Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Владимир Ясиевич
Архитектура Украины на рубеже XIX-XX веков

РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ

Рационализм, как направление в европейской архитектуре, обычно связывают с именем Ле Корбюзье и относят к 20-м годам нынешнего столетия, характеризуя в нем всемерное подчеркивание роли конструктивно-технических, а также экономических основ архитектуры в условиях индустриального строительства.

В России, как показали еще исследования А. Л. Пунина, идеи "рациональной архитектуры" получили наиболее раннее и законченное воплощение в трудах и высказываниях архитекторов И. И. Свиязева, А. К. Красовского, А. П. Брюлова, М. Л. Быковского и др. Их труды и учебники переиздавались вплоть до начала XX в. и на них воспитывались многие поколения русских и украинских зодчих. Так, А. К. Красовский сформулировал еще в 1851 г. кредо русских рационалистов: "Лозунг наш - преобразование полезного в изящное" [65, с. 27], в котором была заложена более широкая творческая программа, чем у западных функционалистов - "форма следует за функцией" [76, с. 59]. Он разделил архитекторов-рационалистов на две категории - "эстетики" и "техники"; "Лозунг первых - форма; вторых - конструкция".

По мнению рационалистов, "целое должно быть следствием назначения здания; части - следствием свойств материалов и способов их употребления" [30, с. 1-2]. Отсюда следовало и понятие стиля: "Формы частей здания и формы целых зданий должны были образовать без ведома нашего, рациональный, современный и национальный стиль, которого невозможно искать "a priori" [30, с. 5].
Развитие идей рационалистов-техников можно проследить в теоретических высказываниях русских архитекторов Г. В. Апышкова, А. А. Барышникова, Н. К. Пятницкого, А. В. Кузнецова, О. Р. Мунца, Б. Н. Николаева, а также украинских - А. И. Бернардацци, А. В. Кобелева, П. Ф. Алешина. Так, в учебнике А. В. Кобелева "Общая гражданская архитектура", опубликованном в Киеве, было сказано: "Истины, излагаемые в науке архитектуры, должны основываться на наших потребностях, естественных свойствах материалов и благоразумной экономии. Потребности наши составляют главную цель, для которой здание строится, они вытекают из нашего общественного и политического положения и предъявляются самой жизнью" [60, с. 6]. Далее А. В. Кобелев дает расшифровку сущности потребностей в двух категориях: первая заключает в себе цели утилитарные, вторая - эстетические. Ставя примат общественных потребностей и назначения здания перед его формой, как производной, А. В. Кобелев указывает, что "материалы с их особенностями и свойствами обусловливают достижение этой цели".

Аналогичную мысль высказал на первом (1892) и третьем (1900) съездах русских зодчих украинский архит. А. И. Бернардацци (1831-1907), который ставил форму в зависимость от потребностей, материалов и конструкций [15, с. !05-108]. П. Ф. Алешин в 1903 г. говорил: "...Нового стиля еще нет, но его следует ожидать, главным образом в зависимости от конструкций". Новый стиль должен дать новые формы, вытекающие из характера новых конструкций и материалов (железо, бетон и пр.), а не из больной часто фантазии бесталанных художников" [8, с. 143].

Вопрос о формообразующей роли конструкций и материалов не раз дебатировался на общерусских архитектурных форумах, в которых всегда принимали участие представители Украины, в журналах и переписке архитекторов. Так, О. Р. Мунц в статьях 1916 г., отрицая неоклассицизм, писал, что в основу архитектуры будущего должен быть положен принцип целесообразности строительства. Это понятие включало и функциональный метод проектирования (см. гл. 2).

Таким образом, рационалистические воззрения в русской и украинской архитектуре, зародившись еще в 50-е годы XIX в., продолжали активно развиваться в конце XIX и начале XX вв. Одним из главных тезисов этого направления была функциональность и конструктивность формы, ее целесообразность как основа формообразования.

Развитие на практике идей рационалистов-техников имело место еще в 50-70-е годы. В творчестве киевских архитекторов А. В. Беретти, М. С. Иконникова, В. Н. Николаева ярко выражается стремление к правде материала и конструкции, в частности кирпича и естественного камня. Распространившийся затем так называемый кирпичный стиль, активными пропагандистами которого в России были И. С. Китнер и В. А. Шретер, продолжил тенденцию в русле эклектики, но был первым проявлением рационализма. На Украине с ее богатством глин и керамики кирпичный стиль получил очень широкое распространение в конце XIX в.

Рационалистические тенденции, проявляясь раздельно в функционализме планов и реализме материалов, долгое время существовали как бы скрыто, под видом стилизаторских или эклектичных форм. Наиболее откровенно они были выражены в промышленной архитектуре и в инженерных сооружениях, где конструкция и материал выступали в чистом виде. Это позволяет выделить инженерный рационализм как самостоятельное явление. Значительное влияние на развитие эстетики рационализма оказали металлические мосты. Если цепной мост в Киеве (1845-1853) еще сохранял черты ренессансной архитектуры, то мосты XIX в.- в Киеве 1879 года и Русаневский (1903-1906), в Екатеринославе (1884) и Александровске (1907) были сугубо конструктивными по форме сооружениями, лишенными какого-либо декора.

Воплощением принципов рационализма были первые железобетонные сооружения. Таковы, например, пакгаузы в Екатеринославе (1901), угольные и цементные силосы, поднятые на столбы (1913), мосты и путепроводы с новым-и арочными и рамными конструкциями.

В 1903 г. на Украине построены два крупных инженерных сооружения - маяк в Николаеве и фуникулер в Киеве, авторы которых ставили задачу архитектурной выразительности: "Простым выбором очертаний, изяществом и смелостью пропорций, оригинальностью, новизной замысла достигается то, что нельзя добиться нагромождением деталей, не связанных органически с общей формой и конструкцией" [102, с. 20].

Крупнейшим объектом, этого направления на Украине был завод."Всеобщей электрической кампании" в Харькове (1916) - теперь ХЭМЗ. В архитектуре его рационализм вытекает из оригинального функционального и конструктивного решения каркасного здания. Пластику композиции определяют выступающие объемы, в которых размещены лестница и бытовые помещения. Фасадная часть цеха имеет высоту в 4-5 этажей и решена ритмом больших остекленных проемов.

На рубеже веков инженеры создали ряд новых архитектурно-конструктивных форм. Металлические мосты, сетчатые башни и висячие покрытия В. Г. Шухова, рамные конструкции, безбалочные каркасы и веерные покрытия А. Ф. Лолейта стали формами новой рациональной архитектуры.

Параллельно с инженерным развивается архитектурный рационализм. Одна из первых попыток эстетического выражения рационализма и преодоления старых канонов в гражданском зодчестве была воплощена в малоизвестном сооружении - вилле художника в Крыму (1906, архит. А. Л. Бранловский) [17]. Главным в этом произведении является предельное выражение эстетической концепции автора - стремление к простоте и чистоте архитектурной формы, лишенной декорации, сопоставимой с супрематическими композициями худож. К. Малевича и произведениями архитекторов И. Гофмана и А. Лооса. Красота линий, плоскости и объема без орнамента и декора становится у рационалистов-эстетиков самоценным объектом творчества, возрождаются идеи Платона о самоценной красоте линий, поверхностей и форм тел.

Крытый рынок в Киеве (1908-1912, архитекторы Г. Ю. Гай, М. П. Бобрусов).

В развитии рационалистического направления важную роль сыграло здание крытого рынка в Киеве (1908-1912, архитекторы Г. Ю. Гай, П. М. Бобрусов). Главной особенностью этого огромного по тем временам сооружения была "обнаженность" его конструкций в интерьере, которые почти не декорировались. Подковообразный зал, перекрытый металлическими трехшарнирными арками, создает принципиально новый рационалистический облик интерьера. Пространственная композиция функционально обусловлена и живописна. Особенно выразителен задний фасад, где доминируют формы покрытия. Простоту и конструктивность форм и деталей особенно подчеркивают вынесенные на фасад металлические перемычки над окнами первого и второго этажей. Декор здания скуп и подчинен архитектурному замыслу. Несмотря на то, что в архитектуре здания есть большое влияние модерна, определяющим фактором является правдивость материалов и конструктивная выразительность, что и позволяет отнести его к явлениям рационалистической архитектуры *.
* Развитие рационалистических тенденций проявилось в творчестве большинства украинских архитекторов прежде всего в планировочных решениях, что подробно рассмотрено выше, поэтому здесь делается акцент на стилистику рационализма. Вернуться  в текст

В 1905-1909 гг. появляется архитектор, проекты и постройки которого сыграли важную роль в развитии рационализма на практике. Это был А. М. Гинзбург (1876-1949). Характер его образования (математический факультет Харьковского университета в 1898 г. и инженерный факультет Технологического института в. 1903 г. с дипломом инженера-строителя) во многом определил его рационалистические устремления. Уже в ряде осуществленных зданий доходных жилых домов в Харькове (1906-1916) можно наблюдать борьбу авторских устремлений между четкой строгостью свойственных классике членений и введением новых форм и элементов, типичных для модерна. Особенно наглядно это видно в жилых домах на улицах Сумской (теперь №№ 26, 80 и 96), Рымарской, 23 (1905-1913), в зданиях трибун ипподрома (1906) и особняке на Мироносицкой (1906), где он отдает дань модному тогда модерну. В конкурсе театра-клуба в Екатеринославе в 1909 г. проект А. М. Гинзбурга получает первую премию прежде всего, за необычное объемно-планировочное решение. Композиция его асимметрична, динамична, отличается пространственностью. Новаторски решен зрительный зал театра. Формы зала рациональны, демократичны, построены на сочетании прямых и криволинейных форм пространства. Внутренняя структура здания получила адекватное выражение и во внешнем построении объемов и фасадов, являющихся откровенным выражением этой формы и бездекоративной архитектуры. Пластика объемов, насыщающая здание светотенью и создающая богатство ракурсов - лейтмотив образа здания с узкими щелями окон и полукруглыми выступами эркеров, плоской железобетонной крышей-террасой и почти без какого-либо карниза.

Театр-клуб в Екатеринославе (1909-1913). План. Театр-клуб в Екатеринославе (1909-1913, архит. А. М. Гинзбург). Общий вид.

В одном из местных изданий клуб назвали "небоскребом, устроенным по последнему слову техники". Оно явилось пощечиной общественному вкусу, которую еще долго не могли понять и правильно оценить как явление сугубо новаторское, предвосхищавшее конструктивизм 1920-х годов. А. М. Гинзбургу удалось создать достаточно органичное произведение архитектуры, в котором найдено единство планировочного, конструктивного и объемно-пространственного решения в рационалистической форме без "груза декоративности". Это было достигнуто изобретением новых форм (эркеры и лоджии, террасы и балконы, вытянутые по вертикали окна-щели), отказом от капителей карнизов и традиционных деталей, применением квадратных колонн-столбов с упрощенными капителями и др. Провести лишь некоторую аналогию с творчеством архитекторов А. Лооса и особенно И. Гофмана, тоже стремившихся к отказу от декоративных элементов и к четырехмерности архитектурного пространства. Тенденции "безорнаментной архитектуры" являются определяющими и в других проектах А. М. Гинзбурга: Дворец Нестерова в Ливадии (1910), театр-клуб в Луганске (1910), благотворительное общество в Харькове (1909-1912), дом Гальперина в Екатеринославе (1910) и санаторий Вострякова в Кисловодске (1913).

В 1910-е годы рационалистическое направление в архитектуре Харькова становится заметным явлением. Значительную роль в рационалистическом направлении архитектуры Харькова играет творчество переехавшего сюда из Петербурга А. И. Ржепишевского. Среди лучших произведений его можно назвать Купеческий банк и жилые дома, в частности на улицах Рымарской, 19 и 6, Пушкинской, 3, Вознесенской, 5, Пушкинскому выезду, 6, построенных в 1911-1913 гг., а также торговые дома по ул. Благовещенской, 8 и 19. Рационализм архитектора проявился в планировочных решениях, в умелом использовании материалов и конструкций, в лаконизме форм.

Композиция дома на ул. Рымарской, 19 построена на использовании пластики функциональных элементов - эркеров и балконов, необычно большими сделаны окна. В стилистике преобладают простота и геомет-ризм форм, особенно ярко выраженные в ритме окон центральной части, Отличающихся некоторым аскетизмом. Рационалистически скупо решено здание торгового дома на ул. Благовещенской, 19. Это 5-этажное здание с железобетонным каркасом имеет предельно простую планировку стремя лестницами, большими торговыми залами в двух нижних этажах. Функциональная структура тектонично выражена в членениях фасада. В здании торгового дома на ул. Благовещенской, 8 (1912-1914) автор отказывается от какого-либо намека на стену и применяет сплошное остекление на всю высоту здания, вынося наружу лишь стойки каркаса и металлическую решетку витражей. Такое решение ведет к визуальному отсутствию наружной стены как несущей конструкции. Это был важный шаг в эволюции рациональной архитектуры на Украине - шаг к конструктивизму, подобно тому, как в европейской архитектуре архит. В. Гропиус вынес стеклянцую стену-эркер наружу за пределы каркаса. Наиболее ярко рационализм проявился в творчестве харьковских архитекторов, но его черты, несомненно, нашли значительное отражение и в архитектуре Киева, Ека-теринослава и других городов. В 1910-е годы эти черты стали лидировать и в конкурсных проектах.

К рационалистическому направлению в Киеве следует отнести творчество архитекторов И. А. Зекцера и Д. Г. Торова, в частности проект недостроенного в 1914 г. в связи с войной здания торгового дома на Крещатике, 6 и хотя здесь и нет полного отказа от орнамента. Торговий дом - 7-этажное каркасное здание с тектоничной структурой фасада, выражающей конструкцию. Ритмы больших и малых оконных проемов составляют основу его композиционного замысла. Фасад почти лишен декора и решен лаконично и графично, но в то же время в нем есть черты классических канонов: трехчаст-ность членения фасада, скульптурные вставки на фронтонах (реплика знаменитого произведения К. Менье - барельеф "Индустрия" в центре), растительные орнаменты, созвучны модерну.

Театр-клуб в Екатеринославе (1909-1913). Интерьер зала. Торговый дом на Крещатике в Киеве (1913-1914, архитекторы И. А. Зекцер, Д. Г. Торов).

Заметное воздействие оказал в 1910-е годы рационализм на творчество многих архитекторов - сторонников историзма, в частности В. Н. Рыкова, Д. С. Скоробогатова, В. Н. Добротворского и др. Хотя влияние модерна продолжало сказываться на многих сооружениях, стремление к лаконизму форм усиливалось. Это проявилось в жилых домах и учительском институте (1912-1913, архит. В. Н. Добротворский), артиллерийских казармах (1910-е гг., архит. Д. С. Скоробогатов) в Екатеринославе и др.

Рассмотренные проекты и здания позволили установить, что рационалистические тенденции были присущи творчеству многих украинских архитекторов на протяжении всего исследуемого периода. Они являлись воплощением теории "рационального зодчества", идеи которой теоретически развивали и украинские архитекторы А. И. Бернардацци, А. В. Кобелев и П. Ф. Алешин. Рационалисты указывали на зависимость архитектурной формы от общественных потребностей, естественных свойств материалов и благоразумной экономии [60]. Это позволяет говорить о рационалистическом направлении как явлении, выходящем за пределы стиля и выражающем определенный метод мышления и формообразования.

Рационалистическое направление внесло в архитектуру ряд новаторских достижений, важных для последующего развития украинской архитектуры: рационализм доказал на практике правильность теории "рационального зодчества", в частности возможность создания новых форм на основе функции и конструкции. Был развит принцип функционального зонирования территории и зданий, использованы возможности железобетонного каркаса для свободного плана; рационалисты отказались от карниза, впервые применили плоские крыши и стеклянные стены, использовали достижения науки в разработке типологии зданий. Отказавшись от орнамента, они впервые попытались решать пространственные задачи чисто архитектурно-конструктивными средствами на основе функционального метода.

Следует отметить, что новаторские сооружения и проекты способствовали тому, что украинская архитектура вышла из местных региональных рамок на арену интернациональных явлений европейской архитектуры, предвосхищая появление конструктивизма начала 1920-х годов.

Таким образом, архитектуру XIX - начала XX вв. можно рассматривать как принципиальный поворот в истории от моностилей имперских эпох прошлого к демократическому разнообразию национальных культур XX в., допускающих множественность стилистических форм и их параллельное существование. Попытки установления единого стиля в XX в. характеризуют скорее рецидивы старого метода и являются исключением из правила. С другой стороны, стилистические различия архитектуры начала XX в. правомерны, поскольку они выражают противоречия и борьбу в социальной и культурной жизни нашего века между требованиями индустриального производства, массовой культуры и духовными потребностями человека, которому присущ традиционализм и приверженность национальным культурным ценностям.

К началу страницы
Оглавление   Модерн на Украине  Заключение