Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Вигдария Хазанова
Советская архитектура первых лет Октября. 1917-1925 гг.
 

Новые принципы расселения в проектах реконструкции старых городов

Петроград

Проект будущего Петрограда в 1919-1925 гг. не был облечен в форму такого цельного генерального плана, как это было в Москве. Идеи реконструкции города изложены в программах, докладах, в статьях, авторами которых были сотрудники Архитектурной мастерской Откомхоза при Петросовете и Музея города.

Петроград, относительно новый город, спланированный по единому замыслу, не нуждался в такой коренной реконструкции, как Москва. Необходимость сохранения регулярного плана Петербурга в будущем Петрограде не подвергалась сомнению. Петроградские архитекторы работали только над "наиболее целесообразным урегулированием города", а также над программой "Большого Петрограда", охватывавшей не только город и его пригороды, но и "весь тяготеющий к Петрограду район в связи с работами по созданию большого экономического плана Петроградского района"140. Для увеличения зеленой площади в черте города в течение 1919-1920 гг. были разбиты новые скверы на Семеновском плацу, Марсовом поле, Кронверкской улице, у Матвеевской церкви. В дальнейшем предполагалось устройство зеленого пояса для всего города - "санитарной заградительной парковой полосы", а также создание новых парков и "квартальных садов" в разных частях города. "Дачный характер" предполагалось придать застройке островов. В будущем на островах вокруг Петрограда проектировалась "гигантская зеленая гирлянда" - места отдыха и водного спорта. Группу островов, входивших в Петроградский городской район, - Аптекарский, Каменный, Крестовский, Петровский - решено было проектировать по типу городов-садов. Елагин остров сохранялся как парк. Принимался к осуществлению проект города-сада на Крестовском острове, составленный арх. М. Рослав-левым в 1917 г. Центральной магистралью его был бульвар шириной в 40 саж., доходивший до взморья. В западной части острова на площади в 100 десятин проектировался парк, большая часть которого была отдана для устройства морского городка и стадиона.

Будущий Петроград мыслился как приморский город-сад. Восстанавливалась былая связь города с морем. Новой застройке подлежали Петроградская сторона и Васильевский остров в частях, обращенных к взморью и на Малую Неву. Этим устранялся градостроительный порок Петербурга второй половины XIX в. - "морского города, повернувшегося спиною к морю"141. Незастроенной сохранялась береговая линия города по Неве.

По плану урегулирования Петроград разбивался на зоны - "регулярные пояса" - в связи с регламентацией городского строительства. Каждая зона имела "свое хозяйственное значение и свое особое архитектурное выражение". В апреле 1923 г. на заседании Комиссии секции коммунального хозяйства Петросовета было признано, что "для Петрограда схему разбивки можно принять в четыре зоны с постепенным понижением этажей зданий: административную, жилую, пригородную и рабочую. Кроме того, должна быть выделена историческая часть города"142.

По сравнению с Москвой, в проекте будущего Петрограда менее остро стоял вопрос о сохранении памятников. Урегулирование Петрограда было по сути дела мастерским проектом "восстановления старинных красот города, очистки его от позднейших наслоений, как отдельных зданий, так и целых архитектурных ансамблей, окончания замыслов выдающихся архитекторов прежних эпох"143.

Неверно было бы полностью отрицать целесообразность восстановления исторического архитектурного облика того или иного городского ансамбля, искаженного позднейшими переделками. Такой путь, путь "градостроительной реставрации" был даже необходим в ряде случаев. Он позволял в период реконструкции не только воссоздать единство архитектурных форм ансамблевой застройки, но и устранить некоторые планировочные недостатки. Верная направленность проектных предложений "по восстановлению исторического вида" того или иного ансамбля во многом была подтверждена практикой будущего. 7 июля 1919 г. художественный совет Архитектурной мастерской Петроградского Совкомхоза постановил "восстановить весь ансамбль Инженерного замка со рвом, площадью и Кленовой аллеей, разобрав все здания, так или иначе обезобразившие это место"144. Но должно было пройти почти три десятилетия, прежде чем был восстановлен в 1946 г. планировочный замысел К. Россе. В 1920- 1921 гг. предполагалось также "снести все утилитарные постройки внутри главного корпуса Адмиралтейства... как безобразящие один из лучших исторических ансамблей Петрограда"145, "площадь, заключенная в покое Адмиралтейства, планировалась с расчетом, что... загромождающие ее здания (три участка многоэтажных домов) будут убраны, причем предполагается свободное сообщение площади с Александровским садом через центральную арку здания"146. Но даже сегодня, на этапе высокого развития экономики страны, не представилась возможность восстановить этот выдающийся ансамбль.

Петроград. Конкурсный проект квартала для второй жилой зоны (угол Литовской и Виндавской улиц). 1921 г.
Комиссия градостроительства Петрогуботкомхоза под рук. И. Фомина
Петроград. Перспективный вид площади "Дворца труда". 1920 г. Архитектурная мастерская Совкомхоза под рук. арх. И. Фомина. Арх. Л. Тверской, Н. Троцкий

В программе урегулирования Петрограда 1923 г. речь шла о "новой красоте города, проектировании новых архитектурных ансамблей, постановке новых памятников". Однако это относилось фактически к окраинным территориям города, так как признавалось, что в "центральных частях города, как общее правило, следует по возможности придерживаться существующих, исторически образовавшихся рамок"147. В отдельных случаях робко и несколько наивно проводились мысли о необходимости внести "современную ноту" в старые ансамбли. Так, в отзыве Академии художеств на конкурсные проекты въезда в Смольный говорилось: "Постановка задачи была бы еще более правильной при возможности участия широких художественных сил, быть может сумевших бы, кроме разрешенных данным конкурсом задач, дать также и отражение современности, для чего в сущности и должен быть объявлен конкурс"148. Не поиски приемов включения старых ансамблей в новую застройку будущего города, а скорее вкрапление новых сооружений в старые ансамбли - так решался вопрос о соотношении старого и нового в будущем Петрограде.

Композиционный прием, избранный всеми авторами, был одним - стилизация, приспособление новых сооружений к характеру архитектуры старого ансамбля. Так подошел к созданию въезда в Смольный В. Щуко. Он модернизирует формы тосканского ордера, сочетая их с ионическим портиком Смольного. "Сложившийся облик Петербурга диктует необходимость считаться с характером города по крайней мере в его старых частях, и новый зодчий, давая новые архитектурные пятна, должен помнить об общей архитектурной гамме", - писал Л. Ильин149. "Новые архитектурные пятна" редко появлялись в старом центре Петрограда. Но все чаще урегулирование сопровождалось как бы изменением масштаба привычных старых архитектурных ансамблей в связи с необходимостью "простора для собраний и движения публики". Нередко новый масштаб вносили "очистка памятников архитектуры от разных варварских наслоений", изменения в привычной планировке. Например, в программе конкурса на благоустройство местности около зданий Дворца искусств, Адмиралтейства и Биржи, составленной в мае 1919 г., одним из условий перепланировки площади Урицкого было создание "открытого вида на окружающие здания".

Вопрос о сочетании старого и нового в сложившейся застройке города требовал дальнейшей глубокой разработки. Он не может считаться полностью разрешенным даже в наши дни, пять десятилетий спустя. Стилизация новых сооружений, вводимых в существующие ансамбли, - естественный, но не единственный и далеко не всегда самый правильный путь. В некоторых случаях архитекторы смело осуществляли новые замыслы, не опасаясь стилистического контраста со сложившейся застройкой. На Марсовом поле, входившем, как и Летний и Михайловский сады, по проекту 1920 г. в территорию Центрального городского парка, был разбит партерный сквер, "не загораживающий вид на Михайловский замок, на Михайловский дворец, на Павловские казармы и Мраморный дворец"150, и сооружен мемориальный ансамбль, архитектурные формы которого не были подчинены окружающим выдающимся зданиям прошлого.

Новая архитектура завоевывала бывшие окраины. "На новых местах грядущее строительство будет свободнее в своих выражениях, и там оно скажет свое свободное, новое слово", - писал в 1923 г. Л. Ильин151. Уже на четвертом заседании Совета по урегулированию плана Петрограда и его окраин 17 июля 1919 г. во время обсуждения доклада И. Фомина и М. Рославлева о перепланировке Путиловского района была признана необходимость "широкой трактовки" этого вопроса152. Была предложена "полная перепланировка района, не считаясь с существующими улицами и зданиями". Архитектурной мастерской предложили указать места для новых общественных зданий, например, для дворца рабочих. В проекте арх. Л. Тверского и Н. Троцкого интересным был замысел создания площади с "народными трибунами" перед дворцом рабочих153.

В конце 1923 - начале 1924 г. вновь были составлены проекты перепланировки Путиловского района. Архитекторы Л. Тверской и С. Серафимов, как отмечал директор Музея города Л. Ильин, мало считались с существующими направлениями улиц и застройкой. Следуя идее создания одного Центрального вокзала, они решили перенести на юг Балтийский вокзал. Замыслы Л. Тверского и С. Серафимо-ва не опирались на реальные возможности. Грандиозные проекты, подобные их проекту 1919 г., не могли быть осуществлены и в 1925 г. По проекту Музея города, выполненному под руководством Л. Ильина, проводилось урегулирование улицы Стачек только до Путиловского завода. "Основной задачей... было правильное назначение размеров и очертания площади пересечения двух главных направлений... Для увеличения площади земельных насаждений... предположено участок между рекой Таракановкой и Ново-Сивковской улицей, представляющий... пустырь, обратить в парк и продолжить последний до соединения с Екатерингофским садом. Кроме того, предполагается поставить зеленую завесу, отделяющую портовую часть района от улицы Стачек. Тентелевский завод... предположено обойти зеленым кольцом..."154 Улица Стачек проектировалась шириной в 45 м, с девятиметровым двойным бульваром. Новые жилые дома отделялись от проезжей части улицы двойным рядом деревьев.

Перечень источников:

  1. 140. 140 Лен. ОАОРСС. ф. 3187, оп. 1, д. 334, лл. 23-33. При урегулировании плана Петрограда в 1919-1922 гг. впервые в советском градостроительстве возникли идеи районной планировки, к разработке и осуществлению которых приступили лишь в середине 1930-х годов. См. также проект Москвы Б. Сакулина, стр. 79. Вернуться в текст
  2. 141. "Красная нива", 1923, № 35, стр. 20-23. Вернуться в текст
  3. 142. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 1, д. 334, лл. 23-33. Вернуться в текст
  4. 143. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 1, д. 334, лл. 23-33. Вернуться в текст
  5. 144. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 1, д. 31, л. 10. Вернуться в текст
  6. 145. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 1, д. 31. л. 70. Вернуться в текст
  7. 146. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 1, д. 333, св. 27, л. 42. Вернуться в текст
  8. 147. "Коммунальное хозяйство и строительство", 1921, № 1, стр. 20. Вернуться в текст
  9. 148. ЦГИАЛ, ф. 789, оп. 30. д. 57. Вернуться в текст
  10. 149. "Красная нива", 1923, № 35, лл. 20-21. Вернуться в текст
  11. 150. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 1, св. 323, д. 282, л. 64. Вернуться в текст
  12. 151. "Красная нива", 1923, № 35, лл. 20-21. Вернуться в текст
  13. 152. Лен. ОАОРСС, д. 3187, оп. 1, д. 31, л. 9. Вернуться в текст
  14. 153. О нем см. стр. 126, 127, 185. Вернуться в текст
  15. 154. Лен. ОАОРСС, ф. 3187, оп. 4, д. 31, св. 3, лл. 77-78. Вернуться в текст

К началу страницы
Содержание    Моксва  Ярославль