Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Владимир Белоусов, Ольга Смирнова
В. Н. Семенов
1. См. Список литературы.Вернуться в текст
2. См. Список печатных работ В. Н. Семенова. Далее при упоминании публикаций В. Н. Семенова указывается страница соответствующего издания.Вернуться в текст


ГЛАВА I.
КНИГА "БЛАГОУСТРОЙСТВО ГОРОДОВ" И ПРОЕКТ ПЕРВОГО В РОССИИ "ГОРОДА-САДА"

Конец XIX - начало XX в. ознаменован бурным развитием промышленности, сооружаются предприятия, железные дороги, небывалыми темпами растет городское население. Поблизости от фабрик, заводов, железнодорожных путей строятся рабочие казармы, лачуги - более 80% жилого фонда в русских городах до революции составляли одно-двухэтажные дома без водопровода и канализации. Санитарное состояние городов резко ухудшилось, жилищные условия рабочих и городской бедноты были крайне тяжелы. Даже в "Проекте положений о санитарных требованиях для жилищ" [67, с. 9]1 в типы жилищ включались квартиры с "угловыми жильцами", "каморочные" и "коечные", ночлежные дома и приюты, казармы для рабочих. Одновременно изменялись застройка, благоустройство и инженерное оборудование центральных районов крупных городов - строились многоэтажные доходные дома, банки, торговые предприятия, вокзалы, прокладывались трамвайные линии, расширялись сети водопровода и канализации. Быстро развивалась строительная техника, расширялось использование металлических и железобетонных конструкций, новых строительных и отделочных материалов.

В. И. Ленин в книге "Развитие капитализма в России" пишет: "Рост торговли, фабрик, городов, железных дорог предъявляет спрос на совершенно иные постройки, непохожие ни по своей архитектуре, ни по своей величине на старинные здания патриархальной эпохи. Новые постройки требуют очень разнообразных и дорогих материалов, требуют кооперации масс рабочих самых разнообразных специальностей, требуют продолжительного времени для своего завершения: размещение этих новых построек совершенно не сообразуется с традиционным размещением населения. Они возводятся в больших городах или пригородах, среди незаселенных мест, по линиям строящихся железных дорог" [1, с. 530, 531].

Процесс быстрого развития городов был очень сложным. Обострение социально-экономических противоречий находило свое выражение в растущей контрастности условий жизни и архитектурного облика городских центров и фабричных окраин. Вместе с тем увеличение масштабов городов, усложнение их инженерного оборудования, новые типы зданий и уплотнение застройки требовали неотложного решения новых технических задач.

Вопросы развития городов - их планировка и застройка в конце XIX - начале XX в. - впервые привлекли большое внимание архитекторов, инженеров, общественных деятелей. Во многих странах появились книги, посвященные проблемам градостроительства, широкую известность среди них получили труды К. Зитте, Э. Говарда, Р. Анвинд, П. Гаддеса, Ю. Штюббена и др. На международных архитектурных конгрессах, проводившихся в Париже, Лондоне, Вене, Риме и других городах, все чаще обсуждались градостроительные проблемы и пути их решения в различных странах.

В России передовая техническая интеллигенция искала пути к улучшению тяжелых условий жизни городского населения и стремилась к интенсивному внедрению передовой техники в городское строительство и благоустройство. Проводились первые съезды зодчих, всероссийские съезды деятелей городского благоустройства, съезды по электротехнике, холодильному делу, водопроводу и санитарной технике, гидротехнике, созывались съезды инженеров по водным путям, музейных деятелей и др. Вопросы санитарных требований к жилищу, строительству больниц и школ, устройства очистных сооружений, мусоросжигательных печей, выработки правил пожарной безопасности в новых тогда типах зданий (кинотеатры, крупные магазины и др.) чаще обсуждаются на страницах архитектурных журналов и на съездах зодчих. Однако вся эта деятельность не могла предотвратить ухудшения условий жизни и санитарного состояния городов. Продолжалось беспорядочное строительство промышленных предприятий, жилые кварталы застраивались доходными домами с дворами-колодцами; городские окраины, лишенные самого элементарного благоустройства, тонули в грязи. Влияние прогрессивной интеллигенции и передовой технической мысли на строительство городов, подчиненное хищническим интересам частных застройщиков, сказывалось значительно слабее, чем в других областях общественной жизни и искусства.

Но прогрессивно настроенные архитекторы, инженеры, художники, общественные деятели продолжали выступать в печати, на конференциях и съездах с предложениями упорядочения планировки и застройки городов. На IV съезде русских зодчих в 1911 г. проф. Г. Д. Дубелиром был сделан доклад "Планирование городов в связи с требованиями строительного устава". В докладе говорилось, что, несмотря на то что статьи строительного устава требуют, чтобы "города строились не иначе, как по утвержденным планам", и что "попечение о лучшем устройстве городского поселения по утвержденным планам относится к ведению городского общественного управления", во многих городах отдельные их части возникали и продолжают возникать без надлежащей разработки планов путем включения в черту города уже застроенных поселений. "Пока поселок вне черты города, - говорилось в докладе, - застройка его фактически почти свободна даже от минимальных требований строительно-технического и санитарного характера. Затем поселок превращается в часть городской территории, лачуги постепенно заменяются многоэтажными домами, овраги - улицами, налагая на городские кварталы отпечаток примитивной и несуразной разбивки.

Казалось бы без утвержденных планов не должны застраиваться местности не только в черте города, но и в ближайших его окрестностях, которые когда-либо могут слиться с городом в одно целое. Но этого не так легко достигнуть, правительствующий сенат неоднократно разъяснял, что город не вправе препятствовать владельцам участков застраивать принадлежащие им земли, даже при наличии Высочайше утвержденного плана развития города, по которому эти участки подлежат впоследствии отчуждению под улицы и площади" [37, с. 52].

По докладу Г. Д. Дубелира было принято постановление, в котором было записано: "1. Без утвержденных планов не должны застраиваться не только местности, находящиеся в черте города, но также и расположенные в ближайших его окрестностях. Район такого ограничения застройки определяется особо в каждом отдельном случае, применительно к росту города и к местным условиям. 2. Утвержденные планы должны иметь обязательную силу в том смысле, что в местах, намеченных по этим планам под устройство улиц и площадей, не может быть допускаема никакая застройка" [37, с. 36].

Однако усилия упорядочить планировку и застройку городов не приносили своих результатов. В. Н. Семенов в своей книге "Благоустройство городов" так объясняет это положение: "А так как развитие окраин направлено против интересов домовладельцев центра города, то и серьезных улучшений в этом деле ожидать нельзя, пока решение вопроса зависит от теперешних дум" (с. 36)2.

Обложка книги "Благоустройство городов", 1912 г.
Книга В. Н. Семенова "Благоустройство городов" была опубликована в 1912 г. в Москве. Она выделялась среди значительного числа посвященных градостроительным проблемам работ, опубликованных в начале века за границей и в России [36, 40, 35, 56, 50, 82], широким охватом проблемы, перспективным взглядом "далеко вперед", гражданственностью и высоким профессиональным уровнем рассмотрения градостроительных проблем в архитектурно-художественном аспекте (другие работы по градостроительству были почти без исключения написаны инженерами). Впервые в отечественной литературе широко и профессионально с привлечением обширного фактического материала были рассмотрены основные проблемы развития городов. Книга разошлась чуть ли не в один месяц, вызвав огромный интерес. Любопытная деталь - известный издатель Сытин советовал продавать книгу очень дорого, говоря, что книга ценная и каждый архитектор купит ее, сколько бы она не стоила. Однако Владимир Николаевич назначил низкую цену для того, чтобы она была доступна всем.

В книге "Благоустройство городов" с прогрессивных общественных и профессиональных позиций были поставлены основные проблемы русского градостроительства, выдвинуты требования борьбы с земельной спекуляцией и принудительного отчуждения земель, нужных для развития города, подчеркивалась настоятельная необходимость создания закона, регулирующего развитие городов в целях "удобства и красоты наших городов, здоровья и благополучия их обитателей".

Патриотизм и глубокое понимание того, что планировка городов - это важное общественное дело, органически связанное с благосостоянием населения, стали лейтмотивом книги: "Мы не можем копировать ни одного из готовых образцов. Слишком драгоценное наследие имеем мы в виде прошлых веков русской старины, наследство мало известное, неизученное, но таящее в себе и новые формы и идеи".

Рассмотрение в книге технической градостроительной деятельности как деятельности общественной в неразрывной связи с задачами улучшения жизни народа было характерным для прогрессивной русской интеллигенции и выделяло книгу В. Н. Семенова из многих чисто технических трудов.

Книга "Благоустройство городов" сразу после ее выхода вызвала большой интерес и положительные отклики в кругах русской технической интеллигенции. Широкое признание получила книга и после Октябрьской революции - многие выдвинутые в ней принципы и рекомендации проектировщикам сохранили свою правильность и актуальность. В 1926 г. проф. 3. Г. Френкель в книге "Основы общего городского благоустройства" пишет, что содержание книги "Благоустройство городов" значительно шире общераспространенного понятия "благоустройства", что в ней рассматриваются вопросы планирования и застройки городов и притом "преимущественно с художественной стороны, с позиций градостроителя-архитектора, который при решении технических вопросов всегда имеет в виду создание архитектуры города - формирование ансамблей его улиц и площадей" [82].

Отчетливо понимая масштабы и важность проблемы градостроительства в России, В. Н. Семенов в начале книги писал, что, несмотря на солидный объем, его труд не более как "конспект, по которому надо изучать сложную и интересную науку городского благоустройства", и что подробнее он останавливается на строительном законодательстве, намечая "в самых общих чертах основы, на которых должен базироваться строительный устав". "Все эти вопросы,- подчеркивал Владимир Николаевич,- громадной важности; потребность в разработке их в России уже созрела; здесь каждый культурный техник может приложить и свои силы и знания. На это новое широкое поле деятельности зову я своих товарищей".

Анализируя стихийный рост городов Европы, результаты отсутствия системы и контроля над их планировкой, В. Н. Семенов утверждал, что "городская планировка стала общественной потребностью и из искусства, которым интересовались некоторые, стала наукой обязательной для всех".

В начале книги дан предельно сжатый очерк истории градостроительства во взаимосвязи с историей развития общества и его культуры. Автор подчеркивает, что в книге рассматривается строительство городов, изучение которых имеет или может иметь определенное влияние на практику современного и особенно русского градостроительства. Высказывается полное несогласие с имевшей в то время широкое распространение доктриной Камилло Зитте [42], который считал, что живописные города средневековья с их запутанными планами и неправильными улицами являются не результатом стихийного постепенного роста, а строго выполненным воплощением представлений того времени о красоте, Владимир Николаевич писал, что "средние века не знали того быстрого развития, который считается естественным в наши дни. Город рос медленно, постепенно и имел возможность сообразоваться с требованиями жизни путем постоянного приспособления. И то, что теперь мы называем средневековым городом, явилось результатом долгой упорной работы многих поколений, многих влияний - работы многих столетий. Этим только и объясняется его цельность, его единство - качества, которых так недостает теперешним городам".

Книга В. Н. Семенова может и в настоящее время служить образцом по целеустремленности и лаконичности изложения материала, точности и богатству языка. Рассматривая исторические примеры, автор избегает описания городов, планы которых хорошо известны (и которые, как он пишет, можно найти в монографиях), и стремится дать не описание, а анализ. Он пишет: "Париж Гаусмана отличается прямизной улиц, правильностью площадей и расположением центральных зданий по осям. Благодаря этому здания получают наиболее выигрышный вид, благодаря этому улицы имеют определенную цель, и ориентировка в городе таких громадных размеров проста и удобна. Самым типичным для Гаусмана, для его планировки является создание целой сети площадей, соединенных широкими проездами, составляющих в общем скелет, основу плана. Система эта настолько изящна, настолько отвечает потребностям большого города, что вызвала подражания во всем мире и долгое время будет служить образцом, который каждый планировщик должен изучить.

Я не даю здесь описания самого плана Парижа, следуя намерению избегать общеизвестных примеров тем более, что для полного изучения Парижа существует громадная литература на всех языках. Отдельные примеры парижской планировки, как лучшие образцы иллюстрирующие то или иное положение, разбросаны по всей книге. Весь же план Парижа представляет сложный организм, выросший под влиянием бесконечного числа исторических, экономических и естественных условий, которые никогда и нигде повториться уже не могут. Он должен служить образцом для каждого планировщика, но не направлением улиц, не комбинацией площадей, а тем артистическим духом, который пропитал его простые формы, выработанные историей и гением Франции" (с. 34).

Уже в первые десятилетия XX в. пионер современного русского и советского градостроительства ясно видел пути развития городов. И в анализе исторических примеров и во всей книге в целом проблема развития городов, их функций, планировочной структуры и архитектуры снова и снова выдвигается автором на первый план. Он пишет: "Тысячи препятствий пришлось преодолеть городам, истратить много лишних миллионов, пока, наконец, только в последние десятилетия не стало очевидным, что многие неустройства города вовсе не являются органическими его свойствами, а есть только результат его плохого расположения и отсутствия драгоценного дара предвидеть его будущие нужды".

Предвидеть будущие нужды города - как точно выражена мысль о целях прогнозирования. Характерно, что В. Н. Семенов не просто высказывает, но и конкретизирует эту мысль. Он пишет, что к середине века население Москвы достигнет 6-7 млн. "Я здесь не могу подробно доказывать эту цифру. Разумеется она будет достигнута если не к 50-му году, то несколько позже. Но предвидеть это, работать в этом направлении надо теперь же".

Проблема количественного роста города - увеличения его населения, территории рассматривается в комплексе с изменением структуры города и форм расселения. Анализируя предложения Э. Говарда о строительстве городов-садов, Владимир Николаевич пишет: "Город-сад рассчитан на определенное количество жителей, и дальнейшее увеличение населения Говард, подобно большинству теоретиков, считал вредным. Но возможность расширения предусмотрена им не путем увеличения города, а созданием других подобных и объединением их в особую высшую организацию. Словом, город-сад расширяться не может, но он может превратиться в группу городов-садов.

Э. Говард. Город будущего. План, фрагмент плана.

Группа городов может создаваться постепенно. Правильная система сообщения должна сделать расстояние между городами группы короче и удобнее, чем мы имеем между окраинами и центрами современных больших городов".

В настоящее время, когда проблемы управления развитием городов и целенаправленного формирования групповых систем расселения являются одними из наиболее жизненно важных в теории и практике градостроительства, представляют особый интерес высказывания Владимира Николаевича о росте городов.

Рассматривая последовательно в главе "Работа техника" задачи составления плана города, он подчеркивал: "Одно требование, требование основное, предъявляемое к каждому плану,- это - его эластичность, дающая возможность городу непрерывно расти, постоянно оставаясь одним целым. Тут планировщик встретится с общим вопросом: какова лучшая система для расширения города" (с. 165). И далее Владимир Николаевич рассматривает две теории - ограничение роста города и его развитие путем создания групп городив, связанных в одну общую организацию, и расширение городов без каких-либо ограничений их величины, но при рациональной планировке и высоком уровне благоустройства. "Защитники второй теории,- пишет Владимир Николаевич,- указывают, что расширение городов по групповой системе слишком искусственно, и противопоставляют ей систему поясов, постепенно окружающих город. Однако групповая система не так искусственна, как кажется с первого взгляда..." (с. 166). Далее Владимир Николаевич говорит о том, что уже существуют и развиваются группы городов и поселков и необходимо организовать их связи с основным городом. И далее: "Групповое расселение имеет... и серьезные практические соображения. Оно сглаживает то противоречие, которое постоянно существует между требованиями экономии и гигиены - именно: для экономии городских устройств выгоднее селиться теснее, с санитарной точки зрения наоборот. Расселение гнездами дает возможность достигнуть экономии городских устройств и вместе с тем обеспечивает жителям известную чистоту воздуха". Таким образом, проектирование города ставилось в непосредственную связь с формированием систем расселения, взаимосвязанных групп населенных мест.

Достоинство предложения Э. Говарда, отличающее его от многих идеальных теоретических схем прошлого, Владимир Николаевич видел в решении вопроса "об эластичном плане, т. е. плане, приспособленном к постепенному развитию города. Он впервые рассматривает город как непрерывно развивающийся организм и приспособляет план к его динамике".

При этом Владимир Николаевич, так же как сам Э. Говард, подчеркивал, что план города, предложенный последним, не более чем схема, которая "должна быть тщательно соображена с местными условиями", но что основные мысли и финансовые соображения Говарда нашли свое полное применение при первых попытках строительства городов на практике в Лечворте (архитекторы Анвин и Паркер).

Анализ города-сада Говарда показывает, какое большое внимание Владимир Николаевич как опытный архитектор-практик уделял вопросам экономики - он приводит подробные расчеты стоимости строительства города-сада, земли, дорожной сети, общественных зданий и сооружений. Признавая практическую осуществимость и даже выгодность постройки города-сада в хорошо учтенных Говардом условиях Англии, а также известные преимущества в условиях жизни, Владимир Николаевич ясно видит и все слабые стороны городов-садов, которые представляют собою не самостоятельные города, а "жилые пригороды при разных больших центрах" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Естественно, что мысль о предвидении путей развития городов связывается и с поисками их наилучшего, идеального решения. В. Н. Семенов пишет: "Изучение городских планов само собою наводит на мысль - нельзя ли составить такую схему, которая служила бы образцом для каждого города. Нельзя ли, изучивши все условия жизни и развития городов и все существующие примеры, составить план образцового города. Для архитектора это был бы идеальный план города, для социолога это план идеального города" (с. 38). Ясно сформулировано различие аспектов: архитектурного - идеальный план и социологического - план идеального города. В современных работах по теории градостроительства и анализу зарубежных "городов будущего" эти различия не всегда четко разграничены. Исходя из того что город отражает социальные условия жизни его населения, В. Н. Семенов отрицает возможность реализации идеальных планов, признавая в то же время их роль как источника идей. "Проекты идеальных городов, часто красивые на бумаге, - пишет он, - почти невозможно осуществить на практике, они требуют совершенно ровной местности, не считаются с местными условиями и индивидуальностью города. Однако знакомство с ними, как бы утопичны они не были, полезно как изучение идей даже для самого практического работника".

"Планы идеальных городов в большинстве случаев составлены не архитекторами, - писал В. Н. Семенов, - а публицистами, мыслителями, новаторами. Предлагая новые основы для жизни общества, они знали, что новые идеи требуют для своего выражения и новых форм, потому что город есть только отражение внутренней жизни его обитателей, их верований, идей, их характера, склонностей и предрассудков. Они знали, что новой морали должен соответствовать и новый город" (с. 63, 64).

Проанализировав проблемы развития города в целом, В. Н. Семенов рассматривает организацию его отдельных частей и их взаимосвязи. Характерно, что ряд идей и принципов проектирования центров, жилой застройки, улиц и площадей, получивших общее признание в настоящее время, был сформулирован в книге "Благоустройство городов".

Одной из таких идей является развитие городского центра как системы в процессе роста городов и усложнения их структуры. "С разрастанием города является естественная необходимость распределить муниципальные учреждения более равномерно и сделать их более доступными населению. Возникает целый ряд второстепенных центров. Устройство их считается в настоящее время обязательным для хорошо планированного города. При расширении города они составляют основу сети, те узлы, в которых пересекаются нити главных сообщений" (с. 38).

Проблема центра, как и другие градостроительные проблемы, анализируются в книге комплексно, но основной акцент при рассмотрении формирования структурных элементов города делается на проблемы, решаемые архитектором. Среди них, например, проблема художественного эффекта, который дает то или иное построение уличной сети. Эта проблема сохраняет свое значение и в современных городах; если трассировка скоростных магистралей подчиняется в основном и даже почти исключительно техническим требованиям, то при проектировании жилых улиц и набережных, организации пешеходных путей и зон эстетические требования должны учитываться в большей степени, чем это нередко делается в настоящее время. С этой точки зрения сохраняет интерес ряд рекомендаций и примеров, приводимых в книге. "Проектирующий прямую улицу должен позаботиться, чтобы она не имела скучного вида. Для этого он может употребить много приемов, но главная его цель должна быть - разнообразие отделки и вместе с тем ее единство, объединение всего какой-нибудь общей идеей. Первое достигается устройством небольших площадок на перекрестках, полезных и для удобств движения, распределением улицы по длине на несколько участков разной трактовки. Многие парижские улицы дают образец общей трактовки - обработки улицы как одного целого. Один из самых простых приемов - это постановка по оси улицы какого-нибудь выдающегося здания. Купол, памятник, фронтон, поставленные таким образом, сами выигрывают и вместе с тем дают смысл целой улице. Однако если такая длина больше 3/4 одной версты, то эффект значительно теряется. Центральное здание, если оно не исключительных размеров, уже не может быть хорошо видимо и определять собой характер целого. Этот же прием очень полезен при повороте улицы, особенно если поворот делается под неправильным углом.

Криволинейная форма улиц применяется в двух главных случаях:

  • 1. В целях красоты.
  • 2. Для приспособления к естественным условиям.

Эта форма всегда мягче, а во многих случаях и изящнее прямой. Кривая может быть правильной, геометрической и тогда, в комбинации с прямыми улицами, дает наилучший эффект. В этих случаях единство обработки играет гораздо большую роль, чем при применении прямых линий. Планировщик должен согласовать высоту и расположение карнизов, выдержать общий силуэт, правильность осей и т. д. Если нельзя рассчитывать на общую трактовку таких кривых, пожалуй, их лучше не проектировать совсем" (с. 78, 79).

Большое внимание в книге В. Н. Семенова, как и в большинстве трудов по градостроительству того времени, уделяется площадям, их размещению, формам и пропорциям. В этом находит свое выражение органическая связь градостроительства с архитектурой, организации пространства с проектированием самих зданий. Сегодня масштабы площадей и их функции иные, но проблема площади как доминанты в архитектуре города требует своего пристального изучения.

В. Н. Семенов, рассматривая исторические примеры, как это уже подчеркивалось, всегда соединяет историю, прошлое с теми новыми задачами, которые ставит современная жизнь, дает не описание ансамблей прошлого, а их анализ на основе изменившихся требований и условий современности. Он пишет, что старинные площади основаны на комбинации принципов Ренессанса - прямых правильных линий - с теми основами средневековой площади, которые так энергично пропагандировал Зитте: замкнутость самой площади, соединение построек, небольшие размеры и строгое соответствие их с высотой окружающих зданий. "Планировщику нашего времени задача предстоит гораздо более трудная: проектируя площадь, надо распределить на ней различные виды движения, дать как можно больше зелени, воздуха и солнечного света; сочетать практические требования с простотой и изяществом. Площади увеличились числом, гораздо более варьируют по своему назначению, и каждая из них должна быть обработана сообразно предъявляемым к ней требованиям. Современные площадки, как и в античном мире, являются известными центрами, только теперь взаимодействие центров усложнилось, и вырос целый ряд требований, на которые раньше можно было не обращать внимания.

В современном городе всегда встретится ряд площадей, различных по своему характеру и назначению. Их можно разделить на четыре главных типа: 1) площади для распределения движения; 2) торговые площади; 3) площади специального назначения; 4) площади для украшения города - орнаментальные. Почти всегда одна и та же площадь отвечает нескольким требованиям" (с. 108, 109).

Характерно, что в отличие от многих работ того времени В. Н. Семенов в своей книге впервые выделяет специальный подраздел - "Промышленные части города", в котором, утверждая необходимость четкого выделения "промышленных кварталов", говорит о необходимости уделять больше внимания "устройству и специальному оборудованию" промышленных частей города и приводит прогрессивные примеры из практики других стран.

Значительная часть книги посвящена застройке жилых кварталов. Одно из основных требований, имеющее важное значение в условиях того времени,- проектировать кварталы, а не усадьбы частных владельцев, т. е. создавать застройку не путем механического суммирования отдельных владений, как это имело место на практике, а подчиняя организацию застройки единому замыслу - планировке более крупного комплекса.

Для книги "Благоустройство городов" характерно глубокое понимание и смелые высказывания о том, что важнейшие градостроительные вопросы не могут быть решены техническими средствами. Рассматривая, например, такой, казалось бы, "узкий" вопрос, как размеры кварталов, Владимир Николаевич писал: "Размеры кварталов и отдельных усадеб особого значения не имели бы, будь у нас, да и в других государствах, достаточно разработанные правила об их эксплуатации. В настоящем же положении дела размеры эти определяются двумя прямо противоположными требованиями - удобства сообщений, пожарной безопасности, гигиены, требуют как можно большей свободы размещения кварталов, экономия в устройстве и содержании улиц, их ремонт, поливка и пр. требуют уменьшения площади, занятой улицами, т. е. увеличения размеров кварталов.

Эти противоположные требования непримеримы до тех пор, пока не будут выработаны и не войдут в силу правила, регулирующие внутреннее застроение кварталов так, чтобы в действительности обеспечить зданиям и свет и воздух, удобства проезда и максимальное количество зелени.

Здесь, в сущности, специальные вопросы могут быть разрешены только как вопросы, далеко выходящие за пределы техники. Принципиальное решение их лежит в области социальной реформы, так как, если с технической точки зрения и возможны разные решения, то практически осуществимо только одно. Решение это заключается в строгом контроле и серьезных ограничениях, которые в интересах общественного благоустройства накладываются на собственников земли. Ограничения высоты домов, площади застроения, права возводить те или иные постройки практически переводятся на язык чисел и процента доходности...

Этим же объясняется та страстность, с которой обсуждаются в наших городских думах новые, казалось бы, узко специальные правила о санитарном устройстве жилищ, проектированные Министерством Военных Дел. И не нужно быть большим пророком, чтобы предсказать отступления Министерства с самых его лучших научно обоснованных позиций под напором "Практических соображений" наших домовладельческих дум" (с. 136).

Красной нитью через всю книгу проходят мысли о том, что в градостроительстве "всякая предвзятая система, какой бы правильной она не представлялась, должна быть отвергнута", что необходимо тщательное изучение естественных условий, которого не может заменить ни одна система, и применение их должно играть только вспомогательную роль. Чем ближе план города к своему естественному плану, тем оригинальнее, живописнее сам город (с. 76).

Естественно то большое внимание, которое уделено в книге вопросам реализации планов - проблеме проектирования и воплощения этих проектов в натуре. "Систематическое осуществление городского плана обыкновенно затягивается на очень долгие периоды - тем важнее сохранить его общую идею и неуклонно ее держаться". Эта "общая идея", заложенная в проекте, должна подкрепляться строительным уставом, заглядывающим далеко вперед, и определяющими правилами застройки, которым должны подчиняться отдельные застройщики.

Он указывает на своеобразие условий планировки городов в условиях России. "Редкие у нас попытки урегулировать город кончаются длинными тяжбами, которые легко затягиваются на десятки лет. Да и эти попытки относятся лишь к двум-трем большим городам, обыкновенный же наш губернский город и не помышляет о серьезном своем улучшении. А казалось бы, именно русские имеют громадное преимущество перед старыми странами. Наши города только начинают жить, и на примере Европы мы, по крайней мере, должны знать и те меры, которые выработала Европа для улучшения своих городов. Города наши не страдают, вообще говоря, малоземельем, и стоимость ее не дошла еще до цифр, так сильно затрудняющих всякую перепланировку; наконец, русские города еще так мало застроены, что многое можно сделать своевременной выработкой строительного устава, вполне отвечающего не только своевременным требованиям, но и заглядывающего далеко вперед" (с. 50).

В книге подчеркивается значение дела градостроительства для России, где уже тогда можно было предвидеть огромные перспективы строительства новых городов, освоения новых земель и природных богатств. "Для России, - пишет В. Н. Семенов, - вопрос о рациональной планировке представляется особенно важным. Ежегодно миллионы людей уходят за Урал, на окраинах возникают десятки новых городов, крепнут и превращаются в города сотни местечек, узловых станций, торговых сел. Сейчас эти новые, вернее, будущие города, еще незначительны, многие из них так и не разовьются в более или менее крупные центры, но тем, которым суждено стать настоящими городами, отсутствие рациональной планировки обойдется очень и очень не дешево. . . мы обязаны призвать лучшие свои силы и выработать тип русского города, отвечающий нашему суровому климату, нашему земельному простору и национальным особенностям" (с. 172-173).

Конкретизируя поставленные задачи, В. Н. Семенов приводит примеры существующих правил застройки, прогрессивных для того времени, регулирующих функциональное зонирование, плотность застройки, санитарно-гигиенические разрьты. Говоря о необходимости правил застройки, В. Н. Семенов настойчиво подчеркивает вместе с тем важность в градостроительном деле главного - наличия твердых принципов и гибкого применения правил с учетом местных условий. "Но общие правила, принципы дать необходимо и для проведения их в жизнь - сделать их обязательными и для архитектора, и для домовладельца, и для самого города. Такие правила, при разнообразии наших русских условий, должны быть различны в зависимости от местных данных, но руководящие принципы должны быть одинаковы. Из них основные: разделение города на пояса различного применения строительных правил; ограничение права застройки участков; строгая регулировка высот внутри участков; регулировка величины и расположения дворов; меры, поощряющие коллективную планировку целых кварталов, и пр. Необходима известная разность и в применении норм в зависимости от назначения построек" (с. 154, 155).

В заключении книги В. Н. Семенов подчеркивает сложность градостроительных задач и необходимость совместных и согласованных действий специалистов в различных областях. Он пишет: "Приступая к выработке плана новой части города или города совершенно нового, планировщик должен изучить все условия и рассмотреть вопрос со всех возможных сторон. От общественного деятеля он услышит историю развития города, распределение населения, его густоту, его потребности; экономист укажет те отрасли промышленности, которые имеют шансы на будущее развитие; землемер покажет рельеф местности и инженер поставит свои специальные требования. Все это впитать и переработать должен планировщик, объединить стройной системой, вдохнуть душу живую, сделать весь город одним организмом цельным и гармоничным. И если искусство значит хорошо сделать тог что надо сделать, хорошо планированный город будет истинным произведением искусства" (с. 175).

***

Уже в дореволюционный период творческой деятельности Владимира Николаевича проявляется одна из основных присущих ему черт - единство теории и практики, стремление проверить и реализовать свои теоретические положения в градостроительстве. В 1913 г. В. Н. Семенов проектирует и начинает строить поселок на станции Прозоровская - один из первых в России городов-садов.

Проект планировки поселка для служащих московско-казанской железной дороги на станции Прозоровская.
Слева - генеральный план 1913 г.; справа - вариант планировки 1912 г.

В планировке и застройке этого поселка нашли свое практическое применение теоретические положения и прогрессивные планировочные принципы, изложенные в книге "Благоустройство городов". Характерно при этом использование этих принципов с глубоким знанием конкретных условий строительства и с преемственным продолжением русских традиций.

Значение этой работы и прогрессивность деятельности Владимира Николаевича нельзя недооценивать в тех условиях, которые сложились в начале XX в. в области строительства городов. Годы, когда В. Н. Семенов начинал как теоретик и практик свой творческий путь в области градостроительства, были для России годами резкого обострения противоречий в общественной жизни, столкновения различных творческих и жизненных позиций в среде интеллигенции. В этих условиях с особой ясностью выявляются прогрессивные позиции В. Н. Семенова, его глубокое понимание общественной важности стоящих перед градостроителями задач. В. Н. Семенов, как и братья Л. А. и В. А. Веснины, А. И. Таманян, А. В. Щусев, Л. А. Ильин, И. А. Фомин, Л. Бенуа, А. Иваницкий и др., был пионером, пытавшимся в условиях частной собственности на землю и спекуляции реализовать на практике новые принципы планировки и застройки, создавать жилые комплексы, отвечающие современным санитарно-гигиеническим, техническим и эстетическим требованиям.

Немногочисленные публикации, посвященные первому в России городу-саду, позволяют наряду с общей концепцией генерального плана проследить и оценить детальную высокопрофессиональную проработку всех вопросов самой застройки поселка, дифференцированного определения величины усадебных участков, разнообразие типов жилых домов, установление строительных правил, регулирующих процент застройки участков, отступы от красных линий, этажность домов и размеры вырубки существующих насаждений.

Очевидно, планировка поселка разрабатывалась не в одном варианте. План поселка, опубликованный в журнале "Зодчий" в 1913 г., отличается от приведенного в журнале "Городское дело" в 1912 г.

В плане 1913 г. более четко выявлена главная улица - композиционная ось поселка, главная площадь расположена в большем удалении от вокзала на пересечении главной улицы и двух диагональных. Общим для обоих вариантов проекта является тщательная проработка планировки во взаимосвязи с рельефом, стремление максимально использовать рельеф и согласовать с его характером начертание жилых улиц.

Планы дачных поселков под Москвой.

Для того чтобы понять, каким уникальным явлением в градостроительной практике того времени был проект поселка на станции Прозоровская, нужно сравнить этот проект с планами других поселков, составлением которых, за редкими исключениями, занимались землемеры (участие архитектора не считалось необходимым), ограничиваясь разбилкой одинаковых прямоугольных кварталов.

Хемстед. Предместье-сад Лондона. План, 1909 г.
По своей градостроительной концепции и композиции плана проект в. Н. Семенова отличался и от городов-садов англии. В проекте в. Н. Семенова ясно чувствуется преемственное развитие традиций русского градостроительства, наличие регулярности, присущей планам русских городов XVIII - начала XIX в. В основу плана положены классических три луча, которые сходятся у главного въезда в поселок - станции железной дороги. Центральный луч (главная улица-бульвар) является четко выраженной композиционной осью, связывающей въезд в поселок с центральной площадью. Центр поселка формируют главная улица и круглая площадь, на которой размещены административное здание, здание общественного собрания с театром, читальней, библиотекой и лекционным залом, банк, церковь и др. Собственно жилая часть поселка имеет более свободную планировку с введением криволинейных улиц. Уличная сеть построена на принципе четкой классификации по назначению: главная улица - центральный луч; боковые лучи и полукольцевая улица - транспортные (на них предусматривался в отличие от зарубежных примеров общественный транспорт - трамвай), связывающие вокзал, городской центр, парк на берегу речки Хрипанки, больничный и школьный городки и жилые улицы. Исключительно большое внимание в проекте было уделено, выражаясь современным языком, организации обслуживания и общественным зданиям. Общественное собрание с театром и библиотекой-читальней, зимние плавательные бассейны, крупные школьный и больничный городки должны были создать благоприятные условия для культурной жизни, образования, лечения, занятия физической культурой. Для строительства поселка была отведена большая территория - 680 га, из них 170 га отведены под "внешние парки", окружавшие поселок, и 53 га - под зеленые насаждения внутри поселка. Жилые кварталы занимали территорию в 335 га, большой участок (до 85 га) был отведен под учебный городок; для производственных нужд был выделен участок в 13 га [45, с. 27]. В проектировании общественных зданий и строительстве поселка участвовали крупные зодчие - А. И. Таманян (больничный городок), А. В. Щусев, А. П. Иваницкий, Н. Н. Буниятов.

Проекты жилых домов на станции Прозоровская, 1913 г.

Жилая застройка проектировалась в виде деревянных одно-двухэтажных домов на 1, 2-4, 8 квартир с садовыми участками.

Усадебные участки имели размеры от 1365 до 1820-2276 м2 и более; при определении их величины учитывалось расположение относительно стран света, качество растущего на участке леса и значение улиц, ограничивающих участки. На главных улицах поселка предусматривалось строительство каменных домов.

Были разработаны строительные правила, ограничивающие права владельцев усадеб,- дома должны были строиться с определенным отступом от улицы (не менее 10,6 и не более 32 м), нельзя было застраивать более 10% площади участка, строить дома выше двух этажей, вырубать более половины растущих на участке деревьев. Предусматривалось строительство образцовых каменных и деревянных жилых домов, застройщикам предоставлялась помощь специально приглашенного архитектора.

Идея города-сада нашла свое выражение в том внимании, с которым разрабатывались все вопросы, связанные с озеленением, проектировавшимся как единая система. Поселок был окружен зеленой зоной - лесами и полями, с которыми были связаны внутренние парки и скверы. На речке Хрипанке проектировался большой пруд, озеленялись улицы и усадебные участки. Создание общественного центра и развитого комплекса учреждений обслуживания, проектирование зеленых насаждении как системы, дифференциация улиц, разнообразие архитектурно-планировочных приемов организации застройки были новыми для градостроительной практики того времени.

Строительство поселка намечалось осуществить в две очереди. В 1914 г. часть работ была проведена в основном по освоению и подготовке территории, регулированию реки, водоснабжению; начали строиться жилые кварталы, больничный городок. Работы были прекращены в годы первой мировой войны.

Прогрессивное по технической программе строительства и архитектурно-планировочным принципам, заложенным в проекте, создание этого поселка, как его называли "первого в России города-сада", было связано с глубокими социальными противоречиями. Московско-Казанская железная дорога была собственником земли и построек и управляла поселком, население которого находилось в полной кабальной зависимости от правления дороги. Строительство дорогого поселка, кажущаяся забота железной дороги о своих служащих на деле должны были еще более их закабалить, поставить в большую зависимость от управления дороги. В драконовских условиях сдачи домов служащим дороги говорилось, что квартирная плата удерживается из жалованья служащего за месяц вперед, а в случае увольнения служащего он обязан освободить квартиру в двухнедельный срок; в случае же смерти служащего семья его обязана это сделать в течение месяца. Управление дороги также имело право "по своему усмотрению" отказать служащему в сдаче дома и усадьбы с двухнедельным предупреждением. Следует отметить, что эти основы строительства поселка были приняты с большим сомнением, по этому поводу развернулась широкая дискуссия на общем собрании Императорского общества архитекторов, где инж. Н. А. Сытенко делал доклад "О городе-саде Московско-Рязанской железной дороги". Но ряд публикаций в журналах "Зодчий" и "Городское дело" показывает, что эти сомнения не касались архитектурно-технических качеств проекта, которые оценивались очень высоко.

Справедливые протесты вызывала полная зависимость населения поселка от своего хозяина - дороги и то, что совмещение в одном юридическом лице хозяина по работе с хозяином по квартире для жилищного вопроса является "роковым", как это уже неоднократно подтверждалось практикой в России и за границей, и что следствием этого становится полное закрепление владельцем предприятия своих служащих.

Высказывания Владимира Николаевича в книге "Благоустройство городов" ясно показывают полное отсутствие какой-либо идеализации им городов-садов в социальном аспекте. Эти взгляды высказывались также и рядом других специалистов в области городского строительства и хозяйства. В. Н. Семенов берется за эту работу, стремясь реализовать на практике прогрессивные приемы планировки и застройки, противопоставить существующей практике разбивки землемерами прямоугольной сетки мелких кварталов планировку поселка как функционального и композиционного целого, в котором единый замысел объединяет жилые дома, общественные здания, зеленые насаждения, площади и улицы.

Говоря о практике планировки городов, В. Н. Семенов с горечью писал: "Дело распланировки считается простым, несложным. Ни городской архитектор, ни инженер не считают его в числе своих обязанностей. Кварталы разбивает землемер, и город совершенно удовлетворен, получив ряд правильных прямоугольников".

В журналах, брошюрах и книгах того времени многочисленны поло жительные отзывы о книге "Благоустройство городов"; многократно отмечалось, что поселок на станции Прозоровская распланирован В. Н. Семеновым, "сторонником новых течений в распланировке и архитектуре", красиво и целесообразно с учетом всех современных технических, санитарных и эстетических требований.

Современники не все могли понять. В обширной рецензии на книгу "Благоустройство городов", помещенной в декабрьском номере журнала "Городское дело" за 1912 г. (с. 1583-1589), была высказана критика в отношении данных в книге прогнозов роста городов.

"Третья глава посвящена новейшему периоду развития городов. Автор отмечает здесь все увеличивающееся значение пригородов (с. 36). Он полагает, что в ближайшем будущем рост городов будет идти все быстрее и предсказывает, что к середине нашего столетия население Лондона составит 16 миллионов, Берлина - 11, Чикаго - 13, Вены - 4 и Москвы - 6-7 миллионов. К сожалению, автор не указывает ни того, откуда эти цифры взяты, ни того, как они исчислены. Поэтому они теряют всякое значение". Сейчас по прошествии свыше полустолетия можно только удивиться той интуиции и "драгоценному дару предвидения", которые позволили В. Н. Семенову предсказать рост Москвы и других городов.

Работы Владимира Николаевича получили известность и за рубежом. В 1979 г. журнал "The Architectural Review" в номере, посвященном городам-садам, значительное место при освещении развития градостроительных идей в России и в Советском Союзе уделил деятельности В. Н. Семенова.

В разделе "Русские откликаются на идеи городов-садов" говорится, что Владимир Семенов (1874-1960) был наиболее известным практиком и теоретиком русского градостроительства. Отмечается, что перевод книги Говарда, сделанный А. Блоком, представлял "библию", но сам по себе не был непосредственным руководством ни для законодателя, ни для проектировщиков. В 1912 г. книга и проект Владимира Семенова восполнили этот пробел.

При высокой оценке теоретической и практической деятельности Семенова в статье справедливо подчеркивается, что успех и плодотворность его книги в значительной мере определялись глубоким знанием русской действительности и ясной концепцией необходимости создания городов, отвечающих этой действительности, утверждением, что нельзя некритически заимствовать приемы планировки и благоустройства, пригодные для иных социальных, экономических и природных условий. "Этот упор на особый русский характер обусловил большой вклад Семенова как в решение неотложных проблем, так и в длительный процесс формирования русской и советской методологии планировки городов".

Отмечается жизненность многих из сформулированных В. Н. Семеновым методологических принципов в современных условиях: "Планировка,- говорил Семенов,- должна быть комплексной, что означает по-русски не "сложность", а то, что планировка - это комплекс, по современной терминологии - система, где каждый фактор взаимосвязан и взаимодействует с другим".

По поводу поселка на станции Прозоровская, подробно описанного в названной статье, отмечается, что В. Н. Семенов использовал Прозоровку для детального показа наилучших современных принципов планировки городов и что она заслуженно была долгое время моделью, почти выставочным поселением.

При создании городов-садов предлагались и разрабатывались приемы планировки и застройки жилых комплексов с учетом требований инсоляции, озеленения, дифференциации дорожной сети. Эти приемы безусловно были новыми и прогрессивными (по сравнению с застройкой кварталами с плотностью 80-90% при полном отсутствии зелени, игровых площадок и пр.), а английские архитекторы Р. Анвин, Б. Паркер и др. сумели дать этим новым приемам застройки убедительное архитектурно-пространственное выражение. Э. Говард уделял большое внимание обоснованию экономичности предложенной им застройки городов-садов. Эти приемы привлекли внимание во всех странах, в том числе и в России, где получили значительное распространение.

Другой же аспект городов-садов - идея создания их как средства преодоления противоречий между сельской и городской жизнью, средства ограничения роста городов, создания нового типа расселения была утопичной.

В России в начале XX в. В. Н. Семенов и другие специалисты четко разделяли эти два аспекта. Г. Д. Дубелир в предисловии к книге Г. П. Ковалевского "Большой город и города-сады" [50] писал: "Насадить в России города-сады в том виде, как они начали возникать, - это, во всяком случае, задача, имеющая ограниченный интерес. Другое дело, привить к существующим нашим городам те детали благоустройства, которые могут сегодня же найти применение,- это задача чрезвычайно благодарная и для городских деятелей и для техников. Такая прививка является тем более жизненной, что наши уездные и губернские города (а также окраины больших городов) по своему земельному простору, свободным площадям улиц и усадеб не только приближаются к идеалам заграничных городов-садов, но, в большинстве случаев, даже превосходят последние". Характерно, что в книге "Благоустройство городов" теория Говарда изложена в главе "Идеальные города" вместе с описанием схем Бернарда Палисси, Перре де Шалибери, Левиройса и Бунинегма.

Многогранная деятельность Владимира Николаевича Семенова как талантливого архитектора, его огромная эрудиция и ясность теоретических концепций, внедрение новых технически прогрессивных приемов в отечественную практику планировки уже в дореволюционные годы принесли ему заслуженное признание как одному из основоположников русского градостроительства.

Глубокая по содержанию и блестящая по форме изложения книга "Благоустройство городов" и новаторский проект поселка на станции Прозоровская стали заметными вехами в становлении градостроительной теории и формировании творческого метода проектирования городов.

Четко определились и принципиальные, прогрессивные жизненные позиции Владимира Николаевича. Уже в те далекие годы он рассматривал деятельность градостроителя как важное "общественное дело", успешное выполнение которого требует коллективных усилий. Он отчетливо понимал те непреодолимые в условиях капиталистического строя трудности, которые создавала для градостроительства частная собственность на землю.

Несколько десятилетий спустя, работая над восстановлением городов, он напишет: "Творческая задача создания архитектуры современного города может быть решена только в условиях социалистического планирования, коллективной работы архитекторов и участия широких масс".

К началу страницы
Оглавление    Введение  Глава II. Годы становления...