформенный период одновременно с появлением других типов сооружений, связанных с удовлетворением утилитарных нужд массового потребителя.

Однако утилитарность выставки особого рода. Она освобождена от удовлетворения прямых практических потребностей в жилье, покупке товаров, переездах. Возникновение выставок связано с мыслью о необходимости представить на общее обозрение образцы промышленных товаров, продуктов земледелия и скотоводства в интересах развития индустрии и сельского хозяйства. Утилитарная задача тем самым приобрела идеологический смысл. Факт превращения практических изделий в объект специального рассмотрения, изучения, пропаганды, осмысления возвышает выставленные предметы над обыденностью, заставляя видеть если не в каждом из них, то в целом, как плодах человеческой деятельности, самостоятельный высокий смысл. С превращением обычного предмета в экспонат совершается превращение обыденного в идеологическое. Оба начала слиты в функции выставок в нерасторжимом единстве. В этом уникальность их природы, отличная по преимуществу от идеологической функции родственного архитектурного типа - музеев, и от идеологической функции родственных выставкам кратковременностью бытия коронационных построек.

Политехническая выставка 1872 г. в Москве. Павильон Морского отдела на Кремлевской набережной.
Литография 1872 года

Выставка оформилась в самостоятельный архитектурный тип, только преодолев одностороннюю практическую подчиненность целям повышения производительности труда, усовершенствования технологии производства и улучшения качества товаров. Только когда возникла социальная потребность связать развитие индустрии, олицетворяемой представленной на выставках продукцией, со всем комплексом культуры - с просвещением, обучением, искусством, демонстрацией исторического прошлого и современного быта народов, а также когда возникло желание оформить территорию выставки и способ представления товаров в соответствии с праздничным времяпрепровождением, сделав пребывание на ней интересным и привлекательным для специалистов и для профанов, выставка превратилась в самостоятельный вид архитектурно-художественной деятельности.

Выставка, подобно музею, возникает, кроме того, в результате потребности в историческом осмыслении мира. В музее господствует историчность как таковая. Знание и осмысление собранных в музее экспонатов, помогая осмыслению того, что было, благоприятствует осмыслению существующего сегодня и сейчас. По сравнению с музеем в собранных для выставки экспонатах сильнее акцент на сиюминутность. Она создается и удовлетворяет потребности в осознании своеобразия современного мира. И тут оказывается, что мир в представлении человека второй половины XIX столетия является плодом его повседневной трудовой деятельности. Выставка моделирует представление о мире, как о познаваемом, творимом и преобразуемом усилиями, мыслью и талантом отдельной личности и коллективной личности (народа, нации, человечества).

В результате назначение выставки и чисто утилитарно, и в ее высшем идейно-эстетическом назначении оказывается соотнесенным с понятием народности и с представлением о народе как творце истории. Идея народности легла в основу воссоздаваемой выставками картины современного мира. Выставки второй половины XIX - начала XX века превратились в наиболее последовательное выражение народности в архитектуре.

Широчайший отзвук, который получила во всем мире, не исключая России, организованная в 1851 году в Лондоне Первая всемирная выставка, объясняется ее редким созвучием пронизывающему миропонимание второй половины XIX столетия народолюбию общественного сознания и общепринятых норм морали. Хотя официально лондонская выставка именовалась "Великой выставкой промышленности всех наций" [3], она стала родоначальницей иной традиции. Суть ее в отказе от господствовавшего до сих пор на национальных выставках показа одних промышленных изделий или сельскохозяйственных продуктов. На лондонской выставке впервые была сделана попытка представить роль и место деятельности народов в современном мире и ход исторического развития мира. Самостоятельное значение в экспозиции Первой всемирной выставки приобрели культурно-просветительные отделы, посвященные воссозданию типичных природных ландшафтов, животного, растительного и водного царства, основных этапов истории мировой культуры, олицетворением которых выступали прославленные сооружения и ансамбли прошлых эпох. Появились разделы, посвященные современному искусству, науке, просвещению, пропаганде первых опытов улучшения быта и жилищных условий народа.

Политехническая выставка в Москве.
1872 г. Генплан

В итоге, не утратив своей практической направленности, выставка превратилась в общенародное просветительное мероприятие, способное в доступной форме научно, наглядно, образно и увлекательно представить картину современного мира. Понятие "научность" приобрело в XIX веке значение качественной оценки. В распространении научных знаний виделась важнейшая социальная преобразующая сила. Просветительный пафос и научность выставочной экспозиции столь же программны, как и ориентация на наглядность и общедоступность. Эта особенность выставки в Лондоне в равной мере восхищала славянофилов и западников, представителей либеральной мысли и народных демократов - А.С. Хомякова, Н.Г. Чернышевского, В.В. Стасова [4].

Еще одним новшеством Лондонской выставки наряду с программно-просветительской ориентацией представления материала стала ее праздничность. В оформлении экспозиции и организации пространства выставки ставка была сделана на элементы, придававшие ей характер всесословного общенародного гулянья. Таков третий аспект назначения выставки - праздничное времяпрепровождение. Пространство выставки проектировалось как пространство праздника. Для создания праздничной атмосферы использовались зелень, фонтаны, скульптура. Создавались специальные зоны отдыха и аттракционы.

Тема промышленного производства и технического прогресса была представлена на Лондонской выставке не только экспонатами. Самым впечатляющим, потрясшим воображение всех видевших ее стало здание выставки - Хрустальный дворец. Он был единодушно признан техническим чудом своего времени и превратился в главный экспонат выставки. Начиная с Первой всемирной выставки демонстрация технических достижений становится правилом. Павильоны из стекла и металла, павильоны, сооруженные с использованием новых типов металлических конструкций приобретают значение главных выставочных экспонатов. Они превращаются в один из впечатляющих символов времени и технического прогресса.

Момент восхищения техникой в XIX веке был чрезвычайно силен. Вне этого обстоятельства не может быть понята специфика выставок. После строительства Хрустального дворца архитектура не только всемирных, но и национальных, в том числе всероссийских выставок, превращается в способ демонстрации новейших конструктивно-технических достижений.

Но это лишь одна особенность выставочной архитектуры. Другая заключалась в том, что выставки, подобно коронационным постройкам, принадлежали к типу временных сооружений, оказавших существенное влияние на архитектурно-градостроительный процесс. С выставками в архитектуру пришел новый тип ансамбля, основанный на павильонном принципе организации пространства. По павильонному принципу строились (об этом писалось в предшествующей главе) больницы и институты. Однако по павильонному принципу строился "внутренний ансамбль", не оказывавший воздействия на облик улицы. В ансамбле выставок переосмысленные под воздействием новых потребностей черты пейзажного парка дворянской усадьбы со свободно расположенными на его территории павильонами в разных стилях органически сливались с приемами регулярности. Необычность выставок как самостоятельного произведения градостроительного искусства усиливалась необычностью архитектуры выставочных павильонов, совершенно уникальной, не имевшей аналогов в других типах архитектурного творчества. Кроме того, выставки, несмотря на свой временный характер, во многих случаях имели конечной целью создание долговременных сооружений из вечных материалов - музеев, которые, как уникальные сооружения, существенно влияли на облик и содержательность центров столичных и провинциальных городов.

Политехническая выставка
1872 г. Фотографический павильон. Фотография конца XIX века
Политехническая выставка 1872 г. Сельский питомник для детей.
Фотография конца XIX века

Прямую зависимость между отменой крепостного права и появлением в России выставок как самостоятельного типа архитектурного творчества и феномена, рожденного общественной самодеятельностью и частной инициативой, подтверждает первая из них, Этнографическая. Она была организована в 1867 году созданным в 1863 году при Московском университете Обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии. Разработанная московской профессурой программа выставки носила научный и просветительный характер. Ее устроители, взяв за образец соответствующие разделы Всемирной выставки в Лондоне, попытались, используя занимательность и художественную выразительность экспозиции, закрепить в народе пробудившийся интерес к национальной истории, сделать так, "чтобы он из простой любознательности перешел в серьезное изучение... Музеи и выставки принадлежат к числу самых могучих средств для народного образования. Представляя сначала одну только привлекательную сторону предмета и удовлетворяя любознательность без всякого труда, выставки и музеи стоят на уровне всякого, всем по плечу: они столько же интересны для специалиста, как и неученого человека... Интерес к знанию в народе есть залог того, что и серьезная наука явится и сделается необходимостью каждого" [5].

Роль Этнографической выставки для России сравнима с ролью Первой всемирной выставки в Лондоне в мировом масштабе. Открытие ее было приурочено к празднику основателей русской письменности - Кирилла и Мефодия. Обычай устраивать выставки к юбилеям и знаменательным датам укоренился. А опыт устройства Этнографической выставки оказался настолько успешным, что через пять лет то же общество организовало в 1872 году грандиозную, всероссийскую по размаху Политехническую выставку в Москве, приурочив ее открытие к 200-летию со дня рождения Петра I. По случаю празднования 300-летия царствующего дома Романовых в 1913 году прошла Всероссийская выставка в Киеве и ряд выставок в губернских городах России - Костроме, Ярославле, Хабаровске и др.

Всероссийская художественно-промышленная выставка 1882 г. в Москве.
Литография 1882 года

Собранные к Этнографической выставке экспонаты легли в основу Этнографического музея. Экспонаты, собранные к организованной позднее Антропологической выставке, положили начало Антропологическому музею. Политехническая выставка дала жизнь остающимся и по сей день крупнейшими музеям страны - Историческому и Политехническому. По инициативе членов Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии и Русского технического общества устраивались всероссийские и местные выставки не только в столицах, но и за их пределами. Крупнейшими после Этнографической и Политехнической стали Урало-Сибирская выставка в Екатеринбурге (1887) и Научно-промышленная выставка в Казани (1890). О целях, ставившихся всероссийскими и региональными выставками и широте картины, ими представляемой, свидетельствует официальное название Всероссийской выставки 1913 года в Киеве: "Фабрично-заводская, торгово-промышленная, научно-художественная" [6]. Выставки, устраиваемые в локальных границах отдельной территории (региональные, губернские, уездные), подражают универсализму всероссийских выставок.

Всероссийская юбилейная выставка 1913 г. в Киеве.
Открытка начала XX века

Наряду с тенденцией к созданию универсальных выставок во второй половине XIX - начале XX века обнаружилась тяга к созданию выставок, посвященных отдельным областям науки и производства (промышленных, сельскохозяйственных, кустарных, воздухоплавательных, пожарных, гигиенических, строительных и пр.).

Экспозиция, павильоны и среда выставок создаются представителями "высокой" культуры исходя из ее основополагающих представлений. Однако экспозиция и ансамбль выставки проектируются в соответствии с законами массовой городской культуры. Экспонирование предметов и вся праздничная среда выставки превращается в своеобразный вид искусства, подчиненный целям привлечения внимания всех посетителей, но прежде всего непрофессионалов. Искусство экспозиции и праздничность архитектуры ориентированы на пробуждение интереса к предметам, до сих пор бывших абсолютно чуждыми занятиям и уровню знаний основной массы посетителей, либо, наоборот, - подчинены стремлению раскрыть неизвестное в хорошо известном и обыденном.

Каждому историческому периоду свойственны свои типы праздников. Выставка стала праздником, рожденным городской культурой и производством времени первой промышленной революции. Это праздник, освобожденный от присущей деревенским праздникам сезонности. Кроме того, он свободен от связи с религией и религиозным праздником.

Промышленная, сельскохозяйственная и кустарная выставка 1880 г. в Херсоне.
Литография

Будучи, как и всякий праздник, выражением мировоззрения, выставка больше чем любой другой из олицетворяющих духовные ценности времени типов зданий, раскрывает исторически конкретную природу возвышенного, неотъемлемую от героизации и эстетического переосмысления плодов повседневной практической деятельности [7].

В функции выставок празднично-мировоззренческое является результатом преобразования утилитарного и прозаического в художественное и идеологическое. Тот же характер присущ и архитектуре выставок.

Технические новшества, прежде чем стать общим достоянием архитектуры, проходили апробацию в выставочных павильонах. Архитектуре выставок присущи взаимоисключающие качества. Целесообразность неотделима в ней от духа сенсационности, театральности, декоративности, зрелищности. Таковы специфические законы жанра, рожденные атмосферой едва ли не единственного в России того времени внесословного, всенародного праздника. Именно он диктует широту и последовательность обращения к наследию древнерусского зодчества и традициям народного искусства. Безусловное предпочтение в выставочной архитектуре отдается русскому стилю. Исключением являются лишь павильоны или выставки, посвященные народам Кавказа и Средней Азии (павильон Туркестана на Политехнической выставке 1872 года в Москве, павильон Средней Азии и Кавказа на Всероссийской выставке 1896 года в Нижнем Новгороде, аналогичный павильон на выставке 1901 года в Риге и др.), сооруженные в восточном (мавританском) стиле. К исключениям следует причислить и Художественный павильон на Всероссийской выставке 1896 года, сооруженный с использованием форм классической архитектуры в ренессансно-барочном стиле. В обоих случаях обращение к определенному наследию диктовалось общепринятыми ассоциациями между назначением павильона и выражаемым его стилевыми формами содержанием. В первом случае выбор стиля продиктован идущей еще от XVIII столетия и закрепленной в эклектике традицией. Ее частным случаем является укоренившаяся в выставочной архитектуре практика проектирования национальных павильонов в стиле архитектуры народа, которому этот павильон посвящался. Классические формы Художественного павильона диктовались существованием устойчивой ассоциативной связи между классическими формами, как выражением художественности, и назначением павильона.

Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 г. в Нижнем Новгороде.
Общий вид. Литография 1896 года

Немногочисленные исключения лишь подтверждают общее правило. Подавляющее большинство выставочных павильонов возводится не только в русском стиле, но и из дерева. Несмотря на встречавшиеся в отечественной практике железостеклянные павильоны, в России наиболее распространенным оставался все-таки деревянно-стеклянный павильон. Из дерева выполнялась не только обшивка здания. Деревянным был и каркас, по которому производилась обшивка.

В проникновении технических новшеств в гражданскую архитектуру первенство принадлежало всемирным и всероссийским выставкам. На Политехнической выставке 1872 года был свой Хрустальный дворец - павильон Морского отдела, сооруженный на средства Путиловского завода. Значительную роль в распространении железостеклянных и металлических конструкций сыграли Всероссийские выставки 1882 и 1896 годов. Главное здание железостеклянного павильона московской выставки (каркасные конструкции С.-Петербургского металлического завода, архитектор А. Вебер) после разборки было перевезено в Нижний Новгород. Там ему, как и в Москве, была уготована роль архитектурно-планировочного и содержательного центра выставки (архитектор А.Н. Померанцев). Здание состояло из восьми павильонов, соединенных остекленными концентрическими галереями. Форма главного здания выставки, бывшего содержательным и композиционным центром ансамбля, предопределила его построение путем совмещения двух планировочных приемов. Громадное кольцеобразное здание (знаменательно, что в нем экспонировались изделия фабричного отдела, представлявшие горное дело и металлургию) с диаметром внутреннего двора в 170,7 м и внешним диаметром в 298,7 м кольцом окружали наиболее крупные павильоны выставки: Среднеазиатский, Художественный, Машинный, Инженерный, Промышленный, Промышленно-технический и др. За ними размещались сравнительно небольшие здания отдельных фирм. Осевая композиция, представленная главным входом на выставку с Императорским павильоном и обращенной к главному павильону аллеей, растворялась в организованном по центрическому принципу пространстве выставки, каркасные конструкции из сборных металлических элементов, впервые широко использованные на Всероссийских выставках 1870 и 1872 годов в Петербурге и Москве, стимулировали сооружение ряда крупных постоянных сооружений из стекла и металла в городах. Среди самых известных железостеклянных сооружений уже упоминавшийся комплекс Сенного рынка в Петербурге из шести павильонов (1883-1885, архитектор И.С. Китнер, инженеры Г.Е. Паукер и О.Е. Крель), перекрытия знаменитых московских пассажей (Верхних торговых рядов, Петровского).

Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 г. Главный павильон (А.Н. Померанцев) с музыкальной эстрадой в центре.
Фотография конца XIX века
Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 г. Павильон машин (А.Н. Померанцев) и водонапорная башня Шухова.
Фотография конца XIX века

Всероссийская художественно-промышленная выставка 18% г. Среднеазиатский павильон (А.П. Померанцев).
Фотография конца XIX века
Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 г. Павильон искусств (А.П. Памеранцев).
Фотография конца XIX века

Наряду с Главным и Инженерными павильонами на выставке 1896 года в Нижнем Новгороде выделялись необычностью облика и новизной конструкции павильоны, созданные одним из величайших инженеров конца XIX - начала XX века В.Г. Шуховым, перекрытые невиданными ранее, парящими в воздухе сетчатыми конструкциями (архитектор В.А. Коссов, металлическая фирма А.В. Бари). Создатель их разработал ряд вариантов (металлических и деревянных) сетчатой системы, представленных павильонами Инженерно-строительного и Фабрично-заводского отделов, а также конструкцию гиперболойдной сетчатой башни [8]. Построенная на Нижегородской выставке водонапорная башня Шухова играла, по словам современника, "роль маленькой Эйфелевой башни, являлась для публики одним из главных магнитов выставки". Она послужила прообразом многих сооружений 1902-1915 годов. Гиперболоидные водонапорные башни системы Шухова появились в Николаеве (1906), на заводе Гивартовского в Москве, в городе и на станции железной дороги в Ярославле (1911 и 1913). Эта же система использовалась в получившей мировую известность радиобашне в Москве на Шаболовке (1922). Установленные в дореволюционные годы более чем в 30 в городах России [9], часто, как в Шуе, на главных улицах, ажурные, легкие, замечательные своим изящным силуэтом башни Шухова превратились в один из первых зримых символов приближения новой эры, ее технической мощи и технического прогресса.

Новые конструктивные системы, новые приемы планировки и художественной выразительности, такие, как многообъемная живописная композиция, богатая силуэтность, нерегулярная ритмика, впервые вошедшие в архитектуру в усадебном строительстве, в гражданскую архитектуру городов пришли через сооружения выставок. Только пройдя апробацию во временных постройках, они затем получали права гражданства в зданиях, возведенных из вечных материалов.

Выставочным комплексам обязаны своим появлением многие архитектурно-градостроительные начинания. Самым очевидным примером такого воздействия служит Политехническая выставка 1872 года в Москве. Размещенные в центре древней столицы павильоны положили начало обновлению его ансамбля в русском стиле.

Русский стиль выставок и других временных сооружений замечателен еще и тем, что в этих жанрах архитектурного творчества впервые с допетровских времен возрождался интерес к дереву, как к материалу, обладающему собственной, отличной от каменных построек, художественной выразительностью. Распространению деревянной архитектуры в русском стиле придавалось особое значение. Широко бытовало мнение о русском народе-плотнике. В XIX - начале XX столетия в постройках из дерева виделось одно из наиболее ярких и очевидных проявлений возрождающейся в архитектуре народности.

Международная выставка 1909 г. в Казани. Главный вход.
Открытка начала XX века

К началу 1880-х годов определились места преимущественного размещения выставок. Первые выставки нового типа (Этнографическая и Антропологическая в Москве, Мануфактурная выставка 1870 года в Петербурге) устраивались в существующих или приспособленных зданиях. Политехническая выставка в Москве превратилась в целый городок из павильонов различной формы и назначения. Они размещались в самом сердце Москвы: в Кремле, в Александровском саду, на набережной Москвы-реки. Разросшийся в еще один самостоятельный городок "отдел попечения о нравственном улучшении рабочих" занял территорию Варваринской площади. Позднее для выставок независимо от их специализации, от масштаба (всероссийские, земские, губернские, региональные), от ранга города, устраивающего выставку (столицы, губернские или уездные города), отводятся свободные территории на окраинах городов или за пределами городской черты, но в непосредственной близости от нее. Всероссийская выставка 1882 года в Москве разместилась на Ходынском поле, Всероссийская выставка 1896 года в Нижнем Новгороде - неподалеку от ярмарки близ железнодорожного вокзала. Для обеспечения устойчивой связи с центром города к выставке была проведена электрическая железная дорога (трамвай) и построен через Оку новый понтонный мост, въезд на который украшали декоративные сооружения [10]. Расположенным на окраине Москвы выставочным городком обещала стать готовившаяся к открытию в 1917 году Всероссийская выставка в Москве. Такими же, расположенными на окраинах городов, были и все известные выставки конца XIX - начала XX века в провинции: Сельскохозяйственная, кустарная выставка 1878 года в Херсоне, Международная выставка 1909 года в Казани, Сельскохозяйственная выставка в Пскове, Южнорусская областная выставка 1910 года в Екатеринославе (Днепропетровск), юбилейные выставки в честь 300-летия дома Романовых (Всероссийская в Киеве, губернские в Ярославле и Костроме) и т. д. Пространство выставки могло быть организовано по-разному. Мог быть использован прием центрического расположения павильонов вокруг главного или центрически-осевой. Павильоны могли свободно размещаться вдоль улиц-аллей по подобию парковых павильонов. Общим правилом является лишь свободное размещение павильонов в пространстве.

Южно-русская областная выставка 1910 г. в Екатеринославе. Павильон Донецкого стекольного завода.
Открытка начала XX века
Южно-русская областная выставка 1910 г. в Екатеринославе. Павильон Кавказских Минеральных Вод.
Открытка начала XX века

Ведущий происхождение от Политехнической выставки обычай создания выставок павильонного типа укоренился в России. Даже скромные уездные выставки проектировались в виде небольших городков. На выставке 1872 года в Москве не только отдельные регионы или ведомства, но отдельные предприятия и учреждения стремились выставить свои изделия в самостоятельных павильонах.

Однако появление павильонной системы показа - лишь следствие наметившихся ранее изменений. Суть их в росте личностного самосознания, в стремлении каждого экспонента выступать самостоятельно. Поэтому принципиальным фактом пространственной эволюции выставок является не столько появление павильонной системы, сколько возникновение раздельного способа показа выставляемых каждым производителем или ведомством экспонатов. Иначе говоря, отказ от представления товаров на общем столе и замена его устройством витрин, шкафов или павильонов для показа своих изделий. Происходит расслоение выставляемых товаров на ряд равнозначных экспозиций. Самостоятельность продукции каждого экспонента подчеркивается соответствующим архитектурным оформлением вместилища экспонатов. В выставке павильонного типа взаимодействуют и сопоставляются друг с другом не столько товары, сколько архитектурные сооружения, эти товары содержащие, или товары, превратившиеся в своеобразные архитектурно-декоративные композиции. В таком контексте абсолютно не важно, находятся ли отдельные павильоны под отрытым небом или в пространстве огромного выставочного павильона - своего рода крытой площади, как это было в Хрустальном дворце в Лондоне или на Мануфактурной выставке 1870 года в Петербурге. На Всероссийских выставках в Москве и в Нижнем Новгороде совмещены оба приема. Часть витрин-павильонов размещается в выделявшемся размерами и представлявшем архитектурное ядро выставки главном здании, другая - в непосредственной близости от него на территории выставки. Принцип расположения отдельных экспонатов - в павильоне или на территории выставки принципиального значения не имеет.

Павильоны на территории выставки, павильоны и витрины внутри обширного выставочного зала живут по общим законам. Они изначально равны друг другу и одновременно - противопоставлены. Они свободно располагаются в пространстве, доступном обозрению со всех сторон. В отличие от основанного на нормах регулярности уличного пространства, на выставках господствует иной - ландшафтный принцип, имеющий целью создание свободной живописной, постоянно меняющейся в зависимости от изменения точки зрения картины.

Выставка раньше, чем какой-либо другой тип архитектурного творчества, обнаруживает качество, которое как стилевой формообразующий принцип превращается в господствующий лишь в модерне. Речь идет о сформулированном в 1851 году А.К. Красовским тезисе непосредственного преобразования полезного в прекрасное. Непосредственного в том смысле, что утилитарные предметы обретают художественность не благодаря украшению их стилевыми, изначально рассматриваемыми в качестве носителей прекрасного, формами, а путем художественного переосмысления самой утилитарной формы. В архитектуре XIX века взаимосвязь назначения и облика здания в общем сводилась к выбору стиля, с которым ассоциировалось назначение здания.

В отличие от господствующей в архитектурной практике ситуации, на выставках совершается непосредственное превращение полезного в прекрасное. Происходит превращение предметов, изначально не имевших ничего общего с произведением искусства - винных или пивных бутылок, канатов, спичек, колосьев пшеницы, муки, сахара, свечей, угля, бутылок, рельсов, ружей или стекла, - в нечто противоположное. В сочетании с себе подобными, благодаря особой компоновке они обретают качества, им изначально как отдельному предмету (рельсу, косе или бутылке) несвойственные. На глазах изумленных посетителей совершается чудо превращения обыденного и прозаичного в праздничное, орудия труда или пищевого продукта в произведение искусства.

Выставка в Екатеринославе. Павильон фирмы "Э. Вюрлегер и К°".
Открытка начала XX века
Сельскохозяйственная выставка в Пскове, 1910-е гг.
Открытка начала XX века

Начиная с Всероссийских выставок 1870 и 1872 годов новые приемы входят в жизнь. На Мануфактурной выставке 1870 года внимание посетителей привлекало "железное сияние" до 7 саженей (15,5 м) высотой, составленное из шлифованных рельсов Путиловского завода, видных издалека, из центра выставочного сада: "Каждый луч - это рельс, и вся их тяжелая громада отделяется тусклой массой на ярком фоне стены, обтянутой красным сукном". В центре этого колоссального солнца помещалась пирамида из рельсов и железных полос, а по краям стояли гигантские железные жгуты - десятисаженные рельсы (21,2 м), "свитые какой-то богатырской силой в крученый шнурок, и упирались тут в стеклянный потолок" [11].

Из красных ситцев фабрики Рабенека, красиво подобранных и декорированных, был сооружен шатер с ситцевой колонной. На Мануфактурной выставке 1870 года демонстрировалась статуя Аполлона Бельведерского из шоколада, Флоры из кокосового мыла, голова Петра Великого из сахара, колонны и башни из шоколада. Сооружались триумфальные арки и ворота из коньячных, водочных, пивных бутылок, деревья из иголок, замки из спичечных коробков, колонны из свечей, резиновые звезды из галош, золоченые пирамиды с показателями добычи золота, огромные стены из бочек, украшенные деревянной резьбой и холщовыми полотнищами с узорами по мотивам русских полотенец [12]. С течением времени росла изобретательность оформления экспозиций, но принцип ее организации и демонстрации материалов оставался неизменным [13].

Автор описания Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде специально указывал на распространенность приемов, превращавших экспонируемый материал в произведение декоративного искусства: "...выделяется очень много витрин, шкафов, горок и другого рода установок, в которых главным декоративным ядром является не само помещение, а выставляемый материал - веревки, канаты, полотнища тканей и т. п." [14].

Этот же принцип распространяется и на архитектуру павильонов. На выставке 1896 годы павильон имений фон Дервиза в виде избушки был составлен "из прекрасно художественно выполненного подбора лопат, совков, ковшей, колесных втулок, ободьев и т. п." [15].

В происходившей трансформации, в использовании элементов и форм высокой архитектуры для оформления повседневного и прозаичного видится явление, присущее зодчеству XIX - начала XX века в целом. Вся его система основана на "возвышении" обыденного с помощью некогда функционировавших как исключительные стилевых форм. Достаточно напомнить о доходных домах или банях с фасадами, украшенными деталями, заимствованными из храмовой архитектуры, королевских дворцов и царских теремов. На выставках превращение обыденного в художественное происходит непосредственно: прозаичному придаются формы, априорно причисляемые к разряду художественного.

Одновременно в выставочных комплексах обнаруживается тенденция, противоположная описанной по приему, но родственная по существу. Речь идет о павильонах особого рода, получивших название рекламных символов, о "возвышении" и героизации формы обыденных вещей. Средством эстетизации и героизации становится многократно увеличенная стилизованная форма предмета. На выставках, особенно крупных - всероссийских или областных, - появляются павильоны-шахты, павильоны-винные гроты или гроты - источники минеральной воды, павильоны - самовары, павильоны-бутылки, шестерни и нефтяные вышки.

Сооружение такого рода павильонов стало логическим завершением тенденции превратить все представленное на выставке в экспонат. В их числе здания, являющиеся выполненными в натуральную величину экспонатами вроде водонапорной башни В.Г. Шухова и все инженерные, промышленные, строительные павильоны. Но могли быть и иные символы - своего рода макеты, представлявшие шахты, машины, механизмы, орудия. Павильон в виде гигантской гайки с вентилем построила на Южнорусской областной выставке в Екатеринославе фирма Э. Вюгелер и Ко. Павильон кавказских минеральных вод на той же выставке нес зримые признаки курортного ландшафта Пятигорска со знаменитым орлом на вершине Горячей горы и столь же знаменитым гротом в парке.

В принципиальной взаимопревращаемости высокого и низкого как своеобразной разновидности многостилья эклектики обнаруживается специфическая, родственная фольклорно-мифологической природа архитектурного жанра выставок. Разумеется, родство не может рассматриваться как "возвращение". Речь идет лишь о тенденциях, в какой-то мере сопоставимых с фольклором и мифом. Природа выставок ближе всего "новому буржуазному мифу" робинзонады. Эпичность и мифотворчество превращают выставку в своеобразную космологию второй половины XIX - начала XX века, где мифологизация неотделима от демифологизации, детерминированной социально-историческим осмыслением мира [16].

Перечень источников:

1. Речь Чичерина содержала программу действий земских и муниципальных властей в условиях развивавшегося в России политического террора. "Старая Россия была крепостная, и все материалы были страдательными орудиями в руках мастера; нынешняя Россия - свободная, а от свободных людей требуется собственная инициатива и самодеятельность. Без общественной самодеятельности все преобразования прошедшего царствования не имеют смысла. Мы по собственному почину должны сомкнуть ряды против врагов общественного порядка" (Речь Б.Н. Чичерина, московского городского головы, 16 мая 1883 года. Этюд из истории коронации в Москве. Berlin, 1883. С. 19-22). Вернуться в текст
2. О выставках см. подробнее: Кириченко Е.И. К вопросу о пореформенных выставках в России как выражении исторического своеобразия русской архитектуры второй половины XIX в. // Художественные процессы в русской культуре второй половины XIX века. М., 1984. С. 83-136. Вернуться в текст
3. Комаров И.А. Первые всемирные выставки // Декоративное искусство СССР, 1970. № 9. С. 24. Вернуться в текст
4. Чернышевский в своем описании Первой всемирной выставке в Лондоне выделяет в качестве главной именно ее празднично-просветительную функцию. "Изучение наглядным образом чрезвычайно успешно, легко и привлекательно - вот основная мысль, породившая дворец (Хрустальный. - Е.К.)... Сейденгемский Кристальный дворец должен знакомить посетителей своих с историей, искусствами и образом жизни древних народов и европейской старины... он должен своими портретами и бюстами представить посетителям замечательные исторические лица, он должен представить им копии всех великих произведений скульптуры и насколько возможно - живописи; знакомить их с образом жизни и нравами отдельных народов этнографическими коллекциями... знакомить с приложениями жизни коллекцией) машин всех родов; с ботаникою - живыми растениями южных стран и Нового Света; восстановить допотопных животных и представить геологические коллекции так, чтобы посетители наглядным образом узнали историю земного шара, наконец, своими фонтанами... оранжереями, статуями, своим архитектурным великолепием и разнообразием содержания он должен быть для всех лучшим, привлекательнейшим местом отдыха и развлечения" (Чернышевский Н.Г. Поли. собр. соч. Т. XVI. М., 1953. С. 94-95). Мысли Чернышевского о познавательной ценности выставок сродни высказанным несколько десятилетий ранее соображениям Гоголя о ценности застройки улиц в разных стилях, в которой он увидел летопись мира, познаваемого наглядно, без помощи книг.
В.В.Стасова восхищает благородство социальной функции выставок и музеев как инструмента усовершенствования общества "А еще ли не общественная польза и общественное дело лежат во всех европейских учреждениях... (имеются в виду выставки и музеи. - Е.К)... Это орудия нового времени, развивающие и окрыляющие современную мысль". (Стасов В.В. Собр. соч. Т. 1., отд. II. СПб., 1904. С. 263). Вернуться в текст
5. Всероссийская этнографическая выставка, устроенная Императорским обществом любителей естествознания, состоящим при Московском университете, в 1867 году. М., 1867. С. 8-10, 30. Вернуться в текст
6. Краткий путеводитель по Всероссийской выставке 1913 г. в Киеве. Киев, 1913. С. 12. Вернуться в текст
7. В этой связи становится понятным неприятие Всемирной выставки в Лондоне Ф.М. Достоевским. Ему оказался чужд пусть мифологизированный и опоэтизированный идеал всеобщего довольства и благополучия. Он не заметил просветительной и познавательной функции выставок, восхищавшей многих русских интеллигентов. Достоевский пишет о Хрустальном дворце: "Это какая-то библейская картина, что-то о Вавилоне, какое-то пророчество из Апокалипсиса, воочию совершающееся. Вы чувствуете, что много надо вековечного отпора и отрицания, чтобы не поддаться, не подчиниться впечатлению, не поклониться факту и не обоготворить Ваала, то есть не принять существующего за свой идеал" (Достоевский Ф.М. Собр. соч. в 10 т. М., 1956. Т. 4. С. 93). Вернуться в текст
8. Смурова Н.А. Архитектурно-строительные достижения Всероссийской выставки 1896 г. и ее роль в развитии отечественной архитектуры // Проблемы истории советской архитектуры. М., 1976. Сб. № 2 С. 61-65. Вернуться в текст
9. Смурова Н.А. Инженерные сооружения и их влияние на развитие русской художественной культуры // Конструкции и архитектурная форма в русском зодчестве XIX - начала XX вв. М., 1977. С. 80-83. Вернуться в текст
10. Шумилкин С.М. Нижегородская ярмарка. Нижний Новгород, 1996. С. 169. Вернуться в текст
11. Стасов В.В. Избранные соч. в 2 т. М.-Л., 1937. Т. 1. С. 140. Вернуться в текст
12. Михайловская А.И. Указ. соч. Из истории промышленных выставок в России первой половины XIX века. Первые всероссийские промышленные выставки // Очерки истории музейного дела в России. М., 1961. С. 342. Вернуться в текст
13. Всероссийская художественно-промышленная выставка в Москве. Альбом. 882. Фотографии Шерер и Набгольц. "...клеенка во всех ее видах и формах подобрана в изящные и затейливые фигуры, образуя огромную живописную горку... Бывшая льнопрядилня Штиглица, ныне известная под именем Нарвской льнопрядильной мануфактуры, выделывающая грубые изделия из льна, пеньки и джута, т. е. парусину, брезенты, равендуки, упаковочные ткани, разместила и группировала свой экспозитный материал в виде корабля с полною оснасткою, поставленного на пьедестале. Вязниковский фабрикант (Владимирской губернии) С.И. Синьков, производящий джутовые и льняные ткани, соорудил целую колонну из полотнищ брезентов. Горбатовский (Нижегородской губернии) заводчик СИ. Стешов также выстроил очень оригинальную фигуру из своих канатов смоленых и чистых" (Всероссийская художественно-промышленная выставка в Нижнем Новгороде С множеством художественных иллюстраций зданий, павильонов, витрин, портретов и пр. и пр. СПб., 1896. С. 57, 63). Вернуться в текст
14. Там же. С. 63. Вернуться в текст
15. Там же. С. 42. Вернуться в текст
16. "Робинзон Крузо - средний англичанин, и хотя он как бы творит мир, его позиция антимифологична по своему существу. "Робинзон" открыва ет дорогу реалистическому роману. Впрочем, покончив с традиционным мифом, Дефо выдвигает в робинзонаде некую утопическую схему, которая является близкой мифотворчеству. Робинзонада может быть названа "новым буржуазным мифом"... Робинзонада - хороший пример несомненной парадоксальности и противоречивости самого процесса демифологизации" (Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 1976. С. 281-282). Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде. СПб., 1896. С. 22. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
2.4.2. Коронационные постройки  2.4.4. Сооружения в парках, связанныс с праздничным времяпрепровождением