Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга II.
Города и новые типы поселении

1 глава. Типы градостроительного творчества в российской городе


1.2. ГОРОД И СЕЛО, РАСПРОСТРАНЕНИЕ НОРМ РЕГУЛЯРНОСТИ НА КРЕСТЬЯНСКОЕ ЗОДЧЕСТВО (Е.И. Кириченко)

Существует удивительное несоответствие между распространенностью дерева в архитектуре России Нового времени и изученностью этого феномена. До последнего времени в сферу внимания исследователей входили две области. Первая и основная: народная крестьянская архитектура, не тронутая тлетворным влиянием деревянной застройки города второй половины ХIХ - начала XX века с ее богато украшенными резьбой домами. Вторая представляла высокую стилевую архитектуру, развивавшуюся в рамках глобального художественного процесса и создававшуюся получившими профессиональное образование зодчими, но не в камне, а в дереве. В данном случае факт использования дерева не менял облика зданий и не отражался на их стилевой характеристике. Использование дерева в таком случае остается фактом развития строительной техники; оно не принадлежит к явлениям архитектурно-художественным и историко-культурным. В подобном использовании дерева отсутствовала историко-архитектурная или искусствоведческая проблема. Кроме того, такое использование дерева характерно в основном для России XVIII - начала XIX века.

Иное дело крестьянское зодчество. Оно в XVIII - первой половине XIX века действительно может быть причислено к явлениям подлинно народной культуры. При этом деревянная застройка города - явление качественно иного порядка. Она развивается по иным законам в системе культуры иного типа - европеизированной культуры образованных классов. Тем не менее сельская (за единичными исключениями каменных храмов всегда деревянная) и городская или, точнее сказать, стилевая европеизированная архитектура находилась в постоянном взаимодействии. Это положение, характерное для второй половины XVIII - первой трети XIX, сохраняется в XIX - начале XX столетия. В это время также наблюдается взаимодействие стилевой европеизированной архитектуры, как некоей целостности, и народной деревянной архитектуры. Разница заключается, однако, в коренном несходстве типа взаимосвязи и формах ее выражения. Особенностям взаимосвязи народной деревянной и стилевой архитектуры (и каменной и деревянной) в каждый из двух периодов посвящена эта глава.

Проблема представляется тем более существенной, если учесть значение и распространенность дерева в русском зодчестве. Историческая застройка сел и деревень, типов поселений, соединяющих в себе черты города и деревни -дачных, железнодорожных, фабричных поселков, городов всех уровней, - заштатных, уездных и губернских, а до середины XX века и Москвы, в основном состояла из небольших одно- и двухэтажных обильно украшенных резьбой деревянных зданий. Специфический национально неповторимый колорит русского исторического города создавало сочетание застроенных каменными зданиями немногих центральных улиц и окружавшей это компактное ядро деревянной застройки.

Развитие деревянной архитектуры, как и архитектуры в целом, в основном повторило путь развития остальных искусств. Особенность его состоит в начавшемся во второй половине XVII века и приобретшем полную определенность со времени петровского царствования расслоении единой прежде культуры на культуру двух разных типов. Культура высших образованных сословий вступает в стадию европеизации. Народная культура сохраняет приверженность традиционным нормам и ценностям.

Д.С. Лихачев подчеркивал, что середина XVII столетия является рубежом, начиная с которого однородные литературные вкусы начинают вытесняться сословными. В более ранний период сословная дифференциация в потреблении особых жанров отсутствовала, исключая возможность одновременного бытования искусства разных типов. "Фольклор, и часто однородный, был распространен не только в среде трудового класса, но и господствующем... Одни и те же былины мог слушать и крестьянин и боярин, те же сказки, те же лирические песни исполнялись повсюду" [1].

В архитектуре Древней Руси положение иное, чем в литературе. Социальные различия в положении боярина и холопа не давали им возможности жить в одинаковых домах. Для первого сооружались хоромы, для второго - избы. Однако оба типа зданий создавались, исходя из норм единой культуры, из единых принципов, хотя и с применением различных приемов и форм. Дифференциация на высокую и низкую, народную и верхушечную архитектуру в допетровской Руси была дифференциацией по сословному (социальному) признаку в пределах культуры одного исторического типа.

Начиная с XVIII века положение усложняется. Люди высшего и низшего сословий оказываются включенными в сферу культуры разного типа не только с точки зрения сословной, но и стадиальной, дворяне - европеизирующейся и европеизированной культуры Нового времени, остальные - народной, продолжающей функционировать и развиваться согласно закономерности позднесредневековой культуры. Границы и территория распространения каждой из них нестабильны. Пространство высокой культуры Нового времени обнаруживает тенденцию к расширению, народной низовой культуры - к сжатию и видоизменению под влиянием господствующей "высокой" культуры. В результате существовавшая на Руси допетровского времени культура позднесредневекового типа переживает период своеобразного "опускания" и превращается в низовую народную культуру. Культурно-исторический процесс в России XVII - первой половины XIX века представляют два развивающихся относительно независимо друг от друга потока - общеевропейский и тот, который условно можно назвать низовым, народным. Условно потому, что в XVIII столетии приобщенность к европейской культуре оставалась достоянием небольшого круга людей. И хотя круг этот неуклонно расширялся, вплоть до царствования Николая I, когда появились так называемые разночинцы, высокая культура оставалась синонимом дворянской культуры. Архитекторы, получившие специальное образование, обслуживают по преимуществу эту культуру.

Атлас нормальных чертежей. Титульный лист.
1842 год

Взаимодействие высокой и народной культур происходит в одном направлении сверху вниз и выглядит как восприятие народной культурой особенностей высокой культуры. То есть вплоть до 1830-х годов взаимодействие функционирует в основном как воздействие. Оно имеет, главным образом, однонаправленный характер и находит выражение в планомерных усилиях правительства, преследующего цель максимально быстрого и широкого распространения европейских художественных норм на народную архитектуру города и деревни. Правительственная политика вдохновляется одним идеалом - европеизацией. Она осуществляется сходными методами, но протекает в каждом из типов поселений по-разному: разными темпами, в разных формах, с использованием разных средств.

Хотя процесс европеизации застройки города и деревни начинается практически одновременно, объектом наиболее пристального реформаторского воздействия правительства первоначально становятся города. Но даже в этих, относительно узких рамках преобразование городов протекает в определенной последовательности. На протяжении XVIII - первой половины XIX века на первый план выдвигаются разные градостроительные задачи. Сначала в центре внимания государства находятся столицы империи - Москва и Петербург. В царствование Екатерины II начинается радикальная перепланировка и перестройка на новых началах всех без исключения городов.

И только потом, когда их пересоздание на принципах регулярности в духе европеизированной стилевой архитектуры было в основном завершено, наступает очередь столь же целенаправленной и интенсивной перепланировки и перестройки сел. Пик этой деятельности приходится на 1830-1850-е годы.

По быстроте и интенсивности преобразования город XVIII - первой половины XIX века оставляет деревню далеко позади.

В деле усвоения классической традиции город и деревня антиподы. В городе она укореняется глубоко и надолго. Архитектура русской деревни в том, что касается структуры и облика зданий, осталась чужда классической традиции, усвоив лишь отдельные элементы архитектуры классицизма.

В середине XIX столетия приходит конец типу взаимодействия народной и стилевой архитектуры, определяемого как воздействие стилевой на народную. Приходит конец однонаправленной связи с типичным для нее преобладанием восприятия сельской архитектурой свойств и особенностей городской.

Конец 1850-х и 1860-е годы, открывают новый период, основанный на истинном взаимодействии. Тогда впервые в послепетровское время процесс воздействия городской архитектуры на сельскую дополняется встречным процессом воздействия крестьянской архитектуры на городскую. Процесс, направленный сверху вниз, сосуществует со встречным, направленным снизу вверх. Причем характеристика конца 1850-1860-х годов как рубежных справедлива лишь по отношению к гражданской архитектуре города, более того, в основном по отношению к городским жилым постройкам. Именно в это время меняется характер взаимосвязи гражданской городской и сельской (крестьянской) архитектуры. В культовом зодчестве сходный процесс, осмыслявшийся как движение за возрождение народности и национальности, начался раньше - с воцарением Николая I и протекал иначе, чем тот, существо которого является предметом рассмотрения в этой главе.

Примерный план четырех усадебных домов для малолюдных селений.
1817 год. РГИА. Публикуется впервые

Прежде всего необходимо констатировать, что в ходе пережитой селами в XVIII - первой половине XIX века перепланировки и перестройки их первоначальная структура и способ расположения изб в деревнях и селах подверглись коренной реорганизации. Почти полностью исчез и тип древнерусской избы с ее волоковыми окнами и самцовой кровлей. Современная деревянная народная архитектура даже в самых ее последовательно самобытных проявлениях - плод воздействия и взаимовоздействия двух традиций - европеизированной стилевой архитектуры Нового времени и позднесредневекового русского народного деревянного зодчества.

Насаждение норм регулярного градостроительства и в городе, и в деревне вдохновлялось столько же практическими требованиями борьбы с пожарами (обязательность противопожарных разрывов), сколько новым представлением об идеальном поселении. Регулярность превращается в синоним прекрасного и наделяется глубоким содержанием, вырастая в символ новой европеизированной России. Поэтому так последовательно, планомерно и настойчиво государство насаждает регулярность.

Судя по данным исследований, попытки правительства наладить контроль за крестьянским строительством, как и за городским, восходят к петровскому времени. Первый именной указ о перепланировке деревень вышел 7 августа 1722 года. В нем предписывалось застраивать выгоревшие места и вести новое строительство в деревнях и селах в соответствии с новыми нормами регулярного градостроительства - дома ставить на геометрически правильно распланированных в линию улицах на значительном расстоянии друг от друга. На этом указе, приобретшем основополагающий характер, базировались все последующие, изданные в 1724, 1735, 1753 годах. Близкие к указу 1722 года рекомендации по ведению крестьянского строительства содержатся и в проекте застройки деревень, описанном в 1724 году И.Т. Посошко-вым в его знаменитом труде "О скудости и богатстве". Он считал целесообразным ставить "не двор подле двора, но с переступкою, гнездами" [2].

Образцовый план селения с постоялым двором.
1851 год
Образцовый план селения со зданием волостного правления.
1851 год

Перепланировка деревень на началах регулярности - это одна сторона процесса коренного преобразования архитектурно-планировочной системы сельского поселения. Вторая заключалась в трансформации типа зданий, определявших облик и живую плоть сел и деревень - изб. Она происходила двумя путями.

Первый путь - это путь приспособления избы к новой градостроительной ситуации и видоизменение ее облика в ходе внедрения конструктивно-технических новшеств - использование в строительной практике стекла, появление окон в современном понимании, вытеснение самцовой конструкции кровель - стропильной. Второй путь - вытеснение и замена традиционной избы разновидностью многоквартирного дома, спроектированного в соответствии с нормами стилевой архитектуры.

Образцовый фасад постоялого дома с гостиницей.
1851 год

Образцовый фасад одноэтажного крестьянского дома.
1851 год
Образцовый фасад двухэтажного крестьянского дома.
1851 год

Первый путь предпочитало правительство. Избы нового образца и новый тип поселения пропагандирует созданная в окрестностях Петербурга в царствование Екатерины II Земледельческая школа. Своего рода образцовое строительство ведется в деревнях Удельного ведомства близ императорских резиденций в окрестностях Петербурга. Новые нормы насаждаются в селениях казенных крестьян, в селениях, расположенных на линии шоссе.

Инициатива внедрения в крестьянском зодчестве жилья городского типа и норм стилевой архитектуры исходит в основном от владельцев крепостных душ. В их число попадают богатый петербургский купец Савва Яковлев, просветитель и борец против крепостного права Н.И. Новиков, князь Б.А. Голицын, граф З.Г. Чернышев, московский генерал-губернатор Ф.В. Ростопчин, устроитель военных поселений граф А.А. Аракчеев. Противник крепостного права, человек, освободивший крестьян от крепостной неволи, Н.И. Новиков был одним из первых, кто, руководствуясь отвлеченной просветительской концепцией, стал создателем наиболее городского, не свойственного крестьянскому укладу жизни типа дома, рассчитанного на четыре семьи. Новый тип каменных крестьянских изб, расположенных регулярно, предполагавший заселение каждого здания несколькими семьями, получил окончательное завершение в печально знаменитой военной усадьбе Грузино при Аракчееве, став образцом жилого дома в военных поселениях [3].

Образцовый фасад дома для помещика.
1851 год

В волевом стремлении к кардинальному вмешательству в жизнь и преобразованию среды, радикальный и консервативно-охранительный идеалы, точнее, вдохновляемые этими идеалами деяния Новикова и Аракчеева становятся неразличимыми. Однако в подавляющем большинстве случаев перестройка крестьянских поселений на началах регулярности не сопровождалась строительством деревенской разновидности многоквартирных домов и домов, рассчитанных на общее ведение хозяйства, как в Грузино. Чаще всего владельцы деревень прибегали к использованию образцового фасада городского дома в три окна.

Магистральное развитие крестьянского зодчества оказалось связанным с укоренением в деревне норм регулярного градостроительства при сохранении в планировке и архитектурном облике традиционных особенностей крестьянских изб, их деревенского и "деревянного" облика. Во всяком случае, судя по документам конца XVIII века, в деревнях Тверской и Московской губерний, расположенных на соединявшей обе столицы трассе Москва - Петербург, уже в 1780-е годы, наряду с деревнями, "кои по планам еще не перестроены, дворы сидят весьма тесно и без всякого порядка", существовало немало других: с "белыми избами, с крышами, крытыми тесом или дранью, с красным окном в центре главного выходящего на главную улицу фасада и двумя волоковыми по бокам, которые располагаются свободно и "правильно" [4].

В сферу влияния стилевого зодчества, наряду с деревнями, расположенными на соединявшем обе столицы шоссе, ранее всего попали примыкающие к Москве и Петербургу территории. Причем влияние северной столицы испытывают не только находившиеся близ нее села и деревни нынешней Ленинградской области, но и северо-западные территории в целом, включая и те, которым в силу ряда обстоятельств удалось донести до нашего времени следы раннего этапа ассимиляции стилевой архитектуры крестьянским зодчеством. Прославленные избы русского Севера во многом сохранили древнюю пространственно-планировочную структуру крестьянского двора. Что же касается облика зданий, то все они по своему гибридные создания, плод слияния двух разнохарактерных культурных традиций - народной и стилевой, результат художественного переосмысления народными мастерами конструктивных и технических новшеств своего времени. Самый факт такого заимствования стал возможным лишь с возникновением во второй половине XVIII века нового отношения к верхушечной светской культуре как престижному образцу, когда стремление к самовыражению и использованию ряда наиболее броских, имеющих знакомый характер особенностей высокой культуры начинает ощущаться в среде крестьянства, как настоятельная социальная потребность.

Как и в случае с распространением норм регулярного градостроительства, проникновение в народное деревянное зодчество приемов высокой архитектуры вызвано двумя, не поддающимися строгому разграничению причинами. Наряду с художественно-содержательными важную роль играют практические соображения. В допетровских избах окон в современном понимании не существовало. Узкие волоковые окна, где вместо стекла употреблялся бычий пузырь, рыбий паюс, промасленная бумага, слюда [5], не нарушали монолитности сурового объема здания. При плотной застройке городов и деревень видимая снаружи часть избы напоминала своим видом крепостную башню.

Образцовый план расположения казенного селения в одну линию.
1853 год
Образцовый план расположения казенного селения с поперечными улицами.
1853 год

Внедрению в практику крестьянского деревянного зодчества листового стекла, которое начало входить в употребление в середине XVIII столетия, обязано своим появлением окно крестьянского дома в близком современному виде. Употребление стекла и привело к подлинному перевороту в композиции и облике крестьянских изб и в общем облике сел. Ранее всего появились косящатые (по конструкции родственные косяку двери), а затем и колодчатые (красные) окна [6]. Первоначально в центре главного фасада избы, обращенного в сторону общественно значимого пространства деревни, устраивалось одно красное окно с двумя традиционными волоковыми окнами по сторонам. Позднее все окна на главном фасаде начинают создаваться по образцу центрального красного окна. Щелевидные, почти не заметные на фоне бревенчатых стен волоковые окна сохранялись лишь в хозяйственных постройках и в подсобных помещениях, расположенных вдоль заднего и боковых фасадов избы.

Второе новшество, изменившее облик крестьянского дома, связано с распространением лесопильных заводов и началом использования пиломатериалов. В середине XVIII века усиленная разработка леса вокруг Москвы и Петербурга, приведшая к уничтожению огромных лесных массивов, вынудила правительство к принятию защитных мер. В 1749 году в царствование Елизаветы Петровны вышел указ, предписывавший производить пиленые доски не только для промышленных нужд, но и для строительства жилищ. В 1758 году уже категорически, под угрозой конфискации материала, запрещалось готовить для Петербурга топорный лес. В Петербургском, Архангельском, Олонецком и Подмосковном районах во второй половине XVIII века вошли в употребление пила и пиленые материалы [7].

Примерный план урегулирования села.
1853 год

Распространение стекла и изменение конструкции кровли обозначили собой революцию в истории народного деревянного зодчества. Но не всех типов зданий, а лишь одного - жилого дома. Строительно-технические новшества XVIII столетия совершенно не затронули производственно-хозяйственные постройки, как минимально связанные с системой духовно-этических ценностей. Но они же никак не повлияли или повлияли минимально на культовое зодчество. Тип зданий, представлявший духовно-этические ценности крестьянского мира, выражал вместе с тем их универсальные, максимально устойчивые начала.

В результате именно крестьянский жилой дом стал типом зданий, место которого в общей иерархии построек народной архитектуры позволило наделить его композицию, облик, формы и декор высокой мерой содержательности. Вместе с тем содержательно-знаковое начало архитектуры крестьянского дома оказывалось в наибольшей степени соотнесенным со светским характером верхушечной культуры и потому наиболее восприимчивым к новым веяниям.

Окну как наиболее важному элементу композиции фасада крестьянского жилого дома придавалось особенно важное значение. Появление красного окна заставило с чрезвычайным вниманием отнестись к его убранству. Наиболее распространенными мотивами украшения становятся волюты, употребляемые в навершиях наличников, и мотивы иконостасной резьбы храмов нарышкинского стиля.

Образцовый проект деревянных домов для крестьян среднего состояния.
1853 год
Образцовый проект двухэтажного дома для достаточных крестьян.
1853 год

По мере распространения новой конструкции стропильных крыш в крестьянском строительстве место перехода от бревенчатых стен к дощатому фронтону стало выделяться карнизом с богато украшенным резьбой фризом. Так открывается дорога к использованию в композиции главного фасада крестьянской избы мотивов ордерной архитектуры. Появляются на фасадах изб и другие элементы городской стилевой архитектуры - балконы, тройные окна, мезонины и т. д.

Распространение новой конструкции крыш в виде стропильных покрытий, внедрение в крестьянское строительство новых кровельных материалов - теса, а затем железа сопровождалось не только обращением к новым формам декоративного убранства. Одновременно происходило отмирание традиционных, в частности характерных для времени господства самцовых перекрытий, элементов, таких, как приче-лины и полотенца, прикрывавшие выступы кровельных бревен. Они исчезли из практики народного крестьянского зодчества вместе с исчезновением самцовых кровель. Не случайно поэтому, сквозной декор полотенец и причелин, воспринимавшийся архитекторами в 1850-1860-х годы как истинно народный, стал одним из любимых мотивов пропиль-ной резьбы, получившей распространение в деревянной архитектуре пореформенных городов и деревень. Он превратился для приверженцев русского стиля второй половины XIX века в символ и материализованное выражение народности. Но полвека спустя, в конце XIX и в первой половине XX столетия, архитекторам и ученым, забывшим об этой связи, сквозная пропильная резьба стала казаться чужеродным элементом, привнесенным в народное зодчество из города.

Это второй случай появления зримых признаков крестьянской архитектуры в архитектуре общеевропейского типа, принадлежащей новому этапу - второй половине XIX - началу XX века. До сих пор нечто подобное в архитектуре России Нового времени случилось лишь однажды и в одной области. Во второй половине XVIII - первой половине XIX столетия среди сооружений загородного усадебного пейзажного парка, наряду с павильонами, построенными на манер античных и готических храмов, мусульманских мечетей и китайских пагод, получили распространение пасторально-идиллические вариации на темы крестьянского зодчества: фермы, шале, хижины, молочни.

Во второй половине XIX столетия в связи с изменением системы ценностей влияние деревянной народной крестьянской архитектуры распространилось на гражданскую архитектуру города. До этого в середине XIX века впервые со времени петровского царствования была провозглашена в качестве официальной противоположная господствовавшей ориентация на народное национальное наследие. В церковную архитектуру пришел русский стиль. Под знаком обновления исторически сложившейся системы храмов развивается следующий (стадиально, а не фактически; фактически, в реальной строительной практике они накладываются один на другой) по отношению к послепожарно-му этап градостроительного развития Москвы. То же происходило в Петербурге. Там, одновременно с завершением основных ансамблей молодой столицы - Дворцовой площади, Михайловской площади и улиц, площади Александрийского театра и прилегающих к нему улиц, Сенатской площади, по проектам К.А. Тона сооружаются церкви, возрождающие наследие древнерусского культового зодчества. В пореформенные десятилетия в русский город, точнее, в гражданскую архитектуру русского города - высший в иерархии тип поселений - приходит архитектура, наделенная зримыми признаками крестьянского зодчества.

Образцовый проект домов для малоимущих крестьян в Южной России.
1853 год
Образцовый проект домов для зажиточных крестьян в южных и западных губерниях.
1853 год

В процессе изучения архитектуры, как и любого другого вида искусства, неизменно приходится сталкиваться с имеющей закономерный характер периодической цикличностью "возвышения" и "опускания" отдельных видов и жанров искусства и разных традиций. Деревянное народное зодчество не представляет в этом отношении исключения. Пережив период "опускания" в XVIII столетии, когда все созданное в допетровскую эпоху, а тем более крестьянское искусство, связанное с допетровской (древнерусской или народной) непрерывной художественной традицией, в 1830-1850-е годы вновь вступает в фазу "возвышения".

Распространившиеся к началу царствования Николая I новые умонастроения сформировали основы государственной политики в области градостроительства в городе и на селе. Человеком, от деятельности которого в основном зависели формы материализации новых воззрений и новой государственной политики в архитектурно-градостроительной области, стал К.А. Тон. Его широкомасштабная деятельность по перепланировке и перестройке сел оказалась возможной, только когда применительно к этому типу поселений было введено в практику положение, родственное действовавшему в городах со времени знаменитого указа Екатерины II 1775 года "О сделании всем городам планов по каждой губернии особо".

Только в царствование Николая I на деревню был распространен опыт перепланировки и перестройки городов. Для каждой деревни и каждого села Удельного ведомства (в состав Удельного ведомства входили земли, принадлежавшие царской фамилии), для деревень государственных крестьян, а также для деревень, расположенных вдоль шоссе, создавались на основе образцовых проектов особые планы. Планам сельских поселений, как до этого планам городов, придавалась сила закона. Строительство новых домов в существовавших или вновь создаваемых деревнях и селах могло осуществляться только в соответствии с планами на основе одного из Высочайше утвержденных образцовых проектов.

В целом перепланировка и перестройка деревень аналогична и следует нормам, принятым в качестве руководства к действию в ходе всеобщей перепланировки городов на началах регулярности. Однако в родственных по смыслу действиях присутствует весьма существенное различие. Избы селений, хотя и располагались в соответствии с принципами регулярного градостроительства, проектировались исходя из особенностей крестьянской архитектуры. В отличие от образцовых проектов для городов, до 1840-1850-х годов не только создававшихся в соответствии с классической традицией, но и следуя нормам классицизма, образцовые проекты жилых и общественных зданий для деревни проектировались на основе выработанных в народном деревянном зодчестве традиций. Они предполагали не просто выполнение в дереве, но и сохранение свойственного крестьянскому строительству "деревянного" и крестьянского облика изб. В этом и состояло главное, качественное отличие проектов для сельских поселений от созданных ранее образцовых проектов для городов, не имевших точек соприкосновения с допетровской архитектурной традицией. Последние обнаруживают определенное равнодушие к выражению в облике здания специфики материала. Вплоть до появления образцовых проектов для крестьян в архитектуре, создаваемой получившими профессиональное обучение архитекторами, принято было деревянным зданиям придавать облик и формы каменных.

Образцовый проект сельских училищ на 50 и 100 человек.
1853 год
Образцовый проект сельского гостиного двора и лавок.
1853 год

Значение своего рода этапных произведений, возвестивших о возвращении бытующих в крестьянском зодчестве форм в высокую стилевую архитектуру, стала планировка и проекты крестьянских домов для деревни Глазово близ Павловска, созданные К.И. Россив 1815 году по заказу вдовы Павла I императрицы Марии Федоровны.

Опыт работы зодчего в крестьянском вкусе оказался чрезвычайно плодотворным. На него опирались позднее создатели наиболее известных проектов застройки деревень близ императорских резиденций - Монферран [8] и А.И. Штакеншнайдер [9]. Из проекта Росси исходили и на него опирались создатели образцовых для проектов сельских поселений в середине XIX столетия.

В 1830-1840-е годы спектр построек в народном вкусе, созданных профессиональными зодчими и представленных в тетрадях образцовых проектов для крестьянских селений, заметно расширился. Теперь проектируются избы разных типов. Особенности их зависят от состоятельности крестьянина, его занятий, местности, где он живет. Этим определяются своеобразие и типы изб, а также выбор материала, из которых они должны сооружаться. В число образцовых проектов включаются общественные здания: церкви, постоялые дворы, административные сооружения, проекты загородных домов для помещиков, выполненные в русском стиле.

В проектах, выполненных Росси, и в более поздних проектах его коллег начала, присущие профессиональной и народной архитектуре, так тесно переплетаются, сосуществуют настолько органично в русле стилевой архитектуры романтизма, с одной стороны, и народного крестьянского зодчества - с другой, что в равной мере могут быть зачислены по ведомству одного и другого, однако пока только в единственной, хотя и самой обширной, области крестьянского гражданского зодчества. В проекте Росси нельзя не увидеть одного из ранних примеров взыскуемого романтиками универсализма, слияния в единое целое двух, символизировавших для них полноту мировой культуры традиций - общечеловеческой (восходящей к античности) и народной (в данном случае народной в полном смысле слова, народной, понимаемой как национальная, и народной с точки зрения сословности).

Образцовый проект деревянной лечебницы.
1853 год
Образцовый проект богадельни и сельского правления.
1853 год

Вторая треть XIX века в истории сельского строительства в России по своему значению и последствиям вполне сопоставима с массовой перестройкой городов на началах регулярности во второй половине XVIII - начале XIX столетия. Но, осуществленная в иной период и применительно к иному типу поселений, она несет на себе отпечаток и выражает новую и ставшую основополагающей для государственной политики в области архитектуры XIX века идею народности и национальности. Перестройка деревень в 1830-1850-е годы - один из наиболее ярких и замечательных по своей последовательности способов воплощения этой идеи в архитектуре, вполне сопоставимый по значению и существенно превзошедший по размаху практику строительства храмов в духе "древнего византийского зодчества".

Основные правила планировки сел, на основе которых осуществлялась, начиная с 1830-х годов, их перестройка, повторяет нормы и правила регулярного градостроительства для городов. "Стесненное расположение домов и узкие улицы суть причины неминуемого бедствия в случае пожара. В отвращение сего нужно исподволь заводить:

Дабы улицы в селах и деревнях имели по крайней мере от 10 до 15 сажень (21-31,5 м. - Е.К.) широты;

Дабы сплошного строения не дозволять, а располагать домы так, чтобы между каждых двух был надлежащий проезд и чтобы каждое таковое гнездо разделялось огородами или пустым местом от 12 до 16 сажен, огораживая оное забором...

В таком селении, которое многолюдно, надобно, чтобы среди оного была площадь, а в самых больших и торговых более одной, смотря по нужде;

На улицах никакой нечистоты не позволять, сколько для опрятности, столько и для соблюдения народного здоровья...

Не позволяется впредь заводить церкви в селениях иначе, как на площадях, среди же обывательских домов построение оных строго воспрещается;

Кладбища среди селений не иметь, а места под оные избирать позади селений при построении новых церквей. Существующие среди селений старые кладбища оттуда исподволь переводить" [10].

Кроме отличия образцовых проектов изб от образцовых проектов городских жилых домов в постановлениях о застройке деревень уделялось особое внимание предотвращению сплошной застройки. Попытка укоренить сплошную застройку в России не удалась даже в крупных городах. В начале XX столетия не только в уездных, но и в губернских городах "сплошной фасадой" были застроены лишь центральные улицы. Во избежание пожаров в районах с преобладанием деревянной застройки обязательным оставалась свободная постановка домов с разрывами, размеры которых устанавливались особыми правилами. Для деревень, как сплошь застроенных деревянными избами, регулярность и следование городским правилам уличной застройки также исключало возможность расположения изб вплотную друг к другу.

Образцовый проект деревянного магазина о 28 закромах.
1853 год
План и фасад сельского домика Е.И.В. в Петергофе.
Арх. Штакеншнейдер. 1853 год

Создание планов новых для селений Удельного ведомства Министерства государственных имуществ, начатое после инспекционной поездки вице-президента департамента уделов Л.А. Перовского, обследовавшего 16 губерний, осуществлялось по его инициативе на основе им же выработанных предложений взять за основу планировки сел правила 1817 года, "каждому удельному селению сделать план, от которого бы отступить не вправе были... и, каждого года, переносить по жребию, известное число назначенных к сломке дворов" [11], добиваясь таким образом регулярности в планировке уже существующих селений.

В 1830 году вышли новые правила планировки сначала для крестьянских поселений Удельного ведомства, потом и для казенных, выработанные в Министерстве внутренних дел. Вторые, разработанные более подробно, позднее были, хотя и с коррективами, распространены и населения Удельного ведомства.

Высочайше одобренное 27 октября 1830 года положение "О устроении селений с примерными планами" состояло из вводной части под названием "О строениях и селениях вообще" и четырех "Отделений", включавших: I. Положения общие; II. Об устроении селений вновь; III. О лучшем устроении существующих селений и IV. О построении в селениях магазинов, мельниц, фабрик и заводов.

Отделение II "Об устроении селений вновь" включало четыре главы. В них описывались правила планировки селений, дворов, домов во дворах и приемы расположения в системе плана сел храмов, общественных зданий и разного рода заведений - гостиных дворов, лавок для ярмарок (их, как и храмы, надлежало сооружать на площадях); домов волостных правлений, земских изб и школ (в "Положении" 1830 года впервые специально говорится о выборе места для строительства сельских школ). Постоялые дворы и гостиницы предписывалось сооружать близ площадей [12].

Годом позже, в 1831 году опубликованное в Министерстве внутренних дел "Положение" было подтверждено изданием альбома "Планов для устроения селений". В нем воочию предстает борьба двух тенденций. Первая тенденция - вытеснения или навязывания норм господствующей городской культуры низовой крестьянской - представлена подавляющей массой проектов. Вторую, а ее можно назвать проектированием в "крестьянском вкусе", отражают проекты домов по образцу малороссийских хат, проекты "устроения деревень в губерниях, изобилующих лесом", а также генеральный план, фасады и планы домов и дворов "ведомства Царскосельского дворцового правления деревни Верхняя Кузьмина". Два последних листа были включены в "Атлас" по специальному распоряжению Николая I как образец деревни, "устроенной в чистом Русском вкусе" [13].

В 1830-е годы в правительственном аппарате работают многочисленные "секретные комиссии" по пересмотру и изменению действующего законодательства по крестьянскому вопросу. И, как следствие общей актуальности "крестьянской" проблематики, 1830-1840-е годы отличаются особенным обилием указов о перестройке сел и деревень. Они издаются в 1834, 1836, 1838, 1841, 1842, 1848 годах.

Опубликованный в 1842 году "Атлас нормальных чертежей сооружениям по ведомству Министерства государственных имуществ" отразил дальнейшее развитие тенденций, наметившихся в "Положении" 1830 года и в добавленных в "Атлас" 1831 года по инициативе Николая I чертежах. То, что в "Атласе" 1831 года намечалось как возможность, представленная единичными проектами, в "Атласе" 1842 года превратилось в правило. Автором проектов последнего был К.А. Тон, работавший с группой своих учеников - А.К. Кракау, А.И. Резановым, А.К. Росси. Сам "Атлас" явился результатом предпринятой правительством попытки разрешения крестьянского вопроса, одной из самых серьезных до отмены крепостного права в 1861 году. Дело касалось упрочения правового и экономического положения так называемых казенных, или государственных, крестьян. Они составляли около половины всего крестьянского населения России (на Севере и Юге Европейской части страны, на Урале и в Сибири крепостное право отсутствовало).

Реформа управления государственными крестьянами была начата в 1837 году специально созданным с этой целью Министерством Государственных имуществ. Возглавил новое министерство граф Н.Д. Киселев, один из самых предприимчивых и отличавшихся свободомыслием и широтой взглядов деятелей николаевского времени. Герой Отечественной войны 1812 года, он был противником крепостного права. Будучи наместником Молдавии и Валахии, Киселев предпринял там попытку осуществления крестьянской реформы. Образование Министерства государственных имуществ позволило продолжить осуществление его преобразовательных замыслов. В соответствии с ними создавались органы местного самоуправления; зажиточные крестьяне получали от казны кредит и агротехническую помощь; были предприняты усилия по ликвидации неграмотности среди крестьян (строительство школ), сооружались больницы. Осуществлявшееся в ряду других начинаний увеличение земельных наделов потребовало освоения новых земель, а это, в свою очередь, - строительства новых сел и деревень. Из густонаселенного центра было переселено на окраины более 66 тысяч крестьянских семей.

Реализация намеченной Министерством программы предполагала начало создания новых деревень и сел и ведение больших строительных работ. В связи с этим министерство сочло необходимым составить: "Во-первых, собрание планов для расположения селений при разных местных положениях; во-вторых, собрание фасадов для крестьянских строений, имея в виду разные полосы Империи и разность построений по климату и обычаям, по разности строительных материалов, по отношению к деятельности земледельческой и промысловой" [14].

Составлению проектов предшествовала большая подготовительно-изыскательская работа. Для ее ведения в 1838 году был учрежден Ученый комитет. Он обратился в губернии с просьбой представить "соображения" и предложения относительно того, какими предпочтительно должны быть здания в тех или иных губерниях. Параллельно была составлена научная справка "О жилищах поселян в России". В ней содержался исторический очерк развития народного жилища и характеристика его по губерниям. На основе данных, представленных в справке, проводилась экспертиза полученных из губерний проектов.

На основе всех этих материалов Комитетом была выработана детальная программа проектирования сельских зданий. "При составлении чертежей, - говорилось в ней, - не должно упускать из виду местных поселянских обычаев, удобств и нужд, которые на обширном пространстве России при разнообразном положении губерний и разноплеменности жителей представляют чрезвычайное разнообразие; так, например, в Олонецкой губернии домы строятся двухэтажные, дворы делаются потолочные, службы также двухэтажные, располагая сараи и амбары наверху. Сараи сии... представляют достаточную защиту от жестокой стужи помещаемому под ними скоту, а в жаркое же время по близкому соседству с избою служат поселянину местом отдохновения от дневных трудов. В Оренбургской губернии нельзя допустить делать более двух окон в одном крестьянском доме, ибо тамошние жители не имеют двойных рам, а бывающими зимой сильными буранами или метелями с большим ветром выдувает тепло" [15].

"Целенаправленное изучение народного опыта ради целесообразного проектирования - этого русская архитектура еще не знала" [16], - пишет исследовательница творчества Тона Т.А. Славина. Хочется добавить: не знала исследования крестьянской архитектуры. Крестьянское зодчество впервые становится предметом специального изучения в начале 1840-х годов. Но и тут опять придется повториться. Подобно тому как проектирование для крестьян в крестьянском вкусе является неотъемлемой частью общего поворота к проектированию типов зданий в русском стиле, так и исследование крестьянского зодчества - неотъемлемая часть начатого опять-таки во время царствования Николая I исследования национального наследия и народного художественного опыта.

Дер. Верховье Олонецкой губ. Дом Костина.
XIX век. Фотография 1926 года
Ярославль. Жилой дом на Воздвиженской улице.
2-я половина XIX века. Фотография 1919 года

Составление проектов для "Атласа крестьянских построек" первоначально было поручено А.К. Кавосу Он, как и его предшественники по составлению "Атласа" 1831 года, выполнил проекты в духе классицизма. Комитет не утвердил их из-за несоответствия характеру крестьянского зодчества. И тогда в конце 1840 года составление проектов Высочайшим повелением перепоручили К.А. Тону. В мае 1842 года зодчий представил 89 выполненных под его руководством в русском стиле, точнее, в крестьянской разновидности русского стиля проектов. Кроме жилых, в их число вошли общественные и производственные здания.

Вновь Тон первый. Впервые все без исключения проекты построек были выполнены в русском стиле и рассчитаны на строительство в дереве. Имеющиеся в проектах различия вызваны спецификой распространенных в той или иной местности крестьянских строений. На эту особенность проектов указывал сам Тон. Он подчеркивал: проекты представляют "два отличительных характера русских построек: Северный и Южный" и созданы на основе "характера строений, снятых в натуре" [17].

В 1842 году новый "Атлас чертежей крестьянских строений" был издан. Он предлагал всеобъемлющую и одновременно детализированную в соответствии с местными условиями программу. Это основная черта "Атласа" и "Правил" 1842 года, отличающая их от аналогичных документов 1830 и 1831 годов, где подробно были разработаны лишь универсальные градостроительные правила сельской застройки - планы селений, участков, размещения в селении общественных зданий.

"Атлас" 1842 года состоял из семи частей. Первые три содержали проекты жилых домов "по обычаям северной полосы", "средней полосы и южной полосы", т. е. по сравнению с первоначальным вариантом появилась еще одна местная разновидность жилого дома - для средней полосы. Кроме того, проекты домов каждой полосы различались по степени зажиточности будущих владельцев и роду занятий. Они представляли: собственно крестьянские избы, дома с торговыми лавками, мастерскими, помещениями для занятий промыслом. Остальные четыре части "Атласа" содержали проекты церквей, общественных сооружений, мостов, дорог, перил. Среди общественных зданий для крестьянских селений впервые был представлен проект сельского училища [18].

Облик изб, спроектированных Тоном, создавался по образцу предшественников и во многом определялся их конструктивными особенностями - бревенчатой срубной конструкцией не только стен, но и крыши. Поэтому вся поверхность фасада, включая и треугольную часть под скатами крыши, представляла единый нерасчлененный монолит стены, прорезанный лишь украшенными наличниками и ставнями окнами. Вторая особенность, перешедшая позднее в городскую застройку, - асимметричное трехчастное размещение зданий на участке. На красной линии улицы согласно образцовым проектам располагаются избы, глухой забор с воротами и небольшая клеть для устройства лавок, мастерских или служб.

В опубликованных в "Атласе" 1842 года образцовых проектах крестьянских домов в русском стиле впервые появились особенности, которые полтора десятилетия спустя получат выражение в отмене обязательности образцовых фасадов в жилой застройке городов и в разрешении строить жилые дома в городах в соответствии с индивидуальными вкусами заказчика. Творцы высокой культуры впервые столь последовательно и серьезно ведут проектирование не просто в соответствии с особенностями жизни и быта, а жизнью, бытом, климатическими особенностями и архитектурным своеобразием разных регионов и разных народов России, с учетом различий в имущественном достатке крестьян. Таким образом, в середине XIX века готовился переход от политики жесткой регламентации обывательской городской застройки, свойственной второй половине XVIII - началу XIX столетия, к проектированию в соответствии с личным вкусом и выбором заказчика во второй половине XIX века. В обретенной в 1858 году свободе выбора после отмены указа об обязательности строить жилые дома в городах по образцовым проектам и в возможности строить без оглядки на регламентацию свыше современникам виделось большое социальное завоевание, символ освобождения от жестких сословных пут, уважение к каждой человеческой личности.

Дер. Тарасы Олонецкой губ. Вид сельской улицы.
Фотографии 1926 года
Енисейск. Жилой дом.
2-я половина XIX века

Проекты "Атласа" 1842 года занимали в этом процессе промежуточное положение. Они свободны от господствовавшей в городах в эпоху классицизма политики жесткой регламентации фасадов, однако еще не свободны от определяемой сверху регламентации как таковой. Своею промежуточностью образцовые проекты для крестьян, изданные в 1842 году, родственны другому крупному начинанию николаевского царствования - созданию многочисленных серий образцовых проектов жилых домов для городов, датированных 1840-ми - началом 1850-х годов. Регламентация в виде обязательности строительства по этим проектам сохраняется Но количество самих проектов и их разнообразие заметно увеличивается. В процессе их разработки делается попытка предвосхитить все возможное многообразие индивидуальных запросов будущих заказчиков, когда дело касается проектов городских домов, учесть местные архитектурные традиции, финансовые возможности и индивидуальные требования представителей крестьянского сословия в проектах сельских построек. Специфика "Атласа" 1842 года, содержавшего проекты крестьянских домов, свидетельствовала, как тесно общая политика в области образцового проектирования связана с культурной программой возрождения народности, религиозным возрождением, а то и другое - с реализацией в годы царствования Николая I идей непросвещенного абсолютизма.

На проекты, созданные Тоном, помещенные в "Атласе" 1842 года, опирались составители более поздних альбомов проектов для крестьян.

В 1844 году в дополнение к "Атласу" 1842 года за подписью министра Государственных имуществ были изданы "Правила для устроения казенных селений, на шоссейных трактах расположенных". Правила регулярного градостроительства, обязательные для городов, окончательно становятся правилами и для сельских поселений. Шоссейная дорога трактуется как улица, как аналог парадного общественного пространства города "Правила" преследуют единственную цель - придать правильность общему расположению селений, а выходящим на шоссе фасадам домов - благообразие и красоту в соответствии с господствующими нормами архитектурного стиля.

Калуга. Окраина города около берега Оки.
Открытка начала XX века

Это стремление особенно чувствуется при чтении "Правил", относящихся до приведения в лучший вид строений, принадлежащих бобылям, солдаткам и вообще не пользующимся полевою землею и не несущим мирских повинностей", т. е. наименее состоятельной части сельского населения. "Правилами" приписывалось: в случае, если дома бобылей "не портят общего вида селения и укрыты лицевым строением, то оставлять на своих местах или выносить на край только некоторые из них; буде же бобыльские дома безобразят селения, то выносить их в поперечные улицы;

§ 35. В селениях, где местность заставляет располагать все дворы одною улицей, там выносить таковые дома на край улицы и образовать отдельные бобыльские кварталы;

§ 36. Те дома бедных нетягольных крестьян, которые не требуют перемещения и будут соответствовать хотя простейшим чертежам нормальных крестьянских построек, в перестройку не назначать;

§ 37. При перестройке таковых домов предъявлять чертежи нормального атласа и особые проекты... по коим нетягольные крестьяне, не имеющие средств возобновить свои дома без пособия, помещаться будут в два селища в одном доме, образуя два жилья под одной крышею, в каковых случаях на двух бобылей отводить одну усадьбу;

§ 38. Домы, не имеющие фасадов, не должны быть оставляемы на лицевой стороне шоссейной улицы" [19].

11 января 1851 года вышел указ о Высочайшем утверждении образцовых чертежей для сельских строений при шоссе. Изданные специальным альбомом 30 чертежей включали проекты образцовых фасадов крестьянских до мов, постоялого двора с гостиницей, дома для помещика по линии шоссе, волостного управления, изгородей, колодцев, образцовые планы селений [20].

12 февраля 1853 года издается постановление, согласно которому регулярный принцип организации пространства сел и строительство по образцовым фасадам, обязательным для казенных селений, деревень и сел Удельного ведомства, распространяется на помещичьи селения, расположенные вдоль шоссе, а также на помещичьи деревни, видимые от шоссе. Городской принцип организации пространства и строительство по образцовым проектам приобретают обязательность и всеобщий характер. К постановлению прилагался "Атлас проектов и чертежей сельских построек" [21] и одновременно "Сокращенный атлас проектов и чертежей", также изданный департаментом сельского хозяйства Министерства Государственных имуществ. Оба альбома были выпущены под руководством многолетнего соратника Тона И.И. Свиязева, автора работ, посвященных творчеству Тона. Содержание обоих "Атласов", близкое по структуре созданному Тоном "Атласу" 1842 г., включало ряд проектов, помещенных в этом "Атласе" [22].

Однако три года спустя, 17 августа 1856 года, вышел указ, отменявший обязательность использования образцовых фасадов в селах. Владельцам крестьянских домов вдоль шоссе разрешалось сооружать дома по планам и фасадам, какие они найдут выгодными. Этот указ, предшествовавший указу об отмене обязательности строительства жилых домов по образцовым проектам в городах, своеобразно отметил поворот в отношении к крестьянам и - как следствие - к крестьянскому строительству. Идейно он сродни отмене крепостного права и предшествует ему по времени. То, что ощущалось в городах как символическое выражение несвободы личности, стесняемой обязательностью строительства жилых домов по высочайше утвержденным фасадам, раньше, чем в городе, отменяется в деревне, живущей ожиданием отмены крепостного права.

В 1858 году вышел указ, аналогичный указу 1856 года, но касавшийся не крестьянской, а городской архитектуры. Этим указом отменялась обязательность строительства жилых домов по образцовым проектам. Или, говоря словами документа, в городах разрешалось сооружение частных построек, "коих фасады отступают от образцовых чертежей".

Енатаевск, Астраханская губ. Соборная улица. Открытка конца XIX века Глазов. Никольская улица.
Открытка начала XX века

Родственные по смыслу указы имели совершенно различные последствия. Отмена обязательности использования образцовых проектов для крестьянских селений не изменила общей направленности крестьянского строительства. Оно продолжало развиваться в направлении, намеченном этими проектами, - на основе норм регулярного градостроительства, уличного принципа организации пространства и строительства домов на крестьянский манер.

Совершенно иной оказалась судьба отмены обязательного следования образцовым проектам в городах. За нею последовало распространение крестьянской по духу деревянной застройки, генетически связанной с образцовыми проектами крестьянских домов, в городах и появление той самой разновидности русского стиля в застройке городских окраин, в пригородных, дачных, фабричных и железнодорожных поселках, которая до недавнего времени определяла их исторически сложившееся своеобразие.

Отчасти распространение крестьянской по духу застройки в русском городе было подготовлено изданием в 1855-1856 годах созданной в Главном управлении путей сообщения и публичных зданий специальной серии образцовых проектов жилых домов для уездных городов. Специфической особенностью этой серии являются не только небольшие размеры зданий в 3-5 окон, не только подтвержденная законом децентрализация надзора за их сооружением (в 1853 году было опубликовано указание о предоставлении права разрешать городничим в уездных городах постройку обывательских деревянных домов, имеющих по фасаду до 5 окон включительно). Главное в другом Впервые с петровского времени в образцовых фасадах жилых домов для города была официально санкционирована возможность отхода от классических и употребление форм народной архитектуры в том виде, в каком оно было принято в образцовых проектах домов "в крестьянском вкусе". Серия для уездных городов состояла в основном из проектов деревянных домов. Здесь впервые в некоторых проектах (до сих пор это было принято только в крестьянском строительстве) материал оставлен незамаскированным. Более того, именно особенности строительной техники, обусловленные особенностями материала, становятся одним из средств архитектурной выразительности фасада. Штукатурка стен в этих домах не предусмотрена. Не предусматривается даже отделка стены под руст. Архитектурными средствами подчеркиваются особенности деревянной техники - обшивка досками, графика швов деревянной обшивки. Кроме того, в относительно небольшом числе проектов 1855-1856 годов впервые применены были "избяная композиция" фасада и распространенные в крестьянских домах формы волютных и треугольных наличников. Знаменательно, что этот по-своему итоговый выпуск оказался последним в ряду серий "образцовых" фасадов городских домов.

Вышний Волочек. Общий вид.
Открытка начала XX века
Арзамас. Вид на пруд и город.
Открытка начала XX века

Отмена обязательности "образцовых" фасадов для города и деревни обнаружила полное единство эстетических предпочтений у строителей домов в обоих типах поселений. Массовый вкус заказчиков обозначился чрезвычайно быстро, однозначно, а в городской застройке, кроме того, в определенной степени оппозиционно по отношению к господствовавшей ранее, насаждавшейся образцовыми проектами, архитектуре. Деревянная застройка русского пореформенного города генетически связана с крестьянским зодчеством первой половины столетия, безотносительно к тому, создавалось ли оно народными мастерами или профессиональными зодчими. Народное зодчество настолько глубоко ассимилировало приемы и формы стилевой архитектуры, а стилевое зодчество в своем развитии так приблизилось к принципам преобразованной нормами стилевой народной архитектуры, что возникла реальная возможность их слияния в таком характерном для второй половины XIX в. конкретно-историческом феномене, как деревянная застройка русского города.

Деревянная застройка русского города второй половины XIX - начала XX столетия - феномен поистине универсальный. Она в равной степени может рассматриваться как явление народного зодчества - городского и сельского - и как одна из разновидностей русского стиля, развивающегося в контексте стилевой архитектуры.

Ее появление стало возможным после того, как воздействие стилевой архитектуры на народную сменилось в 1850-е годы их взаимодействием. Процесс обрел двусторонний действенный характер. Нисхождению высокой архитектуры в это время соответствуют равные по силе и интенсивности потоки, направленные вверх, стремление к адаптации и усвоению низовой культурой норм, принципов и форм стилевой архитектуры.

Принципы крестьянской народной архитектуры, победно ворвавшейся в русский пореформенный город, выразили себя в откровенной "деревянности" этой архитектуры, в отказе от имитации каменности, пронизывающей русское зодчество XVIII - первой половины XIX столетия. Второй наиболее яркий признак ее крестьянского происхождения - декор фасадов - наличники окон, подзоры карнизов и карнизы, резьба, украшающая пилястры, закрывающая стыки бревен на фасаде и их выпуски на углах. Наряду с глухой резьбой в город широко проникает сквозная пропильная резьба. Употреблявшаяся в пору господства самцовых кровель и волоковых окон только на торцевых фасадах в виде причелин и полотенец, она превращается во второй половине XIX - начале XX века в чрезвычайно распространенный прием декорирования наличников и подзоров, декоративных солнц, полусолнц и других мотивов деревянной резьбы, украшающей фронтоны и крыльца. Традиционный декор сохранился, но изменилось место его приложения.

Приход крестьянской архитектуры в русский город не принес с собой, однако, повсеместного распространения избяной композиции. Точнее, принес в очень малой степени, в домах с небольшим числом окон по фасаду. Наиболее распространенным типом дома, особенно в крупных городах, становится, условно говоря, мещанский или купеческий тип дома, выходящий на улицу продольным, а не торцовым фасадом, как это свойственно крестьянским избам.

Кроме того, в городах получает распространение, особенно при проектировании особняков или общественных зданий, и теремная многообъемная живописная композиция.

Местные особенности, предпочтительность тех или иных объемно-пространственных решений, мотивов декора или другие местные различия свидетельствуют лишь о широте, всеобъемлющем распространении и укорененности явления. Попытка дать однозначный ответ, кто же является истинным создателем деревянной архитектуры русского города второй половины XIX - начала XX столетия, В.А. Гартман или И.П. Ропет (имена берутся как нарицательные), или эти зодчие опирались на опыт народного зодчества, является во многом схоластической. Думается, справедливее считать, что процесс был общим. Невозможность отдать приоритет одному из направлений, исходивших из разных по творческому методу, генетически связанных с двумя разными типами архитектуры - народной и стилевой - свидетельствует если не о слиянии, то о смыкании и параллельном развитии народной и стилевой архитектуры в определенный исторический отрезок времени.

Санкт-Петербург. Проект жилого дома на Каменностровском проспекте.
1876 год. РГИА. Публикуется впервые

В результате в архитектуре России второй половины XIX - начала XX столетия складывается положение, прямо противоположное существовавшему в XVIII - первой трети XIX века. Если в ту пору архитектура городов в своих идеальных устремлениях и господствующих тенденциях максимально герметична и особенно последовательно придерживается норм стилевой архитектуры, то во второй половине XIX столетия она максимально открыта влиянию народной культуры во всех ее ипостасях - древнерусской, собственно народной (т. е. крестьянской) и низовой городской. Общая устремленность искусства к народу в постройках в русском стиле соединилась с прямой ориентацией на поэтику, приемы и формы народного искусства и на доступность массовому восприятию.

В середине XIX столетия в результате различных процессов - отказа государства от былой жесткой регламентации архитектурного стиля, сознательной ориентации творчества профессиональных зодчих на народные вкусы и стремления городских низов приобщиться к культуре образованных классов - складывается уникальный в своем роде феномен - деревянная застройка русского города, народная городская архитектура, не имеющая аналогий в европейском зодчестве.

Это симбиоз нескольких разнохарактерных традиций. С одной стороны, деревянная застройка русского города создается на основе регулярного градостроительства и стилевой архитектуры. С другой - она непосредственно, через крестьянскую жилую архитектуру, связана с дожившей до второй половины XIX века традицией средневекового зодчества, опирается на него и переосмысляет его опыт, а также опыт строительства балаганов и других деревянных строений на народных гуляньях в городах. Это еще один и, очевидно, очень важный источник. Без него не было бы возможно столь быстрое сложение деревянной жилой застройки русского города как самостоятельного явления, стадиально представляющей новый этап по отношению к крестьянской жилой архитектуре 1830-1850-х годов.

Архитектура народных гуляний была единственно допускаемой в города, хотя и временно, формой присутствия народного зодчества. Судя по всему, поэтика народных гуляний внесла свою лепту в формирование феномена деревянной городской застройки. Ее воздействие на творчество Гартмана, Ропета, русского стиля второй половины XIX столетия очень велико. Об этом влиянии будет сказано специально во второй части этой книги.

На сравнительно короткий период 1860- 1890-х годов пути развития стилевой архитектуры встречаются с путями развития народной деревянной архитектуры русского города. Близость обеих в это время настолько велика, что народная деревянная жилая застройка - феномен низовой городской культуры - органически вливается в одно из направлений стилевого зодчества, связанного с обращением профессиональных архитекторов к традиции крестьянского искусства.

Позднее, уже в начале XX века, пути деревянной и каменной (в данном случае они синонимы народной и стилевой) архитектуры расходятся. Деревянная народная жилая архитектура (ее традиции дожили в индивидуальном жилищном строительстве деревень, поселков, небольших городов до конца XX столетия) остается верной сложившимся приемам. Стилевая архитектура, следуя логике своих законов, проходит через этапы модерна, неоклассицизма, авангарда, постмодернизма и т. д.

Перечень источников:

1. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967. С. 63. Вернуться в текст
2. Введенская А.Г. Из истории планировки русской деревни XVIII - первой половины XIX в. // Труды Государственного исторического музея. Вып. XV. Сб. статей по истории СССР. М., 1941. С. 77-79. Вернуться в текст
3. Введенская А.Г. Указ. соч. Вернуться в текст
4. Историческое и топографическое описание городов Московской губернии. Изд. Фридриха Гиппиуса. М., 1787. С. 260. Вернуться в текст
5. Скворцов А.И. Традиции искусства пропильной резьбы // Народные основы искусства художественных промыслов. М, 1981. Русская народная пропильная резьба. М., 1984. Вернуться в текст
6. Маковецкий И.В. Памятники народного зодчества русского Севера. М., 1955. Архитектура русского народного жилища. Север и Верхнее Поволжье. М., 1962. Вернуться в текст
7. Скворцов A.И. Русская народная пропильная резьба. Вернуться в текст
8. Пунин А.Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. Л., Лениздат, 1990. С. 59. Вернуться в текст
9. Рисунки сельских зданий на Бабигоне, тетради 1-11. Петергоф, 1853. Вернуться в текст
10. РГИА, ф. 515, оп. 12, 1829 г., д. 644, л. 13-16. Вернуться в текст
11. РГИА, ф. 515, оп. 12, 1829 г., д. 644, л. 5-5 об. Вернуться в текст
12. Введенская А.В. Указ. соч.; Барановский Г.В. Судьба русского строительного законодательства (к вопросу о пересмотре Устава строительного). // Зодчий, 1916. №6. С. 58. Вернуться в текст
13. Планы для устроения селений 1831 года. Издания Министерства внутренних дел. СПб. 1831. б.с. Вернуться в текст
14. РГИА. ф. 398, оп. 6, д. 1495, ч. 1, л. 5; Славина Т.А. Константин Тон. Л., 1989. С. 81. Вернуться в текст
15. Цит. по: Славина ТА. Указ. соч. С. 83. Вернуться в текст
16. Там же. Вернуться в текст
17. Славина Т.А. Указ. соч. С. 84. Вернуться в текст
18. Атлас нормальных чертежей сооружениям по ведомству Государственных имуществ. СПб,. 1842. Вернуться в текст
19. РГИА, ф. 381, оп. 2, 1844 г., д. 540, л. 67. Вернуться в текст
20. Атлас фасадов домов по крестьянскому образцу с планами расположения домов селений на шоссе. СПб., 1851. Вернуться в текст
21. Атлас проектов и чертежей сельских построек, изданный от департамента сельского хозяйства Министерства Государственных имуществ. СПб,. 1853; сокращенный атлас проектов и чертежей. СПб., 1853. Вернуться в текст
22. Славина Т.А. Указ. соч. С. 85, 215. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
1.1. Город и загородная усадьба. Черты усадебности в городе и в градостроительстве  1.3. Садово-парковое искусство