Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

2 глава. Город как художественный организм (Е.И. Кириченко)


2.3. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ В ГОРОДЕ

2.3.6. Благоустройство городов как разновидность градостроительной деятельности

За резко увеличивавшимся по мере приближения к началу XX века объема и темпов строительства просветительных и больнично-благотворительных учреждений, за взрывоподобным ростом объемов строительства зданий бытового назначения стояла переоценка духовных ценностей, переориентация градостроительной политики местных властей на социально-экономические проблемы и переоценка отношения к подобного рода деятельности в архитектурно-градостроительной политике государства. Новые направления в градостроительной политике городских властей в конце XIX - начале XX века столь же красноречивое подтверждение качественных сдвигов в общественном сознании, как и изменившиеся к началу XX столетия архитектурно-художественные критерии, распространение стиля модерн и творчество представителей авангарда.

Доказательством тому служат также развернувшиеся в конце XIX - начале XX века по всей России работы по благоустройству городов, впервые возвысившиеся до значения архитектурно-градостроительной деятельности первостепенной важности. Конец XIX - начало XX столетия - время появления городского общественного механического транспорта, сначала конки, потом трамвая и создания (первоначально только для столиц) проектов сети метрополитена. На конец XIX - начало XX века пришлось также время первоначальной электрификации городов.

Создание линий электрических железных дорог, так в конце XIX - начале XX столетия торжественно именовали трамвай, вытесняя постепенно извозчиков и конку, меняя характер уличной жизни и городского движения, сопровождалось возникновением новых типов архитектурных сооружений. В городах, где трамвайная сеть в начале XX века была особенно обширной, например в Москве, параллельно ее созданию сложилась сеть обслуживающих трамвайное движение зданий. Они принадлежали к двум типам. Один из них - трамвайные депо, второй - электрические подстанции. Для первых выбирались места на окраинах, вторые сооружались в разных районах города, в том числе и в центре на главных улицах и площадях. О создании системы тех и других в Москве, превратившейся в крупное градостроительное начинание, более подробно будет рассказано в третьей книге в главе, посвященной градостроительному развитию древней столицы. В городах меньшего размера сооружались трансформаторные будки. Восторженное отношение к чуду тогдашней техники получило выражение в выборе места для этих зданий. Их ставили на перекрестках улиц, как это было, к примеру, в Томске или Иваново-Вознесенске; до сих пор подобных мест удостаивались лишь церкви или часовни. При строительстве трансформаторных будок использовались новейшие конструктивные разработки. В Симбирске, например, они сооружались из пустотелых бетонных блоков по методу инженера Ф.О. Ливчака [1]. Для трамвайных депо отводились обычно места на окраинах.

Потребность в новых типах транспортных сооружений в городах была велика. В начале XX века архитектурные общества обеих столиц провели несколько конкурсов на составление проектов трансформаторных будок. В объявленной Обществом архитекторов-художников в 1916 году программе конкурса требовалось составить для Петрограда типовые проекты трансформаторных киосков трех типов - больших, малых и средних. В ней указывалось, что большие и средние киоски предназначаются преимущественно для размещения в скверах, малые и средние - на улицах и тротуарах. В соответствии с представлениями неоклассиков о художественном единстве городского ансамбля в программе конкурса высказывалось пожелание, "чтобы в художественной обработке киоски были согласованы с наиболее характерными местами Петрограда" [2].

В провинциальных городах деятельность, направленная на повышение благоустройства, развивалась в тесной связи с усилиями, направленными на повышение уровня просвещения и культуры жителей. Об этом свидетельствуют отчеты городских дум. В одном из них, посвященном Курску, говорилось, что там в 1898 году была открыта Семеновская библиотека и при ней бесплатная Пушкинская библиотека-читальня; в 1905 году основан городской ломбард. С 1904 года для освещения улиц в городе получает распространение электрическое освещение, которое, как отмечается в отчете, обходится дешевле керосина. В 1906 году в распоряжение муниципалитета перешли трамвай и театр, в котором также было устроено электрическое освещение. В том же году городские власти приступили к сооружению народного дома. В 1908 году в Курске завершилось введение всеобщего начального образования. В 1902 году в городе было открыто ремесленное училище, в 1906 году второе реальное училище, запланировано открытие мужской гимназии; через речку Кур был переброшен железобетонный мост, городские бульвары и скверы были приведены в порядок, снесены лавчонки, поставлены павильоны [3].

Заботы городов и достижения любого из них удивительно напоминают заботы и достижения других городов. О Майкопе сообщалось, что этот город с населением в 50 000 человек неуклонно стремится к улучшению своего хозяйства. Усилиями городских властей и благодаря частной инициативе до 1905 года здесь были созданы городская аптека, народный дом, кирпичный завод, женская гимназия, реальное училище, библиотека, много начальных школ и городской банк. Замершая было в связи с разразившимися революционными событиями городская жизнь Майкопа во второй половине 1900-х годов вновь оживает: проведен водопровод, устроена телефонная сеть, сооружены три начальных школы, обсуждался вопрос об устройстве городской электростанции. В 1911 году в Майкопе решено было открыть ломбард и начать строительство городского дома для размещения в нем городских учреждений. Главные статьи городского бюджета - народное образование и здравоохранение. Как и в Курске, в Майкопе к 1912 году было введено всеобщее обязательное начальное образование [4].

Городские власти Томска и Пензы докладывали о том же. В Пензе проложены линии городского трамвая, устроено электрическое освещение, канализация, сооружены народный дом и театр, урегулирован большой пригородный поселок. В Томске - построены комплекс сооружений городского водопровода и мост через речку Ушайку [5].

Долгосрочные комплексные программы, принимавшиеся по устройству водопровода в Москве в 1820-е, 1850-е и 1890-1910-е годы, сопровождались строительством сооружений, наложивших, каждые в свое время, заметный отпечаток на облик города. Первая в XIX столетии капитальная перестройка Московского водопровода привела к созданию на площадях города системы фонтанов, вода в которые подавалась из устроенной в Сухаревой башне водокачки. Разрабатывавшаяся в конце XIX - начале XX столетия программа реорганизации Московского водопровода отличалась особенной грандиозностью. Тогда по утвержденному городской думой в феврале 1890 года проекту (инженеры Н.П. Зимин, А.П. Забалов, К.Г. Дункер, архитектор М.К. Гепнер) началось обновление Мытищинской водопроводной и Алексеевской насосной станций. Каждый из объектов представлял собой расположенный на окраине города в парковой зоне жилищно-производственный комплекс. Различная функция и разное назначение градоформирующих зданий определило их различную архитектурно-градостроительную роль в ансамбле Москвы.

Мытищинская станция представляла собой замкнутое локальное, удаленное от города образование, предназначенное для водосбора. Назначение Алексеевской насосной станции прямо противоположное - принятие воды, доставленной из Мытищ водоподъемными машинами, подача их в возвышенные резервуары Крестовских башен для дальнейшего распределения по городу. Две Крестовские башни, для которых было выбрано место неподалеку от сооружавшегося одновременно с ними Рижского вокзала, на свой лад возрождали традицию оформления въездов в город, бытовавшую в Древней Руси, когда над въездными воротами в город возводились надвратные башни (иногда, как во Владимире, - надвратные церкви). Угадывается в Крестовских башнях и переосмысленная традиция классицизма отмечать парными обелисками или колоннами у застав въезды в город. В Крестовских башнях слились обе традиции. Высокие парные башни были возведены по обе стороны Ярославского шоссе у городской черты, как в эпоху классицизма. Но им были приданы высотность и монументальность, свойственные въездным сооружениям допетровской поры. Крестовские башни превратились в один из впечатляющих символов новой Москвы, исповедующей технический прогресс, но не забывающей о национальных корнях собственной культуры.

Согласно очередной, разработанной в начале 1900-х годов программе развития Московского водопровода, в 1900-1913 годах были построены Рублевская водопроводная станция с поселком для служащих (в 1929 года поселок получил новое имя Тестовский) и Воробьевский резервуар москворецкого водопровода в виде павильона-миловиды в парке Воробьевых гор. С устроенной на его крыше видовой площадки и из парка открывался прекрасный вид на Москву. После завершения первых двух очередей Рублевской водопровод-ной станции Московская городская дума предполагала начать строительство еще двух [6].

Практика строительства водопроводных станций и поселков при них, опробованная в Москве, в начале XX века распространяется по России. В 1904 году из 1084 городов только 192 имели водопровод. На протяжении следующих 8-ми лет водопровод появился еще в 30 городах. В 1911 году он пришел в Арзамас, Винницу, Эривань. В том же году был разработан проект устройства водопровода в Новониколаевске. Из губернских городов Европейской России в 1912 году лишь одна Рязань не имела водопровода. В 1904-1911 годах водопровод появился в Омске, Ашхабаде, Тюмени, Белграде Бессарабской области и в Юрьеве-Польском Ярославской губернии. Водопроводная сеть расширялась в Харькове, Минске, Екатеринославе, Самаре, то же предполагалось осуществить в ближайшее время в Симферополе, Туле, Ялте, Гомеле, Красноярске [7]. В Шуе и Николаеве расположенные на главных улицах водонапорные башни были сооружены по системе гиперболоида вращения одного из самых выдающихся инженеров России конца XIX - начала XX века В.Г. Шухова.

В начале XX столетия в России появился новый вид механического транспорта - автомобили, и не только как личный, но и как общественный муниципальный транспорт - таксомоторы [8]. Таксомоторы вышли на столичные улицы. Они появились и в ряде крупных провинциальных городов, например в Казани.

Одновременно с появлением первых таксомоторов и личных автомобилей началось строительство зданий нового типа, предназначенных для размещения автомобилей, - гаражей. Подобно первым электростанциям, электрическим подстанциям и трансформаторным будкам первые гаражи как особо важные сооружения возводились в лучших районах городского центра (в Москве на Неглинной улице). Их проектирование поручалось популярным архитекторам; фасады их, как, например, в одном из первых гаражей Саратова, украшались рельефами с изображениями мчащегося автомобиля с сидящими в нем людьми.

Последнее десятилетие XIX века отмечено появлением еще одного вида крупных градообразующих комплексов, получивших широкое развитие уже в XX столетия, - огромных железобетонных регуляторов - плотин. Грандиозный гидротехнический комплекс для орошения безводной Мургабской степи в пределах Мургабского государева имения возник в Закаспийской области. Там впервые в России и в Европе для устройства плотин-регуляторов был использован железобетон. В 1895-1896 годах в ходе реализации первой очереди строительства было возведено 37 регуляторов - 26 малых и 11 больших. Вторично большие работы проводились в Мургабском имении с июня 1909 по февраль 1910 года [9]. В процессе работ первоначально скромный проект превратился в громадную стройку с множеством плотин и шлюзов, близ которых создавались поселки эксплуатационников. Проектирование и строительство их продолжалось и после революции. В нем принимал участие и Ф.О. Шехтель, которого, вероятно, учитывая его опыт работы в Голодной степи, привлекли также и к проектированию Днепрогэса. По обоим берегам Днепра наряду с плотиной и электростанцией и комплексом крупных металлургических заводов согласно плану возникла сеть поселков, в совокупности сложившихся в новый промышленный город. Вместе с расположенным в 12 километрах от гидротехнических сооружений и новых поселков бывшим уездным городом Александровском они превратились в новый двусоставный город, в 1930-е годы называвшийся городом Большое Запорожье.

Век XIX получал, таким образом, прямое продолжение в веке XX. Типы зданий и поселений, рожденные в XIX веке переходили в следующее столетие не только на Украине. Обязанная этому столетию своим возникновением эстетика техницизма, пафосом которой пронизаны сооружения Мургабского имения, была подхвачена в 20-е годы XX века в грандиозном проекте обводнения Голодной степи. Рядом с плотинами и электростанциями проектировались поселки с жилыми домами в упрощенно-конструктивистски-восточном стиле. Восточный стиль в гражданской архитектуре пережил свой первый расцвет в застройке Баку во время нефтяной лихорадки конца XIX - начала XX столетия, отчасти в Тбилиси, в городах Закавказья и Туркестанского края. Новое возрождение было уготовано восточным стилям в 1930-1950-е годы в архитектуре Грузии, Армении, Азербайджана, республик Средней Азии.

XX век генетически связан с веком XIX не только своими градостроительными открытиями и начинаниями. Практически все многообразие содержательных и стилевых исканий XIX и начала XX столетия, социальный пафос и пафос государственности, увлечение национальными стилями и классическим наследием, родственное эклектике стилизаторство, стилизации, вызывающие в памяти архитектуру модерн, ретроспективизм, объединяющий неоклассиков 1910-х и 1930-1950-х годов, авангардизм, сосредоточенность на выразительности утилитарной формы, фактуры и цвета материала, погруженность в разрешение социально-экономических проблем и непреходящая актуальность лозунгов народности и национальности - все эти явления уходят корнями в архитектурное наследие XIX - начала XX века.

Перечень источников:

1. Зодчий, 1905. Тал. 26-27; Архитектурно-художественный еженедельник, 1915. № 21. С. 248-251; Зодчий, 1914. № 7. С. 78. Вернуться в текст
2. Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. № 11. С. 170-174. Вернуться в текст
3. Городское дело, 1909. № 14. С. 713. Вернуться в текст
4. Там же, 1912. № 9. С. 599-600. Вернуться в текст
5. Там же, № 9. С. 585. Вернуться в текст
6. Современное хозяйство города Москвы, под ред. И.А. Вернера. М., 1913. С. 370. Вернуться в текст
7. Городское дело, 1912. № 9. С. 601, 602, 604. Вернуться в текст
8. В начале 1909 г. в журнале "Городское дело" появилось сообщение: "С мая текущего года будут пущены в движение по петербургским улицам 100 автомобилей с таксометрами. Элегантные и удобные каретки на 4 места" (Городское дело, 1909. № 2. С. 74); там же, № 14. С. 714. Вернуться в текст
9. Зодчий, 1913. № 1. С. 1. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
2.3.5. Учебные и больнично-благотворительные учреждения  Временные постройки и архитектура малых форм. 2.4.2. Коронационные постройки