Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Кирилл Афананьев
А. В. Щусев
43.В эти годы заканчивается строительство по проекту Щусева гостиниц "Интурист" в Баку и Батуми, интерьеры которых получили отделку, подобную отделке в гостинице "Москва", хотя наружное оформление этих зданий несет следы архитектурных форм, свойственных его более ранним произведениям (гостиница в Баку проектируется в 1931 г., гостиница в Батуми - в 1934 г.). Вернуться в текст
44. Щусев А. В. Гостиница "Москва". "Строительство Москвы", 1935, № 17-18, с. 5.Вернуться в текст
45. Щусев А. В. Анализ архитектурных форм гостиницы "Москва". Стенограмма выступления в секции теории и истории Союза архитекторов. "Академия архитектуры", 1936, № 3.Вернуться в текст
46. Щусев А. В. Принципы архитектурного творчества. - В кн.: Работы архитектурных мастерских, т. I. М., 1936. Мастерская № 2, с. 3.Вернуться в текст
47.Ныне пл. Маяковского. Театр проектировался для режиссерской работы В. Э. Мейерхольда. Вернуться в текст
48. Щусев А. В. Экономика, техника и архитектура. Доклад. Труды I Всесоюзного съезда по гражданскому и инженерному строительству (1926). М., 1928, с. 185-187.Вернуться в текст
49. Щусев А. В. Парижские впечатления. "Архитектурная газета", 1935, 8/IX, № 50.Вернуться в текст
50. Щусев А. В. Брюссель - Вена - Прага. "Архитектурная газета", 1935, 16/XI, № 52.Вернуться в текст
51. Щусев А. В. Городские площади. "Архитектурная газета", 1935, 18/1, № 4.Вернуться в текст
52. Щусев А. В. Перспективный план реконструкции Москвы. "Плановое хозяйство", 1934, № 10, с. 141-150.Вернуться в текст
53. Щусев А. В. Основные черты генерального плана реконструкции Москвы. "Плановое хозяйство", 1935, № 10, с. 149-157.Вернуться в текст
54. Щусев А. В. Магистрали новой Москвы. "Архитектурная газета", 1937, 12/VII, № 52.Вернуться в текст
55. Щусев А. В. Площади Триумфальная, Охотнорядская, Дворца техники. "Архитектура СССР", 1934, № 2, с. 14-15.Вернуться в текст
56. Беседа с акад. арх. А. В. Щусевым. Перестройка площади Свердлова. "Архитектурная газета", 1937, 18/111, № 16.Вернуться в текст
57. Щусев А. В. Рождение магистрали. "Архитектурная жизнь", 1936, 9/VII, № 38.Вернуться в текст
58. Беседа с акад. арх. А. В. Щусевым. Реконструкция улицы Горького. "Архитектурная газета", 1937, 8/V, № 26.Вернуться в текст
59. Щусев А. В. Застройка набережных. Доклад на совещании актива Фрунзенского района. "Архитектурная газета", 1935, 8/II, № 8.Вернуться в текст
60. На Смоленской набережной Щусев спроектировал два жилых дома - ВИЭМ и Комитета заготовок СТО и два жилых дома Наркомзема.Вернуться в текст
61. Здание Центрального Дома колхозника состоит из гостиницы, вестибюля, обслуживающих, административных помещений и магазинов. Гостиница имеет 452 номера. Главный вход в гостиницу устраивается в главном корпусе с угла, вход в ресторан - по оси фасада на Каланчевскую улицу. Корпус по Дьяковскому переулку отведен для размещения зала сельскохозяйственной выставки и оранжереи. Общая площадь выставочных помещений около 4000 м2, причем первый этаж отводится для демонстрации тяжелых экспонатов (включая комбайны). Кубатура всего сооружения около 228 000 м3. Проект не осуществлен.Вернуться в текст
62. Щусев А. В. Площади правого берега Москвы-реки. "Архитектура СССР", 1939, № 4.Вернуться в текст
63. Монумент Челюскинцев предполагалось воздвигнуть на самой стрелке островка.Вернуться в текст
64. Щусев А. В. За ансамблевую застройку столицы! "Архитектурная газета", 1937, 12/V, № 27.Вернуться в текст


Глава 3
Моспроект и вторая архитектурная мастерская Моссовета

Конкурс на проект Дворца Советов всколыхнул всю советскую общественность. Широко обсуждались принципиальные вопросы советской архитектуры. Выставка конкурсных проектов заполнила обширные залы Государственного музея изобразительных искусств. Но из 150 представленных на конкурс проектов удовлетворительных было очень мало.

Совет строительстве Дворца Советов, оценивая результаты конкурса, указывал, что ни в одном из представленных проектов не достигнуты монументальность, простота, цельность и изящество архитектурного оформления сооружения. Совет строительства предложил проектировщикам, опираясь на достижения современной архитектурно-строительной техники, направить свои поиски к использованию как новых, так и лучших приемов классической архитектуры.

Проектируя Дворец Советов, Щусев в своем первом варианте пытается следовать по установившимся путям конструктивистской архитектуры. По его первому проекту Дворец Советов является довольно сложным своеобразным механизмом, обеспечивающим технически совершенное "исправление функций", как-то: проведение съездов, "массовых действий", работы секций и т. д., но и только. Основную цель в этом проекте зодчий видел в решении конструктивно-функциональных задач.

Колоссальные трапециевидные аудитории, обеспечивающие хорошую видимость, четкое функциональное членение сооружения, конструктивная целесообразность - вот качества этого проекта.

Второй проект Дворца Советов Щусев делает уже исходя из иных принципов - это компактное, овальное в плане внушительное здание, увенчанное башней. Оно массивно и тяжело. Окружающая его колоннада суховата и схематична. Совершенно ясно, что зодчий старательно избегает в своем проекте классических форм или признаков каких бы го ни было исторических стилей. Но принципиально важно, что он наделяет свое сооружение и массой, и весом. К сожалению, и этот проект не удался; сооружение грубо и несовершенно.

Неудача на этом конкурсе постигла всех или почти всех прославленных зодчих. Поражения избежали немногие, отказавшись от участия в конкурсе (среди них А. К. Буров и И. И. Леонидов). Проекты бр. Весниных, М. Я. Гинзбурга, Н. А. Ладовского дискредитировали достижения предыдущих лет. Только проект Ле Корбюзье свидетельствовал в пользу строгой современной архитектурной логики.

Полярно противоположным, но столь же совершенным по мастерству, как и у Ле Корбюзье, был проект Дворца Советов И. В. Жолтовского. Классика, конечно, прекрасная основа для достижения в умелых руках мастера красоты и совершенства, но романтизм художественного образа оказался обращенным в историческое прошлое...

В третьем варианте проекта Дворца Советов Щусев в сотрудничестве с И. В. Жолтовским обращается к классике и следует ее законам. Архитектура сооружения наделяется чертами русского классицизма. Здание принимает простую, четкую прямоугольную форму. Многоколонный портик обращен в сторону Кремля. Стройная многоярусная башня возвышается над зданием Дворца и органически входит как важный элемент в панораму города. (В качестве варианта архитектор предлагает вместо многоколонного портика сложную арочную тему, что, очевидно, менее удачно.)

Как известно, именно конкурс на проект Дворца Советов стал тем рубежом в истории советской архитектуры, с которого начинается следующая фаза ее развития.

Дворец Советов в Москве. Эскиз фасада. Дворец советов в Москве. Перспектива (вариант сделан совместно с И. В. Жолтовским).

Советские архитекторы в своем большинстве не могли быстро и уверенно встать на новый творческий путь. Молодое поколение, получившее образование во ВХУТЕМАСе, совсем не понимало и не знало классической и русской архитектуры. Предстоял длительный процесс переосмысления архитектурного творчества, протекавший в рамках практической деятельности. Вещественные следы этого учебного процесса в виде сооружений тех лет мы с огорчением встречаем на улицах наших городов.

Первым этапом в этом дружном "штурме" архитектурной классической культуры следует признать работу Моспроекта, объединявшего большой коллектив зодчих. Творческим ядром Моспроекта явился его Архитектурный совет, в который входили все крупные архитекторы столицы. И первое место в этом совете наряду с И. В. Жолтовским принадлежало А. В. Щусеву.

Заседания Совета были исключительно интересны. Аудитория набивалась до отказа. Молодые архитекторы слушали, стараясь не проронить ни слова. Участники совета проникались острым чувством ответственности и соревновались в изощренной критической мысли. В результате критика проектов, предварительных эскизов и вариантов была прямо-таки "убийственной". Работать было очень трудно и в то же время необычайно интересно.

В Моспроекте еще в 1931 г. до организации в его системе творческих проектных мастерских молодые и малоопытные архитекторы Л. И. Савельев и С. А. Стапран приступили к проектированию в конструктивистских формах крупнейшей в Москве гостиницы в Охотном ряду, но новые повышенные требования к архитектурно-художественным качествам сооружения, его ответственное положение в центре города явились причиной серьезной переделки проекта как совершенно неудовлетворительного. Уже произведенные работы не дали возможности вовсе отказаться от проекта и серьезно затруднили его переработку. Попытки отдельных архитекторов исправить проект "на ходу" не привели к желательным результатам. За дело взялся А. В. Щусев.

Авторы первоначального проекта являлись в дальнейшем по сути не более как помощниками Щусева, хотя и сохраняли за собой авторские права. (Впоследствии, в 1937 г., на этой почве возникли между ними и Щусевым серьезные недоразумения.) Для Щусева работа над архитектурой гостиницы "Москва" была вполне закономерным и последовательным творческим этапом, непосредственно связанным со всей его последующей проектной деятельностью.

Перед проектировщиками этой центральной городской гостиницы были поставлены три основные задачи: 1) она должна быть красивой, комфортабельной и не иметь при этом роскоши дурного тона; 2) гостиница должна иметь современные и высококачественные сигнализацию, отопление, вентиляцию, санитарно-техническое оборудование и т. д.; 3) все номера, особенно "люкс", должны быть построены по последнему слову техники. Всю работу необходимо произвести своими силами и из отечественных материалов. Щусев пишет, что при проектировании гостиницы особенное внимание уделялось отделке номеров. Большое значение проектировщики придавали "культуре мелочи". Из-за того что строительная промышленность в то время еще не изготовляла высококачественных оконных переплетов, санитарно-технического оборудования и даже выключателей, все оборудование пришлось сделать по специальным проектам.

Первая очередь гостиницы "Москва" вмещает в себя кроме жилых номеров магазины, кафе, ресторан, комнаты отдыха, бильярдные, парикмахерскую, медпункты и административные помещения. На плоских кровлях расположены места отдыха для проживающих в гостинице и летние рестораны. В отделке интерьеров применены ценные породы дерева, искусственный и естественный мрамор, бронза, лепные украшения и скульптура43.

Последующая очередь строительства гостиницы "Москва" должна была заключаться в сооружении корпусов, выходящих на пл. Революции и на пл. Свердлова. Старое здание "Грандотеля" предполагалось включить в общий архитектурный комплекс новой гостиницы. Со стороны пл. Свердлова должен был быть размещен Большой академический кинотеатр СССР на 4000 мест с фойе, буфетами и т. д.44.

О характере архитектуры гостиницы Щусев пишет: "Люди попадают в столицу в несколько приподнятом настроении и поместить их в мрачную обстановку было бы неправильным: нужно было создать радостное здание. Я нахожу, что обилие окон придает зданию характер жилого дома, но не обычного жилого дома, а несколько принаряженного, несколько более парадного...

Некоторые утверждают, что в деталях чувствуется эклектизм. Это неверно: дело не в эклектизме, а в плохой связи деталей между собой. Может быть, тут была и моя ошибка, но, с другой стороны, и бригада моя была очень слаба. Мне приходилось учить ее на ходу..."45.

Железобетонные кессониро-ванные потолки в интерьере и нетолстые, редко расставленные опорные железобетонные столбы вестибюлей, поэтажных холлов получают профилировку на основе форм архитектуры ренессанса без изменения конструктивных размеров. Поэтому перед нами оказалась далеко идущая переработка форм классической архитектуры на основе современных инженерных конструкций и их габаритов. Фасад гостиницы, выходящей на Манежную площадь, оказался иным, чем фасад по Охотному ряду, и не столь удачным. Он раздроблен, здесь мы встречаемся с крупным ордером портика и арочными лоджиями... Возникает трудно разрешаемое противоречие при сопоставлении примененной автором пластической и декоративной формы с конструктивной структурой сооружения.

Поругивать архитектуру гостиницы "Москва" среди архитекторов считается делом обычным, но нам кажется все же бесспорным, что фасад, выходящий на Охотный ряд (ныне проспект К. Маркса), выдержан в жанре гостиницы очень точно. Архитектурные формы, использованные мастером, отнюдь не декоративны, органичны и соразмерны.

Критика фасада, выходящего на Манежную площадь (ныне площадь 50-летия Октября), гораздо более основательна, тем более что этот фасад, несмотря на свое осевое положение, так и не смог войти в ансамбль площади, определившийся такими зданиями, как Арсенальная башня Кремля, Манеж и Университет.

В 1932 г. была предпринята серьезная реорганизация проектного дела. В Москве непосредственно при Моссовете был создан ряд самостоятельных архитектурных проектных мастерских, во главе которых стояли уже зарекомендовавшие себя крупнейшие архитекторы: И. В. Жолтовский, А. В. Щусев, И. А. Фомин, И. А. Голосов и др. Во главу угла было поставлено решение творческих задач. Вокруг мастеров-руководителей мастерских группировались молодые архитекторы в соответствии с их творческим темпераментом, взглядами и пристрастием.

Работа 2-й архитектурной мастерской возглавлялась А. В. Щусевым. У него работали Д. Н. Чечулин, А. В. Куровский, А. К. Ростковский, А. Ф. Жуков, М. В. Посохин, В. С. Биркенберг, Л. С. Теплицкий и др. Все они, несмотря на различный возраст, способности и темперамент, были объединены общностью творческого метода.

"Оригинальность и самобытность в архитектуре ... невозможны без прочного базиса освоения гигантского опыта мирового зодчества, архитектурного овладения современной техникой и высоким мастерством. Архитекторы нашей мастерской повышают свою квалификацию изучением лучших образцов архитектуры современности и минувших веков, изучают конструкции, строительные материалы, строительную технику... Принципы, заложенные в классической архитектуре, нам близки, нас увлекает изобретательство и блестящие достижения техники сегодняшнего дня, для нас многое дорого в архитектуре Востока"46.

Незадолго до организации мастерской Щусев проектирует гостиницу "Москва", об архитектуре которой мы уже говорили. Надо сказать, что с тем же отношением к архитектурной форме, освоению наследия, современным конструкциям мы встречаемся в ряде проектов, выполненных в мастерской. В проектах жилых домов на Ростовской и Смоленской набережных, на Б. Калужской улице и многих других Щусев последовательно, настойчиво пользуется одним и тем же композиционным приемом и одними и теми же архитектурными формами. Аркада верхнего этажа усиливает карнизную тягу. Пятна лоджий-балконов ритмически повторяются в тех же формах, что и на гостинице. Торцовые части зданий близки по своим формам к угловым "ризалитам" - башням гостиницы. Подобный характер архитектуры присутствует в проекте Центрального Дома колхозника и во многих других проектах. В интерьерах повторяется мотив квадратных в сечении, широко расставленных столбов с коринфской, произвольно трактованной капителью, поддерживающих кессонированный потолок.

А. В. Щусев смело, по-своему пересматривает пропорциональные соотношения, относящиеся к тектонике классического ордера, сложившегося на основе таких строительных материалов, как камень и мрамор. Зодчий подвергает пластической обработке железобетонный костяк сооружения, сохраняя общие пропорции железобетонных конструкций. Обращаясь к классике, Щусев не хочет проститься с характерными для современной строительной техники габаритами и ищет синтез того и другого. Эти попытки далеко не во всех случаях увенчиваются успехом. Классические темы архитектурного убранства - капители, карнизы, кессоны в несвойственных для них пропорциях в ряде случаев оказываются вовсе неудачными.

Одним из проектов Щусева, в которых он пытался разработать архитектуру сооружения на основе классических принципов и одновременно "новой" формы, был проект театра на Триумфальной площади (1933 г.)47.

Крупной удачей автора на пути поисков пластической формы современных железобетонных конструкций с присущими им габаритами является архитектура ИМЭЛ в Тбилиси, но к этому успеху ведет тернистый путь многих попыток, проб и разочарований. Зодчий проявил много твердости, уверенности в правоте своих творческих исканий и в конце концов добился определенных результатов.

Ряд проектов и сооружений Щусева, начиная с гостиницы "Москва" и кончая, на определенном этапе, зданием ИМЭЛ в Тбилиси, объединен стремлением автора к созданию новой архитектурной формы, нового стиля.

Надо сказать, что поклонники чистой архитектурной классики негодовали, видя столь вольное обращение с ее канонами; не менее возмущены были и сторонники конструктивной, до конца "современной" архитектуры, принципиальные противники старых исторических форм. Щусев оказался между двумя огнями. Отсюда легенда о непринципиальности его творчества. На самом же деле он был зодчим, следовавшим путями новаторства, но не порывал нитей преемственности; он стремился быть и современным, и следовать классическим, а в таком произведении, как ИМЭЛ, и национальным традициям.

Первым произведением Щусева после революции был проект перепланировки Москвы, которым он был занят в течение ряда лет, возглавляя коллектив молодых архитекторов.

В этом проекте зодчий стремился сохранить исторически сложившееся лицо города. Он освобождал Москву от уродующей ее хаотической застройки, расчищал архитектурные ансамбли от захламляющих их сооружений.

Новые ансамбли возникали в результате развития и совершенствования исторических ансамблей города. А большой, совершенно новый ансамбль правительственных, административных деловых зданий располагался на свободных территориях вне старого центра города.

От зодчих, занятых реконструкцией старых русских городов, требуется много таланта, такта и умения, чтобы формы, в которые облекается современное строительство, пришли в органичную связь с прогрессивными чертами архитектуры старого города. Для творчества А. В. Щусева характерно, что его градостроительные замыслы были всегда обусловлены художественно-эмоциональным чувством - архитектурным образом города. Именно эта черта выгодно отличала его от градостроителей, мышление которых подчас ограничивалось двумя измерениями "плоских" проектировщиков, не ставивших перед собой каких-либо художественных задач. Щусев основательно опасался, что пренебрежение к искусству архитектуры оставит после себя трудно изживаемый след.

Выступая на I Всесоюзном съезде по гражданскому и инженерному строительству, А. В. Щусев говорил, что "роль архитектуры должна быть достаточно выявлена во всех начинаниях, которые в настоящее время предпринимаются". И далее заявлял еще определеннее: "У нас сейчас стоит вопрос о том, нужна ли архитектура, или же архитекторы - такие люди, которых можно вымахнуть из жизни, потому что они не нужны"48.

Однако борьба за права архитектуры в современном строительстве отнюдь не означает пренебрежения со стороны зодчего к вопросам утилитарно-технического характера.

Щусев внимательно относился ко всему сложному комплексу вопросов, встающих перед градостроителем, и серьезно изучал не только отечественный, но и зарубежный опыт.

Свои впечатления о крупнейших европейских городах, которые он посетил в 1935 г., Щусев изложил в специальных статьях. "Попадая за границу, советский архитектор невольно начинает изучать архитектуру и строительство европейских городов, критикуя недостатки и заимствуя все то, чем можно воспользоваться для нашего строительства".

"Конечно, Америка ... добилась больших достижений, чем Европа. Однако при своем большом техническом прогрессе ни Европа, ни Америка в области архитектуры не дали за последние годы никаких особых ценностей. Внешность и интерьер архитектурных построек носят исключительно утилитарный характер; постройки ценны только своим прекрасным исполнением. В своих стремлениях создать новую советскую архитектуру мы идем значительно дальше, и это находит признание со стороны европейских архитекторов: они ждут от нас нового в отношении архитектурных идей"49.

Щусев отдает должное высоким качествам ансамблей Парижа. Отмечает интересные для нас особенности в планировке города, например устройство двойных набережных, верхних и нижних, обсаженных большими деревьями. (Проектируя Ростовскую набережную в Москве, Щусев повторяет этот же планировочный прием, имеющий большое функциональное значение и архитектурный эффект.)

"Париж с его традиционными мансардными крышами, покрытыми плитками графита, начинает изменять свой внешний облик. Плоская крыша вытесняет мансарду... Большое применение в новом строительстве Парижа находят принципы популярного у нас арх. Корбюзье, изложенные в его книгах. . .

Нам удалось побывать у Корбюзье, - рассказывает Алексей Викторович, - в его новом многоэтажном доме, выстроенном в районе Булонского леса. Квартира самого Корбюзье находится в верхнем этаже и выходит на плоскую крышу. С восторгом энтузиаста Корбюзье говорил нам о том, как он "ловит" лучи солнца через стеклянное отверстие, устроенное в потолке.

Присущие ему изобретательность и остроумие дали много удобств индивидуальному жилищу архитектора. Но архитектурно-художественное содержание деталей его квартиры осталось прежним - это простые аскетические формы, к которым прибавилось лишь несколько мраморных торсов античных и современных статуй".

Утилитаризм, возведенный в догму,- вот характеристика архитектурно-художественной тенденции, с грустью наблюдаемой Щусевым. "...Город Брюссель, - пишет в своей второй статье А. В. Щусев,- с концентрическими, подобно московским, бульварами носит в некоторых частях средневековый облик, несмотря на то, что лет шестьдесят назад город был перепланирован, перестроен, прорезан большими бульварами-магистралями. При этой перепланировке была проявлена большая забота о старых, архитектурно интересных частях города. Площади, представляющие собой ансамбли зданий различных эпох, с золочеными скульптурными фигурами, орнаментами XVII века, готическими стрельчатыми сводами и колоннами XIV века..."50.

В архитектуре Брюсселя зодчий отмечает ту особенность, которую он хотел бы видеть и в нашей градостроительной практике, - заботу о старых архитектурно интересных частях города. Бережное отношение к памятникам неизменно служило одним из критериев, с которыми зодчий подходил к оценке градостроительных достоинств в реконструкции старинных городов.

"Вена, в которую я попал после тридцатилетнего перерыва, сделалась сейчас тихим городом, подобным старым итальянским городам, однако отличающимся от них образцовой чистотой улиц и порядком уличного движения.

Печать увядания лежит на императорских дворцах и садах, выходящих на ринги. Задают тон музеи, впитавшие в себя лучшие произведения искусства, собранные из всех дворцов ... Особенно хорош зал государственного музея с портретами Марии-Терезии и ее сестер - серия портретов, писанная Веласкесом. Кажется, будто портреты сделаны в наше время после импрессионистского периода, когда цветовая гамма академических коричневых тонов уступила место ярким красочным светлым сочетаниям. По ясности техники и гамме своих красок Веласкес мне кажется созвучным нашей эпохе; по мастерству живописи и синтезу оформления плоскостей Веласкес является художником, созвучным современной живописи". Щусев последовательно борется за реалистическое искусство и к слову приводит пример Веласкеса.

Собор св. Петра в Риме. Акварель. 1935 г. Венеция. Акварель. 1935 г.

Мост в Cтамбуле. Эскиз. Акварель исполнил Е. Е. Лансере. Каскад "Золотая горка" в Петродворце. 1937 г.

Щусев указывает на быстрый рост столицы Чехословакии - Праги. "Прага - древний город с кремлем, не уступающим по художественным достоинствам Московскому Кремлю, с прекрасными архитектурными памятниками готики, ренессанса и барокко. Отдавая дань конструктивизму, этот город настроил немало новых зданий, являющихся продуктом творчества молодых архитекторов, объединившихся в журнале "Ставба" ("Стройка")... В своих конструктивистских сооружениях чешские архитекторы применили все достижения новейшей техники... Правда, в беседах с архитекторами чувствуется некоторая неудовлетворенность зданиями новой архитектуры, так контрастирующей со старой Прагой и ее легкими остроконечными башнями готических соборов и дворцов".

Резюмируя свои впечатления, зодчий отмечает успехи строительной техники Европы за последние шесть лет и в то же время с горечью рассказывает о тяжелом материальном положении европейских архитекторов, которые из-за ничтожных размеров строительства не имеют работы.

Заканчивая статью, Алексей Викторович говорит об интересе к нашей архитектуре в среде зарубежных зодчих, указывая, что при условии совершенствования строительной техники советская архитектура сможет занять в Европе такое же видное место, как театр и другие виды советского искусства.

Очень интересна напечатанная несколько раньше в "Архитектурной газете" статья А. В. Щусева "Городские площади"51. Содержащаяся в ней классификация основывается не на композиционных, а на жанровых особенностях. Щусев указывает на пять типов площадей, наиболее характерных для современного советского города:

  1. 1. Площади перед зданиями райсоветов и другими общественными зданиями. Им свойственна прямая связь с главными улицами города, и оформляются они группами соответствующих зданий и памятниками.
  2. 2. Площади разгрузочные для внутригородского движения, образующиеся на перекрестках крупных улиц города. Примером служит московская площадь Дзержинского.
  3. 3. Площади со скверами, предназначенные для детей. Они должны находиться в стороне от большого движения, чтобы детям не приходи лось пересекать транспортные магистрали города. Эту же роль могут играть и бульвары. Такие площади следует располагать вблизи больших жилых комбинатов или внутри крупных кварталов.
  4. 4. Предвокзальные площади, площади перед стадионами и парками культуры, имеющие транспортное значение.
  5. 5. Площади "высшего типа", которые создаются перед Дворцами Советов или Домами правительств в крупнейших городах Советского Союза. Они предназначены для массовых демонстраций. В их создании должны принимать участие, обязательно в порядке конкурса, лучшие архитектурные силы.

"Можно признать, - говорит Щусев, - что даже плохо застроенный город, имеющий несколько хорошо оформленных площадей в центральных и наиболее важных его жилых частях, может иметь культурный вид. Поэтому площадь как таковая в городском строительстве является одним из главных элементов городской планировки".

Эта статья А. В. Щусева - прекрасный фрагмент теории градостроительства, предметом которой является само существо градостроительных проблем.

 

Для А. В. Щусева важнейшей темой для серьезных раздумий, анализа и творчества являлась реконструкция Москвы. Город, полный следов величавого исторического прошлого, хотя и изуродованный хаотической застройкой XIX-XX вв., реконструируется и преображается в современный столичный социалистический город. В коллективном труде по разработке генерального плана реконструкции Москвы Щусеву досталась львиная доля.

В журнале "Плановое хозяйство" он публикует большую статью с подробным анализом перспективного плана реконструкции Москвы52. Осведомленность во всех деталях плана, даже относящихся к узко техническим вопросам, говорит о самом непосредственном участии зодчего в его разработке.

Щусев представляет себе Москву с новыми домами-гигантами, среди которых расположен Кремль "как драгоценный кусок старой архитектуры со своими башнями и золотыми верхушками". Об исторических архитектурных ансамблях Москвы Щусев говорит, как о "живой книге ее истории". Генеральный план реконструкции Москвы, утвержденный в 1935 г., он характеризует как одно из важных завоеваний социалистического планирования53. Важнейшим требованием для претворения его в жизнь зодчий считает четкость в производстве работ и хорошо продуманную и своевременную подготовку строительства.

Анализируя архитектуру старой Москвы, Щусев отмечает ее бессистемность. Он говорит, что Москва несет на себе следы различных стилей и влияний иностранных и отечественных школ. "Новой Москве нужен свой социалистический стиль. Не отказываясь от всего ценного, что имеется в архитектуре прошлого, перерабатывая его критически, строители новой великой Москвы должны создать новый стиль, соответствующий эпохе творения социалистического общества".

В своих статьях, высказываниях он постоянно возвращается к архитектуре Москвы, причем вопросы архитектурно-художественные у него постоянно и теснейшим образом переплетаются с инженерно-техническими.

В своей статье "Магистрали новой Москвы"54 Щусев, высказывая свои суждения о таких деталях планировочного дела, как ширина тротуаров, возраст лип, одновременно не забывает о сохранении наилучших перспектив, открывающихся на Кремль. Говоря о планировке проспекта Дворца Советов, указывает, что предлагаемая И. В. Жолтовским подсыпка проспекта у Александровского сада испортит вид на Кремль. Более правильным он считал решение поперечного профиля этой части будущего центрального проспекта города в двух уровнях по принципу террасного построения садов Тюильри в Париже.

Большое значение А. В. Щусев придавал проблемам вентиляции города и организации движения на перекрестках. Эти вопросы благодаря быстрому развитию автомобильного транспорта становятся все более актуальными. Он пишет: "Чтобы решить эту задачу удовлетворительно, придется пойти на радикальные меры, вплоть до изменения трасс некоторых существующих магистралей и, может быть, прокладки новых магистралей и путем передвижки домов.

К организации движения на перекрестках нужно подходить дифференцированно. В некоторых точках пересечения основных радиусов с кольцевыми магистралями нет другого выхода, кроме решения пересечения в двух уровнях. Это довольно сложно технически и требует больших затрат, но обойтись без подобной развязки основных узлов нам не удастся. Поэтому вполне своевременно заняться этой проблемой вплотную уже в самое ближайшее время".

Щусев говорил о необходимости возведения в условиях современной застройки Москвы нескольких домов-башен, но не подозревал, что они так скоро из области далекой перспективы станут реальностью.

Заботы А. В. Щусева об архитектуре Москвы выражались не только в повседневном участии его в архитектурных и экспертных советах города, в общем руководстве архитектурно-планировочными проектными организациями и в выступлениях в печати или на архитектурных съездах. Он не ограничивался своей плодотворной критической, консультативной и публицистической деятельностью. Он разрабатывает целый ряд проектов реконструкции отдельных "кусков" Москвы.

Как уже говорилось, под руководством А. В. Щусева была осуществлена реконструкция Красной площади. Сооружая гостиницу "Москва" в Охотном ряду, он задумывается о реконструкции и застройке группы центральных площадей города - Охотного ряда, Свердлова, Революции и Манежной. Площадь Охотного ряда зодчий рассматривает как административную площадь, застраиваемую с одной стороны новым зданием СТО (ныне здание Совета Министров), а с другой - гостиницей "Москва"55. Эта площадь вместе с площадями Свердлова, Революции, Манежной и Красной образует единую пространственно-планировочную систему.

Гостиница "Москва". Общий вид со стороны Охотного ряда и деталь фасада.

Особое внимание Щусева привлекала к себе площадь Свердлова, представлявшая в прошлом целостный архитектурный ансамбль. Уже в конце XIX в. она была застроена совершенно различными по массам, ритму и стилю зданиями, которые в совокупности с остатками старого ансамбля явили собой, по словам Щусева, "подлинно архитектурную какофонию". Поэтому зодчий поставил перед собой задачу создания архитектурного ансамбля, в котором было бы учтено и значение площади как центральной площади столицы, и высота новых зданий и было бы предусмотрено устройство лестницы для непосредственной связи площади Свердлова и Красной площади, а также частичная реконструкция Малого театра, гостиницы "Метрополь" и вестибюля метро.

Еще до Щусева идею реконструкции части площади Свердлова, примыкающей к Большому театру, разрабатывал И. В. Жолтовский. "Приняв за основной модуль площади высоту колонны Большого театра, - пишет Щусев, - И. В. Жолтовский создал меньший пропорциональный ордер, которым он закрыл здание Мосторга и частично фасады Малого и Детского театров. Этим он стремился создать подходящий фон и выделить объем Большого театра. В своем эффектном проекте... И. В. Жолтовский не затронул, однако, второй половины площади, на которую выходят гостиницы "Москва" и "Метрополь". Не разрешил он также (а только схематически наметил) вопроса о лестнице, ведущей на Красную площадь"56.

Гостиница "Москва". Вестибюль. Театр на площади Маяковского в Москве. Перспектива. 1934 г.

К рассмотрению ансамбля площадей Охотного ряда, Свердлова и Революции Щусев обращается в связи со строительством гостиницы "Москва". В связи с проектированием театра на углу Триумфальной площади и улицы Горького он занялся и реконструкцией Триумфальной площади, а вслед за тем улицы Горького и даже Ленинградского шоссе. Это было еще в 1932 г.

Щусевский проект реконструкции Триумфальной площади предусматривал в центре сквер с подпорной стеной со стороны площади Восстания. В сквере памятник и фонтан. 2-я Брестская улица перекрывается аркой, что превращает ее во внутриквартальный проезд. Параллельно улице Горького (через сад "Аквариум") пробивается новая транспортная артерия, которая освобождает улицу Горького от избытка транспорта на всем ее протяжении до Ленинградского шоссе. Все возводимые вновь строения площади (театр, здание Межрабпрома и Центрального управления гострудсберкасс) объединяются в единое архитектурное целое колоннадой высотой в два этажа.

Следующей задачей Щусева было составление проекта реконструкции Ленинградского шоссе от Белорусского вокзала до Петровского парка. Эта магистраль шириной 120 м была беспорядочно засажена зеленью и очень плохо застроена.

А. В. Щусев с богатой творческой фантазией, но неизменно в соответствии с реальной обстановкой набрасывает в своем воображении контуры будущей архитектуры данного радиуса столицы57. Он определяет специфические качества застройки каждого участка магистрали, говорит о въезде в город, о создании жилого массива в связи с живописным контуром берегов водохранилища, о живописной застройке магистрали с отступами от красной линии и одновременно с разнообразным силуэтом возводимых зданий, об общественных и жилых зданиях, сочетающихся в своеобразные ансамбли, указывает на "узловые" точки в застройке магистрали, такие, как площадь у пересечения Волоколамского и Ленинградского шоссе. В этой газетной статье Щусев как бы рисует портрет магистрали. Перед нами встают яркие образы ансамблей прекрасного нового города.

 

В 1936 г. Щусев приступает к разработке проекта 9-10-этажных жилых домов, предполагаемых к постройке на улице Горького с правой стороны, если идти от Охотного ряда к Советской площади.

Улица Горького на этом участке в соответствии с планом реконструкции Москвы расширяется в среднем до 50 м. По проекту Щусева следовало на протяжении полукилометра соорудить всего два дома. При этом Георгиевский переулок вышел бы на улицу Горького через арку, "подобно Галерной улице в Ленинграде, выходящей аркой на Сенатскую площадь". Первый дом должен был располагаться от здания Комитета СТО до проезда Художественного театра и второй - до Советской площади. Зодчий предусматривал и организацию производства строительных работ. Он указывал, что из-за стесненности строительных площадок здесь найдут применение новейшие способы механизации подачи и укладки строительных материалов.

"Базой нового строительства, - писал Щусев,- явятся заводы строительных материалов и стройдеталей, строящиеся в настоящее время в Москве". "Двадцатого апреля 1937 г. СНК СССР утвердил проект реконструкции улицы Горького от Охотного ряда до Советской площади, составленный 2-й архитектурной планировочной мастерской Моссовета,- пишет "Архитектурная газета"58.

Как мы видим, к улице Горького Щусев обращается в своей проектной практике несколько раз, но, к сожалению, она "как заколдованная" не давалась ему и приносила разочарование одно за другим. Сооружения, которые он проектировал, были выстроены по проектам других зодчих, бесспорно уступающих ему по таланту и мастерству.

В самом деле, в 1923 г. Щусев сооружает прекрасный портик на Советской площади, впоследствии разобранный. В 1925 г. Щусев создает признанный лучшим по конкурсу проект Центрального телеграфа, но сооружает это здание по заведомо худшему проекту И. И. Рерберг. В 1933 г. Щусев тщательно разрабатывает проект театра на пл. Маяковского, однако строится это здание в конечном итоге по проекту архитекторов Д. Н. Чечулина и К. К. Орлова. И, наконец, Щусеву не удается также завершить по своему проекту застройку реконструируемой улицы Горького жилыми домами. Разработанные им планы, объемная композиция и даже предложения по организации строительства были реализованы в проектах А. Г. Мордвинова.

Приблизительно в эти же годы (1934-1935 гг.) Щусев работает над реконструкцией Ростовской и Смоленской набережных левого берега Москвы-реки, расположенных у Бородинского моста. Было решено строить на набережных жилые дома 8-9-этажной высоты и только в некоторых местах, во избежание монотонной линии застройки, увеличивать высоту до 14 этажей59.

Жилой дом на Смоленской набережной в Москве. Фасад и план типовой ячейки. 1939 г.

Несмотря на развернувшиеся в довоенные годы работы по застройке этих набережных, сооружены были лишь несколько отдельных жилых домов, принадлежавших различным застройщикам, да и то ни один из них не был закончен полностью. На Ростовской набережной была возведена только небольшая часть полуциркульного в плане здания, которая много лет одиноко и довольно нескладно высилась среди окружающей ее малоэтажной застройки. Отдельные здания, построенные на Смоленской набережной60, тоже, к сожалению, не представляют собой сколько-нибудь завершенного ансамбля. Строительство, отданное в руки различных организаций, было лишено основного принципа, заложенного в проекте Щусева,- комплексности застройки, от которой зависит качество архитектурного ансамбля.

Проект ансамбля жилых домов, создающих живописную панораму набережной, расположенной по склону берега в двух ярусах, обладал бесспорным единством, выразительностью, монументальным характером и богатством силуэта.

Следующим шагом в развитии архитектурных форм жилых зданий являются проекты Щусева Центрального Дома колхозника61 и жилого дома на Большой Калужской ул.

Курорт Псырцха проект реконструкции главного здания. Жилой дом на Большой Калужской ул. в Москве.

 

В 1939-1940 гг. Щусев берется за составление проекта реконструкции Садового кольца в его замоскворецкой части, от Крымского до Краснохолмского моста. Эта работа возникла в какой-то связи с проектированием ряда жилых домов на левой стороне Большой Калужской улицы (ныне Ленинский проспект).

А. В. Щусев внимательно прослеживает Садовое кольцо на этом его отрезке, определяя ширину проезжей части, тротуаров, будущих "красных линий" и устанавливая характер его застройки. Одновременно он рисует ряд нарядных перспектив реконструируемых Добрынинской и Октябрьской площадей.

Однако и в этом случае зодчему не удается реализовать свои идеи и довести дело до конца. Его эскизы реконструкции этих важных магистралей и площадей города сослужили свою службу лишь в качестве первоначальной планировочной идеи.

Из обширных замыслов, относящихся к застройке Б. Калужской улицы, Щусеву удается осуществить строительство только одного жилого дома для Академии наук (д. № 13), который по замыслу является лишь боковым корпусом, фланкирующим еще больший по размеру дом. Композиция выстроенного дома сама по себе не может рассматриваться как нечто законченное. Впоследствии рядом с этим жилым домом Академии наук сооружается жилой дом по проекту И. В. Жолтовского (д. № 11). Этот дом возведен в полном соответствии с проектом, что вряд ли делает правомочным сравнение обоих домов между собой.

Жилой дом ГАБТ в Брюсовском переулке в Москве. Павильон СССР на Международной выставке в Париже. Перспектива. 1937 г.

У Жолтовского основой композиции здания является стена, причем предельно стандартизованные окна не принимаются во внимание композицией фасада; на главном фасаде нет ни балконов, ни лоджий, ни эркеров. Щусев же, напротив, широко использует в архитектуре дома все эти элементы.

Художественная идея в произведениях Жолтовского сопоставляется с назначением сооружения лишь в самой общей форме. Щусев же создает свои художественные образы непременно как производные от конкретного назначения каждой данной постройки. Художественная идея у него возникает из того, что мы называем жанровой сущностью произведения.

Важную роль в сложении ансамбля центра Москвы играет архитектура сооруженного по проекту А. В. Щусева Москворецкого моста (1939-1940 гг.). Он является как бы продолжением так называемой Васильевской площади, образованной между храмом Василия Блаженного и Москвой-рекой.

Москворецкий мост. Фрагмент. Москворецкий мост. Вид с набережной.

Этот новый мост перекинут не только через реку, но и через набережные, по которым возможно сквозное движение. С ряда точек зрения, например с Раушской набережной, он заслоняет собой Кремль, и это его серьезный недостаток. Но он вытекает из транспортных условий современного столичного города, и архитектор в этом вопросе уже бессилен. Большие масштабы новых сооружений, конечно, часто приходят в противоречие со старыми сооружениями города. Например, дом Совета Министров в Охотном ряду кажется великаном рядом со старинным зданием Дома Союзов. Так и Москворецкий мост, как, впрочем, и другие новые мосты через Москву-реку, является великаном по отношению к старой застройке набережных и скромным размерам реки. Несогласованность новых и старых масштабов - важнейшая архитектурная проблема, от решения которой зависит судьба многих прекрасных ансамблей города; она требует от зодчих градостроителей много внимания, такта и изобретательности.

Москворецкий мост. Вид с набережной.
По своим архитектурным формам мост очень прост. Его главный пролет представляет собой легкую изящную и смелую железобетонную арку-свод с очень небольшой стрелой подъема. Облицован мост розовым гранитом. На двух высоких пьедесталах у опоры моста зодчий предполагал установить две скульптурные группы, но они до сих пор не установлены и, возможно, к лучшему. Скульптуры должны обладать очень высокими качествами, чтобы с правом занимать столь ответственное место.

Создание так называемой Васильевской площади служит развитием и непосредственным продолжением реконструкции Красной площади. Роль Щусева в создании архитектурного ансамбля этих двух площадей очень велика. Работая над архитектурой Мавзолея, а через 10 лет над архитектурой Москворецкого моста, он установил основные композиционные черты новых ансамблей, образованных с определяющим участием таких замечательных памятников русской архитектуры, какими являются Кремль с его башнями и храм Покрова, что на рву (храм Василия Блаженного).

 

Как мы уже убедились, Щусев, проектируя любое в той или иной мере значительное сооружение, неизменно обдумывает архитектурный ансамбль всего прилежащего к нему района города. Этому принципу он остается неизменно верен. Так, приступая к составлению проекта главного здания Академии наук на Крымской набережной, против ЦПКиО, зодчий делает проектные предложения, относящиеся к площади перед входом в парк и к архитектуре самого входа. К сожалению, эти предложения не были изучены и реализованы. Более того, Щусев делает эскиз планировки всего района вплоть до Кремля. Он пишет о группе площадей правого берега Москвы-реки: "Вся эта часть города с островком на реке по своей конфигурации близко напоминает часть Парижа с островом "Ситэ". Направление "стрелки" острова Ситэ ориентировано на запад, как и в Москве. Магистраль Дворца Советов, ведущая на Лужники и затем по мосту поднимающаяся на Ленинские горы в юго-западный нагорный район, смело могла бы поспорить в будущем с авеню Елисей-ских полей. Выгодное положение всего приречного района Москвы обязывает отнестись к его планировке и застройке с особенным вниманием и вдумчивостью"62.

"Связующим звеном площади Дворца Советов с правым берегом реки являются два моста, ведущих к замыканию кольца А через островок и Замосковоречье в полный круг. Вогнутая линия мостов дает возможность сделать остановку посредине островка и связать будущий монумент Челюскинцев63 с полотном мостов. На самой стрелке при этом образуется площадка, напоминающая мыс на острове реки Сены в Париже.

Дальнейшее движение к площади Парка культуры и отдыха идет по набережной правого берега реки, на которой должны строиться крупные общественные здания новой Москвы, а именно Дворец молодежи и здание Академии наук.

Оба здания по плану прекрасно вписываются в контуры беспорядочно застроенного в настоящее время участка и дают как бы дворцовую набережную, расположенную против Дворца Советов. Во время прогулок по набережной перспективы на него будут живописно меняться, что крайне желательно в художественно-архитектурном отношении".

Видя неполадки в застройке Москвы и создании ее ансамблей, он не раз считал своим гражданским долгом поднять голос в защиту основных принципов социалистического градостроительства. Так, в одной из своих статей он пишет:

"Вряд ли нужно доказывать... что только при ансамблевой застройке может быть обеспечена правильная реконструкция московских магистралей. К сожалению, опыт почти двух лет, прошедших со дня опубликования плана реконструкции Москвы, показывает, что в этом отношении дело обстоит неблагополучно. И неслучайно архитектурную общественность волнует то обстоятельство, что застройка большинства магистралей осуществляется без гарантии полной согласованности между собой отдельных объектов"64.

И в самом деле, на площади Белорусского вокзала вместо предполагаемого семиэтажного дома был построен одиннадцатиэтажный. "По ул. Немировича-Данченко появилось здание с совершенно случайной некрасивой башней, отнюдь не согласованной с ансамблем Советской площади, и многое другое",- вспоминает зодчий. "С ансамблевой застройкой Москвы создалось совершенно нетерпимое положение. Под угрозой находятся принципы, положенные в основу генерального плана реконструкции столицы".

 

Во всей творческой жизни А. В. Щусева мы наблюдаем его неустанную заботу о памятниках русской архитектуры, его любовь к национальной художественной культуре. С резкой настойчивостью он выступал против сноса отдельных памятников архитектуры, якобы мешавших развитию города. Необходимо планировочные задачи решать, сохраняя прекрасные, украшающие город памятники архитектуры. "Разбирать памятник русской архитектуры - это значит не справиться с решением планировочной задачи, это значит не вылечить руку, а ее отрезать и ... залить асфальтом",- добавляет зодчий. Именно так случилась непоправимая беда: были снесены Сухарева башня, Красные ворота, церковь Успения на Покровке, Китайгородская стена и многое другое.

Живописный облик древней Москвы в конце XIX-начале XX в. засоряется безвкусной лоскутной капиталистической застройкой. Многое в городе надо исправить, привести в соответствие с современными требованиями, но вместе с тем необходимо чувствовать и сохранять очарование города, в течение многих веков воплощавшего в своих сооружениях мудрость и художественную культуру великого русского народа. Такова была точка зрения мастера, которую он неизменно отстаивал.

К началу страницы
Оглавление    Мавзолей Ленина...  Институт Маркса - Энгельса - Ленина...