Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Борис Ерофалов-Пилипчак.
Архитектура имперского Киева
 

НОВЫЕ СТИЛИ

Ходынское вступление на царство Николая II (1894-1917) завершило надрыв империи. Во многих проявлениях его время было провидением иного нового.

Вдруг обнаружилось отставание всех существовавших программ развития страны от запросов нового времени. Империя в изумлении разглядывала собственное разрушение.

Трагедия императора заключалась в рефлексивной отстраненности отдел. "Отсутствие царя, при его как бы существовании, тоже вещь сама по себе очень страшная. ...Николай Александрович Романов, человек, - чуть-чуть был: бледная тень, и даже в приятных очертаниях" (З. Гиппиус, 1923). Царь увлекся фотографией, позволяющей лишь отражать мир.

Единство было окончательно утрачено, все распадалось на неостили и подстили, на частные составляющие.

Даже наряд императора с осознанными заимствованиями анахронизмов напоминал приказчика из модной лавки: короткая борода "от Алексея Михайловича", андреевская лента "от Петра I Алексеевича", эполеты "от Александра I Павловича" и шитый золотом воротник в стиле ар-нуво. Такая разобранность выказывала отсутствие направляющей идеи и неспособность к целенаправленному действию.

Соответственно и архитектурная работа переместилась в декорирование, в точную стилизацию, в предъявление внешности. Отсюда и острые обсуждения стиля - как максимального соответствия не только времени, что пытался осуществить "модерн", но и месту, функции, даже отдельному событию. В пику гражданским инженерам, столь быстро занявшим передовые позиции в строительстве после реформ Александра II, на рубеже XIX и XX столетий выделился особый профессионал - "архитектор-художник", могущий грамотно оперировать чистыми стилями, уместно и качественно декорировать любую ситуацию.

В 1900 году Николай II посетил Киев и присутствовал на открытии Городского музея древностей и искусств "имени" императора Николая Александровича. При подготовке к высочайшему посещению центральная лестница музея была украшена коврами, пальмовыми ветвями и драпировками в сочетании желтого, черного и белого цветов. "Ничего больше в этом месте делать не следовало бы, дабы не измельчить впечатление", - подчеркивал В. Городецкий, главный декоратор и архитектор первого киевского здания в "чистом греческом стиле", заботясь прежде всего об "оформлении впечатления".

Целостность, новое единство города теперь могли удерживаться лишь искусственно. Именно такой целостности добивались изобретатели нового стиля. Однако поиски модерна были обречены на скорое забвение, ибо там, где речь идет о стилях, нет стиля. "Стилевая" работа проявила состояние империи, вступившей в полосу самоанализа. Вслед за неорюсом появились имперские неоклассицизм и неоампир. Рефлексивными вариациями имперского стиля в Киеве 1910-х годов были, в частности, неоренессанс Городской библиотеки и Русского банка для внешней торговли; модернизированный ампир Педагогического музея Цесаревича Алексея и Высших женских курсов; и даже неониколаевский классицизм Публичной библиотеки и Алексеевско-го кадетского корпуса. Возможности аранжировки стилей, мастерство стилизаций неимоверно развились уже в Предшествующий период. Теперь не просто "струнный" перебор стилей и даже не игра вариантов их обоснованности, а определение конкретных оснований выбора стиля в конкретных случаях сделало абсурдным само существование исторического стиля в архитектуре, предуготавливая его уход, замену, исчезновение.

11. Вид с Троицкой площади (ныне пл. Республиканского стадиона) на панораму Всероссийской выставки 1913 года в Киеве.
Планировка архитектора Ф. Э. Вышинского (генплан).

Город рубежа веков устремился в пригороды, дачи, окраины. Собирала его транспортная инфраструктура и экономика. Окрестности приобрели рабочий вид. Зато в центре Новый Киев восстановил внутренне ему присущую живописную структуру и разнообразие - от разноэтажности простой застройки до самых разных архитектурных заказчиков. Здесь засверкали жемчужины нео-стилей: готика, ренессанс, мавританский, классицизм, модерн, неорюс, народный украинский. Другого устройства потребовала и пространственная сооргани-зация этого разнообразия. В Киеве она была найдена в специфической "павильонности", террасообразности размещения застройки. В виде законченного проекта такой прием в полной мере был воплощен на Всероссийской выставке 1897 года - ее террасы с павильонами были связаны дорогой-серпантином, оборудованной трамваем.

"Окидывая взглядом с верхних точек выставочной территории киевскую выставку, лежащую в долине и окруженную возвышающимися уступами, невольно вспоминаешь террасообразное повышение построек Генуи, Лиссабона, Неаполя, начинаешь поражаться - до чего физиономия и строительство этого города отличны от нашего типичного вида городов"*,
* Г.Лукомский. О новом и старом Киеве // Зодчий. - 1913. - № 48. - С.498.Вернуться  в текст
- писал очевидец второй киевской выставки 1913 года. Выставка по своей архитектуре была построена на классических реминисценциях - от Рима до Петербурга - щедро и бестолково перемешанных. Но гораздо важнее то, что город проявил свою первоструктуру на очередном витке, в круге империи, в иных условиях и в более впечатляющих масштабах.

В конце империи, в годы небывалого самосознания и видения глубины, Георгий Лукомский дал имя этой непреходящей сущности города - барокко: "...стиль классический, за использование которого с легким сердцем взялись Киевские строители, далеко не так прост и легок. Он едва ли не труднее всех иных, ибо стоит только изменить мельчайшую деталь, прибавить к модулю две-три лишние парты - и вся органическая связь ордера будет нарушена, равновесие частей здания утеряно, и cachet стиля, тот волшебный cachet, который мы видим в сооружениях Захарова или Томона благодаря их смелости и знаниям, улетучится, как сон. Было бы проще и гораздо уместнее применить и разработать свой, местный стиль, еще не использованный в современном строительстве - Украинское барокко. Применение этого декоративного стиля к бутафорской, в сущности, цели было бы как нельзя более кстати. В самом деле: - Киевское барокко!"*
* Г. Лукомский. Всероссийская выставка в Киеве // Аполлон. - 1913. - № 7. - С. 71.Вернуться  в текст

Круг замкнулся. Архитектура имперского Киева прошла от мазе-пинского барокко через ампир к барокко Лукомского. Следующий круг города - советский. Но это уже другая история.

К началу страницы
Оглавление