Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Владимир Белоусов, Ольга Смирнова
В. Н. Семенов
3. По данным Всесоюзной переписи 1926 г.Вернуться в текст
4. Главное управление коммунального хозяйства, созданное в 1921 г..Вернуться в текст
5. Арманд В. С. Воспоминания о Владимире Николаевиче Семенове и его ближайших учениках. Рукопись. Архив семьи Белоусовых.Вернуться в текст
6. В 1924-1926 гг. над генеральным планом Баку работали под руководством А. Иваницкого: М. Князьков, С. Сулин, Р. Поляк, А. Самойлов, Т. Чижикова, Д. Тарасов. А. Андреева-Бидунова, В. Кратюк, М. Горячева. Консультантами были А. и Л. Веснины, П. Диатропов, Н. Теллов, В. Образцов (транспорт).Вернуться в текст
7. Проектирование городов и отдельных ансамблей под руководством В. Н. Семенова вели В. Семенов-Прозоровский, А. Галактионов, В. Арманд, П. Помазанов, А. Карпов, А. Савидов.Вернуться в текст


ГЛАВА II.
ГОДЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОВЕТСКОГО ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА

Октябрь 1917 г., открыв новую страницу в истории народов мира, заложил фундамент социальных и экономических преобразований в градостроительстве; с отменой частной собственности на землю и природные ресурсы, с развитием народного хозяйства на основе общегосударственных планов открылись новые горизонты созидательной деятельности народа.

Перед архитекторами дореволюционной школы, работавшими в условиях частной собственности, небольших архитектурных фирм и частных заказов встали совершенно новые, впервые возникшие задачи творчества для трудящихся, для народа. Не все архитекторы смогли правильно оценить обстановку, понять задачи, пересмотреть привычные для старого строя взгляды, не все откликнулись на призыв эпохи.

Однако прогрессивная часть русских зодчих, которые видели в революции рождение нового мира, с первых дней Советской власти встала на путь строительства Страны Советов. В числе их архитекторы и инженеры с богатым опытом проектной и строительной практики, чьи имена были широко известны в России и за рубежом: И. В. Жолтовский, A. В. Щусев, И. И. Фомин, В. А. Щуко, А. И. Таманян, братья Веснины, B. Н. Семенов, В. Н. Образцов и многие другие.

На их глазах в стране совершались невиданные в мире преобразования. 26 октября 1917 г. В. И. Ленин подписал "Декрет о земле" - земля в Советской стране стала народным достоянием.

Декрет ВЦИК от 19 февраля 1918 г. гласил:

"Ст. 1. Всякая собственность на землю, недра, воды, леса и живые силы природы в пределах Российской Федеративной Советской республики отменяется навсегда.

Ст. 2. Земля без всякого (явного или скрытого) выкупа отныне переходит в пользование всего трудового народа.

Ст. 5. Распоряжение недрами земли, лесами, водами и живыми силами природы представляется в зависимости от их значения уездной, губернской, областной и федеративной Советской власти под контролем последней".

Основное препятствие к плановому развитию городов - частная собственность на землю - была отменена, открылись широкие перспективы для реализации крупных градостроительных замыслов.

VIII съезд РКП(б) в марте 1919 г. утвердил новую Программу партии, в которой было записано: "Всеми силами стремиться к улучшению жилищных условии трудящихся масс, к уничтожению скученности и антисанитарное в старых кварталах, к уничтожению негодных жилищ, к перестройке старых, постройке новых, соответствующих новым условиям жизни рабочих масс, к рациональному расселению трудящихся".

Молодое Советское государство получило от царской России отсталое городское хозяйство. Мировая и гражданская войны крайне ухудшили состояние фонда жилых и общественных зданий и благоустройства. Решение проблем восстановления народного хозяйства и развития промышленности было тесно связано с восстановлением и улучшением жилого фонда и коммунального хозяйства городов. В первые годы же становления молодого Советского государства развернулись работы по ремонту зданий, улучшению санитарно-гигиенического состояния городов, жилищных условий и обслуживания населения, транспорта и благоустройства.

Однако жилищная нужда все более обострялась. Население городов, уменьшившееся за годы первой мировой и гражданской войн, быстро росло. Если в 1920 г. в Москве проживало только 1 027 336 чел. (вдвое меньше, чем в 1915 г.), то в 1926 г. ее население увеличилось до 2 019 453 чел.- почти вдвое3.

В мае 1924 г. на XIII съезде РКП(б) было подчеркнуто, что жилищный вопрос стал важнейшим вопросом материального благосостояния трудящихся. Начиная с 1924 г. восстановление жилого фонда осуществляется в крупных масштабах, а затем в Москве и других городах разворачивается новое жилищное строительство, сначала в основном двухэтажных каркасных домов, затем кирпичных многоэтажных.

Перед советскими зодчими встали огромные задачи разработки отвечающих новому социальному содержанию и прогрессивным техническим требованиям принципов планировки и застройки городов, жилых кварталов, промышленных районов, проектирования домов и общественных зданий. Вместе с тем при восстановлении городского хозяйства необходимо было разрабатывать проектную документацию для практического руководства работами по реконструкции промышленных предприятий, застройке жилых кварталов, переустройству коммунального хозяйства, прокладке трамвайных линий, водопровода и канализации. При быстром расширении этих работ все острее становилась необходимость создавать для городов и рабочих поселков хотя бы простейшие схемы планировки или даже схемы красных линий, составление которых было связано в то время с большими трудностями из-за отсутствия или крайней неполноценности геодезической основы.

При рассмотрении развития советской архитектуры и градостроительства 20-х годов - периода становления Советского государства и восстановления народного хозяйства - основное внимание, как правило, уделяется экспериментально-теоретическим проектам и острым дискуссиям о проблемах расселения, о социалистических городах, домах-коммунах и обобществлении быта. Без сомнения, в творческих исканиях 20-х годов заложены многие прогрессивные начала, отвечающие новым социальным условиям и стремлению использовать новую технику. Но нельзя недооценивать и важность работ по осуществлению на новых основах руководства строительством и восстановлением городов, руководства, которое требовало практического опыта и мастерства архитекторов и инженеров, которые могли, воплощая новые идеи в жизнь, правильно оценивать и современные возможности и перспективу. Нужно было осуществлять первоочередные практические мероприятия по планировке и застройке городов, предвидя перспективы их дальнейшего преобразования на новых социальных и технических основах.

Работы эти были сложны и многообразны. Разрабатывались схемы планировки городов и поселков, проекты жилых кварталов; составлялись новые правила и инструкции; решались имеющие жизненно важное значение вопросы улучшения санитарно-гигиенических условий и инженерного оборудования городов; разрабатывались основы управления городским хозяйством в новых социальных условиях при плановом развитии народного хозяйства.

Этот интереснейший аспект становления советской архитектуры и градостроительства изучен еще недостаточно. Но можно утверждать, что в деятельности крупнейших советских зодчих и инженеров - А. В. Щусева, И. В. Жолтовского, И. И. Фомина, братьев А. А., В. А. и Л. А. Весниных, В. Н. Семенова, С. Е. Чернышева, Л. А. Ильина, А. П. Иваницкого, В. А. Витмана, И. И. Малоземова, А. И. Таманяна, В. Н. Образцова и др. в 20-е годы - характерной чертой являлось сочетание новых передовых идей с умением решать на высоком профессиональном уровне в труднейших условиях практические вопросы планировки городов и поселков, застройки жилых кварталов, создания новых типов общественных и жилых зданий, развития транспорта и инженерного оборудования.

Объем нового строительства в первую половину 20-х годов был невелик. Характерно, что в этот период небольшие рабочие поселки и жилые комплексы проектировали крупные зодчие. Так, например, на конкурсе на проект планировки и застройки поселка на 3500 чел. для Ново-Грозненских промыслов первую премию получили Л. А., В. А. и А. А. Веснины, вторую - С. Е. Чернышев и Н. Я. Колли, третью - И. А. и П. А. Голосовы, четвертую - Н. А. Троцкий и Л. М. Тверской. В жюри конкурса входили А. В. Щусев, И. В. Жолтовский, А. П. Иваницкий, В. Н. Семенов.

В. Н. Семенов был представителем совета жюри от Московского архитектурного общества на конкурсах на проект Центрального телеграфа в Москве, больницы в Самарканде и др. Он принимал участие в конкурсе на проектирование жилого района при расширяющемся заводе в одном из городов Урала.

Конкурсный проект планировки жилого района в одном из городов Урала, 1930 г. Москва. Проект жилого дома в Обыденском переулке, 1928 г.

Деятельность В. Н. Семенова в 20-е годы исключительно многообразна и напряженна - он разрабатывает первые проекты планировки городов и поселков, принимает участие в работах съездов и конференций по вопросам строительства, участвует в разработке новых инструкций и правил планировки и застройки городов, проектирует жилые дома, готовит первые кадры советских градостроителей. Деятельное участие Владимир Николаевич в начале 20-х годов принимает в работе Московского архитектурного общества - он член редакционного совета ежемесячника "Архитектура", выступает с лекциями и докладами на общих собраниях общества.

Важное значение для понимания его творческих и жизненных позиций в это сложное время имеет опубликованная в первом номере ежемесячника МАО "Архитектура" в 1923 г. его статья "Очередные задачи" [2, с. 28-30]. В ней он пишет об изменении в новых условиях самого подхода к архитектуре: "Вместо беспрекословного технического воплощения готовых идей и указаний надо было самим прокладывать новые пути не только в архитектуре в узком смысле этого слова, но и в широком понятии зодчества, созидательного строительства, где логика, быт, общественность, все стороны гражданской жизни предъявляют одинаково свои права. До революции мы не знали ни этой сложности, ни ответственности. Мало кто интересовался жилищным вопросом: голос тех, для кого это имело первостепенное значение, был еще слишком слаб".

Имея большой опыт архитектора, строителя-практика, Владимир Николаевич наряду с открывающимися перспективами архитектурного творчества ясно видел и большие трудности, встававшие после значительного перерыва в строительной деятельности, вызванного империалистической и гражданской войнами. В этой же статье он пишет: "Русский зодчий стал гражданином: перед ним выросла задача массового строительства, открылись блестящие перспективы градостроительства. Искусство, которому он привык служить, предстало перед ним в новом свете подлинно общенародной архитектуры.

Сначала горизонт был ясен - открывавшаяся дорога казалась гладкой, широкой и прямой.

Но первые опыты показали, что задача оказывается труднее, препятствия требуют борьбы, борьба требует организации, а изменившаяся обстановка вызывает новые методы и формы. Понять эти новые условия, эти новые требования современности, найти формы, отвечающие реальной обстановке, и составляет задачи грядущей общественной архитектуры".

Владимир Николаевич в этой статье четко формулирует позицию зодчего-гражданина в новых социальных условиях - отвечать на самые насущные потребности жизни. Он характеризует наиболее острую потребость - постройку жилищ: "Чтобы хоть немного ответить на потребность, надо строить в размерах до того у нас неизвестных... Такое строительство уже началось, оно идет стихийно, безудержно, бессистемно. Изучить, регулировать, направлять его в правильное русло, сделать архитектурным и рациональным - есть основная и очередная задача, стоящая перед нашими зодчими..." Он говорит о необходимости преемственности в решении жилых домов, о том, что в русском народном жилище есть простота, конструктивность, связь с окружающей средой посредством местного материала и другие ценные качества, которые "надо сохранить и развить, чтобы новые пути нашего зодчества искать не в последних немецких журналах, а черпать из источника подлинной народной жизни".

Он пишет, что при массовом характере нового строительства встают задачи создания ансамблей, постройки не отдельных домов, а районов и городов и что в труднейших условиях того времени нужно думать о будущем. "Правда, пока мы многого восстановить, а тем более создать вновь не в состоянии - общественные здания и благоустройство - все еще дело будущего. Однако, когда бы не начиналась застройка, надо иметь проекты городов, отвечающие и теперешним нашим условиям и их будущему расцвету".

В мае 1925 г. Госплан СССР созвал в Москве Всесоюзную конференцию по вопросам жилищного и промышленного строительства. В. Н. Семенов, избранный вместе с А. В. Щусевым в президиум конференции, выступает с докладом "Выбор наиболее целесообразного с экономической точки зрения типа поселка, застройки, дома и квартиры" [18, с. 230-235].

В докладах на конференции были поставлены вопросы планировки населенных мест и охарактеризовано фактическое положение работ по проектированию городов. Немногие приведенные данные ярко показывают сложность задач. Так, на 1 января 1923 г. из 240 городов только 6,67% имели планы, которые можно было бы назвать геодезическими и топографическими, снятые после 1915 г. и достаточные для проектирования водопровода, канализации и т. д. После 1917 г. в городах производились съемочные работы, но имеющие весьма примитивное и частное значение, и только в 1924 г. начали производиться съемочные работы в крупных масштабах. А работы по планировке и застройке участков шли все время, значительно опережая производящуюся частичную перепланировку.

В городах составлялись преимущественно планы застройки отдельных районов, но в некоторых городах - Ярославле, Ростове-на-Дону, Перми, Астрахани - уже наметился подход к планировке городов в целом. Были также разработаны и разосланы первые "Правила о планировочных работах".

A. В. Щусев на конференции делал доклад "Планировка населенных мест в архитектурно-санитарно-техническом отношении".

B. Н. Семенов в своем докладе сказал о том, что "А. В. Щусев, как художник, ближе всего к сердцу принимает вопросы эстетические. Доклад его на этом и построен. Кто знает, в каком виде из провинции представляют проекты, тот понимает, что наиболее слабая сторона их - это сторона эстетическая. Щусев, и все мы с ним, понимаем эстетику не в том смысле, что эстетика дает какие-то дополнительные орнаменты, украшение плана, созданного инженером, - плана, в котором могут быть хорошо учтены условия санитарные и проч. Только дыхание художественности в общем плане дает ему право быть названным произведением искусств, а не только схема, вычерченная с хорошим учетом всех обстоятельств".

Свой доклад Владимир Николаевич посвящает самой главной проблеме - поискам наиболее экономичных типов поселка, жилища, квартиры. Отмечает, что эти вопросы в основном освещаются с точки зрения типов и конструкций самих домов, тогда как, учитывая инженерное оборудование, стоимость будет варьироваться "в зависимости от искусства распланировки". "Тут мы делаем ошибку, - подчеркивает он, - обращая внимание только на стоимость стен рубленых, кирпичных и других. Стены составляют приблизительно 30% от стоимости жилища и вдвое меньше этой цифры, если жилища взять полностью, не как дом, а как все то, за что нужно платить - безразлично, за канализацию ли, или за водопровод, или за самый дом. Если экономия на постройку стен достигнет громаднейшей цифры 30%, чего достигнуть трудно, то это составит 10% от общей стоимости дома, от общей стоимости поселка оно составляет, может быть, только 5%. Было бы целесообразнее центр тяжести разговора о дешевых жилищах перенести в более широкую область, захватив вопрос об общественных жилищах, о поселках в целом".

Говоря о необходимости в тот период экономического развития страны строительства двух типов поселков - городского и полусельского с различными типами домов и размерами участков, Владимир Николаевич утверждает, что будущее принадлежит поселку городского типа с интенсивной застройкой и полным инженерным оборудованием.

Улучшение технического оборудования жилища он связывает с остро поставленными в 20-е годы проблемами организации быта. "Если бы в наших поселках нам удалось провести более современное оборудование, ввести большую механизацию домашней жизни, то это могло бы стать если не окончательным раскрепощением, то во всяком случае серьезным и решительным шагом в сторону раскрепощения женщин от кухни". Доклад Владимира Николаевича на конференции представляет большой интерес по разносторонности и глубине анализа проблемы жилища, сочетанию учета первоочередных и перспективных требований интенсификации застройки и комплексного рассмотрения проблемы с учетом не только экономических и технических факторов, но и направления развития общественной жизни и перестройки быта.

В последующие годы Владимир Николаевич также принимал деятельное участие в работе ряда съездов и конференций - Всесоюзного съезда по гражданскому и инженерному строительству в 1926 г., I Всесоюзной конференции по планировке городов в 1933 г. и др.

Для работы в области планировки и застройки городов нужны были специалисты нового профиля - архитекторы и инженеры-градостроители. Их подготовке, начиная с 20-х годов, Владимир Николаевич уделял много сил и внимания - он преподает во ВХУТЕМАСе, МВТУ, позднее в МАРХИ. В 1922 г. с началом работ во многих областях строительства увеличилось число кафедр, связанных с различными отраслями архитектуры на архитектурных факультетах. Впервые была создана кафедра по планировке городов и поселков во ВХУТЕМАСе, руководителями которой были В. Семенов и С. Чернышев [84, с. 201].

С 1922 г. Владимир Николаевич начинает преподавать и на созданном в 1917 г. архитектурном отделении МВТУ, где имелось две специализации - архитектурная и планировочная (по планировке городов, поселков, курортов). В статье, посвященной десятилетию существования архитектурного отделения, отмечалось, что "на планировочной специальности, начиная с IV курса, происходит углубление по специальности путем прохождения курсов по городскому благоустройству, экономике коммунального хозяйства, по городским сооружениям и проектированию планировки поселков, курортов и городов. На последних дипломных защитах прошли проекты по планировке городов Рязани, Евпатории, в связи с расширением курорта Мацесты, Красной Поляны (кавказские курорты), Пензы, рабочих поселков на Кондострое и в Туле". В статье указывалось, что потребность в специалистах планировщиках велика, и тотчас же по окончании дипломной работы молодые архитекторы и инженеры принимают участие в работах по планировке городов Баку, Котельнича, Твери, Владимира, Новосибирска. Так начала создаваться советская градостроительная школа.

В 1922-1923 гг. в Бюро планировки картоиздательства ГУКХа4 начались проектные работы, а также разработка нормативных документов по планировке и застройке городов, которые были жизненно необходимы для руководства возрастающим объемом работ по восстановлению городского хозяйства. Уделялось внимание и эстетическим проблемам - в октябре 1923 г. на заседании секции градостроительства ГУКХа под председательством В. Н. Семенова архит. Н. М. Марковников делал доклад "О требованиях, предъявляемых к художественному облику городов". В резолюции по этому докладу говорилось: "Признать необходимым и своевременным поднятие вопроса об эстетике городов, для чего образовать особую комиссию с привлечением возможно больше компетентных и независимых лиц. Результат работы этих комиссий по их обсуждению использовать при составлении городских планов и местных обязательных постановлений". В докладе того же автора в январе 1923 г. "Благоустройство населенных мест и охрана их природной красоты" подчеркивалось, что "памятники древней архитектуры и даже их остатки составляют одну из существенных сторон красоты города, помимо своей научной ценности" и что "памятники старины должны быть освобождены от примыкающих к ним построек с запрещением возведения новых, могущих затмить или испортить производимое ими впечатление".

В Бюро планировки городов картоиздательства ГУКХа работали две проектные группы и отдел изысканий и картографии. В группе, непосредственно руководимой проф. В. Н. Семеновым, работали Д. М. Соболев, А. А. Галактионов, В. В. Семенов-Прозоровский, В. А. Пашков, а также В. С. Арманд, позднее в эту группу пришли архитекторы А. С. Мухин, Н. С. Беседа, П. В. Помазанов и В. С. Попов. Во второй группе под руководством проф. Б. А. Коршунова работали А. А. Зубин, Н. Г. Кондратенко, Д. С. Бабенков, А. А. Генхе, Е. В. Ветрова, И. А. Сергеев, А. И. Кузнецов, А. С. Смирнов. Владимир Николаевич оказывал всестороннюю помощь и консультацию молодым сотрудникам и второй группы. В 1927-1928 гг. в Бюро планировки картоиздательства проектировались города Котельним [43, с. 5; 51, с. 5], Астрахань, Брянск-Бежица, Самара, Вятка, Новосибирск, Новороссийск.

В. Н. Семенов в Бюро планировки городов картоиздательства, 1928 г. В. Н. Семенов, В. В. Семенов-Прозоровский, Д. М. Соболев, А. А. Галактионов.

В группе, руководимой Владимиром Николаевичем в 1929 г., разрабатывался конкурсный проект планировки, застройки и типов жилищных коммун социалистического города Магнитогорска. Совет жюри по типу планировки отнес проект Бюро планировки картоиздательства к группе проектов с концентрированной планировкой города, вторую группу составляли проекты с линейной планировкой, привлекавшие своей новизной и остротой. Проверка временем показала реалистичность компактной планировки.

В. Н. Семенов и Д. М. Соболев, 1930 г.
Немногие из проектов планировки городов, разработанные в 20-е годы в Бюро планировки картоиздательства под руководством профессоров В. Н. Семенова и Б. Коршунова, в других организациях под руководством А. Иваницкого, Л. Ильина и др., были опубликованы на страницах журналов "Строительная промышленность", "Планировка и строительство городов", "Социалистическая реконструкция городов", "Коммунальное дело", уделявшим большое внимание реальным проектам планировки и застройки городов, жилищному строительству, развитию строительной техники и городского хозяйства. Публикации эти фрагментарны, многие проекты схематичны. Но эти работы объединяет общая направленность - поиск реальных путей решения новых важных градостроительных задач, которые ставило развитие жизни и народного хозяйства молодого Советского государства.

Не менее важным, чем разработка конкретных проектов, для реализации которых в те трудные годы еще не было необходимой материально-технической базы, было то, что в процессе этой работы создавалась советская градостроительная школа. У опытных крупных мастеров учились молодые талантливые специалисты, которые в последующие годы руководили крупными градостроительными работами и проектными организациями, реконструкцией Москвы, Ленинграда и других городов, возглавляли научные исследования и преподавание градостроительства в высших учебных заведениях.

Астрахань. Планировка типового квартала. Варианты домов.
Владимир Николаевич всегда с карандашом и углем в руках принимал участие в проектировании, разработке генеральных планов, сам составлял пояснительные записки, блестяще владея искусством письма. К самостоятельным предложениям и эскизам молодых специалистов, многие из которых только начинали свой творческий путь, он относился исключительно внимательно и с большим интересом. Эти качества были присущи Владимиру Николаевичу на протяжении всей жизни и способствовали созданию редкой творческой общности с молодежью, которая чувствовала его искреннюю заинтересованность в их поисках, мыслях и планах.

Будучи очень требовательным к себе, он эту требовательность переносил и на других. Исключительно сурово и нетерпимо он относился к отрыву от реальных условий, пренебрежению требованиями экономики, решением инженерных вопросов и транспорта. Он требовал тщательного изучения и досконального знания проектируемых городов. Очень большое значение придавал проведению натурных обследований проектируемого города и территории для его развития. Всегда старался, чтобы молодые проектировщики принимали участие в рассмотрении проектов утверждающими инстанциями5 .

Многие молодые архитекторы, начавшие работу с Владимиром Николаевичем с Бюро планировки картоиздательства, продолжали сотрудничать с ним долгие годы в Гипрогоре, мастерской Наркомхоза, Академии архитектуры СССР, мастерских Главного архитектурно-планировочного управления Москвы.

Среди многообразных работ в области градостроительства важное государственное значение имела разработка на новых социальных началах в условиях отсутствия частной собственности на землю инструкций и правил, необходимых для упорядочения планировки и застройки городов, внедрения в практику новых прогрессивных приемов, подчинения практики строительства плановому началу в развитии народного хозяйства. С этими работами была тесно связана и деятельность Бюро планировки картоиздательства. Содержание, значение и основы методологии проектно-планировочных работ в советском городе, изложенные в первых инструкциях 1925-1928 гг., в значительной мере основывались на экспериментально-научных проработках и первых проектах планировки городов в Бюро картоиздательства (г. Котельнич после пожара 1926 г., Новосибирск и др.).

После окончания восстановительного периода широко развернулись проектные работы, был создан Гипрогор. Его деятельность, как и сама планировка городов,- детище первой пятилетки. Но, как писали в те годы, "первые вехи" на пути советской планировки были поставлены уже в середине 20-х годов небольшой планировочной группой в Бюро планировки картоиздательства. Вот эти первые вехи в развитии советской планировки и ставились при деятельном участии и руководстве В. Н. Семенова, соединявшего в себе для этой сложнейшей работы первопроходца многолетний практический опыт, полное понимание стоящих в новых условиях задач, глубокое знание истории городов, теоретических работ и приемов регулирования застройки в России и зарубежных странах.

К 1928 г. задача восстановления народного хозяйства была выполнена. На основе Директив XV съезда ВКП(б) в 1927 г. был разработан первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР, в котором была намечена грандиозная программа индустриализации страны. Развитие социалистической индустрии ставило перед градостроительством новые сложные задачи, объемы жилищно-гражданского строительства резко увеличивались.

Городское население СССР росло исключительно быстрыми темпами. Вопросы правильной организации населенных мест имели огромное значение для улучшения условий жизни населения. Неотложной задачей стала постановка огромной практической работы на правильную теоретическую и научно-техническую основу.

В 1931 г. на июньском Пленуме ЦК ВКП(б) была дана глубокая марксистская критика теорий урбанизма и дезурбанизма и была намечена широкая программа планомерного развития советских городов. В Резолюции XVII съезда партии решительное улучшение всего жилищного и коммунального дела в СССР было указано наравне с крупнейшими политическими задачами второй пятилетки. В 1932 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление "Об устройстве населенных мест РСФСР", имевшее важное значение для развития градостроительства. В новом законе о составлении и утверждении проектов планировки и социалистической реконструкции городов и других населенных мест СССР не допускалось строительство новых и расширение существующих промышленных и транспортных предприятий без утверждения проектов населенных мест. Развитие населенных мест и их планировка связывались с общими перспективами развития народного хозяйства. В проектах должны были быть предусмотрены места для строительства социально-бытовых и культурных учреждений, содействующих планомерной перестройке быта на социалистических началах. Проекты планировки должны были включать указания по архитектурно-художественному оформлению как города в целом, так и отдельных его частей (площадей, улиц, кварталов и т. д.), предусматривать создание системы зеленых насаждений (взаимосвязанно внутри города и на его периферии) и охранных зон. Города должны быть непосредственно связаны с пригородной сельскохозяйственной зоной.

Основные методологические указания первых нормативных документов в области планировки советских городов сохраняют, развиваясь на основе практики и новых требований, свое основополагающее значение и в наши дни в отношении главных принципов проектирования города как единого целого в социальном, архитектурном и инженерно-техническом отношении, определения перспектив развития города в связи с планами развития народного хозяйства на основе технико-экономического изучения города и тяготеющего к городу района. В постановлении предусматривалось составление в необходимых случаях схем районной планировки.

В апреле 1933 г. состоялась I Всесоюзная конференция по реконструкции городов, среди делегатов которой был В. Н. Семенов. В докладе "Об итогах первого пятилетия и основных проблемах реконструкции городов и городского хозяйства" было отмечено, что в период первой пятилетки планировочными работами были охвачены свыше 200 городов Советского Союза; за четыре года пятилетки в 19 городах устроены новая канализация, в 11 городах проведены трамвайные линии, число городов с автобусным движением возросло с 41 в 1928 г. до 117, площадь зеленых насаждений увеличилась с 14 до 24 тыс. га. Улучшение коммунального хозяйства за первую пятилетку было весьма значительным, однако отставание от общего развития страны этого запущенного до революции участка народного хозяйства, весьма пострадавшего во время гражданской войны, еще не было изжито.

На конференции обсуждались вопросы жилищного строительства, организации общественного обслуживания, архитектурного оформления рабочего жилища, квартала, города, санитарно-технического строительства, транспорта, энерговооруженности и комплексного планирования городского хозяйства. Конференция отметила, что вопросы планировки городов и районной планировки в СССР должны решаться в соответствии с требованиями социалистического строительства и задачами, вытекающи ми из комплексного планирования народного хозяйства, подчеркнув, что решение вопросов районной планировки, а также организации городской территории и городского строительства как функции народнохозяйственного планирования - это задача первостепенной важности.

Строительство в годы первых пятилеток приобрело огромные масштабы. Широко развернулось строительство Днепровской гидроэлектростанции, строились первые крупнейшие предприятия машиностроения - Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Краматорский и ("орловский машиностроительные заводы на Украине, Уральский завод тяжелого машиностроения в Свердловске, автомобильные заводы в Москве и Горьком, завод сельскохозяйственного машиностроения в Ростове-на-Дону, началось строительство Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов, новых шахт в Донбассе и Кузбассе, крупных электростанций. Создание угольно-металлургической базы на востоке страны и крупнейших промышленных предприятий было связано со строительством в необжитых районах новых городов - Магнитогорска, Кировска и др. Исторически сложившиеся промышленные центры - Свердловск, Челябинск, Новосибирск и многие другие - реконструировались быстрыми темпами.

С 30-х годов все шире развернулось строительство новых городов, связанных с новыми заводами и комплексами предприятий. Число строящихся новых городов и рабочих поселков быстро возрастало.

Огромные масштабы строительства требовали коренного улучшения и расширения работ проектных организаций. В начале 30-х годов были созданы Государственный институт по проектированию городов - Гипрогор и несколько позднее - Горстройпроект, задачей которого стало проектирование городов и рабочих поселков на базе предприятий тяжелой промышленности.

Начиная с 30-х годов и на протяжении многих лет творческая и научная деятельность Владимира Николаевича Семенова была тесно связана с Гипрогором, где он одновременно с проектированием продолжал теоретическую разработку проблем советского градостроительства.

Исключительно крупные масштабы в конце 20-х - начале 30-х годов имели строительные работы в Сталинграде, с проектированием которого многие годы была связана деятельность В. Н. Семенова.

Сталинградский тракторный завод был первенцем героической эпопеи социалистической индустриализации страны. Первый камень завода был заложен 1 мая 1926 г., а в 1930 г. с его конвейера сошел первый трактор. За строительством и вводом в эксплуатацию этого завода с огромным вниманием следили вся страна, весь мир. Рядом с заводом строился крупный жилой район. Сталинград имел выдающееся значение в общем плане реконструкции народного хозяйства СССР на базе индустриализации. Население города росло быстрыми темпами - со 140 тыс. в 1929 г. оно увеличилось до 354 тыс. в 1932 г. Бурное развитие промышленности Сталинграда со всей остротой ставило вопрос о быстром развертывании жилищного строительства.

Проектируя в годы первой пятилетки социалистический Сталинград, Владимир Николаевич выступает пионером в деле планировки городов - крупных промышленных центров, рождавшихся вместе с быстрым развитием индустриализации страны. Соавтором проекта Сталинграда - схемы планировки города и застройки жилого района - был один из его талантливых учеников и сотрудников - архит. Д. М. Соболев.

В советском градостроительстве конца 20-х - начала 30-х годов этот проект представляет исключительный интерес, как одна из первых реальных попыток материализовать в масштабах крупного города принципы архитектурно-планировочной организации на новых социальных началах, решить сложнейшую проблему сочетания возможностей и требований трудных лет первой пятилетки с перспективой. Жизнь настоятельно требовала вместе с бурным развитием народного хозяйства не абстрактных схем, а реальных проектов, воплощавших новые идеи в конкретных сложных условиях.

Сталинград. Схема планировочной структуры, 1930 г.
На схеме планировки Сталинграда, разработанной В. Н. Семеновым и Д. М. Соболевым, для города на всем его большом протяжении было определено размещение промышленных предприятий (с разделением на основную промышленность и обслуживающую), расположение территорий, отводимых под жилищное строительство, крупных учреждений обслуживания (больниц, учебных заведений и т. д.), существующих и проектируемых железных дорог, транспортных магистралей и зеленых насаждений. По проекту Сталинград четко делился на четыре района, или, как их тогда называли, "города", связанные между собой трамвайными, железнодорожными и водными путями сообщения и общей системой центров и зеленых насаждений. "Металлогород" в северной части формировали тракторный завод, завод "Баррикады" и жилой район. Район бывшего Царицына являлся административным и культурным центром всего города. Третий район - "химгород" - жилая база рабочих химических и лесных предприятий района. На месте существовавшего Красноармеи ска проектировался "город транспортников". Население по проекту определялось в 450 тыс. чел.

В основу планировки городских районов был положен принцип организации в их центрах парков, в которых располагались здания общест венного назначения районного значения. Вокруг центров группировались жилые комбинаты, общественные учреждения каждого комбината располагались ближе к центральному парку, за ними - жилые дома и детские учреждения - ясли и сады. Жилые комбинаты граничили с парками, в которых размещались школы с производственным обучением, спортивные устройства и пр.

Сталинград. Проект застройки жилого комплекса. План и перспектива.

Городские районы отделялись от промышленности полосой зеленых насаждений. Вдоль этой полосы проходила электрифицированная железная дорога со станциями у каждого "города"; поблизости от станций размещались административно-хозяйственные учреждения, склады, пред приятия легкой индустрии и пр. Расстояние от жилых районов до станции электрички не превышало 0,5 км.

"Города" были расположены "лицом" к Волге и имели выходы к реке в виде парков, с этими парками были связаны культурные, спортивные и другие учреждения. Против каждого "города" на берегу Волги размещались пристани для переезда на левый берег - место летнего отдыха и спорта.

Характерны большое внимание, которое было уделено в проекте планировки проблеме транспорта при большой протяженности городе), и прогрессивность предлагаемых технических решений. Четыре района города связывались между собой электрифицированной железной дорогой, которую в пределах города предлагалось углубить в землю - не в тоннель, а в открытую выемку. Отмечалось, что это выгодно и по рельефу, так как все "города" стоят на возвышенной террасе, и таким образом будет уменьшен подъем. Загородная автострада предназначалась для скоростных сообщений между всеми частями города. Существующая трамвайная сеть в целях наилучшего обслуживания всех районов города реконструировалась и дополнялась в каждом из районов города поперечными сообщениями кольцеобразной формы.

Сталинград. Проект жилого комплекса. Сети обслуживания. Клубы-спорт. Сталинград. Проект жилого комплекса. Учебная сеть.

Принципиально новым предложением было включение в систему планировки Сталинграда пригородных совхозов, предназначенных для обеспечения населения города сельскохозяйственными продуктами.

Новая организация социальной жизни населения находила в проекте свое пространственное выражение в том внимании, которое было уделено формированию общественных центров и сетей учреждений обслуживания. При этом организация обслуживания разрабатывалась для города в целом и затем уже с большей степенью детализации - для отдельных укрупненных кварталов.

В административном и культурном центре всего города предусматривалось строительство Центрального Дворца культуры и устройство Парка культуры и отдыха. В новых центрах предусматривались административные и культурные учреждения.

Сталинград. Проект жилого комплекса. Сеть питания. Сталинград. Проект жилого комплекса. Схема транспортного обслуживании.

При строительстве жилого района для металлургов на берегу Волги численность населения 90 тыс. жителей была определена исходя из обеспечения рабочей силой основных промышленных предприятий и создания полноценной системы культурно-бытового обслуживания.

Жилые "комбинаты" проектировались на 65 тыс. жителей. В каждом из них обслуживание четко дифференцировалось: "первичная группа" с населением 800 чел. обслуживалась общей библиотекой, комнатами отдыха и игр; "группа жилых домов" (1600 чел.) - детским садом и яслями, площадками для игр, кафе-столовой и, наконец весь "комбинат" обслуживался культурным центром, спортивными сооружениями, рестораном-столовой, магазинами, медпунктами, небольшим парком и т. д.

Сталинград. Вариант схемы генерального плана восстановления.
Проектировались крупные школы на 1600 учащихся с радиусом обслуживания 650 м. Дифференцирована и развита была сеть культурно-просветительных учреждений и физкультурно-спортивных устройств, которые проектировались комплексно, предусматривая полное удовлетворение потребностей в духовном и физическом развитии людей.

Сеть учреждений здравоохранения включала районные больницы и центральную с клиникой при учебно-медицинском городке, таким образом, предусматривалась связь лечебных учреждений с учебными- принцип, который закладывается и в современные проекты. Намечалось строительство детских домов, диспансеров, домов отдыха и культурных баз.

Высшие учебные заведения были связаны с производством и в соответствии со своей специализацией размещались в "металлогороде", "химгороде", "городе траспортников" и т. д.

В сфере общественного питания проектировались крупные фабрики-кухни, которые должны были снабжать готовыми блюдами и полуфабрикатами жилые дома, школы и близлежащие совхозы.

Сложившийся район Сталинграда предлагалось постепенно реконструировать, исходя из того что он является объединяющим центром но только всех районов города, но и аграрных комплексов, часть района между железной дорогой и Волгой обращалась в общественно-культурный центр. Лучшие здания сохранялись. Предусматривалось освобождение берегов Волги, Царицы и оврага до Мамаева бугра от мелкого строительства и превращение их в парки.

Сталинград строился быстро. Бурные темпы роста города особенно были заметны в районе тракторного завода, где за три года на месте голой степи одновременно с заводами вырос целый город. Рядом с заводом, который в то время был гордостью СССР, были возведены кварталы капитальных жилых домов, здания заводоуправления, фабрики-кухни, амбулатории, детских яслей, бани-прачечной, школы ФЗС, звукового кино "Ударник", хлебозавода, втуза и др.

Сталинград - город большой и трудной судьбы - приобрел в годы Великой Отечественной войны для советского народа и всего прогрессивного человечества особое значение как символ победы над фашистскими варварами. Восстановление Сталинграда - одна из ярких и героических страниц советского градостроительства, результат многолетней напряженной работы советских зодчих и строителей.

Правительство СССР приняло вскоре после войны развернутое постановление "О мерах по восстановлению г. Сталинграда". С сентября 1944 г. народный архитектор СССР В. Н. Симбирцев, главный архитектор города, возглавил большой коллектив строителей, инженеров и архитекторов, работающих над возрождением города-героя.

Развитие города продолжается, при его проектировании решаются новые сложные задачи. Л. Вавакин, в те годы главный архитектор Гипрогора, в 1975 г. писал: [17, с. 29-32] "В проекте планировки Сталинграда - одной из первых крупных работ доктора архитектуры В. Семенова в только что созданном тогда Гипрогоре была заложена основа линейно-групповой системы расселения, единого образования".

Сегодня Волгоград сложился в линейную систему протяженностью 65 км, состоящую из ярко выраженных промышленно - селитебных районов.

Волгоград. Вариант схемы генерального плана, 1962 г. Волгоград. Вариант схемы структурного ТЭО нового генерального плана.

В 1949 г. был утвержден генеральный план восстановления Сталинграда, который имел в своей основе идею организации в его центральной части более или менее компактных городских образований (за проделы которых были выведены некоторые предприятия) (авторы - действительный член Академии архитектуры СССР К. Алабян, член-корреспондент Академии Н. Поляков, архитекторы Л. Соболев, А. Пожарский, А. Дзеркович, инженеры В. Бутягин, Я. Левченко).

В новом генеральном плане, разработанном в 70-х годах, преемствен но развиваются идеи предшествующих проектов при сохранении основного замысла формирования Волгограда как единого целого, состоящего из ряда комплексных производственно-селитебных районов, объединенных системой центров, зеленых насаждений, магистралей и инженерных коммуникаций. Процесс развития города показал, что в проекте 30-х годов были заложены многие прогрессивные идеи социальной организации жизни населения, новые технические приемы организации транспорта и озеленения и общая правильная концепция формирования города как сложной пространственной системы взаимосвязанных элементов, организация которых, основываясь на общих принципах, получала свои особенности в зависимости от условий месторасположения и значения в системе города.

Проекты планировки Сталинграда и жилого района "металлогорода", разработанные В. Н. Семеновым и Л. М. Соболевым в 1930 г. и положенные в основу строительства, не получили сколько-нибудь полного освещения в градостроительной литературе ни в то время, ни в более поздние годы.

В СССР и за рубежом в градостроительной литературе получила широкую известность схема планировки поселка при Сталинградском тракторном заводе по предложенной Н. Милютиным так называемой "функционально-поточной системе", когда основные функциональные зоны - жилая, производственная, отдыха - располагаются параллельно друг другу в строгом порядке.

Однако в реальной действительности четкость отвлеченной схемы видоизменялась, она становилась более гибкой.

В книге Н. Милютина "Соцгород" [57] приведены три схемы Сталинграда: "функционально-поточная", где вся производственная зона удалена от Волги; схема Сталинградстроя, в которой все заводы размещаются на берегу Волги, и наиболее жизненная, принятая для строительства схема, когда заводы и жилые районы в зависимости от их характера, сложившейся структуры города и природных условий расположения размещаются в различном сочетании и взаимосвязи между собой и с рекой. Эта последняя схема, лежащая в основе проекта В. Н. Семенова и Д. М. Соболева, лишена абстрактной четкости и мало известна в своей конкретной форме, но именно она является прообразом реального города с линейной структурой, объединяющего в единое образование городские районы, которые формируют жилые комплексы, места приложения труда, зоны отдыха и общественные центры.

Схема планировки поселка при Сталинградском тракторном заводе по функционально-поточной системе. Н. Милютин. Схема планировки поселка при Сталинградском тракторном заводе, предложенная Сталинградстроем.

Существующая схема планировки поселка при Сталинградском тракторном заводе.
Дальнейшее развитие города наглядно показало, что при наличии исторически сложившейся центральной части - Царицына, разнообразии характера промышленных предприятий города, различных темпах строительства отдельных элементов города и огромным его протяжением вдоль берега Волги идеи "линейного города" и "функционально-поточного зонирования" получили различные пространственные решения в отдельных районах города. Взаимосвязи различных структурных элементов города и формы их развития в реальной действительности сложнее и многообразнее "функционально-поточной схемы", которая является скорее идеей, но не схемой в профессиональном смысле.

Разработка генеральных планов для строительства новых и реконструкции городов - крупных промышленных центров с населением 200-300 тыс. чел.- была в 20-е годы и в СССР, и в зарубежных странах новой градостроительной задачей, не имевшей аналогов в прошлом. Советские архитекторы, инженеры, экономисты вели большую работу по проектированию новых городов - Сталинграда, Большого Запорожья, Магнитогорска, реконструкции Москвы, Ленинграда, Еревана и др. В процессе этой работы росли кадры градостроителей и вырабатывались теоретические принципы советского градостроительства. И если в 20-х годах, когда объем строительства был невелик, всеобщее внимание привлекали теории урбанистов и дезурбанистов, абстрагированные от реальной действительности и в аспекте социальном и в аспекте учета природно-климатических условий и сложившегося расселения, то вместе с быстрым увеличением объема городского строительства теоретические поиски все более направляются на решение реальных задач, которые ставила практика строительства. В 30-х годах в работах Г. Шелейховского, В. Давидовича, Я. Левченко, А. Эйнгорна, И. Малоземова, В. Семенова, А. Иваницкого, Л. Ильина, Н. Баранова, Н. Полякова, А. Галактионова, Д. Соболева, В. Семенова-Прозоровского, В. Лаврова, А. Мостакова, С. Мотолянского и других специалистов решались вопросы формирования планировочной структуры города, градостроительного нормирования, организации жилой застройки, проектирования сети магистралей и городского транспорта, устройства зеленых насаждений и парков. Большое внимание в теоретических работах и проектах Сталинграда, Большого Запорожья, Магнитогорска и других городов уделялось функциональной и пространственной организации сетей обслуживания - детских учреждений, школ, физкультурно-спортивных устройств и т. д.

При строительстве городов, осуществленном в первую пятилетку, был накоплен известный опыт. Этот опыт обобщали и анализировали вместе с творческими поисками новых проектных решений и приемов.

С первых лет своего существования Гипрогор становится лабораторией научных исследований в области планировки городов.

В 1932 г. в Гипрогоре было организовано Бюро научно-экспериментальных работ, на которое были возложены разработка норм для проектов планировки, обобщение опыта, подготовка изданий трудов бюро и сектора планировки и материалов к съездам и конференциям. Бюро, вызванное к жизни необходимостью разработки нормативов и методики проектно-планировочных работ, за короткий период своего существования разработало ряд проблем и выпустило сборники научных работ.

Важнейшей градостроительной проблемой, требующей проектных решений и теоретических исследований, оставалась организация жилой застройки. При быстро возрастающих масштабах жилищного строительства проблема функциональной и архитектурной организации жилого квартала с начала 30-х годов привлекала всеобщее внимание. За короткий срок выходит ряд работ, посвященных организации жилой застройки в различных аспектах, в том числе книги П. Гольденберга и В. Долганопа "Проблема жилого квартала", 1931 г. [31] с предисловием руководителя-консультанта проф. В. Н. Семенова, П. Блохина "Типизация жилых и общественных зданий при планировке населенных мест" (1931 г.), А. Галактионова и Д. Соболева "Жилой квартал" (1934 г.), Г. Шлейховского "Жилой квартал как низовое звено города, его элементы и нормативы" (1934 г.) и др.

В предисловии к книге "Проблема жилого квартала" Владимир Николаевич пишет: "Эта работа возникла в процессе решения планировочных задач практического характера, но неизбежно захватила и теорию.

Но основные элементы квартала нельзя решить, пока не выяснен тип будущей застройки, а он исходит из организации быта. Так задача развертывается, усложняется и, наконец, становится во всей многогранности. Стало ясно - нельзя определять квартал только как форму, вне его бытового и организующего содержания".

Организация системы обслуживания или, как говорилось, "обобществление быта" была одной из наиболее острых проблем, обсуждавшихся в дискуссиях 20-х годов. В постановлении ЦК РКП(б) от 16 мая 1930 г. "О работе по перестройке быта" была дана критика теорий и построен ных на их основе проектов перестройки существующих и постройки новых городов "с немедленным и полным обобществлением всех сторон быта трудящихся". Необходима была разработка проблем организации обслуживания, отвечающая новым социальным требованиям и учитывающая реальные возможности, последовательность развития новых форм обслуживания и образа жизни.

Вопросы социальной организации жизни населения и обобществления быта Владимир Николаевич рассматривает в органической взаимосвязи с градостроительными категориями, такими, как плотность и этажность застройки, размеры и планировочная структура жилых комплексов.

В предисловии к книге "Проблема жилого квартала" подчеркивается важность правильного определения плотностей, данные в работе. "Очень ясно теоретически и практически поставлены и решены авторами, - пишет Владимир Николаевич,- вопросы плотности и высот. В плотности населения у нас до сих пор большая путаница. Мы даже еще не договорились, когда, где и как ее считать на всю селитебную территорию и на кварталы". Выводы, сделанные авторами в книге при рассмотрении организации кварталов с различной плотностью застройки, звучат современно и в настоящее время, когда проблема повышения эффективности использования городских территорий приобретает все большее значение. Владимир Николаевич пишет, что многие специалисты "требуют снижения общей плотности, снижения квартальной, уменьшения объема дома. Всякий шаг вперед по линии укрупнения зданий, увеличения плотности, безразлично к чему оно относится, они рассматривают как вынужденную уступку жилкризису и экономике в ущерб здоровью населения". Он пишет далее, что предлагаемые высокие плотности для новых районов Москвы (500 чел. на 1 га при пятиэтажной застройке) в принципе правильны, но что они требуют учета всех элементов города, чтобы жилые районы не перерастали в беспредельное "море жилищ" и что, только учитывая город в целом, можно сочетать требования гигиены (минимальная общая плотность) с требованием экономики (большая квартальная плотность) и быта (крупные объекты спорта, воспитания, зелени и пр.).

Владимир Николаевич утверждает, что при повышении плотности населения планировка жилых кварталов должна эволюционировать от "замкнутых" к "поточным" кварталам- органической составной части жилого района, что общественные учреждения должны потерять свой самодовлеющий характер и максимально приблизиться и даже внедряться своими филиалами в жилые дома, и жилые здания должны от горизонтальной распластанности перейти к вертикальному построению, освобождая земельные площади для зеленых и воздушных резервуаров. Выдвигается принципиально важная проблема определения плотности не отдельного изолированно взятого квартала, а для жилого района с учетом условий размещения в нем проектируемого квартала.

Схема организации группы кварталов.
А - квартал; А + А + А + А + А - комплекс кварталов; Б - столовые, В - физкультурная база.

Вышедшая в 1934 г. книга "Жилой квартал" А. Галактионова и Д. Соболева - молодых ведущих специалистов Гипрогора, много лет работавших с В. Н. Семеновым, - была результатом проведенной в Бюро научно-экспериментальных работ Гипрогора исследовательской и экспериментальной работы по определению основных принципов организации жилого квартала. Книга отражала только первый этап работы, исследуя проблему в основном в отношении функциональной организации и норм планировки, и давая лишь схемы архитектурно-пространственных решений.

Схема размещения учреждений обслуживания по отношению к транспортным магистралям.
В работах начала 30-х годов, посвященных организации жилых кварталов, были рассмотрены основные вопросы организации жилой застройки и был намечен ряд правильных, сохранивших и в настоящее время свое значение, принципов решения этих вопросов в отношении opганизации обслуживания, озеленения, проектирования каждого жилого комплекса как части более крупного целого, санитарно-гигиенических требований и т. д.

И если конкретные схемы планировки того времени во многом обусловлены масштабами и типами жилых домов и общественных зданий, то теоретические предложения и основные методические установки сохраняют важное и принципиально правильное значение, наглядно показывая, что в конце 20-х - начале 30-х годов идеи формирования крупных жилых комплексов, органически объединяющих жилище с обслуживанием, получили в советском градостроительстве полноценную теоретическую и практическую разработку.

Характерно, что проектирование и теоретическая разработка проблем функциональной и пространственной организации жилой застройки А. А. Галактионовым, Д. М. Соболевым, В. В. Семеновым-Прозоровским не были в их творческой деятельности случайной темой - ей были посвящены многие их труды и проекты в последующие годы работы в Академии архитектуры под руководством Владимира Николаевича, в мастерских, где проектировались новые жилые районы Москвы, Волжского и других городов. Многолетние теоретические исследования и практика строительства подтверждали правильность многих основных принципиальных положений, которые были выдвинуты в работах начала 30-х годов, приемы планировки и застройки получали свое развитие в новых условиях.

В 1946 г. в Институте градостроительства Академии архитектуры СССР разрабатывалась тема "Современные задачи в планировке и застройке жилых районов больших городов" [25, с. 29-39]. Кратко излагая основные положения работы, А. А. Галактионов писал, что в период 1930-1933 гг. развернулось большое строительство зданий культурно-бытового обслуживания. В жилых районах строились детские ясли, сады, школы и другие учреждения. Необходимо было определить принципы размещения всех общественных зданий в жилом районе. Была разработана в соответствии с новыми требованиями система планировки и застройки жилых районов в виде укрупненных кварталов, которые проектировались как единые комплексы со всеми элементами обслуживания населения. Размеры квартала устанавливались примерно в 6-10 га с населением 2500-4000 чел. По такой системе застраивались жилые районы городов начиная примерно с 1932 г.

Схема планировки жилого комплекса. Схема планировки жилого района.

"Однако, - пишет А. А. Галактионов далее, - система застройки жилых районов в виде укрупненных кварталов недостаточно полно решала задачу правильной организации быта населения.

Уже в 30-х годах были сделаны предложения об объединении жилых кварталов в более крупные единицы.

Объединение кварталов предлагалось осуществить в виде района, ограниченного общегородскими магистралями; такой район предлагалось рассматривать как планировочную единицу города, объединяющую несколько кварталов и имеющую общий парк, школы и все другие виды обслуживания населения". Эти идеи многократно высказывались и практически реализовывались в проектах Владимира Николаевича начиная с 30-х годов, включая проекты восстановления городов.

Июньский 1931 г. Пленум ЦК ВКП(б), посвященный вопросам развития городского хозяйства и строительства Москвы, дал критическую оценку практике строительства городов и определил основные направления и задачи практических работ и теоретических исследований в области архитектуры и планировки не только Москвы, но и всех советских городов.

В соответствии с постановлением этого Пленума началась разработка генерального плана реконструкции Москвы, к которой были привлечены крупнейшие архитекторы, инженеры и экономисты страны. В этот исключительно ответственный момент реконструкции Москвы Владимир Николаевич возглавил коллектив специалистов Главного архитектурно-планировочного управления, разрабатывающих генеральный план города. Но, работая над реконструкцией Москвы, Владимир Николаевич не прерывал своих связей с Гипрогором и принимал участие в проектировании других городов страны, над планами развития которых там работала группа специалистов, связанная с Владимиром Николаевичем с середины 20-х годов работой в Бюро планировки картоиздательства,- В. В. Семенов-Прозоровский, А. А. Галактионов, Д. М. Соболев, В. А. Арманд и др.

Огромные масштабы строительства в СССР требовали комплексного решения сложных экономических, градостроительных, инженерных проблем в масштабе крупных районов, требовалась разработка нового вида градостроительных проектов - районной планировки.

В 1932-1934 гг. В. Н. Семенов и В. Н. Образцов - один из крупнейших специалистов страны в области городского и внешнего транспорта - консультировали работы, проводившиеся Гипрогором по проектированию районной планировки Апшеронского полуострова и генерального плана города Баку. Руководителем работ был В. В. Семенов-Прозоровский, авторы - В. А. Арманд, И. А. Сергеев, Н. Беседа.

После установления Советской власти столица Азербайджана вступает в полосу бурного роста - в 1923 г. в Баку было 245 тыс. жителей, в 1926 г.- 324 тыс. и в 1933 г.- около 500 тыс. Строительству и благоустройству Баку6 , переселению рабочих в благоустроенные поселки Советское правительство с первых лет уделяло большое внимание. Над планировкой города и застройкой первых рабочих поселков здесь работали выдающиеся советские зодчие - братья А. и Л. Веснины, С. Дадашев, М. Усейнов, А. Иваницкий, А. Самойлов, позднее Л. Ильин, В. Семенов [68, с. 137-164].

В книге "Архитектура Советского Азербайджана" при анализе развития Баку и Апшеронского полуострова отмечается, что "Для реконструкции и развития города особое значение приобрели многолетние работы по составлению генеральных планов его развития, в которых участвовали виднейшие градостроители страны. На различных этапах этими работами руководили А. П. Иваницкий, В. Н. Семенов и Л. И. Ильин, в деятельности которых наблюдалась определенная последовательность. Итогом большой многогранной и плодотворной работы явилось формирование полостной структуры генерального плана, который с подсказанными жизнью коррективами до сего времени лежит в основе развития и реконструкции Баку" [15, с. 50].

Апшеронский полуостров. Схема расселения. Вариант.
1 - зеленые зоны; 2 - жилые образования.
Баку. Схема планировки. Вариант 1932 г. План.

Гипрогор в 1932-1934 гг. проектировал уже не только собственно жилую часть города, а генеральный план, включавший промышленные зоны, и разрабатывал схему районной планировки всего Апшеронского полуострова. В этой работе, которая вместе с планировкой Южного берега Крыма была одним из первых опытов районной планировки в СССР, разрабатывалась методика проведения обследований и изучения существующего положения и были предложены варианты расселения для Апшеронского полуострова и решения генерального плана города. В статье "Первый этап работ по планировке Апшеронского полуострова и Баку" [70, с. 29], В. В. Семенов-Прозоровский писал: "Перед планировкой Апшерона стоит задача комплексного размещения всех видов строительства в первую очередь промышленного, жилищного и коммунального на территории 1500 км2. Особенностью планировки Апшерона является невозможность отделить планировку Баку от районного профиля отдельных проблем взаимосвязанного развития района и города. В результате рассмотрения вариантов планировки района и схемы зонирования города в основу дальнейшей разработки положен вариант, который предусматривал создание пяти городов-спутников: в Сумгаите, Бильгя, южнее Маркдакян, против о-ва Артема и в районе Гоусаны".

Баку. Схема планировки. Вариант 1932 г. Фрагменты застройки.

Об этом варианте в 1975 г. главный архитектор города Г. Алескеров писал, что "Третья схема - оптимальный размер Баку, а на территории Апшерона, на наиболее благоприятных участках развитие крупных поселков или же городов, т. е. выдвигалась идея городов-спутников.

Из предложенных схем наиболее реальной и жизнеспособной была третья схема, сохранившая в принципе свои основные положения в дальнейших этапах перепланировки города" [4, с. 22, 23].

Большое внимание проектировщиками уделялось учету народных традиций, особенностей природы и климата. В своей статье "Планировка Баку" В. В. Семенов-Прозоровский писал: "За основу композиции квартала в Нагорном районе взят очень распространенный у коренного населения в Азербайджане прием внутреннего дворика, огражденного постройками и забором от уличной пыли и ветра. Большой силы ветры в Баку и жара, доходящая до 60°, делают такое решение в бакинских условиях целесообразным не только для отдельного владения, но и как прием планировки целого квартала... Особенностью решения кварталов в Баку является расстановка яслей и садов, которые должны быть по возможности прикрыты с наветренной стороны жилыми корпусами" [72, с. 46-51].

В. Н. Семенов в проектной мастерской с архитекторами А. Галактионовым, В. Семеновым-Прозоровским, В. Арманд. 1937 г.
На основе проводимых Гипрогором планировочных работ по Апшеронскому полуострову, Южному берегу Крыма, а также работ, проводимых на Украине, разрабатывалась методология районной планировки. Результаты этих работ были опубликованы в книге "Опыт районной планировки в СССР".

В книгу, которая стала первой попыткой осветить и систематизировать материалы по районной планировке, вошли статьи Н. П. Першина "Экономические основы содержания и методологии районной планировки", статьи М. Я. Гинзбурга и В. В. Семенова-Прозоровского.

Большой объем и сложность работ по Апшеронскому полуострову и Баку, проведенных Гипрогором РСФСР в 1932-1934 гг., обусловили широкий состав специалистов, которые участвовали в работе планировочной бригады - архитекторов-планировщиков и консультантов по планировке и транспорту, экономистов и специалистов по сельскому хозяйству. К работе были привлечены бакинские специалисты по вопросам развития нефтяной, тяжелой и легкой промышленности, коммунальному и жилищному хозяйству, сетям обслуживания и др. Исследование естественных условий вело Азербайджанское отделение Закавказского филиала Академии наук в Баку, вопросов санитарии - Институт коммунальной гигиены и санитарии в Москве. В этом аспекте работы по планировке Апшеронского полуострова стали одним из примеров комплексного проведения обследований и глубокой проработки градостроительных проблем специалистами различного профиля.

Первые проекты районной планировки в СССР были разработаны для различных по градообразующей базе районов - крупных промышленных (Апшеронский полуостров, Донбасс, Орско-Халиловский и др.) и курортных--Крымский полуостров и Кавказские Минеральные Воды, которые преобразовывались в огромные здравницы для трудящихся. Владимир Николаевич, консультировавший проектирование Апшерона, возглавил во второй половине 1930-х годов работы по проектированию районной планировки и генеральных планов городов Кавказских Минеральных Вод. Проект начал разрабатываться в 1935 г. в мастерской № 2 Наркомхоза (выделившейся при реорганизации Гипрогора), которой руководил В. Н. Семенов.

Развитие курортов Кавказских Минеральных Вод имело огромное народнохозяйственное значение. С 1935 г. стали осуществляться широкие мероприятия по коренной реконструкции курортов. Должны были быть осуществлены строительство крупных санаториев, электрификация железной дороги от Минеральных Вод до Железноводска и Кисловодска, сделаны крупные капиталовложения в развитие коммунального хозяйства.

Район кавказских минеральных вод. Кисловодск. Вариант проекта планировки. Фрагменты застройки.

В статье "Планировка района и курортов Кавказских Минеральных Вод", опубликованной в 1937 г. в журнале "Социалистический город", отмечались большие достижения в развитии и благоустройстве курортов за годы Советской власти и вместе с тем ряд недостатков, связанных с отсутствием единого плана строительства курортов и ведомственными тенденциями. Утверждалось, что "строительство должно быть осуществлено на основе единого плана территориального размещения и организации всех элементов курортов, включая и организацию населенных мест, обслуживающих курорт".

В статье подчеркивалось, что планировка курортов Кавминвод требовала планировочного решения района в целом со всеми его курортными, хозяйственными и техническими проблемами.

В. Н. Семенов как автор схемы районной планировки Кавминвод привлек к проработке основных проблем Центральный бальнеологический институт, Северо-Кавказскую геолого-гидрологическую контору и ряд крупных специалистов в области курортологии, транспортно-дорожного дела, водоснабжения, электроснабжения, сельского хозяйства и т. д.

Район Кавминвод проектировался как единый целостный организм, тесно связанный дорожной сетью, направлением сельского хозяйства, системой водоснабжения, системой зеленых насаждений, всеми взаимоотношениями и взаимосвязями, вытекающими из назначения района как первостепенной здравницы СССР.

Кисловодск. Вариант проекта планировки. Фрагменты застройки.

Все проблемы - энергетика, промышленность, транспорт, инженерная подготовка территории, организация строительства и др. - решались комплексно. Использованы общие для планировочных решений отдельных курортов принципиальные и нормативные положения. Разработка проекта районной планировки сочеталась с проектированием генеральных планов отдельных городов и детальным проектированием парков и отдельных ансамблей. Проект охватывал пять городов - Железноводск, Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Минеральные Воды и сельские населенные пункты7 .

При проектировании Кавказских Минеральных Вод были заложены градостроительные основы формирования крупных комплексов для лечения и отдыха широких масс в новых социальных условиях. Размещение санаториев и домов отдыха, учреждений здравоохранения и всех видов обслуживания, организация сети магистралей, размещение сооружений железнодорожного, воздушного и автомобильного транспорта, создание системы парков, охрана существующих насаждений - решение всех этих вопросов производилось на основе глубокого изучения социальных, природно-климатических и лечебных факторов.

Железноводск. Вариант проекта планировки. Перспектива.

В проекте районной планировки последовательно и глубоко были освещены основные факторы, обусловливающие проектные решения - краткая история освоения Кавказских Минеральных Вод, климат, природные условия, существующая демография и характеристика врачебного действия минеральных вод, в разработке которой приняли участие видные специалисты бальнеологи.

На основе комплекса всех этих факторов были установлены границы планировочного района, определены характер расселения, количество проживающего населения, кадры работающих и число прибывающих на лечение. В 1935 г. курорты Кавказских Минеральных Вод посещало 200 тыс. чел., при этом 40%-амбулаторно; на расчетный срок предусматривалось увеличение посещаемости примерно в три раза - до 600 тыс. чел.

Комплексную разработку в проекте получали проблемы транспорта - внешнего, внутригородского, курортного, доставки больных, специального (фуникулеры) и др.

Новой для того времени проблемой стала разработка перспектив развития туризма, деление туристов на категории - из страны, местные и лечащиеся и по продолжительности посещения района. В проекте предусматривалось создание специальных туристических маршрутов.

Исключительно перспективно на основе новых принципов была разработана организация обслуживания. Для всей группы населенных мест района Кавказских Минеральных Вод была запроектирована единая система обслуживания. Большой интерес представляет заложенная В. Н. Семеновым в проекте 1935-1936 гг. прогрессивная идея создания так называемых учреждений "централизованного обслуживания" группы населенных мест, получившая широкое признание в настоящее время при проектировании систем группового расселения. В пояснительной записке к проекту указывалось, что противоречие между задачей создания полноценного обслуживания по составу учреждений и их качеству и необходимостью обслуживания определенного по величине контингента населения может быть разрешено для малых и сельских населенных мест только в масштабе районной планировки путем создания учреждений централизованного обслуживания. Соответственно в проекте были выделены учреждения, которые должны быть в каждом населенном месте независимо от его величины (клуб, столовая, магазин и т. д.), и учреждения, которые обслуживают группы населенных мест.

В проекте районной планировки кроме расселения решались вопросы организации сельскохозяйственной зоны, электроснабжения, газификации, канализации, озеленения, развития всех видов транспорта, трассировки путей дальнего и ближнего туризма.

Огромное внимание при проектировании района Кавказских Минеральных Вод в целом и отдельных городов уделялось обводнению и озеленению. Эти проблемы рассматривались комплексно не только в аспекте улучшения санитарно-гигиенических качеств окружающей среды, но и в аспекте архитектурно-эстетическом, имеющем в городах-курортах исключительно важное значение.

Владимир Николаевич писал, что в проекте "имеющиеся водные ресурсы используются для создания озер и прудов. Все прошлые проектировщики стремились создать водную поверхность непосредственно в долине рек. Такое решение имело экономическое преимущество, но не отвечало архитектурным требованиям. Мы решили использовать водопровод для перекачки воды и создать пруды там, где они нужны для создания архитектурных ансамблей, украшающих парки водным зеркалом чистой незагрязненной воды. При проектировании зеленых насаждений особое внимание было обращено на преобразование ландшафт в долине реки Подкумок, который сам по себе беден. По обе стороны долины Подкумка в проекте созданы своеобразные "зеленые кулисы". В связи с развитием дальнего туризма предполагалось сооружение специального пути от Кисловодска к Эльбрусу. Для развития ближнего туризма в наиболее живописных местах - Бештау, Долина очарования - были зарезервированы большие озелененные пространства для создания крупных лесопарков. В проекте были намечены мероприятия по преобразованию сельских населенных мест - существующих станиц - в соответствии с новыми социальными задачами и развитием района.

Отличительными чертами проекта районной планировки Кавказских Минеральных Вод в целом явились ясность социальных позиций, четкость методики, глубина обоснования градостроительных перспектив развития, крупный масштаб решения проблем. Централизованное обслуживание групп населенных мест и ряд принципиальных положений в отношении организации обводнения, озеленения, транспорта и туризма сохраняют свою актуальность и в настоящее время.

Разработанный в Архитектурно-планировочной мастерской В. Н. Семенова проект планировки курорта с учетом его дальнейшего роста и развития был одобрен государственными органами. На базе этого проекта разрабатывались генеральные планы городов и детальные проекты центров, парков и отдельных ансамблей.

Пятигорск. Вариант проекта планировки.
Владимир Николаевич, руководя разработкой генеральных планов, проектировал сам отдельные города (Железноводск) и детали. Так, например, им был выполнен эскиз входа в "Провал" в Пятигорске и ряд других проектов. В проектах планировки городов-курортов конкретизировались решения вопросов об освоении новых территорий для санаторного строительства, устройства курортных парков и водоемов, формирования ансамблей центров. Так, например, в Кисловодске Советский проспект (на отрезке от Нарзанной галереи до Северной площади) проектировался как бальнеологический центр курорта, оформлялся фонтанами, цветниками и предназначался исключительно для пешеходного движения. Культурно-зрелищные учреждения, кафе, рестораны, магазины курорта сосредоточивались на участке между вокзалом и Нарзанной галереей; часть общественных зданий (музыкальную раковину, кафе) предполагалось разместить в глубине парка, приближая их к новым санаториям. Была предусмотрена организация центра для сложившегося района Ребровой балки и новых санаториев Северного района. Общекурортный центр был связан с парком, здесь размещались курзал, зеленый театр и ресторан; весь этот комплекс пространственно был связан и с водным бассейном.

Общие принципы формирования архитектуры городов-курортов получали разнообразное решение в различных градостроительных условиях. Приемы планировки городов были разнообразны, отвечая своеобразию природных условий их расположения и исторически сложившейся структуры.

Проектирование парков, скверов и бульваров в Пятигорске, Железноводске, Кисловодске, Ессентуках велось мастерской Госзеленстроя НККХ одновременно с разработкой эскизов отдельных сооружений - зеленых театров, павильонов и т. д.

Генеральные планы городов и детальные проекты планировки отдельных ансамблей и районов служили основой для осуществления крупных работ по строительству новых санаториев. Так, в Кисловодске был построен санаторий Наркомтяжпрома на плато у храма Воздуха (руководитель проектирования и главный архитектор М. Я. Гинзбург), санаторий им. Кирова; новые санатории были построены в Железноводске, Ессентуках. Во всех городах группы Кавказских Минеральных Вод начиная с 1935-1936 гг. вместе с осуществлением широкой программы нового строительства проводились расширение ванных отделений, реконструкция галерей у источников, большие средства вкладывались в ремонт бальнеологического хозяйства.

***

В 1927 г. журнал "Строительная промышленность" писал: "Огромное значение и солидный практический размах начинают приобретать у нас работы съемочно-планировочного характера. Есть уже определенные достижения на этом фронте нашего строительства: 1) законом признана необходимость иметь для городов планы и проекты планировки; 2) ряд городов уже приступил к фактической работе в этом направлении; 3) постепенно создается кадр работников, пока, правда, еще малочисленный; 4) в вузах организованы специальные кафедры планировки, отсутствовавшие в дореволюционное время, и т. д.

Наши социальные условия создают такие благоприятные условия для перепланировки городов, каких не имеется и не может быть в капиталистических странах. Уничтожение частной собственности на землю и существующее земельное законодательство предоставляют городским Советам и исполкомам широкие права и возможности в отношении распланирования и расширения города. В результате советский город может быть спроектирован как единое сооружение, целостное в своем строительном, конструктивном, санитарно-техническом и архитектурно-художественном оформлении".

Темпы развития советского градостроительства и проектно-съемочных работ и осуществляемого в натуре строительства в 30-х годах были стремительны, для сотен городов и рабочих поселков разрабатывались генеральные планы, был утвержден Генеральный план реконструкции Москвы, созданы законодательные, нормативные и технические основы разработки проектов планировки, накоплен опыт работ по районной планировке. В процессе напряженной работы и непрерывных творческих поисков выросли кадры градостроителей - архитекторов, инженеров и экономистов. Во всех работах - чтение для студентов ВХУТЕМАСа и МВТУ первых лекций по новой дисциплине - градостроительству, создание новой нормативно-методической документации по планировке городов, проектирование первых социалистических городов и жилых комплексов, разработка первых в стране проектов районной планировки - Владимир Николаевич принимал деятельное участие, был подлинным пионером в деле становления и развития советского градостроительства. Важнейшее значение имело воспитание им в учебных заведениях и на практике в мастерских в процессе совместной работы с углем и карандашом в руках специалистов градостроительного профиля - создание советской градостроительной школы.

В сложный и противоречивый период становления советского градостроительства (в 20-х - начале 30-х годов) характерной чертой творческой и научной деятельности Владимира Николаевича и руководимых им коллективов был непрерывный и упорный поиск новых решений, отвечающих изменяющимся потребностям советского общества и развитию научно-технического прогресса.

Этот неустанный поиск нового основывался на твердых творческих принципах, остававшихся неизменными на протяжении десятилетий,- признание важного государственного значения градостроительства, сочетание задач создания благоприятной жизненной среды и ее высоких эстетических качеств, стремление поставить решение практических задач на научную основу, неразрывность теории и практики.

В эти же годы Владимир Николаевич одновременно с практической творческой деятельностью вел большую педагогическую работу, воспитал целую плеяду талантливых специалистов-градостроителей, который в последующие периоды возглавили проектирование Москвы и других городов, научные работы по созданию основ советского градостроительства и подготовку архитекторов-градостроителей в ведущих вузах страны.

В первые десятилетия Советской власти ярко проявилась многогранность и целенаправленность деятельности Владимира Николаевича как градостроителя-практика, ученого, педагога и организатора работы крупных коллективов.

К началу страницы
Оглавление    Глава I. В. Н. Семенов. Книга "Благоустройство городов"  Глава III. Архитектурная реконструкция Москвы