Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Кирилл Афананьев
А. В. Щусев
1. Основой этого ансамбля был величественный собор четких геометрических очертаний, рассчитанный на восприятие с дальних точек обширной площади . Стройная колокольня была поставлена строго по оси собора, поэтому, несмотря на относительно большое расстояние между ними, они слились в единую композицию.
По той же оси на тротуаре главной улицы были сооружены в 1840 г. по проекту архит. Заушкевича своеобразные "ворота", имеющие сквозные переходы с четырех сторон (по схеме римской арки Quadrifronte). Подобной постановкой была обеспечена их видимость в перспективе главной улицы города.Вернуться в текст
2. Сведения, относящиеся к биографии зодчего, почерпнуты из неопубликованной автобиографии А. В. Щусева, из рукописей П. В. Щусева "Детство и гимназические годы академика Алексея Викторовича Щусева и его последующая деятельность в Кишиневе" и "Наши родители", из рукописи В. М. Карчевского, содержащей воспоминания о деятельности зодчего в Кишиневе, из переписки А. В. Щусева со своей женой, а также из личных бесед автора с М. В. и М. А. Щусевыми, Б. Курцем, Е. Нестеровой, П. Нерадовским и другими близкими ему лицами..Вернуться в текст
3. Евгения Ивановна Апостолопуло. Ею была организована в 1905 г. в селе Сахарны Сергеевского уезда бессарабской губернии школа виноделия Бессарабского земства. В пользу этой школы ее муж, инж. Н. К. Апостолопуло, завещал треть своего имущества. Е. И. Апостолопуло содержала бесплатную квартиру для начинающих художников в Петербурге на Галерной ул. с общей мастерской. Энергичную деятельность она проявила в качестве члена Петербургского женского благотворительного общества в голодном 1899 г., когда ездила по поручению общества в Казанскую губернию..Вернуться в текст
4. Архитектурное образование дореформенной Академии художеств заключалось вкратце в следующем. В первом отделении ученики всех видов искусства занимались в рисовальном классе гипсовых голов и в классе эстампов, слушали лекции по русской словесности. Ученики архитектуры, кроме того, посещали класс математики. Во втором отделении ученики занимались в рисовальном классе гипсовых фигур, а архитекторы, кроме того, - в классе черчения архитектурных деталей и орнаментов. И те и другие слушали лекции по истории изящных искусств, эстетике, археологии, перспективе и теории теней, русскому языку, общей и русской истории. Архитекторы сверх того - по математике, физике, химии (в применении к архитектуре), статике и архитектурной механике. В третьем, высшем, отделении ученики архитектуры упражнялись в составлении проектов. Ученики (по всем специальностям) слушали лекции: по истории изящных искусств, эстетике, археологии, общей и русской истории, русской словесности. Архитекторы, кроме того, слушали лекции по математике, физике, химии, статике, строительной механике, специальному законоведению по строительной части и упражнялись в составлении смет и отчетов.
Ученик обязан был проработать в первых двух отделениях, несмотря на хорошие успехи, не менее двух лет. В третьем же, высшем, отделении срок пребывания зависел исключительно от его личных успехов.
Академический курс считался законченным, когда ученик выдерживал экзамен по наукам и получал малую серебряную медаль за классные академические работы. Однако ученик до истечения шести лет имел право продолжать учиться в третьем, высшем отделении Академии и добиваться получения большой серебряной медали. Получившие большие серебряные медали имеют право участвовать однажды в конкурсе на малую, а затем большую золотые медали, что давало право на заграничную длительную поездку (до шести лет) - так называемое пенсионерство.
Окончившие курс обучения и награжденные малой серебряной медалью получали звание неклассного художника. Награждение большой серебряной медалью давало право на звание классного художника третьей степени, малой золотой медалью - классного художника второй степени, большой золотой медалью - классного художника первой степени. Классный художник первой степени мог через три года получить звание академика, а еще через три - звание профессора за отличное выполнение заданной на сей предмет программы. Таковы были порядки в Академии художеств, когда в нее поступил молодой Щусев. Вернуться в текст
5. В 1-м классе изучались архитектурное черчение ордеров с тушевкой и копирование с оригиналов памятников классической архитектуры, рисование и черчение орнаментов классического стиля и антиков в музее гипсовых слепков, рисование с натуры в натуральном классе и другие предметы.
Во 2-м классе изучались архитектурное черчение и копирование памятников византийской, романской, восточной и древнерусской архитектуры, рисование орнаментов, соответствующих стилей и др. в 3-м классе - архитектурное черчение и копирование памятников архитектуры ренессанса и новейшей гражданской архитектуры с акварельным тушеванием фасадов, исполнение ежемесячных программ, лепка орнаментов, акварель с оригиналов и натуры. Работа в мастерской (4-й год обучения) заключалась в выполнении ежемесячных архитектурных программ, причем одна из них разрабатывается детально. Второй год обучения в мастерской заключался в составлении выпускного проекта и его детальной разработки по одной из заданных художественным советом тем. Окончившим архитектурное отделение присуждалось звание художника-архитектора..Вернуться в текст
6. Любопытно отметить обычай, принятый в Академии художеств, визировать всеми членами комиссии представленный эскиз дипломного проекта. Их подписи стоят на полях представленного эскиза, тем самым акт его утверждения ко многому обязывает и дипломанта, и его руководителей.Вернуться в текст
7. Превосходно выполненные Щусевым в цвете чертежи, относящиеся к воротам Гур-Эмира, были отлично изданы ("Мечети Самарканда", вып. I. СПб., 1905)..Вернуться в текст
8. Проект дома на углу Пушкинской и Кузнечной улиц многие годы хранился у В. М. Карчевского и лишь впоследствии передан им для хранения в Кишиневский музей им. А. В. Щусева.
За время войны эти домики были разрушены, но сохранили свои стены. В настоящее время они восстановлены в первоначальном виде (изменения коснулись выходов на балконы, превращенных в окна, и некоторых других деталей).Вернуться в текст
9. Авторитет Академии Жюльена подтверждается тем, что именно в ней в 1909-1910 гг. рисовал живую натуру В. А. Серов..Вернуться в текст
10. Чертежи Щусева и Фартусова в настоящее время хранятся в фондах музея-заповедника Киево-Печерской лавры..Вернуться в текст
11. Щусев А. В. Об алтарных преградах Византии. "Зодчий", 1902, № 1, с. 134-135..Вернуться в текст
12. В пределах центрального междустолпия была расположена аркада из трех арок, покоящихся на колоннах с византийскими (кубоватыми) капителями. Аркаду предполагалось исполнить из мрамора, а колонны, обозначенные на чертеже ярким кобальтом, вероятно, выложить ляпис-лазурью. У боковых абсид, жертвенника и дьяконника алтарная преграда, по проекту Щусева, образовывалась колоннадой того же византийского ордера с архитравным перекрытием. Второй ярус представлял собою мраморную миниатюрную аркаду. Архитектура иконостаса по своему стилю подобна архитектуре Владимирского собора в Киеве и собора Александра Невского в Варшаве (построенного Л. Н. Бенуа). Зодчий использует древние формы византийской архитектуры для служения современности, что вызывает неизбежную их модернизацию. Проявить в этом проекте свое творческое лицо Щусеву не удалось.
Однако превосходный чертеж иконостаса, выполненный в крупном масштабе на сером фоне тонированного ватмана размером 1 X 1,5 м, производит большое впечатление. Чертеж исполнен мастерски, тщательно прорисованы детали, покраска свидетельствует об уверенной руке художника.
Проект отделки трапезной церкви, ее иконостаса и других элементов, исполненных из мрамора, был утвержден Советом лавры в 1907 г. Завершаются же все работы в лавре, которые проводились по проектам и под руководством Щусева, только в 1910 г. .Вернуться в текст
13. В Научно-исследовательском музее Академии художеств СССР (Ленинград) хранятся перспективный вид интерьера церкви, фасадное изображение восточной, западной и южной стен храма. Чертежи выполнены в 1910 г. акварелью, гуашью и золотом. Проект остался нереализованным.Вернуться в текст
14. Эскизный проект этого дома, выполненный в туши и покрашенный акварелью, хранится в Музее архитектуры им. Щусева.Вернуться в текст


Часть I
ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА А. В. ЩУСЕВА

Глава 1
Детские годы. Академия Художеств. Ранние произведения

Алексей Викторович Щусев родился в Кишиневе 26 сентября 1873 г. Он любил "тихий и милый" город, в котором вырос. Это была верная и трогательная привязанность. В молодости, будучи студентом Академии художеств, он ежегодно приезжал туда на каникулы, а в последние годы своей жизни с энтузиазмом работал над послевоенным восстановлением и реконструкцией Кишинева, следил за качеством архитектуры сооружаемых там зданий.

Правильная прямоугольная сетка улиц Кишинева была застроена отдельными, в основном одноэтажными особнячками, которые иной раз мало чем отличались от сельских домиков. Регулярный характер планировки города, его прямая главная улица (ныне ул. Ленина) и своеобразный, четкий архитектурный ансамбль, созданный в центре, вносил в застройку порядок и организованность1.

Классицизм определил характер архитектуры центрального ансамбля и ряда других сооружений Кишинева.

В городе были и бедные кварталы, хаотично застроенные совсем плохонькими домишками. В годы детства А. В. Щусева город только начинал благоустраиваться. Пестрая многоязыкая базарная толпа, крытые черепицей мазанки, особенно в нижней части города, придавали ему неповторимый и своеобразный вид.

Дом Щусевых в Кишиневе
Домик семьи Щусевых (Леовская улица, 6), где родился и вырос Алексей Викторович, был выстроен его отцом еще в ту пору, когда городские участки под застройку раздавались бесплатно. При доме был большой сад. Теперь Леовская улица носит имя Щусева2.

Отец Алексея Викторовича, Виктор Петрович Щусев, работал сначала в суде, а затем был смотрителем Кишиневской больницы. Мать - Мария Корнеевна Зозулина владела иностранными языками, следила за литературой...

Все дети В. П. Щусева - дочь и четверо сыновей - получили высшее образование. Для семьи скромного чиновника, стесненного в средствах и проживавшего на окраине России, это было чрезвычайно редким явлением.

Большой семье Щусевых жилось трудно на небольшую пенсию отца. В связи с этим участок, занятый садом, отошел под застройку, домик был отдан внаймы, а семья переселилась в трехкомнатный флигель в глубине двора.

Плодотворное влияние на молодого Щусева оказала Евгения Ивановна Апостолопуло, просвещенная женщина, общественная деятельность которой получила заслуженную и почетную известность3. В своей краткой автобиографии Щусев отмечал, что семья инженера Апостолопуло, и особенно его жена Евгения Ивановна, вызывали в нем "стремление добиваться высокого уровня в своей специальности".

"В гимназии, - пишет Алексей Викторович, - моим любимым предметом было рисование, за которое я получал многочисленные награды и похвальные листы. Руководитель мой, милый и мягкий Н. А. Голынский, поощрял меня, но сам не имел строгой методики преподавания рисунка". Мальчик воспитывался на репродукциях и разного рода иллюстрациях, публикуемых в периодических изданиях. Он копировал из журналов различные репродукции, срисовывал в увеличенном виде фотографии. После смерти родителей (оба скончались в 1889 г.) Алексей Викторович, будучи еще гимназистом, был вынужден искать заработок подготовкой к экзаменам гимназистов младших классов.

В 1891 г. Алексей Щусев окончил Кишиневскую гимназию и твердо решил поступить в Академию художеств в Петербурге, которая была, бесспорно, крупнейшей и лучшей в России художественной школой.

іл.4
Загородный дворец. Дипломный проект. Эскиз. 1897 г.

Учиться в ее стенах было уделом состоятельных слоев населения и лишь тех немногих талантливых молодых людей, недостаток средств и связей у которых восполнялся исключительной волей и упорством в достижении этой цели. Щусев, уже лишившийся родителей, имел лишь минимальные средства для поездки в далекий Петербург, но все же рискнул покинуть родной Кишинев.

Посетив Академию, Щусев убедился в том, что не умел рисовать в соответствии с ее требованиями. Но он был талантлив, полон сил и энергии. Он с азартом принимается за подготовку к испытанию и целыми днями вместе с другими абитуриентами рисует гипсовые слепки с античных образцов в музее Академии. Через полтора месяца напряженной работы, 26 августа 1891 г., Щусев успешно выдержал экзамен и его зачисляют по "головному классу". Это был первый крупный успех на жизненном пути будущего зодчего. Академия художеств имела свою славную историю, она воспитала многих талантливых художников и зодчих.

Но в 1860-х гг. Академия начинает терять свое исключительное значение. И более того, "академизм" входит в прямое противоречие с художественными взглядами молодых художников. Необходима была реформа4. Но только в 1891 г. специально созданная комиссия приступила к пересмотру старого устава, относящегося к 1859 г. Под напором общественного мнения Академия вынуждена была идти на компромисс. Новый устав, подготовленный ее конференц-секретарем И. И. Толстым совместно с И. Е. Репиным, И. П. Кондаковым и А. И. Куинджи, был утвержден 15 октября 1893 г. и с 1894 г. введен в действие. Таким образом, А. В. Щусев три первых года учился еще в обстановке дореформенной Академии. Реформа же произошла на его глазах, и сущность ее заключалась прежде всего в преодолении консервативных академических традиций. Живопись по образцам, согласно устоявшимся академическим приемам живописного ремесла, уступает место наблюдению природы, живописи с натуры. В профессуру Академии были приглашены новые, проявившие яркий талант художники, во главе с И. Е. Репиным.

По классу архитектуры реформа также привела к более свободным творческим поискам новых форм.

В соответствии с новым уставом действительными членами Академии стали архитекторы А. Н. Бенуа, Л. Н. Бенуа, П. А. Брюллов, К. М. Быковский, Г. И. Котов, А. Н. Померанцев, М. Т. Преображенский, И. П. Петров (Ропет), Н. В. Султанов, В. В. Суслов, А. О. Томишко.

Творчество многих из названных архитекторов связано с поисками так называемого "русского стиля", что определяло характер их творчества. Г. И. Котов принимал участие в работе Археологической комиссии и создал в 1910 г. проект реконструкции "Мстиславова храма" во Владимире-Волынском. А. Н. Померанцев построил Верхние торговые ряды на Красной площади (1889-1893 гг.), И. П. Петров (Ропет) работал в "русском стиле", Н. В. Султанов, В. В. Суслов углубленно изучали памятники русской архитектуры и проблемы их реставрации.

С 1894 г. учебная жизнь Академии регулируется уже измененным уставом. Академическая школа называется Высшим художественным училищем живописи, скульптуры и архитектуры и принадлежит к разряду высших учебных заведений страны. Курс архитектурного отделения распределялся на пять лет и состоял из общих классов (первые три года) и занятий в отдельных мастерских (последние два года)5.

В первые годы обучения А. В. Щусева привлекала как архитектура, так и живопись. Он с увлечением писал этюды и слыл хорошим рисовальщиком. Щусев часто посещал мастерскую А. И. Куинджи и любовь к рисунку и живописи пронес через всю жизнь. Но несмотря на успехи в рисунке и одобрение самого Репина, Щусев продолжал учиться по архитектурной специальности.

В обстановке столичного холодного Петербурга Щусев чувствовал себя одиноким и неизменно в летние студенческие каникулы возвращался в Кишинев, где проходил строительную практику на постройке здания Кишиневской гимназии.

Говоря о студенческих годах жизни Щусева, надо сказать и о его мытарствах в поисках заработка. Но в последние годы обучения в Академии дела Щусева поправились, и летом 1896 г. он осуществил кратковременную поездку за границу.

С введением нового устава 1894 г. Щусев поступает в мастерскую профессора Леонтия Николаевича Бенуа, у которого учились также В. А. Щуко, И. А. Фомин и многие другие прославившиеся затем зодчие. Л. Н. Бенуа был отличный педагог. Его высокая профессиональная культура обеспечивала прекрасную подготовку учеников и помогла заложить прочный фундамент для их будущих творческих успехов.

Первым учебным проектом, сделанным Щусевым в 1893/94 учебном году, был проект ограды и входа в парк. Следующий проект студента Щусева - это выполненный в формах французского Ренессанса маленький двухэтажный охотничий домик с башенкой, расположенный среди живописного пейзажа в горах.

Следующий учебный проект - двухэтажная больница - малоинтересен. Внимание автора было направлено в основном на решение функционально-технических задач. Проект жилого доходного дома разрабатывается также с повышенным вниманием к его функциональной части.

Вероятно, в 1893 или 1894 г. по проекту Щусева сооружаются две каменные сторожки в виноградном саду имения Е. И. Апостолопуло в Сахарне (близ Рыбниц). Это небольшие двухэтажные строения из бута и молдавского "котельца" с деревянным балконом и наружной деревянной лестницей.

Среди сохранившихся ученических работ Щусева обращает на себя внимание относящийся к 1895 г. компактный и простой по схеме проект "Торгового дома" (конторы и магазина).

В 1896 г. Щусев работает над учебным проектом небольшой кирпичной церквушки в официальном варианте "русского стиля" конца XIX в. Тогда же Щусев выполняет эскизный проект большого жилого дома, а также проект читальни - маленького двухэтажного домика, разработанный весьма детально, в крупном масштабе, с подробной прорисовкой интерьеров.

Проект барского дома в условиях городского затесненного участка - преддипломная работа, свидетельствует о достижении им определенного профессионального уровня знаний и мастерства. Красиво нарисованный, несимметричный план застройки участка и план самого дома говорят о том, что автор проекта не пренебрегал вопросами организации бытовых процессов и наряду с архитектурой фасадов уделял должное внимание компоновке здания в целом.

А. В. Щусев-студент
В 1896 г. Щусев приступает к дипломному проекту "Барская усадьба". Предварительный эскиз был утвержден специальной комиссией6.

Дипломант проектирует загородный барский дом-дворец, церковь, связанную с ним галереей, а также оранжерею и служебные корпуса. Здания группируются вокруг нарядного овального двора. Задний фасад дворца обращен в парк. Здание проектируется в формах французского Возрождения. Церковь же при дворце близка по формам русским ярусным храмам конца XVII в.

В музее Академии художеств СССР (в Ленинграде) хранятся генеральный план, планы этажей и главный фасад дворца. Великолепная прорисовка деталей и отличное владение акварелью свидетельствуют о прекрасной выучке, полученной Щусевым за шесть лет обучения в стенах Академии.

Весной 1897 г. Щусев защищает дипломный проект, за который на традиционной выставке осенью того же года его награждают золотой медалью и предоставляют право на творческую командировку за границу.

Еще студентом Щусев в 1895 г., узнав из газетного объявления о смерти некоего генерала Д. П. Шубина-Поздеева, явился к его вдове с предложением составить проект надгробного памятника. Это предложение неожиданно было принято. Молодой академист взял на себя не только составление эскизного проекта и его детальную разработку, но л наблюдение за производством работ на кладбище Александро-Невской лавры.

Часовня была сооружена полностью из кованого железа; квадратная в плане, она перекрыта шатровой крышей, металлическая ограда на гранитном цоколе огораживает участок. Под землей - склеп. Сложный рисунок дверей, окон, шатра, креста, киотов внутри часовни и ограды потребовал упорного труда, о чем свидетельствуют подготовительные рисунки и эскизы. Архитектурный облик часовни несет следы столь распространенного в те годы "псевдорусского", или "византийско-русского", стиля.

Загородный дом в "Долине Чар"
После защиты дипломного проекта Щусев проводит несколько месяцев в Кишиневе, женится там на Марии Викентьевне Карчевской - сестре своего школьного товарища, и вместе с ней поселяется в молдаванской хатке в предместье, так называемой Долине Чар. Здесь по его проекту был сооружен двухэтажный загородный дом для Михаила Викентьевича Карчевского. Дом хорошо сохранился. Расположенный над заросшим оврагом, по дну которого пролегает дорога, и окруженный фруктовым садом, он очень привлекателен. Дом прост, без каких-либо украшающих деталей. Большая, увитая зеленью терраса и асимметричная группировка помещений придают его архитектуре домовитость и уют.

Осенью 1897 г. А. В. Щусев принял участие в экспедиции Археологической комиссии в Самарканд, направившейся туда под руководством проф. Н. И. Веселовского для изучения и обмеров гробницы Тамерлана Гур-Эмир и соборной мечети Биби-Ханым. Самарканд конца прошлого века с шумным, ярким базаром под неистово горячим солнцем был полон экзотики азиатской жизни. Щусев принимает участие в детальных обмерах и снимает кальки с бесконечного числа орнаментальных деталей.

Над сложнейшими чертежами7 самаркандских обмеров, при выполнении которых архитектор продемонстрировал свое трудолюбие, великолепное графическое мастерство и превосходную технику акварели, он трудился всю зиму 1897/98 г. Работа Щусева над среднеазиатскими обмерами не была только профессиональным ремесленным упражнением молодого зодчего.

Красочное искусство народов Средней Азии оставило яркий след в его душе и нашло отражение в творчестве. И не раз впоследствии он обращался к этому искусству в своих произведениях.

Дом М. В. Карчевского в Кишиневе. 1897 г.
По-видимому, к лету 1898 г. относится работа архитектора над проектом дома на углу Пушкинской и Кузнечной улиц в Кишиневе, выполненным для того же Карчевского. Дом и рядом расположенный флигель были выстроены через 3-4 года точно по проекту и под наблюдением самого автора8 Архитектура носит восточный характер. Вставка голубых квадратных изразцов, не имеющих никакого рисунка, удачно сочетается с серым камнем стен. Изящны и красивы расположенные на высоте цоколя балконы с металлическими перилами. Наилучшее впечатление производит оригинальное и композиционно неожиданное сопоставление стрельчатой и подковообразной арок, расположенных в непосредственной близости одна к другой.

Флигель, выходящий фасадом на Кузнечную улицу, несколько проще. Цоколь значительно ниже, балконов нет. Две входные двери заключены в один портал, над которым размещен орнаментальный узор. Порталу этого флигеля совершенно неожиданно приданы отчетливо выраженные формы архитектуры модерна.

Кишиневские проекты и самаркандские обмеры А. В. Щусев выполнял в ожидании заграничной командировки. Целью командировки было повышение общей художественной культуры пенсионеров и прежде ізсего ознакомление в натуре с памятниками архитектуры. От пенсионеров ожидали путевых заметок, рисунков и обмеров. Щусев вместе с женой начал свое путешествие в августе 1898 г. Прежде всего они направились через Вену и Триест в Венецию. Здесь они встретились с Г. И. Котовым, наставления которого помогли Алексею Викторовичу ориентироваться за границей, выработать наиболее удачный и интересный маршрут путешествия. Котов не раз оказывал Алексею Викторовичу в дни его молодости дружескую поддержку, и эта дружба прошла через всю их жизнь. По рисункам Щусева можно проследить маршрут путешествия по Италии. После ярких впечатлений от прекрасного классического искусства Италии Щусевы проводят зимние месяцы в Тунисе. Здесь, как и в Самарканде, Алексей Викторович рисует не только архитектуру: его занимают красивые, смуглые люди и необычных, ярких нарядах. Алексей Викторович любил жизнь, и архитектура всегда оценивалась им в теснейшей взаимосвязи с ней.

Из Туниса Щусев вернулся в Италию, откуда проследовал во Францию, затем в Англию и Бельгию. Свыше полугода Алексей Викторович рисует в Академии Жюльена9 и привозит из Парижа серию превосходных рисунков. Выполненные на тонкой рифленой бумаге углем и итальянским карандашом, эти рисунки отличаются точностью, характерностью и живописностью.

Мальчик. Рисунок
Вернулся Алексей Викторович в Россию после 16-месячного отсутствия с массой впечатлений, с серией превосходных рисунков. Его отчетная выставка получила высокую оценку.

И. Е. Репин утверждал, что Щусев рисует лучше известных ему архитекторов. Это свидетельство крупнейшего русского художника было заслуженной похвалой мастерству и таланту молодого зодчего.

 

После возвращения из-за границы Щусев начинает томительные поиски заказов, службы. Он занят устройством своих дел, "гитару, сундук отправил на Крюков канал, где снял меблированную комнату за 25 рублей в месяц с услугами". Алексей Викторович проводит время, "шатаясь то по Академии, то по знакомым" с целью "напомнить о себе". Все принимают любезно, но оказать содействие в получении работы не могут.

Несмотря на отсутствие заказов, поступать помощником к маститым архитекторам Алексею Викторовичу не хотелось. Вскоре Щусев вступил в Петербургское общество архитекторов и принял участие в III съезде русских зодчих, собравшемся в 1900 г.

Несмотря на стремление к самостоятельному творческому труду, Алексей Викторович вынужден работать в качестве помощника у известных зодчих: Л. Н. Бенуа, Г. И. Котова и Р. Ф. Мельцера.

Однако вскоре Щусев получает заказ - проектирование иконостаса для сооруженной в 1070 г. Великой Успенской церкви Киево-Печерской лавры. В 1898 г. в связи с ее реставрацией и ремонтом, проводившимися уже в течение нескольких лет, было решено устроить с целью долговечности и противопожарной безопасности новый иконостас из мрамора с украшением его серебром и позолотой, эмалью и мозаикой в византийском стиле XI-XII вв. Однако о радикальном решении задачи - замене высокого иконостаса так называемой алтарной преградой - не было и речи. По заданию иконостас должен был иметь ту же высоту, что и старый, сохранить от него царские врата, четыре величественные местные иконы и чудотворный образ Успения Богоматери.

Эскиз орнаментальной росписи
Первоначальные проекты были составлены академиком живописи Д. Д. Фартусовым и академиком архитектуры С. Н. Лазаревым-Станищевым10. Однако комиссия по реставрации храма отвергла обе работы. Работа над иконостасом была первым серьезным заказом, порученным Щусеву. Очень может быть, что эту работу он получил благодаря рекоменда-ции профессора Г. И. Котова, который был докладчиком в комиссии.

Работа над проектом иконостаса мало удовлетворяла молодого зодчего. Он жалуется на тяжелую обстановку, на полное непонимание монахами художественного и научного значения его работы.

Работа над проектом иконостаса сопровождалась изучением вопроса о древнейших формах алтарных преград. Он составил с помощью Н. П. Кондакова специальный доклад, который был прочитан Щусевым в Обществе архитекторов 12 марта 1902 г.11.

Иконостас, спроектированный зодчим, не закрывал, как обычно, восточную пару опорных столбов храма и трактовался как своего рода алтарная преграда. Пространство алтаря не было полностью изолировано от интерьера храма. Во всяком случае конха главной абсиды с мозаичным изображением на ней Богоматери могла быть доступна взорам12.

В январе 1902 г. проект Щусева был утвержден. Хотя в дальнейшем он не получил реализации, победа, одержанная молодым зодчим, надолго предопределила круг его заказчиков.

В апреле 1902 г. Щусев получил еще одно предложение: сделать во вновь построенной Троицкой церкви и трапезной палате разбивку стен под роспись, составить проект мраморных иконостасов, киотов и солеи, дать детальную разработку орнаментов, приняв на себя общее руководство орнаментными работами.

Орнаментальная живопись в трапезной палате была в большей части закончена уже к 1903 г. Архитектура интерьера палаты очень плоха; унылые чугунные столбы делят ее на три продольные нефа, перекрытых плоскими сводами утилитарного характера. Тематическая роспись Троицкой церкви, так же как и трапезной палаты, принадлежит кисти опытных художников Ижакевича, Попова и Горбунова, которые были заняты ею в 1905 и 1906 гг. Богатейшая орнаментация, покрывающая своды арки, купола и вспарушенные потолки, осуществлена по эскизам Щусева. Он же собственноручно поправлял роспись в процессе ее выполнения. Общий тон живописи глуховат. Преобладают многочисленные зеленоватые оттенки, отлично сочетающиеся с умело распределенным богатством золотых фонов.

Многие из орнаментальных композиций, выполненных Щусевым для трапезной, по рисунку и цвету напоминают живописный почерк М. А. Врубеля, блестящий декоративный талант которого ярко проявился в орнаментальных росписях Владимирского собора (1888-1889 гг.).

Художественные достоинства орнаментальных росписей, сделанных Щусевым, были признаны М. В. Нестеровым, известным прямотой и искренностью своих суждений. По просьбе Нестерова Щусев в августе 1903 г. едет на консультацию в Абасту-мани. Живопись центрального купола храма, который расписывал там Нестеров, подверглась порче от влаги. По-видимому, купол отсыревал из-за обильного конденсата, возникавшего на каменном чердачке от значительных перепадов температуры. Щусев просто и надежно решает задачу, покрыв купол в пределах небольшого чердачного пространства внутри шатрового завершения медным колпаком. С тех пор Нестеров "уверовал" не только в художественный талант, но и в инженерное искусство зодчего.

Работы Щусева в лавре произвели благоприятное впечатление и привели к новым заказам. Одним из них был проект мозаичного убранства церкви в великокняжеском имении Харакс13. Несмотря на мастерство выполнения, проект оставляет зрителя безучастным из-за некоторой официальности, сухости в трактовке изображаемых сюжетов.

Случаю, приведшему Щусева к такого рода работе, как роспись храмов и проектирование иконостасов, способствовало его живописное дарование. Казалось бы, творческий путь зодчего вполне определился. Однако архитектор не был этим удовлетворен. Он настойчиво стремился быть зодчим широкого профиля и решительно не желал замыкаться в кругу церковного строительства и тем более церковной живописи.

Зимой 1901/02 г. Щусеву поручается проектирование надстройки четвертого этажа жилого дома Олсуфьевых в Петербурге с полным переоформлением фасада. Дом стоит на берегу Фонтанки, напротив Инженерного замка. Четвертый этаж был решен в виде мансарды. Такой прием дал возможность сохранить старый венчающий карниз. Наличники окон и фасад в целом приобретают барочный характер. В центре - пучковый фронтон. Окно, помещенное в тимпане фронтона, обрамлено гербом Олсуфьевых. Обращают на себя внимание кованые тонкие, изящного рисунка балконные решетки.

В 1910 г. А. В. Щусев проектирует надстройку четвертого этажа у соседнего дома, принадлежащего также Олсуфьевым. Фасад этого соседнего дома решен в тех же формах елизаветинского барокко. Отдельные детали несколько модернизированы (замковые камни у наличников окон и др.).

Сам А. В. Щусев не очень высоко ценил свою работу над архитектурой фасадов и надстройкой дома Олсуфьевых. Однако заказчики, несомненно, были довольны работой молодого зодчего, о чем можно судить хотя бы на основании того, что по предложению тех же Олсуфьевых он проектирует в 1902-1908 гг. церковь на Куликовом поле.

В 1903 г. Алексей Викторович делает проект загородного дома для Ф. Н. Безак. В композицию он включает ранее существовавшее сооружение. Одноэтажный, комфортабельный помещичий дом несимметричен, живописен, с башенкой и большим числом углов, выступов, террас. Проект, вероятно, остался неосуществленным14.

В эти же годы Щусев проектирует и строит небольшой загородный двухэтажный дом в Царском селе. Он был сооружен, как вспоминает П. В. Щусев, из разобранной старой баржи.

Все эти проекты и постройки относятся к ранним произведениям зодчего. Несмотря на высокий профессиональный уровень, в работах еще не определился его индивидуальный творческий почерк. В этот период Алексей Викторович лишь пытается преодолеть тот академизм, который заключался в поверхностном следовании стилистическим нормам и канонам исторических стилей прошлого. В то же время в этих произведениях усматриваются черты его таланта, заключающиеся в точности жанровой характеристики художественного образа сооружения.

К началу страницы
Оглавление    Введение  Традиции древнерусской архитектуры...