Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

2 глава. Город как художественный организм (Е.И. Кириченко)


2.3. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ В ГОРОДЕ

2.3.5. Учебные и больнично-благотворительные учреждения

С интенсивностью строительства культурно-просветительных зданий в России во второй половине XIX - начала XX века соперничала, а может быть, даже превосходила только интенсивность строительства учебных заведений. Постепенный рост объемов строительства учебных заведений, характерный для середины XIX столетия, сменился во второй половине XIX и в начале XX века лавиноподобным. Первоначально, в связи с активизацией деятельности духовенства заметно увеличились темпы и объемы строительства начальных приходских школ; параллельно неуклонно росло строительство числа средних и высших учебных заведений.

В ходе великих реформ в связи с созданием в 1864 году земств появились земские школы. Вслед за этим в 1872 году была проведена общая реорганизация системы образования. Все учебные заведения страны были разбиты на три категории: низшие, средние и высшие. В 1877 году в соответствии с правительственным указом забота о начальном образовании перешла в ведение городских дум. В 1884 году Александр III утвердил "Правила о церковно-приходских школах", основанные на опыте церковного строительства народных духовных школ во Владимирской епархии, где к 1879 году насчитывалось 300 подобных школ и число их ежегодно и планомерно увеличивалось. В 1879 году усилиями основанного в этой епархии братства было создано 6 школ, в 1880-1881 годах - 9. Императорским указом дело создания сети церковно-приходских школ из сугубо местного явления превратилось в общероссийское. В самой же Владимирской губернии количество церковно-приходских школ за 25 лет, прошедших со времени выхода в 1884 году в свет правительственного указа, возросло в 3, а количество учащихся - в 4 раза. К 1 января 1909 года в одной только Владимирской епархии насчитывалось 7 второклассных школ, готовивших учителей для церковно-приходских одноклассных школ, 9 двухклассных, 506 одноклассных и 98 школ грамоты. Все они размещались в специально построенных зданиях [1]. Описанный комплекс мер, вызвав резкое увеличение объема строительства школьных зданий, сопровождался появлением и развитием школьного строительства в селах, распространением земских школ и увеличением масштабов строительства церковно-приходских школ. Параллельно в городах росли объемы строительства учебных заведений, дающих среднее образование, - гимназий и реальных училищ.

Харьков. Технологический институт. Чертежный корпус.
Арх. Р.Р. Генрихсен. Открытка начала XX века
Казань. Ксенинская женская гимназия.
1880-1892, арх. М.П. Литвинов, П.Т. Сперанский. Открытка начала XX века

В результате в России во второй половине XIX века в селах и во многих городах, особенно небольших, а также на окраинах крупных городов стали возникать развитые общественно-духовно-просветительные центры неизвестного ранее типа. В их состав наряду с церковью входила школа, больница и народный дом. Кирпичные или деревянные здания в 1-2 этажа, выделенные из обычной жилой застройки, и сейчас обращают на себя внимание в селах.

К 1903 году в стране насчитывалось 90 942 начальных школы [2]. Строительство школ, больниц, народных домов превратилось в дело чести местных властей и земств. Впервые в конце XIX - начале XX столетия в селах обнаружился поворот к тому, что в городах, особенно крупных, стало заметным явлением со времени петровского царствования. Впервые в конце XIX - начале XX века общественный центр российского села перестает быть синонимом религиозного и торгового центра. Светские сооружения занимают наряду с храмами свое место в ансамбле главной площади села, выделяясь из обычной жилой застройки величиной и богатством архитектурной отделки, а часто и материалом; как правило, это каменные здания.

Усилиями российского правительства и в рассматриваемый период в стране продолжалось создание общероссийской сети учебных заведений. Во время царствования Николая I ансамбль многих городов России, особенно губернских, пополнился монументальными зданиями гимназий, духовных семинарий и епархиальных училищ. Интенсивность государственного руководства строительством крупных учебных заведений не снизилась во время следующих царствований. Вместе с тем эпоха великих реформ принесла в практику строительства учебных заведений новые явления. Законодательство, приветствовавшее увеличение прав и рост инициативы местных властей и общественных организаций, благоприятствовало появлению новых тенденций в градостроительстве, отчасти уже описанных на примере зрелищно-просветительных учреждений. Наряду с общегосударственной системой крупных учебных заведений в пределах определенной административно-территориальной единицы повсеместно стала создаваться сеть однотипных учреждений, направленных на повышение нравственного и физического здоровья народа и рост его образовательного уровня. Вместе с созданием сети народных домов отдельные губернии, города и уезды приступили к созданию сети учебных заведений, больниц и богаделен.

Казань. Соединенное промышленное училище.
1899, арх. К.С. Олешкевич, С.В. Бечко-Друзин. Открытка начала XX века
Саратов. Консерватория.
1912, арх. С.А. Каллистратов. Открытка начала XX века

На протяжении 1893-1899 годов архитектором Нижегородского губернского земства П.П. Малиновским были созданы типовые проекты одно-, двух- и трехклассных школ. С использованием этих проектов только в Нижегородской губернии было построено около 100 школ [3]. В больших городах вроде Москвы строительство начальных школ, расположенных в разных районах города, вели городские архитекторы. Очередной план создания сети начальных училищ, предполагавший сооружение 10 специальных зданий в разных районах города, был разработан Московским городовым управлением в 1903 году [4]. С 1901-1902 по 1909-1910 учебный годы в Московской губернии к существовавшим до того времени 816 школам добавилось 258 новых. Общее число их увеличилось на 31,6%. Еще около 30% школ появившихся за тот же отрезок времени, представляли церковно-приходские школы. Всего к 1910 году в Московской губернии насчитывалось 1721 школьных зданий. В это число входили земские, церковно-приходские, частные, фабричные, министерские, железнодорожные школы и школы ведомства Воспитательного дома [5].

Следующий по времени лавинообразный рост числа учебных заведений совпал с последним предреволюционным десятилетием. Импульсом к новому росту строительства явился выход в свет правительственного указа об отпуске государственных средств на нужды начального образования, вызванного подготовкой перехода к обязательному всеобщему бесплатному начальному образованию. Выработка плана организации всеобщего обучения в масштабах Российской империи превратилась в разработку общегосударственного плана развития школьного строительства [6].

Публикация указа о введении в России обязательного всеобщего начального образовании, вызвавшая резкое увеличение объема школьного строительства, вызвала ответную потребность в новых типовых проектах. Разработка их велась по заказу разных ведомств: земств, городских и губернских властей, Министерства народного просвещения и святейшего Синода [7]. Типовые проекты, выполненные архитекторами Министерства внутренних дел и Святейшего Синода, получали хождение по всей территории России, не ограничиваясь административными рамками отдельной губернии, уезда или города.

Организации проектного дела отвечает положение дел в реальной строительной практике. В Смоленске в ходе широко ведшегося мемориального строительства, приуроченного к 100-летию Отечественной войны 1812 года, строительство школ-памятников осуществлялось по премированным на всероссийском конкурсе проектам В.Л. Владыкина в неорусском стиле. А власти молодого, обязанного своим возникновением прокладке Великой Сибирской железной дороги города Новониколаевска (ныне Новосибирск), заказали составление проектов 12 народных школ и реального училища, работавшему в Томске архитектору А.Д. Крячкову Однако какой бы способ реализации школьных зданий не избирали городские власти, его отличают комплексность, системность и плановость. Плановость в двояком смысле. Строительство школ ведется системно в соответствии с нуждами города и реальными перспективами развития тех или иных районов, включая и архитектурно-градостроительные.

Богородск. Глуховское среднее фабричное училище.
Арх. А.А. Марков. Фотография начала XX века
Богородск. Женская гимназия.
1910-е гг., арх. А.В. Кузнецов. Фотография начала XX века

Богородск. Реальное училище.
1910, арх. А.В. Кузнецов. Фотография начала XX века

Планы школьного строительства носили, как правило, долгосрочный характер. Разработанный в Киеве в 1911 году план строительства сети школьных зданий был рассчитан на 12 лет [8]. Законченный в декабре 1911 года план школьного строительства в Саратове предполагалось реализовать в те2чение 10 лет, начиная с 1912 года. Он предусматривал осуществление системы разнообразных мер, включая расширение существующих школ и строительство новых зданий для школ, находившихся в наемных или в не удовлетворяющих современным требованиям помещениях. Намечались работы по районированию городских территорий с целью определения мест для сооружения новых школ, установления очередности их строительства в разных районах и выработки оптимального типа школьного здания [9]. Аналогичные работы предпринимались в десятках других городов России [10]. Деление учебных заведений на низшие и средние находило выражение в их архитектурном облике лишь в небольших городах и в селах. В больших городах вроде Москвы, Петербурга, Саратова, Самары и других начальные школы обычно сооружались в виде крупных училищных домов, не уступающих по размерам и представительности зданиям общеобразовательных средних учебных заведений - гимназиям, реальным училищам, а также средним учебным заведениям специального назначения, число которых по мере приближения к началу XX века в связи с развитием научно-технического прогресса и возникновением спроса на все новые и новые профессии неуклонно росло. Неизменным осталось лишь одно. Не только в губернских, но даже в небольших уездных городах независимо от расстояния, отделяющего последние от столиц губерний и империи, учебным зданиям придавались поистине столичные размеры, монументальность и представительность. Для них отводились лучшие места в городе на центральных улицах и площадях.

Иначе складывалась архитектурно-градостроительная судьба высших учебных заведений. Пока они проектировались в виде отдельных зданий, для их строительства отводились места на главных улицах крупных городов. Но со второй половины XIX века, когда институты и университеты превратились в крупные комплексы, в системе которых для отдельных факультетов и лабораторий стали сооружаться специальные здания, местоположение их меняется. Для строительства институтских комплексов отводятся свободные территории на окраинах городов. В начале XX столетия институтские и университетские городки начинают проектировать в виде самостоятельных градостроительных образований, связанных с городской структурой подводящими магистралями и только. Планировка и ансамбль такого городка независимы по отношению к уличной сети города.

Крупные институтско-университетские городки, созданные в России во второй половине XIX века, такие, как университет и Технологический институт (P.P. Марфельд, Ф.Ф. Гут, А.Д. Крячков, 1896-1907) в Томске, Технологический институт в Харькове (P.P. Генрихсен, 1878-1879), Политехнический институт в Киеве (И.С. Китнер, 1899-1900) сооружаются по единому принципу. Фронт улицы застраивается главными учебными корпусами в соответствии с нормами регулярного градостроительства. Расположение корпусов согласуется с направлением и красной линией улиц. На улицы выходят главные, наиболее полноценно с архитектурной точки зрения оформленные фасады зданий. Внутри, на территории участка, корпуса располагаются свободно, безотносительно к уличной застройке, подчиняясь функциональной и архитектурно-выразительной логике организации внутреннего пространства огромного занимаемого институтом участка.

Ансамбли городских, земских и специализированных больниц прошли ту же эволюцию, что комплексы высших учебных заведений. Те и другие проектировались со времени своего возникновения во второй половине XVIII столетия по образцу богатой городской дворянской усадьбы классицизма. Монументальное здание главного корпуса больницы с открытым парадным двором перед главным фасадом располагалось вдоль улицы. Ко второй половине XIX века сходство больниц с богатым домом-дворцом эпохи классицизма исчезло. Новый принцип планировки больничных комплексов получил название павильонного.

Во второй половине XIX - начала XX века больницы проектируются в виде комплекса построек, свободно расположенных на территории участка. Причем во второй половине XIX столетия все крупные больницы, подобно ансамблям высших учебных заведений, находясь в пределах городской черты, проектируются с использованием двух градостроительно-планировочных принципов - регулярного уличного и павильоно-поселкового. В соответствии с нормами регулярности и укоренившихся норм уличной застройки здания, обращенные в сторону улицы, согласуются с направлением ее трассы и архитектурой выходящих на улицу фасадов. Организация внутреннего пространства самостоятельна по отношению к улице. Здания здесь расположены свободно в соответствии с собственной функциональной и архитектурной логикой; они образуют самостоятельную по отношению к улице систему.

Далекую от регулярной правильности живописность застройки внутреннего пространства ансамблей высших учебных заведений и больниц усиливала сложная, далекая от элементарного геометризма форма планов и объемов внутренних корпусов. Один из самых ярких примеров больничных ансамблей - университетские клиники на Девичьем поле в Москве (К.М. Быковский, первоначальный проект 1885 год, осуществление продолжалось до начала 1900-х годов). Формирование парадного фронта окраинной улицы началось со строительства корпусов, оформлявших главный вход на территорию клиник и расположенных симметрично по отношению к нему. За пределами пространства улицы, внутри, на территории участка был создан по-своему выразительный, непохожий на организацию уличного пространства архитектурный мир.

Москва. Клиники Московского университета на Девичьем поле.
1886, арх. К.М. Быковский. Первоначальный вариант генплана
Москва. Клиники Московского университета на Девичьем поле.
Начало 1900-х гг. Генплан
Условные обозначения:
1 - Здание общей клинической лаборатории; 2 - Клиники акушерская и гинекологическая; 3 - Факультетские клиники; 4 - Госпитальные клиники; 5 - Детская Хлудовская больница; 6 - Анатомический институт; 7 - Помещения для инфекционных больных; 8 - Клиники глазная и пропедевтическая; 9 - Кухонный корпус; 10 - Институт гигиены; 11 - Церковь Михаила Архангела; 12 - Клиника нервных болезней; 13 - Психиатрическая клиника; 14 - Клиника болезней уха, горла и носа; 15 - Клиника кожных болезней; 16 - Церковь преподобного Дмитрия Прилуцкого; 17 - Институт злокачественных опухолей; 18 - Общежитие для студентов медицинского факультета

Москва. Клиники Московского университета. Перспектива по Большой Царицынской улице. Клиники факультетские (1890) и госпитальные (1892).
Арх. К.М. Быковский
Москва. Клиники Московского университета. Клиники гинекологичские и акушерские.
1889, арх. К.М. Быковский, М.И. Никифоров

В начале XX столетия все заметнее становится тенденция создавать крупные комплексы институтов и больниц за пределами городской территории или на окраинах, на землях хоть и находящихся в пределах города, но еще не застроенных, свободных территориях. Изменение местоположения соответствует изменению архитектурно-градостроительной концепции этого рода построек. Принципы внутренней, условно говоря, павильонной планировки превращаются в единственные и определяющие.

Как всегда, новшества впервые обретают жизнь и определенность в столицах, в данном случае в северной столице - в Петербурге. Из наиболее ярких образцов институтских и больничных городков, возведенных за пределами городской черты, безусловно, следует назвать Политехнический институт в Сосновке (дачной местности в окрестностях Петербурга) и больницу им. Петра Великого в Лесном - тоже в дачной местности за пределами тогдашнего Петербурга.

Казань. Клиника глазных болезней.
1915, арх. И.И. Брюно. Открытка начала XX века

Описанная эволюция пространственно-планировочной структуры институтов и больниц в большой степени условна. На деле все варианты планировки и способы размещения их в городе или за его пределами продолжали существовать одновременно. Выбор того или иного планировочного приема зависел от конкретной программы и от земельных ресурсов города. Ранее всего идея институтского городка была реализована в России при создании Петровской сельскохозяйственной академии в усадьбе Петровско-Разумовское под Москвой (Н.Л. Бенуа, 1860-е годы). Выбор места за пределами городской черты предопределила специализация этого ученого заведения. По тому же принципу было выбрано место и для других сельскохозяйственных институтов, сооруженных (в Воронеже) или спроектированных накануне революции (в Омске). Однако единичное для середины XIX века явление, каким явилось строительство Петровской сельскохозяйственной академии, в первой трети XX столетия превратилось в теоретически осознанный принцип проектирования крупных институтских и больничных комплексов в дореволюционной России и в новых городах Советского Союза, мыслившихся символом социалистического строительства, вроде Соцгорода в Запорожье с его больничным городком.

Нижний Новгород. Александровская богадельня и родильный приют.
1879, арх. Н.А. Фрелих. Открытка начала XX века
Винница. Психиатрическая лечебница, конца XIX в.
Открытка начала XX века

Законченный во время Первой мировой войны воронежский и спроектированный тогда же омский институты обозначили совпавшее с ее годами небывалое по размаху проектирование и строительство высших учебных заведений. На годы Первой мировой войны пришлась разработка всероссийской программы строительства высших учебных заведений разного профиля. Городки сельскохозяйственных институтов в Воронеже и Омске - неотъемлемая часть этой программы. Строительство очередного или первого в каком-то определенном городе высшего учебного заведения рассматривалось как почетное и большое культурное дело. За получение от правительства права на сооружение высшего учебного заведения между городами разгоралась настоящая борьба. В частности, за право строительства первого в Сибири сельскохозяйственного института соревновались Томск, Омск, Новониколаевск, Барнаул, Красноярск и Иркутск. Предпочтение было отдано Омску как центру наиболее развитого за Уралом сельскохозяйственного района.

Сразу же после завершения строительства сельскохозяйственного института в Омске для равномерного обеспечения специалистами высшей квалификации основных регионов России предполагалось соорудить, по меньшей мере, еще три подобных высших учебных заведения в Западном и Центрально-Восточном регионах, а также на Дальнем Востоке или в Сибири [11]. В общий контекст деятельности по созданию всероссийской сети сельскохозяйственных институтов естественно включилось создание на приобретенном в 1914 году у крестьян имения Гора Новоржевского уезда Псковской губернии учительского сельскохозяйственного института и начало строительства в 1916 году в Вологде молочно-хозяйственного института [12].

В 1916 году Министерство народного просвещения разработало всероссийскую программу создания институтов иного профиля: технологических. В связи с этим были выделены две группы районов, где в первую очередь предстояло открывать подобного рода высшие учебные заведения. К первой группе первоочередного строительства технологических институтов составители программы отнесли: центрально-промышленный, восточный, центрально-черноземный, южный, юго-западный, прибалтийский, закавказский и западносибирский районы. В программе отмечалось, что, несмотря на наличие там высших учебных заведений, в каждом из перечисленных районов ощущается их недостаток. Во вторую группу вошли северный, северо-западный, туркестанский и восточносибирский районы: там высших учебных заведений не было совсем. Особое внимание было обращено на Восточную Сибирь. Планируя создание сети технологических институтов в Восточной Сибири (их устройство предполагалось в Иркутске, Владивостоке и Благовещенске), составители программы считали необходимым создавать там институты по более обширным по сравнению с общепринятым в европейской части России составом. Предполагалось, что новые институты будут иметь не два, а четыре факультета: механический, химический, инженерно-строительный и горный. Программой предусматривалось также открытие технологического института в Ташкенте как центре Туркестанского края. В Северо-Западном регионе строительство подобного института предполагалось осуществить в Вильно, на северо-востоке Европейской России - в Вятке.

Реализацию рассчитанного на 10 лет плана предполагалось начать незамедлительно со строительства технологических институтов в Вятке, Саратове, Иркутске, Кишиневе, Ташкенте, Вильно, Владивостоке и Благовещенске. В программе создания всероссийской сети институтов этого профиля специально подчеркивалось, что в результате ее осуществления в Сибири будут функционировать четыре технологических института. Наряду с уже существующим институтом в Томске, технологические институты появятся в Иркутске, Благовещенске и Владивостоке - в городах, расположенных на Великом Сибирском железнодорожном пути или близ него [13].

Параллельно с общероссийской программой создания технологических институтов Министерством народного просвещения разрабатывался еще один широкомасштабный проект. В соответствии с ним Европейскую Россию предполагалось покрыть сетью политехнических институтов. Подготовительные работы к строительству политехнического института начались в 1916 году в Одессе. А.В. Щусев занимался проектированием "грандиозного" политехнического института в Самаре. Губернское земское собрание постановило открыть в столице этой губернии осенью 1918 года политехнический институт. Для этого был отведен участок земли и ассигнованы деньги на строительство. Аналогичное решение в том же, 1916 году приняла городская дума Саратова. Наместник Кавказа И.Н. Воронцов-Дашков изыскал деньги на строительство политехнического института в Тифлисе [14]. В 1916 году в Москве открылся женский Политехнический институт, в Харькове - Высшие женские Политехнические курсы [15].

Во всероссийскую правительственную программу создания сети сельскохозяйственных, технологических и политехнических институтов органично включались действия, направленные на расширение сети университетов и институтов, предпринимаемые местными властями. За право создания второго университета в Сибири боролись Иркутск и Владивосток. Судя по всему, противостояние должно было закончиться в пользу Иркутска, которому "на нужды предполагаемого к строительству к открытию в Иркутске университета" Товарищество А.Ф. Второв с сыновьями решило пожертвовать 200 000 рублей. Тогда же власти Перми объявили архитектурный конкурс на составление проекта университета в этом губернском городе. Феодосийское земское собрание выступило с ходатайством об учреждении в Крыму в Феодосии или в Симферополе университета. Городские думы Одессы, Киева и Харькова ассигновали крупные суммы и отвели безвозмездно крупные участки городской земли под строительство в каждом из этих городов института инженеров путей сообщения. В Екатеринбурге состоялась закладка горного института. В Казани велась подготовка к строительству зданий высших женских медицинских курсов [16]. В Москве продолжалось строительство комплекса зданий археологического института. Все эти важнейшие в общегосударственном масштабе начинания датируются одним и тем же 1916 годом.

Годы Первой мировой войны стали временем едва ли не самого интенсивного за всю историю России создания высших учебных заведений. Одна из причин - эвакуация из западных районов страны высших учебных заведений. Ростов-на-Дону был избран в 1915 году местопребыванием Варшавского университета; его разместили в законченном в начале войны на одной из центральных улиц огромном Городском доме - импозантном семиэтажном здании в стиле неоклассицизма. Второе высшее учебное заведение Варшавы - Политехнический институт - эвакуировали в 1915 году в Нижний Новгород. Специальная комиссия остановила выбор на участке рядом с Крестовоздвиженским монастырем на окраине города над Окой. Институт предполагалось построить по павильонной системе, расположив строения в парке, украсив его цветниками и аллеями [17].

Проектирование и строительство конкретных институтов и университетов осуществлялось в соответствии с разрабатывавшейся тогда же в России программой создания сети высших учебных заведений как единой общегосударственной системы. Опыт проектирования общественных зданий массового назначения как единой системы, охватывающей определенную административную единицу (губернию, уезд, город), переосмысленный правительством, был распространен на уникальные сооружения вроде высших учебных заведений, клинических и крупных специализированных больниц, например областных психитарических больниц. Расширение охватываемого единой системой пространства до масштабов всей страны, не посягало на самый принцип. По тому же принципу формирования единой общероссийской системы велась разработка программы и определялись ключевые пункты и места преимущественного развития переселенческого движения. Ограничение пространства действия этой программы территорией Азиатской России - частность, вызванная спецификой самой программы.

Охватившая Россию в начале XX столетия институтская лихорадка распространилась и на строительство специализированных просветительных институтов для народа. По примеру Западной Европы в России начали создаваться народные университеты, особенно занимавшие "внимание русского интеллигентного общества... великая задача - энергично бороться с народною темнотою и широкою рукою насаждать учреждения для умственного просвещения народных масс" [18] вдохновляла членов Петербургского, Московского, Псковского, Воронежского, Либавского (Либава - современная Лиепая), Тверского, Орловского, Казанского, Смоленского, Екатеринодарского, Полтавского, Ялтинского, Тифлисского, Астраханского и Ярославского обществ народных университетов. Все они возникли на гребне охватившего российскую интеллигенцию в начале XX века порыва к просвещению народа. Его зримым результатом остались украсившие площади городских окраин народные университеты имени А.Л. Шанявского в Москве и имени П.И. Макушина в Томске.

Перечень источников:

1. Добронравов В.Т. Церковные школы Владимирской епархии с 1884 по 1909 год. Владимир, 1909. С. 5, 6, 27, 29, 138-139. Вернуться в текст
2. Очерки истории строительной техники... С. 331. Вернуться в текст
3. Нифонтов Л.А. Архитектор П.П. Малиновский. Горький, 1973. С. 13. Вернуться в текст
4. Известия Московской городской думы. 1903, апрель. С. 47-58. Вернуться в текст
5. Казимиров Я. Школьные здания в Московской губернии. Описание зданий земских и церковно-приходских школ. М., 1913. С. 3, 9. Вернуться в текст
6. А-ъ. Проведение всеобщности начального обучения в Москве. // Городское дело, 1911. № 8. С 659-666. Вернуться в текст
7. Премированные проекты зданий 4-классных училищ с объяснительной запиской В.Л. Владыкина // Городское дело , 1909. № 24. Художественно-архитектурный отдел. С. 120-123; Альбом планов школьных зданий. Издание И.Д. Сытина. М., 1910; Лермонтов Н.Ю. Альбом нормальных школьных планов. Издание Ярославского земства; Духовницкий Н.Н. Альбом типовых планов школьных зданий Ярославской губернии. Ярославль, 1916. Вернуться в текст
8. Проект школьной сети для Киева с финансовым планом осуществления всеобщего обучения в 12-летний период. Киев, 1911. Вернуться в текст
9. Городское дело, 1912. № 13-14. С. 859-860. Вернуться в текст
10. План школьного строительства разрабатывается в Уфе, причем подчеркивается, что и до 1908 г. , т.е. до выхода правительственного указа об обязательном начальном образовании, город с любовью относился к делу начального образования и что сейчас "незначительный, в сущности, губернский город Уфа быстро приближается осуществлению всеобщего обучения" (Городское дело, 1913. № 7. С. 465-466). Вернуться в текст
11. Зодчий, 1917. №31-34. С. 177-194. Вернуться в текст
12. Зодчий, 1914. № 37. С. 419; Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. № 4. С. 51. Вернуться в текст
13. Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. № 49. С. 473. Вернуться в текст
14. Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. №21. С. 239; там же. № 52. С. 498; Зодчий, 1917. № 7. С. 5-60; там же, № 17-18. С. 117. Вернуться в текст
15. Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. №49. С. 473; там же, № 39. С. 378. Вернуться в текст
16. Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. № 37. С. 369; там же, 1917. № 2. С. 13; там же, 1916. № 41. С. 400; там же, № 49. С. 473; там же, № 39. С. 377-378; там же, № 36. С. 362; там же, № 37. С. 369; Зодчий, 1916. № 35. С. 323; Архитектурно-художественный еженедельник, 1916. № 41. С. 401. Вернуться в текст
17. Зодчий, 1916. № 17. С. 170; Там же, № 19. С. 187. Вернуться в текст
18. От Петербургского общества народных университетов пред. сов. СПб. об-ва Д. Дриль, Секр. Совета П. Шмидт // Известия общества гражданских инженеров, 1907. № 2. С. 50. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
2.3.4. Зрелищные и культурно-просветительные сооружения  2.3.6. Благоустройство городов...