Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
М. Я. Гинзбург
55. М. Гинзбург. Вопросы тектоники и современная архитектура. "Архитектура СССР", сб. № 10, М" 1945. Вернуться в текст


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Творческий путь М. Я. Гинзбурга был сложным, насыщенным борьбой за новое, поисками путей развития архитектуры. Основной чертой его творчества всегда была устремленность в будущее. Оценивая все, что сделал этот мастер, следует сказать, что роль его в становлении советской архитектуры бесспорно значительна. Достаточно вспомнить его борьбу с эклектикой в первую половину 20-х годов, его большую организаторскую работу по сплочению сторонников нового направления в "Объединении современных архитекторов", углубленную разработку проблем жилищного строительства, районной планировки и санаторного строительства.

М. Я. Гинзбург навсегда останется в истории советской архитектуры как видный теоретик конструктивизма. Многие его теоретические работы не потеряли научного и практического значения и в наши дни.

Анализ работ М. Я. Гинзбурга показывает, что в советской архитектуре уже в 20-е годы углубленно рассматривались такие существенные проблемы, как:

  • поиски новых в социальном отношении типов зданий;
  • роль промышленных и инженерных сооружений в развитии современной архитектуры;
  • борьба за механизацию строительства и массовое заводское изготовление стандартных элементов;
  • внедрение в строительство новых материалов и конструкций;
  • создание экономичных типовых проектов;
  • бережное отношение к архитектурному наследию;
  • национальные особенности архитектуры;
  • взаимоотношение функционального назначения здания, технико-конструктивных средств, архитектурно-художественной формы и др.

Анализ творчества М. Я. Гинзбурга помогает выявить сложности и противоречия в развитии конструктивизма как творческого направления советской архитектуры. Так, например, один из поучительных уроков конструктивизма - недооценка многими сторонниками этого направления нового метода творчества и превращение конструктивизма в "конструктивный стиль", что послужило одной из основных причин кризиса конструктивизма в конце 20-х и начале 30-х годов.

Кроме того, Гинзбург (как и другие архитекторы-новаторы того периода), указывая на консервативные тенденции канонизации определенных черт и приемов самого конструктивизма, недооценил опасности откровенной эклектики. Считая развенчанными теорию и практику эклектиков, журнал "Современная архитектура", теоретически обосновывая функциональный метод, отделывался часто поверхностной критикой сторонников "классики", считая их умирающим направлением. Последующее развитие советской архитектуры показало, что главной опасностью и в 20-е годы была именно эклектика.

Гинзбург оставил заметный след в советской архитектуре не только как теоретик, но и как педагог, организатор, практик-архитектор и как страстный пропагандист передового опыта.

Об ошибках Гинзбурга, как действительных, так и мнимых, много писали в 40-50-е годы, и образ этого большого мастера был неузнаваемо искажен. Поэтому автор стремился в этой книге показать прежде всего то основное, что характеризует практическую и теоретическую деятельность Гинзбурга, прежде всего в 20-е годы, с которыми связан наиболее активный период его творчества. В те, теперь уже далекие годы, когда Советская страна только приступала к осуществлению своих грандиозных планов, многое еще было в процессе становления. Это не могло не отразиться и на исканиях Гинзбурга. Нас не могут, например, сейчас удовлетворить некоторые его проекты или теоретические положения тех лет. Однако ошибки Гинзбурга, будучи результатом смелых поисков, предостерегали от возможности их повторения и помогали другим находить правильные пути.

Анализ теоретической и творческой деятельности Гинзбурга 30-40-х годов показывает, что и этот период в развитии советской архитектуры в прошлом освещался в нашей архитектурной печати весьма односторонне. Во многих работах по истории советской архитектуры, как правило, рассматривались формально-эстетические поиски этого периода, проходившие под лозунгом освоения классического наследия, но зачастую оставалась в тени огромная работа архитекторов по разработке типовых проектов и внедрению индустриализации в строительство. Именно в этой области много сделал в 30-40-е годы Гинзбург.

Необходимо также более объективно показать и теоретическую борьбу между сторонниками "украшательства" и теми, кто боролся с эклектикой. В 30-40-е годы Гинзбург много сил и энергии отдает борьбе против некритического освоения наследия. Как уже отмечалось, в 20-е годы, считая эклектику отмирающим направлением, Гинзбург не уделял большого внимания развенчиванию ее теоретических обоснований. Позднее в его работах теоретический анализ некритического освоения наследии постепенно занимает все больше и больше места по мере того, как в советской архитектуре распространяется тенденция "украшательства".

Начав с чисто публицистических статей с острой критикой классицистических композиций, Гинзбург затем вплотную занялся вопросами архитектурного мастерства и проблемой отношения к наследию. По статьям и книгам Гинзбурга последних 10-12 лет его жизни можно наглядно проследить, как, анализируя проблемы новаторства и традиции, он все больше убеждается в несовместимости той формы, которую принимало в те годы освоение наследия, с задачами, стоящими перед советской архитектурой.

Итоги этой большой теоретической работы были подведены Гинзбургом в статье "Вопросы тектоники и современная архитектура", опубликованной в двух номерах сборника "Архитектура СССР" за 1945 г.

Эта статья, задуманная как часть большого теоретического труда, отражала творческое кредо Гинзбурга как теоретика советской архитектуры. В ней как бы сконцентрированы опыт и знания Гинзбурга - практика, теоретика и историка.

В этой последней из числа опубликованных статей он в период, когда начиналось послевоенное строительство, обратился к, советским архитекторам с призывом творчески решать проблемы традиций и новаторства.

В связи с почти всеобщим увлечением советских архитекторов того периода классической ордерной системой Гинзбург значительную часть своей статьи посвящает историческому развитию тектоники стоечно-ба-лочной системы.

Гинзбург показывает, как различно истолковывалась эта система в египетской и древнегреческой архитектуре, где основой было отношение к статическим свойствам строительного материала. Он говорит о противоречивом отношении к ордеру в римской архитектуре, где ордер часто использовался как театральная инсценировка, а не как тектоническое истолкование игры статических сил.

Гинзбург анализирует перерастание стоечно-балочной системы в каркасную в романской и готической архитектуре, высоко оценивая конструктивные и тектонические достижения строителей средних веков.

Переходя к оценке итальянского ренессанса, Гинзбург отмечает, что с точки зрения отношения к тектонике его нельзя рассматривать как единое художественное целое. Он говорит о тектонической правдивости раннего ренессанса, развивавшего лучшие традиции античности и средневековья (конструкции, объемно-пространственные композиции). Последующее же развитие ренессанса, считает Гинзбург, привело к канонизации стоечно-балочной ордерной системы в ее римской транскрипции. Повышение формального мастерства в этот период сопровождалось забвением сущности архитектуры.

Уже Альберти, пишет Гинзбург, положил начало созданию фасадов, где "мы имеем дело с чистейшей декорацией, выполненной в одной плоскости, с тектонической организацией, в которой трудно даже установить, существует ли вообще взаимоотношение между стеной и каркасом. Эта декорация может быть выполнена из любого материала; она может прикрывать собой любое архитектурное сооружение, может быть перенесена в любой ансамбль"55. Все это Гинзбург писал о том периоде итальянского ренессанса, который под влиянием школы Жолтовского становился для многих советских архитекторов тех лет образцом композиционного использования классического ордера. Гинзбург в своей статье на основе глубокого анализа показал противоречия в творчестве крупнейших мастеров высокого ренессанса, в том числе и Палладио, творчество которого объявлялось чуть ли не образцом в целом ряде статей того времени.

Гинзбург писал о Палладио, что он "дал образцы тончайших пропорциональных отношений на основе насыщенных пластическим чувством декоративно трактованных римских схем". Однако, писал далее Гинзбург, "наиболее характерной чертой, наиболее важным свойством архитектуры являются ее современные и прогрессивные тектонические свойства, которыми высокий итальянский ренессанс не обладал".

По мнению Гинзбурга, итальянский ренессанс, бывший школой архитектурного мастерства для многих позднейших поколений, явился одновременно и рассадником творческого бесплодия. "Отдать себе в этом отчет со всей полнотой, - писал он, - значит усвоить уроки ренессанса, обезопасив себя от зла, которое он несет".

Сейчас, через четверть века после написания статьи, мы можем по достоинству оценить своевременность этого предупреждения Гинзбурга, которое не было тогда принято во внимание. Именно эта иллюзорная тектоника ренессансного классического ордера, против которой предостерегал Гинзбург, получила в первое послевоенное десятилетие широкое распространение, что в значительной степени определило недостатки творческой направленности советской архитектуры того периода.

Гинзбург в своей статье противопоставлял этой иллюзорной системе новые возможности современной архитектуры, одну из основных задач которой он рассматривал как "стремление организовать необходимое пространство с минимальными затратами материала". Гинзбург писал, что развитие строительной техники в корне меняет традиционные тектонические представления. Новые конструкции позволяют по-новому решать пространственные задачи. Он говорит о необходимости использовать возможности металлического и железобетонного каркаса, сетчатых куполов и сетчатых оболочек, висячих систем и Байтовых конструкций, тонкостенных куполов и оболочек, коробчатых конструкций и сводов-оболочек, предварительно напряженного бетона и струнобетона.

Это Гинзбург писал в 1945 г., хотя многое в его статье звучит так, как будто она написана в наши дни.

Однако призывая советских архитекторов шире использовать достижения современной техники, Гинзбург прекрасно понимал, что "блестящие технические возможности железобетона, стали, стекла, пластмасс, прочих новых материалов и конструктивных приемов сами по себе еще не способны создать ни новых тектонических систем, ни нового художественного языка архитектуры".

В его записной книжке появляется запись: "конструкция - натурализм, тектоника - реализм".

Гинзбург считал, что овладеть всеми (в том числе и художественными) возможностями новой техники можно лишь в условиях социалистического строительства.

Эта последняя теоретическая работа Гинзбурга - своеобразное творческое завещание мастера, который, как бы обращаясь в будущее, писал в последних строках:

"Только идея социалистического города раскрывает перед нами картину подлинно творческого развития современной архитектуры.

... Перед взором архитектора уже сейчас должно предстать со всей очевидностью ближайшее будущее наших городов, со свободно размещенными в зелени сооружениями, - начиная с крупнейших общественных зданий и кончая скромными, но самостоятельными жилыми организмами, в изготовлении которых участвует индустриальное производство. Не использованные до сего времени архитектурой возможности науки и техники явятся важным и необходимым орудием в руках зодчего. В нашей архитектуре будут выкованы и новый художественный язык, и новые тектонические представления, и подлинно новый стиль социалистического реализма.

... Каждый современный зодчий должен сознательно стремиться к отображению в своем искусстве нового социалистического мировоззрения, с его заботой о живом человеке, стремлением к созданию для него мира идейно-художественных и материальных ценностей, вытекающих из окружающей человека природы, из разнообразия его народного языка, из реальной социалистической действительности, в которой это искусство возникает. Этот путь не только возможен. Это - единственный путь, которым может пойти вперед современная архитектура".

К началу страницы
Оглавление    V. Санаторно-курортное и парковое строительство  Основные произведения М. Я. Гинзбурга (проекты и постройки)