Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Илья Голосов
64. Филиппов А. В. Клуб имени Зуева. - В кн.: "10 рабочих клубов Москвы". - М., 1932. - С. 37. Вернуться в текст


7. НОВЫЕ ТИПЫ СООРУЖЕНИЙ

Рабочие клубы и дворцы культуры

Рабочий клуб стал в 20-е годы важнейшим очагом распространения новой социалистической культуры. Уже в первые послереволюционные годы в городах, поселках и сельских населенных пунктах возникли клубы, красные уголки, народные дома, избы-читальни и т. д. Эти еще только формировавшиеся тогда новые типы общественных зданий рассматривались как центры и агитационно-массовой работы, и повышения культурного уровня трудящихся, и организации досуга широких слоев населения. Проводятся конкурсы на проекты различных типов нового культурно-просветительного учреждения. И. Голосов участвует в конкурсах на проекты типового сельского Народного дома (1920), Народного дома имени В. И. Ленина в Иваново-Вознесенске (1924), проектирует Народный дом для разработанного им конкурсного проекта рабочего поселка Грознефть (1922) и т. д.

Массовое строительство рабочих клубов и домов культуры развернулось во второй половине 20-х годов, причем клубы этих лет как бы поглотили и растворили в себе функции целого ряда культурно-массовых и зрелищных зданий. Это привело к усложнению их программы и к повышению их функциональной и композиционной роли в системе жилого комплекса.

Практически все архитекторы в 20-е годы считали, что рабочий клуб должен своим внешним обликом выделяться среди рядовой застройки. Однако подход к созданию внешнего облика клуба не был одинаковым.

К. Мельников, например, решал здание клуба единой крупной формой, создавая легко запоминающуюся композицию (как правило, симметричную). Последовательные сторонники функционального метода конструктивизма предпочитали использовать при проектировании клубов прием павильонного объемно-пространственного построения без обязательного выделения главного композиционного акцента (проекты Весниных).

И. Голосов при проектировании клубов не стремился создавать единую крупную форму, не "собирал" все элементы клуба в общую четкую по форме пластическую композицию (как это делал Мельников). Он создавал сложные объемные построения, однако (в отличие от клубов Весниных) главный акцент во внешнем облике здания он всегда переносил на один из объемных элементов композиции, решая именно его крупно и предельно лаконично, а все остальные элементы нарочито усложняя и измельчая, чтобы зрительно подчинить их этой крупкой форме (или, как он ее называл, субъективной массе). Для подчеркивания главенствующей роли крупно решенного элемента в общей композиции (обычно, асимметричной) он использовал приемы динамичного построения, контрасты стекла и глухой стены.

Клуб им. Зуева в Москве, 1927-1929. Фрагмент.
В построенном по проекту И. Голосова клубе им. Зуева в Москве (1927-1929) вертикальный стеклянный цилиндр лестничной клетки как бы прорезает горизонтальный параллелепипед верхнего этажа, являясь главным композиционным элементом сложной и в достаточной степени расчлененной объемной композиции здания.

Сочетание цилиндра и параллелепипеда - один из излюбленных приемов И. Голосова. Согласно его представлениям, цилиндр как абсолютно симметричная форма с вертикальной осью в сложной объемной композиции сохраняет самостоятельность и играет роль главного элемента. И. Голосов много экспериментирует с этой формой, пытаясь выявить, что именно делает ее независимой от примыкающих к ней объемов и в то же время главенствующей в общей композиции. Причем И. Голосов имел в виду именно цилиндр, а не широко применявшиеся в 20-е годы приемы скруглення угла или создания на плоскости фасада полукруглых или сегментных выступов (он и сам использовал такие формы: скругленный торец в проекте телеграфа в Москве, 1925, полуцилиндр лестницы в проекте Русгерторга, 1926). И. Голосов помещает свои цилиндры в угловой части здания. Практически по форме (по плану) это не цилиндры, а почти те же полуцилиндры, которые, когда они размещаются в торце здания или делаются в виде выступов на фасаде, оказываются подчиненной формой. Но в том-то и проявлялось композиционное мастерство И. Голосова, что он использует здесь закономерности зрительного восприятия объемной композиции. Для простого скруглення прямого угла достаточно и четверти цилиндра, но если с каждой стороны немного заглубить этот цилиндр в тело здания, создав практически всего лишь полуцилиндр (в плане), то у зрителя возникает иллюзия, что он ясно видит полный цилиндр. А раз форма воспринимается человеком как цилиндр, она уже получает композиционную независимость и зрительно выделяется как главный элемент объемно-пространственного построения.

Клуб им. Зуева в Москве, 1927-1929. Общий вид, перспектива (проект).

Разумеется, роль цилиндрической формы во внешнем облике здания зависит от ее места в объемной композиции и от характера других объемных элементов.

В голосовском проекте "Аркоса" изрезанные и пластически беспокойные фасады противопоставлены угловому цилиндру, композиционное звучание которого, однако, как бы приглушено усложненной обработкой его поверхности. В проекте Электробанка цилиндр использован как чистая геометрическая форма. Но и фасады здания здесь тоже решены лаконично и лишены пластики. В результате композиционная роль цилиндра едва ли возросла по сравнению с "Аркосом". Кроме того, в обоих проектах цилиндры наглухо закрыты сверху "плитой" верхних этажей, что как бы приостанавливает (или нейтрализует) движение вверх, характерное, по И. Голосову, для такой формы с вертикальной осью (и соответствующей ей "линией тяготения").

Клуб им. Зуева в Москве, 1927-1929. Фрагменты.

В клубе им. Зуева И. Голосов учел свой опыт проектирования "Аркоса" и Электробанка. Фасады клуба запроектированы с обогащенной пластикой, что позволило лаконично решенному цилиндру стать бесспорно главным элементом всей композиции здания. Этому немало способствовал и необычный прием "прорезания" стеклянным цилиндром перекрывающей его "плиты" верхнего этажа. Внутреннее движение вертикальной цилиндрической формы как бы преодолело тяжесть горизонтальной формы и вырвалось на простор. Верхняя тонкая плита перекрытия над цилиндром уже не воспринимается как остановка движения, она скорее лишь подчеркивает форму цилиндра и его главенствующую роль в композиции.

Клуб им. Зуева в Москве, 1927-1929. Планы.
В результате был создан чрезвычайно выразительный художественный образ клуба, но, в отличие от клубов Мельникова, процесс восприятия образа клуба им. Зуева более сложен. Образ действительно яркий, сразу бросающийся в глаза и надолго остающийся в памяти. Но вот что удивительно - запоминается не вся объемно-пространственная композиция клуба, а именно сочетание углового стеклянного цилиндра со сложным по пластическому решению параллелепипедом корпуса. В принципе, не меняя общих габаритов и характера расчленения корпуса, можно было бы предложить, по-видимому, много вариантов конкретного расчленения фасадов (лоджии, балконы, террасы, окна, остекленные галереи), при которых сохранилось бы общее впечатление от найденного образа. Следовательно и здесь, как и в других проектах И. Голосова, детали сами по себе не играют существенной роли в формировании художественного образа, который создается прежде всего крупной формой. Это подтверждается и сохранившимися эскизами проекта клуба. Они показывают, что И. Голосов искал прежде всего оптимальное соотношение размеров всего корпуса и углового цилиндра.

Есть эскиз, где цилиндр значительно больше, чем в осуществленном варианте, и поэтому он выглядит уже не столько главным объемом сложной структуры, подчинившим себе все остальные элементы по законам художественной композиции, сколько самодовлеющей формой, подавившей все своими абсолютными размерами. Такой форме уже тесно в окружении других объемов, ей нужно открытое пространство, чего не было и не могло быть в конкретных условиях узкого (с соотношением 1 : 3) углового участка, отведенного для клуба.

Другой эскиз с меньшим по сравнению с окончательным вариантом цилиндром показывает, что в этом случае внешний облик клуба фактически лишается четко выявленного главного объемного элемента.

Незначительные размеры и вытянутые пропорции отведенного под строительство клуба участка чрезвычайно осложняли проектирование. И. Голосов использовал 9/10 площади участка под застройку, а затем как бы компенсировал застроенную территорию двора, создав обширную террасу на плоской крыше. Стесненность участка заставила И. Голосова консольно вынести часть помещений верхних этажей за красную линию первого этажа - вертикальные и горизонтальные выступы. Главный вход в здание устроен с торцевого фасада, который решен более крупно - в его средней части над входом на высоту всех этажей устроен вертикальный выступ с открытыми лоджиями в верхней части. Объемные элементы продольного фасада дают ритмическое нарастание движения к угловой части и к главному входу в клуб. Клуб имеет два зала - большой на 950 мест и малый на 285 человек. Внутренние помещения здания, несмотря на то, что автору приходилось преодолевать сложности, связанные с узким участком, запроектированы свободно, хорошо связаны между собой и не производят впечатления затесненности. Основные несущие конструкции и стены здания выполнены из железобетона и кирпича.

Клуб им. Зуева - бесспорно, одно из лучших и самых известных произведений И. Голосова. Он был высоко оценен и современниками. Один из авторов писал в начале 30-х годов: "Среди общественных сооружений последних лет архитектура этого клуба относится к числу удачных.

Как постройка переходного периода она должна найти свое положительное место в будущей истории советской архитектуры".64 Действительно, это произведение И. Голосова прочно вошло в историю советской архитектуры, в ее золотой фонд.

Дворец культуры в Сталинграде. Проект, 1928. Перспектива.
Проект клуба им. Зуева был создан И. Голосовым в 1927 г. Выше отмечалось, что в одном из эскизов он пытался сделать цилиндр не только главным элементом, но и основой всей композиции, и что такое решение вошло в противоречие с конкретной ситуацией участка. Однако через год, в 1928 г., И. Голосову представилась возможность испробовать этот композиционный прием при создании проекта Дворца культуры в Сталинграде, для которого был отведен свободный участок. Здесь И. Голосов использует цилиндрическую форму не для лестницы (как это сделано в клубе им. Зуева), а для одного из основных помещений Дворца культуры - большого зала для цирковых представлений на 2230 мест. В клубе им. Зуева цилиндр сделан стеклянным и противопоставлен массиву корпуса в целом. Во Дворце культуры в Сталинграде огромный по размерам цилиндр, прорезанный в нижней части горизонталями окон, противопоставлен всем остальным различным по размерам и форме врезанным в него вертикальным и горизонтальным прямоугольным объемам (почти полностью остекленным или с большим количеством окон), композиция которых усложнена и измельчена балконами, козырьками, вертикальными щитами и т. д.

Дворец культуры в Сталинграде. Проект, 1928. План, аксонометрия.

Цилиндрическую и полуцилиндрическую форму И. Голосов широко использовал в 20-е годы в проектах зданий самого различного назначения (Дом общества "Динамо" в Москве, кинофабрика в Москве, ночлежный дом и др.).

Использует И. Голосов форму стеклянного полуцилиндра и в проектах других клубных зданий. В 1931 г. он создает конкурсный проект Центрального дома Общества бывших политкаторжан в Москве, программа которого близка к программе развитого клубного здания. И. Голосов строит объемно-пространственную композицию этого сооружения на пересечении под прямым углом двух корпусов - узкого высокого (комнаты землячеств и т. д.), обращенного продольным полностью остекленным фасадом к улице, и низкого распластанного (вестибюль, фойе, большой и малый залы), как бы прорезающего стеклянный параллелепипед первого корпуса. Один из торцов высокого корпуса завершается стеклянным полуцилиндром. Ко второму торцу примыкает низкий объем музейного корпуса, залы которого освещаются верхним светом через пять полуцилиндрических (горизонтальных) фонарей.
Центральный дом Общества бывших политкаторжан в Москве. Конкурсный проект, 1931. Фасад, планы, макет.

Отношение И. Голосова к цилиндрической форме в конструктивистский период его творчества претерпело своеобразную эволюцию. Сначала, увлекшись характерными для конструктивизма призматическими объемами с остекленным каркасом, И. Голосов использует по бщем хоре; затем цилиндрическая форма становится солистом хора; далее она делается как бы премьером (Дворец культуры в Сталинграде). В дальнейшем, продолжая эксперименты с цилиндрической формой, И. Голосов освобождает ее от всех примыкающих к ней прямоугольных объемов и полностью раскрывает ее, положив ее геометрические свойства в основу формирования архитектурного образа (конкурсный проект Дворца Советов, 1932).

К началу страницы
Оглавление    Дома Советов, Дома правительства, Дома промышленности  1111