Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Илья Голосов
 

Заключение

И. А. Голосов вошел в историю советской архитектуры как самобытный и оригинальный мастер.

В творчестве каждого значительного архитектора есть такая грань, которая выделяет его среди других, привлекает к нему внимание. Как правило, именно этой гранью своего таланта подлинный мастер и оказывает наибольшее влияние на творчество других архитекторов, впитывая в то же время опыт и творческие достижения своих коллег.

В советской архитектуре периода ее становления сформировалась блестящая плеяда зодчих, повлиявших на сложение новаторских течений у нас в стране и на развитие всей архитектуры XX в. Творческий потенциал советской архитектуры тех лет определялся не только тем, что лидерами новаторских школ и течений были творчески одаренные люди, но и тем, что таланты их были весьма различны и удачно дополняли друг друга.

Если не придавать решающего значения резкой полемике между сторонниками различных новаторских течений и школ, а рассматривать в совокупности все эти школы и течения, то можно увидеть, что их творческие поиски во многом действительно дополняют друг друга. Причем известная полемическая "односторонность" творческого кредо той или иной школы способствовала более интенсивной разработке определенной стороны еще только формировавшейся тогда новой архитектуры.

Сейчас, по прошествии многих лет, нам порой кажется странным полемическое подчеркивание сторонниками конкретной творческой школы решающей роли в вопросах формообразования какой-либо одной стороны архитектуры. Возникает соблазн объяснить это "непониманием" лидеров данного течения или школы сложности взаимосвязи творческих проблем. Но такое объяснение было бы очень уж простым и оно не дало бы возможности понять, каким же образом столь "односторонние" творческие позиции позволили создать блестящую во всех отношениях архитектуру. Можно предположить, что именно "односторонность" кредо отдельных мастеров и создавала в совокупности такой творческий потенциал, который выдвинул советскую архитектуру 20-х годов на одно из первых мест в мире. При этом наибольший вклад внесли именно те архитекторы, которые обладали ярко выраженной оригинальностью творческого кредо.

Илья Александрович Голосов и был одним из таких мастеров. Его творческое кредо было весьма "односторонним" и в высшей степени оригинальным. В общей шеренге тех, кто в те годы внес наиболее значительный вклад в становление творческих принципов советской архигектуры, И. Голосов как бы взял на себя ответственность за один из участков проблем формообразования. Он интенсивно разрабатывал те вопросы, которые были связаны с выяснением художественных закономерностей взаимосвязи крупной объемной формы и архитектурно-декоративных элементов, а также их роли в процессе создания и восприятия художественного образа. Сосредоточившись прежде всего на этой проблеме формообразования, И. Голосов помог многим архитекторам по-новому увидеть возможность крупной формы и сам в своем творчестве убедительно продемонстрировал важность подмеченных им художественных закономерностей.

И. Голосов с большим профессиональным мастерством решал все задачи, стоящие перед архитектором при проектировании конкретного объекта. Можно было бы, подробно анализируя его отдельные проекты и постройки, как рационально и профессионально грамотно решены в них функциональные, технологические, конструктивные и другие вопросы. Однако, подробно рассматривая только эти стороны произведений И. Голосова, трудно было бы понять, почему творчество этого мастера привлекало такое пристальное внимание архитекторов в 20-30-е годы и почему произведения Голосова до сих пор вызывают большой интерес. И. Голосов вошел в историю советской архитектуры прежде всего как мастер крупной формы, не только виртуозно владевший приемами создания выразительной объемной композиции, но и теоретически разрабатывавший проблемы взаимосвязи крупной формы и художественного образа. Этой стороне его творчества и была в основном посвящена книга.

К началу страницы
Оглавление    8. Отход от конструктивизма  Рукопись И. А. Голосова