Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Илья Голосов
 

7. НОВЫЕ ТИПЫ СООРУЖЕНИЙ

  Социальная функция архитектуры настолько ответственна, что всякое упрощенчество означает, в сущности, ее гибель.

И. ГОЛОСОВ

Дома-коммуны, жилкомбинаты

Новые в социальном отношении типы жилища были одним из характерных для 20-х годов объектов проектирования (экспериментального и реального), мимо которых не прошел практически ни один архитектор. Внес свой вклад в разработку нового типа жилища и Голосов.

В первые годы Советской власти переселенные в бывшие доходные дома рабочие создавали бытовые коммуны, оказавшие влияние на поиски нового типа жилища. Уже в первые послереволюционные годы выявилось несколько различных подходов к проблеме социальной перестройки быта. Боролись три основных концепции. Первая была связана с теорией города-сада и ориентировалась на рабочий поселок-коммуну, состоящий из индивидуальных домов с приусадебными участками и сети культурно-бытовых зданий. Вторая главную роль отводила комплексным домам-коммунам с полным обобществлением быта. Сторонники третьей концепции считали, что строительство крупных домов-коммун в ближайшие годы не будет иметь успеха в связи с "неподготовленностью" насе-пения и поэтому необходимо разработать переходный тип дома, который способствовал бы постепенному внедрению в быт новых форм.

И. Голосов в 20-е годы проектировал и индивидуальные жилые дома, и дома-коммуны, и дома переходного типа.

Он участвует в конкурсах на проекты одноквартирного дома (1919) и коттеджа для рабочего (1921), а затем в проектах рабочего поселка Грознефть и жилой части Останкинского коннозаводства создает жилые комплексы, состоящие из малоэтажной застройки с приусадебными участками и общественных зданий.

Для служащих Останкинского коннозаводства он проектирует двухэтажные деревянные (рубленые) дома на две семьи. Каждая квартира расположена на двух этажах: первый этаж - кухня и общая комната (столовая), второй этаж - спальня и кабинет. В созданном в эти же годы проекте четырехквартирного дома квартиры расположены в одном уровне и состоят из спальни (около 10 м2), кухни-столовой (около 18 м2), передней, кладовой и уборной. Каждая квартира имеет небольшой приусадебный участок.

Как уже отмечалось выше, в отличие от производственных и общественных зданий (например, в проекте Останкинского коннозаводства) малоэтажные жилые дома, запроектированные Голосовым в начале 20-х годов, имеют весьма традиционный облик. Видимо, сам традиционный уклад жизни в малоэтажном доме с приусадебным участком на семью уже настраивал архитектора на определенный подход к разработке планировки и объемно-пространственной композиции.

Жилой квартал в Москве (Симоновский участок). Конкурсный проект, 1922. Генплан квартала, фасады жилых домов. Жилой квартал в Москве (Замоскворецкий участок). Конкурсный проект, 1922. Фасады и аксонометрия корпуса для одиноких (эскизы).

В 1922 г. И. Голосов (вместе со своим братом П. Голосовым) участвует в конкурсе на проекты застройки двух жилых кварталов в Москве показательными домами для рабочих. Программа предусматривала создание жилища переходного типа. Были четко определены требования к составу помещений в корпусах для семейных и одиноких. Двух- и трехкомнатные квартиры для семейных должны были иметь полный набор подсобных помещений, включая кухню. При этих квартирах предусматривались общественные помещения - детский сад и ясли, библиотека-читальня, ванные, душевые и кубовые. Для малосемейных предназначались отдельные комнаты (на одного и двух человек) с умывальниками. Общие помещения здесь включали приемные, библиотеки-читальни, столовые, кухни, кубовые, ванные, душевые, уборные и др. Кроме того, в жилом квартале предусматривались: амбулатория, гараж, прачечная, домовая контора, зал для собраний и др.

Жилой квартал в Москве (Замоскворецкий участок). Конкурсный проект, 1922. Фасады, генплан квартала.

В проекте застройки Симоновского участка Голосовы запроектировали квартиры для семейных в трехэтажных домах, а предназначенные для их жителей общественные помещения сконцентрировали в одном отдельно стоящем здании. Корпуса для одиноких в этом проекте примыкают друг к другу, коридоры удобно связывают жилые ячейки с общественными помещениями.

В проекте для Замоскворецкого участка наибольший интерес представляет решение корпусов для одиноких, которые разрабатывал И. Голосов. Это два симметрично расположенных двухэтажных корпуса, обращенные в сторону улицы повышенными (трехэтажными) частями.

В отличие от во многом традиционного внешнего облика жилых домов в проекте для Симоновского участка (по-видимому, проектировавшихся в основном П. Голосовым), здесь И. Голосов большое внимание уделяет созданию выразительной и новой по форме объемно-пространственной композиции - выступы и односкатные крыши, придающие динамизм внешнему облику. Уличные фасады корпусов как бы образуют парадный вход в жилой квартал. Комплекс из двух корпусов для одиноких в конкурсном проекте для Замоскворецкого участка можно рассматривать как наиболее ранний по времени созданный И. Голосовым проект дома-коммуны с программой, характерной для рабочего общежития.

На этом конкурсе многие авторы проектов основное внимание уделяли разработке функциональных вопросов. Проблема внешнего облика жилища меньше волновала участников конкурса, тем более, что основная по объему часть жилых домов предназначалась для обычных квартир, тип которых был хорошо известен архитекторам по опыту проектирования еще в дореволюционное время доходных домов (характерны в этом отношении жилые дома для семейных в конкурсном проекте для Симоновского участка Л. Веснина). Жилые корпуса для несемейных рассматривались многими участниками конкурса как общежития, а не как новый тип жилища с принципиально новым бытовым укладом.

Однако в двух проектах для Замоскворецкого участка - Голосовых и К. Мельникова - жилище для несемейных было не только тщательно продумано с функциональной стороны, но и была сделана попытка создать новый тип жилища. Объединение в одном сооружении жилых и общественных помещений в этих проектах рассматривалось как основа формирования нового в социальном отношении типа сооружения с новой объемно-пространственной композицией. При этом большое значение придавалось созданию выразительного внешнего облика.

Поиски объемно-пространственной композиции и художественного образа дома-коммуны К. Мельников и И. Голосов вели в это время каждый по-своему.

К. Мельников объединил общественные помещения жилого комплекса в единый сложный по конфигурации корпус, связав его на уровне второго этажа крытым переходом (на столбах) с четырьмя жилыми четырехэтажными корпусами для малосемейных (жилище для семейных он выделил в отдельные корпуса). Это был фактически первый проект дома-коммуны, в котором уже были четко выявлены такие характерные черты, как развитая коммунальная часть (включающая секторы питания, культурного отдыха, воспитания детей, хозяйственно-бытовой), жилые корпуса с ячейками для одиноких (без кухонь и других подсобных помещений), соединяющие жилые и коммунальные корпуса крытые переходы, а также современно решенный облик здания, резко отличающий ого от старых доходных домов.

Жилой дом на четыре семьи, 1923. Фасад, план.
И. Голосов на этом этапе поисков объемно-пространственной структуры нового типа жилища ограничился объединением в одном сооружении жилых ячеек с теми лишь коммунально-общественными помещениями, которые непосредственно обслуживают повседневные потребности Сыта несемейных жителей квартала. Каждый этаж корпуса для несемейных он делит на две части - жилую, где расположены жилые ячейки (коридорная система планировки), и коммунальную (кухню, столовая и дру-гие помещения общего пользования). В плане каждый корпус решен асимметрично, и в поисках выразительной объемно-пространственной структуры И. Голосов объединяет в единую симметричную композицию два отдельно стоящих корпуса, образующих нечто вроде парадных пропилеи, по оси которых в глубине двора запроектирован скульптурный монумент.

К середине 20-х годов стало ясно, что малоэтажное жилище и дома-коммуны не могут рассматриваться как основные типы массового жилищного строительства. Малоэтажное строительство (особенно с приусадебными участками) оказалось экономически нерентабельным в городских условиях. Дома-коммуны еще только формировались как тип жилища, многое в организации жизни в них было неясным и спорным, а включение в дом развитой коммунальной части вело к значительному удорожанию жилищного строительства. Массовым типом жилища становятся секционные дома, сооружавшиеся по заказам местных Советов.

Конторско-жилое здание кооператива "Электро" в Москве. Конкурсный проект, 1925. Перспектива, план первого этажа.

Одновременно с этим равертывается строительство домов по заказам жилищных кооперативов. По своей функциональной программе это были, как правило, дома переходного типа: квартиры на семью и ряд общих культурно-бытовых помещений.

И. Голосов проектирует несколько жилых домов этого типа: дом кооператива "Электро", 1925 (первые три этажа предназначались для конторских помещений, четыре верхних отводились под жилье - квартиры и комнаты для одиноких, в полуподвале - клубные помещения), дом "Новкомбыт" ("новый коммунистический быт"), 1928 (квартиры для семей, комнаты для одиноких, коммунально-общественные помещения на первом этаже), жилой дом Комбинат ОГПУ (Дом общества "Динамо"), 1928 и др.

Жилой дом "Новкомбыт" в Москве. Проект, 1927-1928. Перспектива, план пятого и шестого этажей.

Тип дома-коммуны, так сказать, в чистом виде (с развитым общественным сектором и с лишенными подсобных помещений жилыми ячейками) в середине и второй половине 20-х годов разрабатывался главным образом как благоустроенное общежитие для несемейных (для студентов, для молодых рабочих на новостройках и т. д.). Проект такого дома-коммуны типа общежития был разработан И. Голосовым (совместно с Г. Вегманом) в 1925 г. Это так называемый "ночлежный дом", первый этаж которого занят общественными помещениями (зал на 400 чел., столовая и др.), а остальные четыре этажа отведены под жилье.

Ночлежньїй дом. Проект, 1925. Перспектива, план первого этажа.

В конце 20-х годов развернулась острая дискуссия по проблемам перестройки быта. Получили широкое распространение теории, в которых реконструкция быта связывалась с полным обобществлением домашнего хозяйства, а некоторые даже считали, что семья как первичная ячейка общества вскоре отомрет. В ходе дискуссии, которая наряду с проблемами перестройки быта охватила и проблемы социалистического расселения, много времени уделялось поискам структурной единицы селитебной части города. Широкое распространение получают так называемые жилкомбинаты - типовые градостроительные элементы, рассчитанные на 2-4 тыс. человек. Жилкомбинат можно рассматривать и как разросшийся до масштаба квартала дом-коммуну, и как городской квартал, жилые и общественные здания которого соединены между собой крытыми переходами. Жилкомбинаты насыщаются различными общественными учреждениями с целью превращения их в самостоятельную структурную единицу города. Идея строительства новых городов и крупных жилых районов в старых городах из стандартных жилкомбинатов получила в годы первой пятилетки (1928-1932) широкое распространение.

Разрабатывались типовые жилые комбинаты в виде квартала-коммуны, создавались проекты соцгородов, состоящих из однотипных жилкомбинатов. Разрабатывая проекты нового типа жилища, архитекторы стремились не только по-новому организовать быт его жителей, но и создать новый облик жилого дома, отличающийся от построек прошлого. Основным приемом объемно-пространственной композиции дома-коммуны и жил-комбината (квартала-коммуны) становится выявление в их внешнем облике коллективизма нового быта, взаимосвязи жилых ячеек и мест социального контакта.

Связь жилых корпусов с общественным центром посредством выявленных в объемной композиции комплекса переходов была не только рациональным решением, учитывающим требования функционального процесса, но и удачной находкой в области формирования художественного облика нового жилища.

В середине и второй половине 20-х годов четко выявленные во внешнем облике жилого комплекса переходы между жилыми и общественными корпусами становятся чуть ли не обязательным архитектурным приемом в проектах нового типа жилища. Они предусматривались даже тогда, когда в них не было острой функциональной необходимости. Рассматривая переходы между корпусами как некий внешний отличительный признак нового жилища, архитекторы нередко намеренно оставляли промежутки между корпусами, не располагая их вплотную друг к другу, чтобы затем соединить корпуса поднятым на столбы (или перекинутым в виде моста) переходом.

Прием соединения корпусов переходами предоставлял архитекторам большие возможности создания крупномасштабных выразительных композиций. Вместо отдельно стоящих жилых домов и различных по размерам коммунально-бытовых зданий, объединение жилых и общественных помещений в одном здании или соединение корпусов переходами приводило к появлению совершенно новых объемно-пространственных решений. Застройка селитебной территории приобретала иной градострои-тельный масштаб.

В годы первой пятилетки было разработано много проектов жилкомбинатов в виде типовых кварталов, включающих жилые корпуса для семейных и одиноких и общественные корпуса различного назначения (клубы, детские учреждения, столовые, школы и т. д.).

В плане такие типовые кварталы-коммуны, если они проектировались для нового "соцгородка", обычно имели конфигурацию, близкую к квадрату, а корпуса в них располагались параллельно (или перпендикулярно) сторонам квартала.

Объемно-пространственная композиция жилкомбината, занимающего целый квартал, практически не могла быть воспринята человеком во всей своей композиционной сложности. В результате образные возможности крупномасштабной композиции не использовались в полной мере. Показательно, что и в проектах жилкомбинаты, как правило, изображались в аксонометрии. Вид сверху действительно был самым выразительным и выявлял композиционное единство жилого комплекса. Однако в реальной жизни жилкомбинаты должны были восприниматься с уровня земли. А именно такая точка зрения для многих из них оказывалась наименее выигрышной. Она не выявляла заложенную в планировку жилкомбината идею комплексности этого нового структурного элемента города.

Пытаясь сделать жилой комбинат более выразительным, архитекторы использовали прием диагонального расположения корпусов, что позволяло создавать интересные композиции.

И. Голосов в конце 20-х - начале 30-х годов проектирует несколько жилкомбинатов.

Дом-коммуна УМС. Проект, 1931. Аксонометрия квартала.
Один из них (дом-коммуна УМС, 1931, совместно с Б. Мительманом) был создан для конкретного прямоугольного по конфигурации участка. Жилкомбинат состоял из восьми корпусов для малосемейных и пяти коммунальных корпусов: клуб-столовая, два детских сада (каждый на 70 детей) и двое яслей (каждые на 120 детей). И. Голосов применил в этом проекте диагональное размещение корпусов, что оправдывалось ориентацией участка по странам света. Он разделил жилые корпуса и детские учреждения на две равные группы и расположил их с учетом функциональной связи. Ритмически поставленные корпуса для семейных образуют ядро каждой из двух групп. Их торцы, обращенные внутрь квартала, соединены между собой поднятым на столбы крытым переходом, один конец которого соединяет жилые корпуса с детскими яслями, другой - с размещенным почти в центре квартала корпусом клуба-столовой. Со стороны внешних торцов жилых корпусов размещены отдельно стоящие здания детских садов. Жилые корпуса для несемейных расположены в одном ряду с корпусами для семейных - ближе к корпусу столовой (предполагалось, что жильцы этих корпусов, не ведущие личного домашнего хозяйства, будут чаще пользоваться столовой и клубными помещениями - местами социального контакта).

В целом созданная И. Голосовым объемно-пространственная композиция весьма выразительна, но... опять-таки прежде всего в аксонометрии. С уровня земли, с улицы этот жилкомбинат, по-видимому, производил бы впечатление обычного жилого квартала, состоящего из отдельно поставленных жилых и коммунальных корпусов, тем более, что объединяющие корпуса крытые переходы обращены внутрь квартала. В результате самые выигрышные перспективы раскрывались в сторону основного внутреннего двора. И. Голосов, по-видимому, понимал это и, желая как-то объединить объемно-пространственную композицию всего квартала, выносит за его пределы вертикаль водонапорного бака, которая как бы подчеркивает горизонтальную распластанность и ритмичность построения всего квартала.

Дом-коллектив в первом рабочем поселке Иваново-Вознесенска. Проект, 1929. Перспектива, фасад, разрезы.

И. Голосов видел, что при распространенном в тот период приеме объемно-пространственного построения жилкомбината создается трудно разрешимое противоречие между действительным масштабом всего этого комплексного сооружения и его внешним обликом (особенно со стороны улицы). Голосову, который большое значение придавал композиционным проблемам, всегда стремился выявить крупную форму и подчеркнуть масштаб сооружения, такое положение казалось особенно неприемлемым. Он пытался в самой структуре жилкомбината найти возможности придания ему большей выразительности и выявления масштаба этой новой градостроительной единицы.

Дом-коллектив в первом рабочем поселке Иваново-Вознесенска. Проект, 1929. Планы, аксонометрия.

И. Голосов отказывается от характерных для большинства проектов жилкомбинатов таких приемов взаиморасположения отдельных корпусов, когда общественные корпуса размещаются в глубине квартала, а объединяющие корпуса крытые переходы оказываются не выявлены вовне.

Характерны варианты его проекта жилого комплекса для Первого рабочего поселка в Иваново-Вознесенске (1929-1931). Треугольный в плане участок выходит двумя длинными сторонами на улицы, причем одна из этих сторон обращена на оживленную магистраль. Предварительные и окончательные варианты проекта свидетельствуют, что И. Голосов, тщательно разрабатывая функциональную сторону организации жилого комплекса, большое внимание уделял созданию выразительной асимметричной композиции фасада квартала, обращенного в сторону основной магистрали.

В одном из предварительных вариантов проекта основной двухэтажный общественный корпус (клуб, столовая) Голосов размещает на развилке двух улиц, распластывая его вдоль основной магистрали. Противоположный конец фронта застройки квартала, выходящего на улицу, он закрепляет вторым также горизонтальным трехэтажным коммунальным корпусом (детские учреждения и др.). Между этими общественными корпусами в сторону улицы выходят торцы пяти четырехэтажных жилых корпусов, соединенные на уровне второго этажа между собой и с коммунальными корпусами вынесенным на фасад крытым переходом. Получилась единая крупномасштабная композиция, хотя отдельные входящие в нее элементы сами по себе относительно невелики. На территории жилкомбината И. Голосов запроектировал стадион, спортивные и игровые площадки.

Жилой комплекс в первом рабочем поселке Иваново-Вознесенска. Проект, 1929-1930 (варианты). Планы первого этажа общественных корпусов, фасад.

В окончательном (осуществленном) варианте, в связи с тем, что было решено отказаться от крытых переходов между жилыми корпусами, И. Голосов выводит на улицу шестиэтажные торцы четырех жилых корпусов, соединяя их попарно понизу горизонтальной лентой остекления коммунальных помещений (магазин, столовая и др.), над которыми нависают лоджии жилых корпусов.

Жилой комплекс в первом рабочем поселке Иваново-Вознесенска. Проект, 1929-1930 (варианты). Перспективы, планы типовых этажей жилых корпусов.

В предварительных вариантах проекта объединенные переходом жилые корпуса предназначались для малосемейных, не ведущих домашнего хозяйства, а в целом вся система из жилых и двух общественных корпусов (клубного и детского) представляла собой развитый дом-коммуну (И. Голосов называл его "дом-коллектив") с обобществленным бытом (жилые комнаты на одного-двух человек, группа санитарных узлов на каждом этаже, выделение коммунально-бытовых и культурно-общественных помещений в отдельные корпуса).

Жилой комплекс в первом рабочем поселке Иваново-Вознесенска, 1930-1932 (осуществленный вариант). Перспектива, фасад.

Жилой комплекс в первом рабочем поселке Иваново-Вознесенска, 1930-1932 (осуществленный вариант). Общий вид (фото 30-х и 70-х годов).

В окончательном проекте жилой комплекс первого рабочего поселка в Иваново-Вознесенске был уже обычным жилым кварталом с отдельно стоящими секционными домами (квартиры на семью) и помещениями коммунально-бытового назначения (встроенными или размещенными в самостоятельных корпусах).

Жилой комбинат в Сталинграде. Конкурсный проект,1930. Макет.
В 1930 г. И. Голосов создает конкурсный проект типового жилком-бината для Сталинграда, в котором предлагает совершенно новое необычное объемно-пространственное решение. Вместо компактного квартала типовой жилой комбинат по проекту И. Голосова представлял собой комплекс, состоящий из трех соединенных между собой (в центральной части) переходами и вытянутых параллельно друг другу (в направлении север - юг) корпусов: два коммунальных корпуса (западный корпус - общественный центр, восточный - детский сектор) и расположенный между ними самый протяженный жилой корпус (длиной 540 м). Шести-этажный жилой корпус имел коридорную планировку. Одна стена коридора представляла собой полосу остекления, а с другой (восточной стороны) размещались жилые ячейки двух типов - 5 м2 и 10 м2. Каждая ячейка была оборудована умывальником (в нише) и неглубоким встроенным шкафом. Предусматривалась возможность объединения между собой двух соседних жилых ячеек. Со стороны восточного фасада жилого корпуса через равные промежутки расположены лестничные клетки, перед ними вынесено 12 цилиндрических объемов, в которых размещены санитарные узлы (уборные, души, ванные). Эти цилиндры образуют ритмический ряд, объединенный и композиционно усиленный горизонталью корпуса.

Жилой комбинат в Сталинграде. Конкурсный проект,1930. План, планы жилых ячеек.

Жилой комбинат в Сталинграде. Конкурсный проект,1930. Макет, планы санитарной группы.

Голосовские проекты жилкомбинатов для Иваново-Вознесенска и Сталинграда были выполнены на высоком профессиональном уровне, хотя в социально-бытовом отношении не вносили чего-либо принципиально нового в этот тип нового жилища, который в конце 20-х - начале 30-х годов разрабатывался многими архитекторами. Новым и оригинальным в этих проектах был необычный композиционный прием - развертывание объема по горизонтали. Это было вызвано не столько функциональными, сколько художественно-композиционными соображениями, стремлением архитектора зрительно выявить крупный масштаб нового комплексного сооружения, состоящего из соединенных между собой переходами жилых и коммунальных корпусов. В проектах для Иваново-Вознесенска (дом-коллектив) и Сталинграда И. Голосов создает "длинные" фасады, которые стали важным художественным нововведением. Таких протяженных фасадов, с таким пропорциональным соотношением высоты и длины до него, пожалуй, никто тогда не проектировал. Это было бесспорно творческим новаторством. Причем если первый из проектов Голосова состоит из отдельных соединенных переходом корпусов, придающих уличному фасаду комплекса разнообразие, то второй проект - это уже единый ритмически раскрепованный корпус. Решиться создать такую протяженную композицию (длина корпуса более полукилометра) мог, конечно, только большой мастер, глубоко чувствующий художественные закономерности объемно-пространственной композиции. Этот проект выполнен И. Голосовым, пожалуй, на уровне художественного открытия, которое, однако, не было по достоинству оценено в те годы. Почти через три десятилетия всех поразил своей протяженностью и распластанностью проект Дворца Советов в Москве Л.Павлова (1958 г.), и мало кто тогда помнил, что первым такие "длинные" фасады проектировал И. Голосов еще в 1930 г.

К началу страницы
Оглавление    6. Переход на позиции конструктивизма  Дома Советов, Дома правительства, Дома промышленности