Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

2 глава. Город как художественный организм (Е.И. Кириченко)


2.3. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ В ГОРОДЕ

2.3.1. Общественные здания середины XIX - начала XX века и их место в пространстве российского города

Облик городов, в том числе и российских, менялся не только в ходе эволюции архитектурного стиля. Он менялся одновременно с изменением их наполнения, по мере того как отмирали одни типы зданий, возникали и получали распространение другие. В этом отношении рассматриваемый период с середины XIX до начала XX века был временем радикального изменения архитектурного пейзажа города и состава городских строений.

С точки зрения новизны или традиционности типы архитектурного творчества исследуемого периода делятся на три группы. На вечные (это первая группа), на появившиеся в России в XVIII - начале XIX века в пору ее наиболее активной и программной европеизации (вторая группа). Третью группу представляют новые типы зданий, те, которые возникли в рассматриваемый период в середине XIX - начале XX столетия.

Наиболее полно комплекс свойственных времени архитектурных жанров представлен в сложнейших многофункциональных организмах, каковыми являются столичные или крупные губернские города. Чем меньше поселение, чем более ограниченным является его социально-экономический потенциал, тем беднее и ограниченнее состав образующих его материально-пространственную структуру сооружений и комплексов.

Ни одно поселение не существует без "вечных" сооружений. К их числу следует отнести сооружения, возникшие одновременно с архитектурно-строительной деятельностью, существующие с незапамятных времен. Таковы святилища (храмы) и жилье (жилые дома)

Однако вечной в "вечных" сооружениях является только функция. Самый тип каждого из "вечных" зданий историчен и представляет множество отличных друг от друга, меняющихся в пространстве и во времени разновидностей. Рассмотренные в предшествующей главе две основные разновидности городских жилых домов - многоквартирные (доходные) дома и особняки подтверждают сказанное. Их типы обладают явно выраженным национальным конкретно-историческим своеобразием. Особняки и многоквартирные дома середины XIX - начала XX века разительно отличаются от тех же типов зданий, сооружавшихся во второй половине XVIII - первой половине XIX столетия.

То же происходит и с другим типом зданий, принадлежащим к категории вечных, - с храмами. Храмы середины XIX - начала XX века разительно отличаются от возводившихся в период классицизма. В ходе процесса христианского возрождения и превращения идей народности и национальности в бесспорные духовно-этические ценности в культовом зодчестве воцарилось положение, противоположное положению, господствовавшему в Европе со времени Ренессанса. Параллельно кризису, а затем и отмиранию классицизма в архитектуре идет возрождение неклассической традиции. Особенно интенсивно протекает этот процесс в области церковной архитектуры. Здесь резко увеличивается роль средневекового наследия. В церковном зодчестве ранее всего воцарились, получив безраздельное господство, приемы, ассоциирующиеся с национальным и конфессиональным своеобразием. Возвращение к уникальным, свойственным только русскому православному зодчеству типам храмов (православие в России официально признавалось господствующей религией) ассоциировалось с возрождением национального облика русского города.

В Российской империи - стране многонациональной и многоконфессиональной, православные церкви представляли основную массу храмов, однако далеко не единственную. В их числе присутствуют храмы разных ветвей христианства: католические, протестантские, старообрядческие, а также культовые сооружения других конфессий: мусульманские мечети, еврейские синагоги, буддийские храмы, караимские кенасы.

Внутри каждой конфессии существует собственная иерархия культовых построек. Среди православных храмов различаются соборные, приходские и монастырские церкви и часовни. Особенности монастырского быта вызвали к жизни надвратные и трапезные церкви. Устраивались также домовые церкви (в основном при больницах и учебных заведениях), полковые - при казармах и в военных городках; полковые церкви чаще, чем любой другой тип православного храма, принимали на себя выполнение мемориальной функции и превращались в храмы-памятники.

Средневековое возрождение середины XIX - начала XX века, как и любое другое "возрождение", не стало возрождением прошлого. Как и архитектура Нового времени, обновлявшая наследие античности, зодчество исследуемого периода, "возрождавшее" наследие церковного зодчества средних веков, создало оригинальные по облику, композиции и планировке типы сооружений, не известные ни в средние века, ни в предшествующий период.

Вторую, значительно более обширную группу по числу наименований представляют здания, появившиеся в России в XVIII - начале XIX века, но, как и "вечные", претерпевшие радикальные изменения в середине XIX - начале XX столетия. В их число попадают больницы и богадельни, все разновидности учебных заведений и благотворительных учреждений, театры, биржи, военные городки (казармы), музеи, банки, гостиницы. В каждом поселении присутствует комплекс соответствующих его статусу административных и общественных зданий. Состав их столь же представительно характеризует господствующие духовно-этические ценности, как и архитектурный стиль. Оба явления взаимосвязаны, а главное - содержательны.

В 1830-1910-е годы наряду с обычным для каждого времени обновлением заимствованных от прошлого типов зданий отличает небывалое за всю историю существования архитектуры расширение номенклатуры и объема строительства культурно-просветительных, учебно-просветительных и больнично-благотворительных учреждений. Никогда до сих пор не возводились в таком количестве великолепные театры, библиотеки, музеи, институты, университеты, начальные общеобразовательные и средние школы двух разновидностей - гимназии и реальные училища, профессионально-технические школы и училища, выставочные павильоны и выставочные комплексы.

Одесса. Окружной суд и церковь Святого Пантелеймона.
Открытка начала XX века
Самара. Губернская земская управа.
1900, арх. А.У. Зеленко. Открытка начала XX века

XIX век в своих идеальных устремлениях осознает себя веком искусства, науки и технического прогресса, просвещения, народовластия и народолюбия. Строительная деятельность вполне соответствует этому представлению. Наряду с уже известными, возникает множество новых культурно-просветительных и больнично-благотворительных типов зданий. Во второй половине XIX столетия выделились в самостоятельные типы зрелищных и культурно-просветительных сооружений цирки и панорамы. В конце XIX - начале XX века состав их пополнили народные дома, народные театры и университеты, стадионы и кинематографы. Нет такой области жизни, какую бы не затронул в середине XIX - начале XX столетия процесс создания новых типов сооружений. XIX век был веком невиданного ранее подъема деловой активности. Это был век промышленного переворота и первой промышленной революции. То и другое стало возможным, во-первых, благодаря совместным усилиям государственной власти, покровительствовавшей промышленности, во-вторых, деловой активности, воле к самореализации и напору низов, в основном крестьянства - главной социальной базы российского купечества. Выражением этого процесса в архитектуре стало небывалое по размаху строительство многочисленных разновидностей торгово-банковско-конторских зданий - банков, торговых домов, бирж, пассажей, универсальных магазинов, зданий страховых и кредитных обществ, ломбардов, гостиниц, иначе говоря, всего комплекса зданий, обслуживавших торговую и предпринимательскую деятельность.

Появившиеся в предшествующий период типы зданий, вроде банков, обрели специфическую, разработанную во второй половине XIX века пространственно-планировочную структуру. Разные вариации ее, обусловленные сходством функций, повторяются в зданиях страховых и кредитных обществ, в торговых и конторских домах.

В зданиях, непосредственно предназначенных для торговли, наблюдается та же картина. Унаследованные от предшествующего периода типы сооружений, такие, как торговые ряды и гостиные дворы, претерпевают заметные изменения, хотя и продолжают строиться, особенно в провинции. Одновременно идет активный процесс выработки новых типов торговых зданий. В их число попадают пассажи, впервые в России появившиеся в столицах в 1840-е годы, и магазины. А в начале XX столетия возникает новый тип торгового здания - универсальный магазин.

Киев. Городская управа.
1874, арх. Шилле. Открытка начала XX века

Все перечисленные типы зданий представляют сторону архитектурно-градостроительного развития, рожденную демократизмом и народолюбием общественного сознания, социально-экономическим и научно-техническим прогрессом. В архитектуре ярче, чем в любом виде искусства, выражено изначально присущее ему созидательное начало, объединяющее два неразрывно связанных друг с другом аспекта: мировидение и общезначимый идеал. Каждое искусство несет в себе эти два начала. Любой вид искусства характеризует время и одновременно присущим ему языком повествует о желанном, идеальном.

Архитектуре, как искусству, организующему реальные жизненные процессы и представляющему среду, в которой эти процессы протекают, двуединство отражающей и моделирующе-идеальной функции свойственно в наибольшей мере. Архитектура середины XIX - начала XX века выражает общественный идеал (идеи времени), подобно архитектуре любого другого периода, художественным строем сооружений (стилевыми особенностями построек) и составом зданий.

Невиданный прежде размах строительства просветительных и больнично-благотворительных учреждений призван был охватить и удовлетворить потребности всех нуждающихся в предоставляемых услугах. Гражданская архитектура в XIX веке принимает на себя функции, в средние века бывшие достоянием церкви, храмов и монастырей. Христианское начало гражданской архитектуры XIX столетия парадоксально выражает себя наряду с традиционным способом - строительством храмов, невиданным ранее размахом строительства гражданских зданий, призванных к выполнению великой христианской заповеди - деятельному выражению любви к ближнему. Общественной морали, которая стремится исцелить всех страждущих, просветить всех жаждущих знаний, дать голодным пищу, бездомным - кров, отвечает практическая деятельность, где эти идеалы находят реальное воплощение. Архитектура в своих идеальных устремлениях выражает совокупностью типов сооружений социалистически-демократически-христианские ценности времени.

Особенностям функциональной системы архитектуры сродни стилевая система со свойственной ей ориентацией на массовый вкус, с программным полистилизмом, в котором также нельзя не увидеть соответствия конкретно-историческим особенностям мировидения времени.

Порождением этого архитектурно-мировоззренчески-духовно-художественного стержня эпохи является также область деятельности, не имевшая прецедентов в прошлом, - это здания и комплексы, возникшие под давлением нужд промышленности и появившегося в XIX столетии механического транспорта. Перечень такого рода сооружений впечатляет обширностью и разнообразием. В их число попадают фабрики и заводы, вокзалы, железнодорожные депо, вагоно- и паровозоремонтные мастерские, трамвайные депо, элеваторы, газгольдеры, нефтяные вышки, механические мельницы, электростанции, трансформаторные станции, водонапорные башни, гаражи и т. д.

Изобретение парового двигателя и развитие пароходства сопровождалось появлением портов. То же изобретение, сопровождавшееся распространением железнодорожного и трамвайного движения, стимулировало развитие мостостроения. Величайшие достижения в области мостостроения в XIX веке родились из необходимости соединить линией железной дороги берега крупных рек. В 1916 году в Хабаровске состоялось торжественное открытие железнодорожного моста через Амур длиной в 1,217 сажен (2591 м), превосходившего все мосты Европы и России. Он был построен по проекту выдающегося инженера дореволюционной России Л.Д. Проскурякова. "Сооружением моста, - отмечал современник, - закончено большое народное дело: положено последнее звено сплошного через всю Сибирь рельсового пути по русской земле" [1].

Нахичевань. Управление Владикавказской железной дороги, кон. XIX в.
Открытка начала XX века

Прокладка трамвайных путей вызвала перестройку мостов через Мойку и Фонтанку. Их обновление превратилось в важное градостроительное мероприятие возрождения облика классического Петербурга.

Здания, рожденные техническим прогрессом и промышленным переворотом, до начала XX века исключались из сферы художественного творчества. Перелом в отношении к промышленной архитектуре произошел в начале XX столетия. За этим фактом стоит новый этап переосмысления хода исторического процесса и исторической роли народа в этом процессе. Деятельность, связанная с промышленным производством, признается исторической. Как следствие, за участниками промышленного производства, признается роль субъектов исторического процесса. Продукты их деятельности превращаются в один из символов времени. Архитектура отозвалась на эти процессы признанием стилеобразующей роли материала, конструкции, признанием за утилитарными постройками стилеобразующего значения.

Но XIX век - еще и век историзма. Среди градостроительных выражений всепроникающего историзма общественного сознания присутствуют такие на первый взгляд далекие друг от друга явления, как распространение единичных в России до середины XIX столетия скульптурных и скульптурно-архитектурных памятников, появление храмов-памятников, возникновение понятия исторический и историко-художественный памятник, превращение реставрации в самостоятельную разновидность архитектурно-градостроительного творчества.

XIX столетие осознает себя временем народовластия, веком народов и наций. В результате вместо свойственных XVIII - первой половине XIX века присутственных мест после проведения в 1870-е годы городской и земской реформ появляются новые типы административных зданий. С зарождением системы местного самоуправления возникают новые типы зданий - городские думы и земские управы. Одновременно пронизанное народолюбием общественное сознание выражает себя и в появлении типов зданий, прямо противоположных по своей функции административным, направленным на обслуживание бытовых нужд жителей, - общественных бань, столовых, детских садов и яслей. Во многих городах возводятся постройки военного ведомства - военные городки и комплексы карательно-исправительных учреждений - тюрьмы и работные дома; на окраинах городов сооружаются бойни, возникают водозаборные и водоочистительные сооружения.

Однако архитектурный процесс середины XIX - начала XX столетия, как и всякое другое развивающееся естественно-исторически явление, отмечен не только возникновением новых, но и отмиранием ряда типов архитектурного творчества, игравших недавно структурообразующую роль в системе поселений. В середине XIX века прекращается строительство обнесенных стенами крепостей. Крепости, сооруженные в XVIII - первой половине XIX столетия на восточных и южных окраинах России, упраздняются. Их срывают. Они исчезают бесследно, как случилось, например, с бывшей крепостью Дмитрия Ростовского, превратившейся во второй половине XIX века в город Ростов-на-Дону, один из наиболее процветающих и динамично развивающихся городов не только юга, но и всей России.

Несмотря на общее смягчение иерархичности во всех типах поселений, в середине XIX - начале XX столетия сохраняется деление на центр и окраины как на территории с разной степенью содержательности и представительности застройки. Новые ценности и идеалы наиболее очевидно выражены в архитектуре и облике центра. В регулярном градостроительстве второй половины XVIII - начала XIX века центр города обычно компактен и представлен одной или чаще даже в небольших уездных городах - системой площадей. Это духовное и административное ядро города. Здесь, как правило, высился главный храм. Здесь же сооружались присутственные места и дом градоначальника. Такого рода компактный административно-торгово-религиозный центр остался явлением градостроительного искусства второй половины XVIII - первой трети XIX столетия.

Для середины XIX - начала XX века более типичен протяженный центр, образованный развитой системой нескольких главных улиц, связывающих между собой площади разного назначения. Площадь и улица, система, включающая ряд улиц и площадей, принимает на себя функцию главного архитектурно-семантического пространства города.

Череповец. Общественный дом (Полицейская часть и пожарная каланча).
Открытка начала XX века

Новые потребности привели к увеличению функционального разнообразия площадей. Появились площади перед зданиями железнодорожных станций - привокзаль ные, площади перед входами на фабрики и заводы. Стали устраиваться площади на пересечении улиц и бульваров, предмостные площади. Заметной особенностью градостроительства середины XIX - начала XX века стало возрождение церковной площади. Интенсификация церковного строительства сопровождалась устройством площадей перед храмами. Площади эти в основном двух типов. Собор обычно занимал центральное пространство площади (храм Христа Спасителя в Москве, соборы в Томске или Красноярске) так, как это практиковалось в градостроительной практике Древней Руси, отчасти в России XVIII - первой трети XIX столетия. Расположение храмов более низкого уровня существенно разнообразней. Они могли, подобно соборам, сооружаться в центре площади. Столь же распространены карманные площади, строительство храмов на перекрестках улиц. Примерами подобного рода изобилует застройка городов всех уровней: от столичных до уездных.

Вместе с тем любимая в классицизме плац-парадная площадь переживает кризис. Недавно пустынные площади сплошь и рядом превращаются в скверы, простор и безлюдность огромных площадей классицизма как будто действуют на людей XIX века угнетающе.

Процесс этот идет параллельно переосмыслению организации парадного пространства залов богатых особняков. Напоминавшие площади парадные залы дворцов классицизма со жмущейся к стенам мебелью исчезли вместе с уходом в небытие этого стиля. Архитектурному интерьеру классицизма противостоит мебельный интерьер эклектики. Его пространство не терпит пустоты. Подобно тому как свободное пространство парадных городских площадей занимают скверы, пространство комнат заполняется расположенными в разнообразных сочетаниях группами мебели, не оставляя или оставляя минимальное количество свободной площади.

Именно это изменившееся чувство пространства находит выражение в изменении структуры городского центра. Центр города приобретает протяженный характер во многом из-за того, что главная площадь или система главных площадей не могут вместить все общегородские по своей функции здания, и они сооружаются на улицах, резко повысивших благодаря этому свой статус. Главная, а чаще несколько главных улиц, пересекающихся, идущих параллельно, нередко заканчивающихся площадями или замыкаемых монументальными зданиями, - так выглядит центр города середины XIX - начала XX века. Административные и общественные здания самого разного назначения, обычно сооружаемые на улицах, превращают их в средоточие общественной жизни.

Поворот к повышению градостроительно-содержательной роли главных улиц города наметился в первой половине XIX века, захватив всю Россию. Изменение местоположения общественных зданий, которые перемещаются с площадей на главные улицы, образующие в совокупности пространственно развитый центр, демонстрирует Воронеж. Здесь уже с начала XIX столетия Большая Дворянская улица стала застраиваться с использованием образцовых проектов зданиями казенной палаты, канцелярии губернатора, семинарии. Это процесс общий для российского города. Столь же типична для первой половины XIX века эволюция центра Симбирска. Главная площадь стала терять свое значение по мере того, как росла роль главной улицы, на которой одно за другим возводились административные здания [2]. Следствием подобного процесса стало то, что в Симбирске и многих других городах во второй половине XIX века здания общегородского и даже губернского значения, как правило, сооружались на улицах.

На превращение городского центра в протяженный, а улицы - в главный структурообразующий элемент городского центра в числе прочих обстоятельств повлияли еще два обстоятельства: прокладка железной дороги и изменение статуса доходного дома. Улица, а в больших городах и улицы, соединяющие станцию железной дороги с центром, неизменно превращаются в главные. Здесь сооружаются роскошные магазины, гостиницы, богатые жилые дома, деловые сооружения. Это обстоятельство действует как определяющее для всех без исключения городов, более того, для всех без исключения населенных пунктов, куда пришла железная дорога, будь то столицы, губернские или уездные города, села или станицы.

Нижний Новгород. Окружной суд.
1896, арх. В. Брюхатов. Справа - Дворянское собрание. Открытка начала XX века

В отличие от железной дороги и даже от строительства общественных зданий общегородского или общегосударственного значения, доходные дома не принадлежат к числу градоформирующих объектов. Их роль в процессе превращения городского центра в пространственно развитый организм совершенно иная. "Возвышение" роли доходного дома до типа зданий, окрасивших своим воздействием архитектуру XIX и начала XX века, оказывается в определенном смысле типологически родственным снижению роли площади как градостроительного жанра. Снижению в том смысле, что не только площадь и система площадей, а система площадей и улиц определяют в XIX столетии характер городского центра. Дело в том, что с середины этого столетия роль ведущего переходит к массовым типам зданий. Дворцы и общественные здания классицизма проектировались по общей схеме. Но и те и другие принадлежали к числу уникальных сооружений. Уникальных по своему социальному и общественному статусу, уникальных и чисто количественно. Художественный процесс в архитектуре, обозначивший кризис классицизма и становление эклектики, сопровождался экспансией низкого с точки зрения социального статуса жанра рядового жилого дома (а им был дом многоквартирный, доходный) и превращением свойственных ему особенностей в стилеобразующие. Самоутверждение и возвышение наиболее массового по своему назначению типа зданий привело к тому, что эстетика рядового жилого дома превращается в явление всеобщее, определяющее облик уникальных общественных зданий.

Увеличение градостроительной роли главных улиц, как и возвышение эстетики доходного дома до уровня стилеобразующего явления, по-разному представляло изменившуюся систему ценностей. Смягчение сословных перегородок сопровождалось не только изменением статуса многоквартирного доходного дома в архитектурных ансамблях центров столиц и крупных городов. Оно происходило одновременно с изменением расположения общественных и административных зданий в системе архитектурно организованного пространства города. Большинство из них, подобно рядовым жилым домам, сооружается в ряду уличной застройки, а не на площадях.

Городской центр теряет не только компактность правильно организованных четких геометрических пространств. Он складывается из не поддающейся единому визуальному восприятию системы улиц, соединяющих жизненно важные для города районы разной специализации - деловые и торговые - с вокзалом и промышленными предприятиями, с расположенными на окраинах учебно-просветительными и больнично-благотворительными учреждениями и с привычно остающимися в центре местами концентрации культурно-зрелищных сооружений. Центральные площади и примыкающие к ним улицы российских столиц и городов всех уровней по-прежнему остаются излюбленным местом строительства культурно-зрелищных сооружений.

Традиционно сохраняют доминирующее значение на центральных площадях здания театров, музеев, народного самоуправления. Наряду с театрами размещаются библиотеки, цирки, первые кинематографы. На центральных улицах и площадях столиц проектируются и сооружаются первые стадионы - детища начала XX века (Ледяной дворец для катанья на коньках на Арбатской площади в Москве, скетингринг - стадион для катанья на роликах на Каменноостровском проспекте в Петербурге). В центре городов на площадях и в скверах сооружаются скульптурные памятники.

Однако центр города середины XIX - начала XX века - это обязательно и торгово-деловой центр. Здесь сгруппированы банки, торговые дома, наиболее престижные гостиницы, биржи. В Москве средоточием деловой жизни становится Китай-город, в Петербурге - Невский проспект и прилегающие к нему улицы. В официальной столице России из 78 имевшихся в городе банков на Невском проспекте размещалось 40, из 34 банкирских контор - 24. Здесь же высились здания 10 страховых обществ [3].

Аналогичная картина, хотя и несколько в более скромном масштабе, повторяется в других городах России независимо от их официального статуса. С чем-то подобным можно встретиться даже в торгово-промышленных селах и станицах, не удостоенных официально звания города, но живших вполне городской жизнью торговых, промышленных и перевалочных центров.

Окраины городов в середине XIX - начале XX столетия превращаются в места концентрации промышленных предприятий. В России с ее относительно патриархальным бытом не привился укоренившийся в Европе обычай сооружать вокзалы в центре города Подавляющая масса вокзалов при всей престижности нового типа зданий возводилась либо за городской чертой, либо на окраине города. Однако градоформирующая роль вокзала не ограничивается превращением улицы или улиц, ведущих от вокзала к центру, в главные.

Прокладка железной дороги и строительство железнодорожной станции кардинально меняет характер и функциональную ориентацию застройки окраинного района. Станция железной дороги превращается в своего рода магнит, в центр притяжения строительной деятельности. К ней тяготеют вновь создаваемые промышленные предприятия и жилые дома для людей, обслуживающих железную дорогу или работающих на предприятиях, привлеченных близостью железной дороги. На окраинах городов сооружаются также бытовые здания и транспортно-технические комплексы общегородского назначения: трамвайные парки и мастерские, бойни, военные городки. На железнодорожных станциях и в городах, расположенных на крупных реках Урала и Сибири, возникают переселенческие пункты.

Кроме того, окраины городов независимо от их ранга превращаются в сосредоточие больнично-благотворительно-просветительных учреждений разного уровня. Так было в обеих столицах России. Так было в губернских и уездных городах. Наряду с унаследованной от предшествующего периода традицией размещения высших учебных заведений в центральных районах города (университет в Саратове, Политехнический институт в Новочеркасске) проектируются и строятся институтские городки на окраинах и даже далеко за городом (Политехнический институт в Петербурге, Сельскохозяйственный институт в Воронеже, проект Сельскохозяйственного института в Омске, 1916). Традиция создания больничных комплексов на окраинах городов в России также восходит ко второй половине XVIII века.

В конце XIX - начале XX столетия в промышленных районах на рабочих окраинах городов и даже сел наряду с общегородскими появляются локальные культурно-просветительные центры. Здесь сооружаются народные дома и народные театры, общеобразовательные и церковно-приходские школы.

Кроме сооружений, преимущественно концентрировавшихся либо в центре, либо на окраинах, существовали типы общественных зданий, равномерно распределявшиеся по всей территории поселения. К ним принадлежали приходские церкви и начальные школы. План и структура города середины XIX - начала XX века обретают полицентричность. Это новое, свойственное именно капиталистическому, особенно большому городу, явление. Всякий город, наряду с общегородским, имел несколько локальных, подчиненных ему центров более низкого уровня.

Однако до середины XIX века центры второго уровня выполняли в основном родственные общегородскому центру функции - либо религиозную (здесь находились храмы или монастыри), либо торговую. Город середины XIX - начала XX столетия превращается в организм, в системе которого взаимодействуют несколько качественно различных по своей функции центров. Общегородской центр, сохраняя традиционные религиозно-административные и торговые функции, становится одновременно культурным и деловым центром. Он превращается в средоточие торговых сооружений нового типа - пассажей, многоэтажных универсальных магазинов и комфортабельных многоэтажных жилых домов с конторами и магазинами в нижних этажах. Общегородской центр является также средоточием банков, конторских домов, сберегательных касс, бирж, зданий страховых обществ. На окраинах городов возникают культурно-просветительные и больнично-благотворительные центры. Это районы концентрации больниц, богаделен, учебно-просветительных учреждений разного уровня - от высших учебных заведений до начальных училищ. На окраинах городов складываются транспортные центры - районы вокзалов, товарных станций, железнодорожных депо и мастерских. На окраинах появляются промышленные районы.

Промышленные предприятия, независимо от того, находятся ли они в большом городе или на селе, тяготеют к главным транспортным артериям: к станциям железной дороги, к реке, к магистральным гужевым дорогам. Промышленные и железнодорожные комплексы в свою очередь превращаются в место сосредоточения жилищного строительства: вокруг них возникают новые жилые районы.

Пространственно-планировочная полицентрическая структура города середины XIX - начала XX века складывается как результат взаимодействия двух качественно различных систем или структур. Одна из них образована регулярным планом, разработанным, как правило, во второй половине XVIII - начале XIX столетия. Территориальный рост города происходил за счет удлинения существующих улиц и не менял сложившуюся систему его планировки. Вторая система возникла как относительно самостоятельная по отношению к генеральному плану города. Эту систему, рожденную взаимодействием сформировавшихся в послеклассический период разных по своей специализации районов города можно назвать объектно-функциональной. На плане она не зафиксирована и существует лишь в виде силовых линий, материально закрепленных в улицах, связывающих расположенные в разных местах, зачастую далеко друг от друга, градоформирующие объекты и системы.

Иерархия значимого и незначимого, художественного и стоящего за гранью искусства выражается в делении строительных объектов на относящиеся к изящному искусству архитектуры и на остающиеся на уровне практической деятельности. Развитие технических дисциплин привело к созданию в России еще в 1810-е годы высших технических учебных заведений. В первой половине XIX века в процессе промышленного переворота и появления новых типов утилитарных зданий выработалось представление об архитектуре как о высоком искусстве, противостоящем утилитарному строительству, свободному от заботы о художественности и содержательности. С 1842 года строительное училище отделяется от Академии художеств, в котором, как и в Московском дворцовом архитектурном училище, согласно новому, принятому в том же 1842 году уставу стали готовить специалистов по "изящной" архитектуре [4]. Однако в пределах того, что относится к разряду "изящного" иерархическое соподчинение явно ослабевает.

Характерная для классицизма иерархия не исчезает. Она лишь переносится в иное архитектурное пространство. В классицизме жестко соблюдалась иерархия главного и второстепенного (в композиции отдельного здания, в отношении к наследию, к классицизму и неклассическим разновидностям стиля, в отношении к жилым домам представителей разных сословий) в пределах типов зданий одного уровня, например гражданских. В эклектике все типы гражданских зданий входят в рамки изящной архитектуры. В этом смысле они равнозначны. В них допускается использование общих для всех форм, мотивов, приемов, стилей. Но все относящееся к области изящного в архитектуре противостоит тому, что принадлежит к сфере практически полезного строительства. Плоды строительной деятельности, имеющей по преимуществу практический характер, не входят в сферу искусства архитектуры.

Здание Азовско-Донского банка на Б. Морской улице 3-5. 1908-1909 и 1912-1913, арх. Ф.И. Лидваль. Фотография А.А. Александрова, начала 1970-х гг.

Эта особенность оказывает непосредственное влияние на характер городской застройки. На центральных улицах и набережных Петербурга начиная с середины XIX века наиболее амбициозные застройщики придают многоквартирным доходным домам вид, неотличимый от особняков, от зданий дворцового типа, даже от дворцов членов императорской фамилии. Едва ли не к каждому из дворцовых зданий Петербурга середины и второй половины XIX столетия можно подобрать двойников, сооруженных под сдаваемые внаем квартиры. Родным братом Ново-Михайловского дворца на Дворцовой набережной (А.И. Штакеншнейдер, 1857-1861) выглядят расположенные на той же набережной доходные дома Н.П. Жеребцовой (сквозной участок с выходом на Миллионную, Л.Ф. Фонтана, начало 1860-х гг.) и К.А. Тура на Б. Морской (Е.А. Тур, 1860). Двойником особняка И.В. Пашкова в стиле неогрек с портиком кариатид (Г.А. Боссе, 1841-1844) является доходный дом Вонлярлярского на Благовещенской площади близ Николаевского (первоначально Благовещенского) моста (М.Д. Быковский).

Такое положение сохраняется и во второй половине XIX столетия. Красноречивый тому пример дворец великого князя Владимира Александровича на Дворцовой набережной, сооруженный в подражание флорентийским палаццо, или дворец великого князя Михаила Михайловича в стиле итальянского Ренессанса XVI века на Адмиралтейской набережной. Оба великокняжеских дворца выглядят близнецами расположенных рядом фешенебельных доходных домов. Это зафиксированное исследователями явление [5] родственно аналогичному, уже отмеченному применительно к общественным зданиям [6]. В возвышении самого массового типа зданий, рассчитанного на людей всех рангов, независимо от их должности и социального статуса, проявляется демократизм миропонимания, рост самосознания личности, возникновение представления о ценности каждого отдельного человека. Но в этом можно усмотреть также выражение всеобщего закона смены поколений и развития искусства. Недавно второстепенное на следующем этапе превращается в главное и определяющее.

Перечень источников:

1. Зодчий, 1916. № 42. С. 382; № 45. С. 410. Вернуться в текст
2. Эрн И.В. Архитектура 1840-1850-х гг. XIX в. // Всеобщая история архитектуры в 12 т. Т. 6. М., 1968. С. 318. Вернуться в текст
3. Сомина Р.А. Невский проспект. Л., 1959. С. 139. Вернуться в текст
4. Эрн И.В. Указ. соч. С. 313. Вернуться в текст
5. Лунин А.Л. Архитектурные памятники Петербурга. Вторая половина XIX в. Лениздат, 1981. С. 165-168. Вернуться в текст
6. Кириченко Е.И. Обывательская застройка Петербурга эпохи классицизма и ее влияние на ход развития архитектуры // Архитектурное наследство № 16. М., 1967. С. 92-95. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
2.2. Типы жилой застройки. Особняк и доходный дом в российском городе  2.3.2. Административныв здания