Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Владимир Тимофеенко
Одесса. Архитектурно-исторический очерк
 

CТРОИТЕЛЬСТВО И БЛАГОУСТРОЙСТВО В ГОДЫ ДОВОЕННЫХ ПЯТИЛЕТОК

Жилая застройка

Когда в городе была установлена Советская власть, четко обозначилась новая жилищная политика. В благоустроенные квартиры буржуазии переселялись рабочие, ранее ютившиеся и лачугах на окраинах и в подвалах. Это перераспределение жилищ продолжалось и после окончательного освобождения Одессы. Большинство домов было национализировано и стало государственной собственностью. На 1 октября 1925 г. национализированный жилищный фонд составлял 52% всего количества домов, что составляло 84,3% полезной площади. Необходимость упорядочения жилищных вопросов обусловливалась, с одной стороны, сокращением населения города, а с другой тем, что из-за военных действий в годы гражданской войны, отсутствия текущего ремонта и взрывов двух бомбовых складов большинство зданий пострадало. Поэтому в 1920-1925 гг. основной заботой советских органов являлись ремонт и восстановление разрушенных зданий, ликвидация так называемых "диких домов", не имевших ни владельцев, ни обитателей.

С завершением восстановительного периода в 1926 г. началось новое жилищное строительство. Оно велось почти целиком в центральной части города, на месте разрушенных зданий. Тем самым залечивались раны, нанесенные Одессе в тяжелые военные годы. Дома строились на средства промышленных предприятий и предназначались для заселения рабочих. В итоге в проектировании и строительстве не могла не проявиться ведомственная разобщенность. Однако отделы исполкомов и Строительный комитет стремились контролировать как сроки жилищного строительства, так и архитектурно-планировочные и конструктивные решения зданий. Из-за ограниченности средств, в соответствии с господствовавшими тенденциями конструктивизма, новые дома получали очень сдержанный, лишенный декора внешний облик, а квартиры - небольшие размеры и максимально экономичную планировку.

В планировочной организации жилых домов, возводившихся на рубеже 1920-1930-х гг., получили развитие прогрессивные приемы. Применялась секционная система. На одну лестничную клетку выходило 2-3 квартиры, каждая из которых имела кухню, санузел и две-три жилые комнаты.

При строительстве домов в центральном районе города имели место два приема застройки участков: между боковыми стенами двух соседних домов и на углу квартала. В первом случае архитекторы сравнительно редко сохраняли фронтальную композицию, что можно наблюдать в домах на ул. Короленко, 17 и ул. Щепкина, 21а, возведенных по красных линиях. В других случаях зодчие, используя градостроительные традиции устройства парадных дворов вдоль улиц, которые были развиты в начале XX в., при застройке ул. Маразлиевской стремились избежать периметральной застройки участка и замкнутого внутреннего двора.

В связи с этим средняя часть дома отступала от красной линии, образуя небольшие дворики как перед зданием со стороны улицы, так и за ним. Тем самым появлялась напряженная игра геометрически четких масс, их пластическая насыщенность, что можно видеть в домах на ул. Жуковского, 5 или ул. Ярославского, 22.

Ответственной градостроительной задачей в условиях исторически сформировавшегося центрального ядра была застройка угловых участков. Резко отличаясь от прилегающих зданий, обильно украшенных лепниной, новые дома все же удачно формировали массу квартала как составного элемента в пластической композиции города. В качестве примеров можно вспомнить большие дома, построенные на углах улиц Халтурина и Ласточкина, Короленко и Артема, Хворостина и Шолом-Алейхема. Интересно здание, возведенное на углу пер. Маяковского и ул. Советской Армии по проекту архит. П. Н. Диденко. Его угловая часть слегка отступает от красной линии, так как два лицевых корпуса расположились на некотором расстоянии и соединены между собой призматическим объемом высокой лестничной клетки, вертикальные членения которой контрастно сочетаются с горизонталями окон жилых комнат. Выделение углов применялось и в жилом доме "Пищевик", возведенном на ул. Пушкинской, 39 по проекту архит. Н. М. Каневского.

Здесь угловая часть слегка западает, частый ритм оконных отверстий сменяется глухими плоскостями и на их фоне энергично выделяются три ленты балконов. 15 начале 1930-х гг. начали сооружать крупные жилые комплексы. Исключительной пластической насыщенностью, контрастным сочетанием масс отличается 5-этажный жилой комплекс, расположенный на ул. Пироговской, 7-9 (архит. А. И. Дубинин). Его конфигурация в плане довольно сложная, что связано с устройством парадных дворов со стороны улиц Пироговской и Аркадийской. На месте снесенного Михайловского монастыря на ул. Энгельса, 1а в 1931 г. архит. Л. И. Дубининым было возведено 5-этажное здание, средняя 6-этажная часть которого завершает перспективу ул. Ярославского. Ступенчатое в плане, оно также обладает сильно развитой пластикой выступающих и западающих объемов, сочетанием глухих плоскостей и лоджий, горизонтальных лент балконов и вертикальных лестничных клеток.

Рационалистическая направленность в жилищном строительстве наблюдалась и в конце 1930-х гг., что можно видеть на примере жилых домов на 2-й станции Большого Фонтана (архит. Р. А. Владимирская) или жилого комплекса ТЭЦ на Пересыпи (архит. Н. А. Шаповаленко). Вместе с тем стремление к монументализации архитектурного образа, тенденция на освоение классического наследия приводит вначале к тому, что увеличивается кубатура жилых комнат, здания становятся гораздо крупнее по габаритам и проще по массам. Об этом свидетельствуют 5-этажные дома на ул. Короленко, 5а, ул. Подбельского, 36 и др. Постепенно усложняется пластика деталей. Ограждения балконов получают фигурные балясины, плоскости стен обогащаются тягами, венчающие части обрабатываются профилированными карнизами и парапетами. Все это можно видеть в домах на ул. Комсомольской, 43 или на углу улиц 1905 г. и Чичерина. Эти тенденции сказались также при строительстве жилого комплекса, возведенного на бульв. Пролетарском, 12 архитекторами А. И. Дубининым и А. Н. Чичкиным. Он представил собой два расположенных рядом блока, состоящих из трех корпусов 4-, 5-этажной высоты, примыкающих под прямыми углами друг к другу и образующих вместе большой раскрытый двор. Их наружные стены прорезаны большими квадратными окнами, обогащены подоконными филенками, пилястрами и увенчаны балюстрадой. Значительный интерес также представляет сооруженный на бульв. Пролетарском дом рабочих консервной промышленности. Высотой в четыре этажа, прорезанный посредине проездной аркой, он имел различные по форме проемы, обработанные наличниками и сандриками, карниз на модульонах и солярии на крыше.

Жилой дом на бульв. Пролетарском, 12

Весьма характерно также решение дома на пл. Р. Люксембург, 3 (1935-1937 гг., архитекторы А. Б. Минкус, Н. А. Шаповаленко). Построенный в одном из центральных кварталов дом имеет фронтальную композицию фасада, где два нижних этажа рустованы, завершены горизонтальной тягой и трактованы как цоколь, а все здание увенчано полным антаблементом и фигурной балюстрадой. Интересным примером довоенного жилищного строительства является также дом, возведенный в 1939 г. архит. Б. И. Тандариным на углу ул. К. Либкнехта и пер. Красного. Дом высотой в три этажа получил масштабно уравновешенную композицию с четко выделенными центральными осями и гармонично найденными горизонтальными членениями.

В конце 1920-х гг. в связи с быстрым ростом Одессы как промышленного и учебного центра возникла острая необходимость в общежитиях. Поэтому уже к 1928 г. была создана Одесская строительная контора при комиссии помощи пролетарскому студенчеству, которая вскоре начала активную деятельность. Был возведен ряд значительных зданий и комплексов. Довольно крупным и весьма интересным в архитектурном плане являлось общежитие Педагогического института, построенное по проекту архитекторов Н. М. Каневского и Л. Б. Белкина в 1939 г. между улицами Комсомольской и Советской Милиции. Рациональной планировке внутренних помещений здесь как бы соответствовали однотипные призматические массы 5-этажных домов, сблокированных друг с другом. Они широким фронтом выходили на ул. Комсомольскую, создавая парадную композицию с курдонером. Входы в боковые корпуса устраивались в угловых лестничных клетках, стеклянные полукруглые объемы которых обогащали несколько сухие и монотонные фасадные плоскости.

Неподалеку было сооружено еще одно общежитие. Занимая угловой участок на ул. Комсомольской, 59, оно решалось в виде двух призматических корпусов, соединенных дугообразной входной частью. В общем решении заметно сказались классицистические приемы, что отразилось в горизонтальных членениях фасадов, рисунке карнизных профилей, завершающей балюстрады и, наконец, в группировке объемов. В 1939-1940 гг. были также закончены здания для студентов сельскохозяйственного и консервного институтов. Кроме студенческих, также строились общежития для рабочих. В качестве примеров можно назвать 3-этажный дом на ул. Аркадийской, 27, возведенный и 1935-1936 гг. для обувной фабрики по проекту архит. А. Б. Минкуса; здание для рабочих сахарного завода на пл. Круглой на Пересыпи (1937 г., архит. А. И. Миллер).

К началу страницы
Оглавление  Планировка города  Общественные здания