Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Вигдария Хазанова
Советская архитектура первых лет Октября. 1917-1925 гг.
 

ПРИНЦИПЫ ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА

Проекты новых городов, рабочих поселков, сел

Основа для строительства городов социалистического будущего была создана в течение первого года жизни Советского государства. "Декрет о социализации земли" (19 февраля 1918 г.) провозгласил: "всякая собственность на землю, недра, воды, леса и живые силы природы в пределах Российской Федеративной Советской Республики отменяется навсегда"28. Через три месяца, "в целях объединения всей строительной деятельности государства - разработка плана, установление порядка выполнения и осуществление государственного строительства сосредоточиваются в Комитете государственных сооружений Высшего Совета Народного Хозяйства. Все проекты государственных сооружений и общественных работ... передаются для рассмотрения в Комитет государственных сооружений..."29. Проходит еще четыре месяца и декретом ВЦИК "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах" установливается, что "в городах с числом жителей свыше 10 000 право застройки принадлежит исключительно органам местной власти"30.

Чтобы понять, какое значение это имело для градостроительной практики, достаточно обратиться к небольшому числу проектов, выполненных в первые два года после опубликования декретов.

В октябре 1918 г. по поручению Главного комиссариата по делам страхования и борьбы с огнем гражданские инженеры В. Воейков и В. Дубовской составили доклад о постройке пригорода-сада под Москвой, на Москва-реке в районе Рублево31. С Москвой город предполагалось соединить метрополитеном, поезда которого преодолевали бы за 15 минут расстояние от Триумфальных ворот до города-сада, новой веткой трамвая, идущей через Серебряный бор, специальной железнодорожной веткой, через Немчиновский пост, а при условии регулировки Москва-реки - также пароходом.

Для постройки поселка был избран участок с сухим песчаным грунтом, ровным рельефом, богатым смешанным лесом, участок, где "мысль о просторе... становится главным ярким впечатлением"32. Будущему городу, в котором жителям представлялась "полная возможность вольно дышать, вольно работать и вольно отдыхать", авторы дали имя - Приволье.

Перспективный план строительства города на 100 000 человек был рассчитан на двадцатилетний период, который делился на три этапа - первые 5 лет, вторые 5 лет, и оставшиеся 10 лет. Город разбивался рекой на Заречную и Горную часть. Особое внимание авторы уделили озеленению. В Приволье были намечены три главных парка. В центре верхнего города сохранялась значительная лесная площадь (50 десятин), на которой располагались школьные здания. Парк был доступен для всех жителей, в то же время он обеспечивал чистый воздух для детей и изолировал их "от городской жизни". Второй парк (50 десятин) проектировался на высоком берегу реки. Этот парк, охватывавший лучшую часть участка с видом на Москву, был "центром всего города, узлом главных улиц и прекрасной верхней набережной". Третий парк (50 десятин) с прудом, цветниками, площадками для игр и купальнями создавался на низком берегу Заречной части. Густой лес Заречной части лишь незначительно вырубался. Он разбивался широкими улицами - просеками на большие участки: в каждом квартале 45% площади сохранялось для сада, цветников, газонов. Лесистый участок отводился больничному городку. Зелень занимала четверть всей территории Приволья.

В городе проектировались кварталы двух типов - городские и сельские. В кварталах городского типа, рассчитанных на 1500-1700 человек, были отдельные корпуса помещений общего пользования - столовые, читальни, зал собраний, приемный покой, местная пожарная дружина, продовольственная лавка и др. Каждый участок-квартал по периметру застраивался трехэтажными домами. В центре проектировались пятиэтажные здания. Авторы считали, что такой планировкой "достигается отсутствие затемнения улиц и дворов и доступность солнечному свету всех этажей".

Запроектированный в Приволье институт "нового города" - коллективный руководитель строительства - с момента закладки города должен был следить за тем, чтобы все постройки были совершенными, оборудованными по последнему слову техники и гигиены. Благоустройство понималось не только как совершенство санитарно-технического оборудования, но "распространялось на внешнюю сторону строительства и быта". При планировке домов все окна должны были получать прямой солнечный свет; улицы проектировались двух типов - проездные для транзитного сообщения и местные - для подхода к домам. Площади понимались не как "узел пересечения двух улиц с увеличенным на них движением, а, наоборот, были расширением улицы, местом, где можно спокойно стоять и сидеть", не опасаясь транспорта.

Общественные сооружения города разбивались авторами на следующие четыре группы:

  • административные здания - коммунальное управление и его районные отделения, магазины и склады, народный банк и сберегательные кассы, центральный почтамт и его районные отделения, вокзалы;
  • санитарные здания - больничный поселок на 1000 кроватей, санаторий на 500 больных, приют для неизлечимых на 500 мест, бани, прачечные, бойни, холодильники;
  • культурно-просветительные здания - зимние и летние театры в верхнем городе и в заречном парке, народные дома и залы районных собраний с читальнями, библиотеками, аудиториями и др., дворец искусств со школами музыки, концертным залом, мастерскими живописи и скульптуры, аудиториями и т. д., музей и институт "нового города" по изучению вопросов городского строительства с рядом научных учреждений, музей и институт "борьбы с огнем" по изучению вопросов охраны жилища от огня и огнестойкого строительства со всеми соответствующими учреждениями.

Научно-учебные здания - школы двух категорий - общие трудовые и сельскохозяйственные, приближенные к земле, к полю, к саду.

По замыслу авторов, "архитектура города должна быть проста, спокойна, однородна и самобытна". В застройке города выделялись общественные здания, которые были рассчитаны "широко и богато". "Это та сторона жизни граждан Приволья,- писали авторы проекта,- которая должна не только удовлетворять все духовные интересы, но и пробуждать, развивать и направлять их. Это те очаги истинной высокой демократической культуры, которые одни могут установить тон быта и удержать его, не давая опуститься характеру идейно задуманного общежития до будничной обывательщины". Как уже говорилось, стремясь использовать все благоприятные стороны нового города для быта детей, авторы отводят школам лучшее место в плане города. Здания школ размещались "в центре парка с просторными площадками для игр и спорта, со всеми учрождениями, облегчающими учебный труд ребенка". Группировкой школьных зданий в одном районе решено было "облегчить пользование общими учреждениями и приучить детей к общей массовой игре и работе". Однако была предусмотрена и необходимая изоляция зданий н "автономия каждого отдельного школьного участка".

Через пять лет город должен был представлять колоссальный парк с мощеными просеками-улицами. Большинство кварталов предполагалось занять садами с небольшой застройкой лишь в головной части участка, обращенной к Москве. Технические поселки отодвинули на окраины как резерв дальнейшей интенсивной застройки города. Через следующие пять лет наступал расцвет городской жизни: "сооружены все общественные здания, заселены все городские кварталы". Еще десять лет. В городе - "та же масса зелени, тот же темп жизни..., Город впитал в себя окрестные села и деревни и расширил до максимума свои границы... Рост остановился, достигнув своего заранее намеченного предела".

Авторам проекта города-сада Приволье удалось создать целостную картину романтичного города будущего, в реальности которого они были уверены. По площади территории и количеству населения Приволье был самым большим городом-садом из всех известных нам городов такого рода, запроектированных в первые годы революции. Градостроительные принципы, воплощенные в проекте Приволья, были сродни замыслам многих- новых поселений. Однако город "Приволье" проектировался только как спутник Москвы - "город-спальня", по современной терминологии. Этим он отличался от наиболее значительных проектов первых советских городов-садов, в которых предполагалось развитие промышленности, обеспечивавшее работой население.

В 1918-1920 гг. сложились основные принципы планировки рабочих городов-садов и поселков-садов: размещение жилых домов среди зелени, с необходимым для хорошей инсоляции разрывом, устройство детских площадок при жилых домах: создание специальной зоны, в которой на озелененных участках располагаются школы и детские учреждения; размещение обслуживающих учреждений вблизи жилых домов; устройство зеленой зоны отдыха населения; создание сети малых спортивных сооружений (спортплощадок при домах, школах и клубах); возведение общественных зданий в центре жилой застройки. Одним из обязательных требований к новой планировке населенных мест была организация общественного центра поселка или городского района, отвечавшего новому укладу жизни.

Требования к проектам планировок, содержавшиеся в программах, инструкциях, отзывах, составленных специалистами, работавшими в учреждениях ВСНХ РСФСР, определили большую общность всех градостроительных проектов 1918-1920 гг., несмотря на различия местных условий и творческой индивидуальности авторов. Это можно обнаружить, рассматривая созданные в эти годы проекты рабочих поселков в Саратове, Богородске, Ярцево, поселки при первых районных электростанциях, например, широко известный проект жилого поселка при Шатурской электростанции.

Нет необходимости подробно описывать проекты всех перечисленных поселков, подобно тому как была рассмотрена программа проектирования показательного города-сада Приволья. Важно выяснить, насколько последовательно в проектах рядовых поселков воплотились новые градостроительные принципы. Авторы всех проектов 1918-1921 гг. были строго ограничены требованиями самой жесткой экономии, они создавали проекты нового расселения в годы гражданской войны, когда были разрушены многие города. "Для того, чтобы от мечты перейти к деятельности, для того, чтобы уже вначале не погубить самую идею рабочего поселка, для того, чтобы, если не решить, то хотя бы правильно подойти к решению жилищного вопроса - нужна последовательная экономия. Нужно самое строгое деловое отношение. Нужно ограничить задания крайне необходимыми и допустимыми минимумами и все наши требования и нормы подчинить этому основному положению", - писал в отзыве на проект -поселка-сада в Саратове В. Семенов34. Однако требования строгой экономии никогда не вынуждали авторов лучших проектов отказываться от новых принципов.

В основу планировки главных улиц саратовского поселка "Звезда" было "положено расположение входа на завод". Поселок пологим амфитеатром спускался к территории завода. Веерообразный прием был оправдан местоположением завода. При этом авторы, следуя канонам классицизма, считали, что "разбивка правильными формами, прямыми улицами, всегда значительно красит поселок", и несколько наивно полагали, что "нужно считаться также и со взглядами рабочих, на которых широкая прямая улица производит гораздо большее впечатление, чем, может быть, и красивые выкрутасы" 34. Территория была разбита на равномерно заселенные небольшие кварталы, застроенные одиннадцатью типами жилых домов, комбинированием которых "можно добиться разнородного, приятного для глаз поселка". Застройке подлежала пятая часть площади квартала35, что обеспечивало благоприятные условия жизни населения. Ширина улиц была намечена: 12 саж. - главные, 10 саж. - второстепенные, 8 саж. - проулочные. Восемь тысяч жителей поселка36 расселялись в домах гостиничного типа и в обычных домах-особняках. В поселке проектировались народный дом, школа, магазин, пожарное депо, банк, больница. Наиболее четко новые принципы создания городов-садов были выражены в проекте заложенного в 1919 г. поселка текстильщиков при Истомкинской мануфактуре. Он должен был стать "действительно поселком-садом, потонувшим в зелени и цветах", где "чувствуется во всем красота, художественность"37. В планировке поселка четко был выделен общественный центр, вокруг которого группировалась жилая застройка: коттеджи для семейных и дома-общежития для одиноких. Широкая аллея-бульвар вела от въезда в поселок к народному дому. "Это здание самого белого цвета и рас положенное на фоне соснового леса будет вид но со многих пунктов, будет выситься над дру гими зданиями, будет как бы звать к себе"38. Полоса зеленых насаждений закрывала по селок от пыли шоссе и фабрики. На особы: замкнутых озелененных участках располагались школа и детский дом. В центре поселка кроме того проектировалась площадка для дет ских игр, которой могли пользоваться также дети, живущие в окружающих селениях. Значительная роль отводилась общественному центру в проекте рабочего поселка при ткацкой фабрике в Ярцево Смоленской губернии. Центральная площадь Революции оставалась незастроенной и окружалась группами деревьев. В проекте реконструкции села Крестцы Нижегородской губернии центр образован площадью с новыми зданиями народного дома и школы.

Очень близки к рассмотренным проектам генеральные планы рабочих поселков, составленные Л. Весниным в 1918-1925 гг.39 Особенно это относится к проекту поселка при паровозо-ремонтном заводе в г. Подольске (1922 г.).

Рабочий поселок при Истомкинской мануфактуре. Генеральный план. 1920 г.
Инж. К. Караcев
1 - народный дом; г - школа; з - детский дом; 4 - ясли; 5 - площадка для детских игр; 6 - спортивная площадка; 7 - дом для одиноких
Рабочий поселок при Подольском паровозо-ремонтном заводе. Генеральный план. 1922 г.
Арх. Л. Веснин

Ведущая роль в центральных ансамблях новых поселений отводилась не только административным и культурно-массовым зданиям. В начале 20-х годов уже была уверенность в том. что в скором времени производственные здания за малым исключением будут обезврежены. Во многих проектах они определяли композицию центра в городе будущего. Так было в рассмотренном проекте Саратовского поселка. На здание электростанции "Красный Октябрь" ориентировалась жилая застройка рабочего поселка в Петрограде. В отзыве Отдела поселкового строительства и Бюро планировки и градостроения ВСНХ РСФСР в январе 1922 г. критиковался проект поселка Каширской электростанции. Эксперты отмечали, что "план поселка не имеет архитектурного центра, каким могло бы явиться либо здание электростанции, либо наиболее значительное здание общественного характера - народный дом"40. Отклоняя проект поселка Каширской электростанции, сотрудники отдела ВСНХ РСФСР указывали, что в нем вообще "не предусмотрен какой-либо общественный или деловой центр...; не предусмотрен максимум использования естественных гигиенических условий парка, фруктового сада, оврага и наиболее возвышенной части местности у опушки парка, более всего пригодной для сооружения народного дома; отсутствуют детские площадки для игр, слишком удалена единственная для всего поселка площадка для игр..."41.

Поселок "Красный Богатырь" проектировался в 1924 г. арх. В. Маятом на участке вдоль берега небольшого ручья, на сухом высоком месте, огражденном с двух сторон старым сосновым бором. В центральной части - "резервуар зеленых насаждений с оборудованием для физического развития и спортивной жизни поселка". Этот парк (диаметром до 72 саж.) предполагалось окружить двумя рядами домов, ограниченных двумя кольцевыми улицами, сообщающимися между собой четырьмя проездами по радиусу. Один из проездов расширялся и подводил к зданию театра42.

Ленинград. Рабочий поселок при электростанции "Красный Октябрь". Генеральный план. 1924 г.
Арх. А. Оль
Москва. Рабочий поселок "Красный Богатырь". Фрагмент генерального плана. 1924 г.
Арх. В. Маят

Проект планировки рабочего поселка Кизеловской электростанции (1921-1925 гг.)43 был одним из самых интересных проектов периода восстановления народного хозяйства. Центром поселка была площадь перед народным домом. По сторонам ее - дом для приезжих, дом-общежитие старших рабочих и служащих, а также участок, где в будущем устраивалась лоджия-игротека. Изолированно среди зелени размещались - школа, ясли, больница. К центральной площади примыкала спортивная школьная площадка. Стадион был вынесен в северо-западную часть поселка. В проекте четко проведено зонирование всей территории поселка и определены общественная, жилая и хозяйственная части.

Рабочий поселок при Кизеловской электростанции. Генеральный план. 1921-1925 гг.
А - спортивная школьная площадка; В - стадион; В - конюшенный двор; Г - скотный двор; Д - больничный участок; Е - запасные участки для расширения поселка; Ж - существующий поселок; 1 - народный дом; 2 - дом для-приезжих; з - ясли; 4 - школа; 5 - баня-прачечная
Авторы первых советских градостроительных проектов должны были учитывать трудности своего времени, стремиться к строжайшей экономии. Но им приходилось решать не только чисто профессиональные архитектурно-планировочные задачи. В их творчестве отражались сложнейшие социальные проблемы. И если для первых послереволюционных проектов характерна большая общность композиционных замыслов, то в понимании социальных вопросов у архитекторов не было единства. Рациональная схема планировки определялась целесообразностью того или иного типа города-сада, поселка-сада. Организация жизни в новом поселении зависела не только от развития производства, но и от количества занятого на производстве населения. Это, так же как и система транспорта и снабжения, формировало город и поселок - его производственно-сельскохозяйственный или только производственный, характер, город для сна и отдыха или независимое от большого города новое поселение. Особое значение имело правильное соотношение сельскохозяйственного пояса и городской застройки.

Этот сугубо экономический аспект непосредственно влиял на градостроительные замыслы, так как от него зависела целостность планировки города, органически сочетающего различные элементы. Для архитекторов-планировщиков начала 20-х годов многие экономические проблемы сосредоточивались на том, нужен ли жителям будущих городов-садов земельный участок при доме. Ученые-социологи почти не могли помочь архитекторам, так как данные их науки были еще недостаточны. Каждому автору приходилось самостоятельно, ощупью идти к решению сложнейших общих вопросов градостроительства.

В рассмотренном проекте Приволья участки сельского типа составляли зеленый пояс вокруг города. В противоположность зарубежным городам-садам, "где при каждой квартире есть маленькая узкая полоска собственного огорода и 5-6 фруктовых деревьев и кустов сирени", в Приволье - "за счет этой собственности всем жителям в равной мере" давались "настоящие лесные насаждения, улицы-бульвары, дворы-цветники и площадки-газоны для игр". Кварталы сельского типа, намеченные в строительстве первой очереди, "эксплуатировались группами, обществами, кооперативами или всем городом". Они в первые годы роста города составляли "временную эксплуатацию участков, назначенных для типа городских зданий, и за их счет исподволь и планомерно" расширялся город. Примерное соотношение населения сельских и городских участков было 18 000 и 75 000 человек. Авторы саратовского поселка "Звезда" заявили: "Нами вопрос об этом клочке земли решен в отрицательном смысле... Прирезом к каждому дому клочка земли, хотя бы и полдесятины, мы, кроме бестолково испорченной земли в угоду мелкому мещанскому счастью, ничего не добьемся". "В проекте поселка мы проводим следующее: заводской работник должен иметь гигиеничное жилище и больше чистого воздуха. Семья должна быть занята производительным трудом и отнюдь не больше его. Дети должны воспитываться в обстановке культуры и нежности. Земледелие есть также промышленность... а не баловство. Очевидно природа человека такова, что каждый любитель общения с землей, если он знает, что рынок за деньги его вполне обеспечит капустой, будет садить непременно цветы и деревья... Это врожденное стремление к прекрасному мы, по мере возможности, должны удовлетворять, ибо мы строим прекрасную жизнь для трудящихся"44.

Проект сельскохозяйственной фермы. 1920 г.
Арх. И. Фомин

Однако такой решительный отказ от участка при жилом доме не характерен для большинства проектов. Так, в упомянутом проекте поселка Подольского паровозо-ремонтного завода были при каждой квартире участки около 100 кв. саж., службы и предусматривалось содержание мелкого скота. Сады и огороды при домах проектировались и в Истомкинском поселке и во многих других. Вопрос о необходимости участков при жилых домах не был решен и к концу рассматриваемого периода. В 1924-1925 гг. авторы популярных брошюр и статей по рабочему поселковому строительству не могли ответить на него определенно.

Еще в июле 1921 г. в Архитстрое ВСНХ был составлен проект декрета Совнаркома о планировке населенных мест. Предполагалось, что декрет будет специальным градостроительным документом. Проект его был первым итогом обобщения трехлетней практики проектирования и строительства. Декрет должен был определить направление будущего развития советского градостроительства. Он предписывал для населенных мест, имеющих "не менее 10 000 жителей... не позднее трех лет составить план устройства их, расширения и украшения, определив направление, ширину и характер новых и подлежащих переустройству улиц, местоположение, размер и распределение площадей, садов, парков, скверов и свободных пространств..."45

Во время междуведомственного рассмотрения проекта декрета в Главном управлении коммунального хозяйства в ноябре 1922 г. была признана необходимость составления перспективных планов роста и расширения больших и средних городов на ближайшие 25 лет, а также планов частичной планировки и перепланировки, составлявшихся городскими советами. По существу, в проекте декрета трактовались общие вопросы создания городов будущего. В планах городов, составленных на основе специальных обследований, 10% селитебной площади отводилось зеленым насаждениям. В городах должны были проектироваться специальные районы - жилые, торговые, административные, промышленные. В городских планах определялись схемы благоустройства, дорожной сети, а также специальные потребности здравоохранения, военные и другие.

Типовое распланирование селения. 1925 г.
1 - сельсовет; 2 - правление . кооперации; S - народный дом; 4 - школа; 5 - больница; 6 - торговые помещения; 7 - производственный район; 8 - депо орудий
Проекты планировки больших городов, а также городов, имевших общегосударственное значение, утверждались Совнаркомом. Планы малых городов - губисполкомами. "Вся работа по составлению и рассмотрению городских планов должна была протекать в обстановке широкой гласности и подвергаться общественной критике, так как в задание ее входит обеспечение защиты интересов всего населения и всех учреждений"46.

Итогом развития градостроительной мысли первого послереволюционного периода был предварительный проект "Правил распланирования и застройки городов", составленный Главным управлением коммунального хозяйства НКВД РСФСР47. Каждому городу необходимо было иметь утвержденные планы "существующего расположения селитебной площади и городских земель (городской план) и общего проектируемого расположения городской селитебной площади (проект планировки)". Составление планов и проектов планировок возлагалось на органы коммунального хозяйства и после их утверждения были обязательны для исполнения всеми учреждениями и лицами. Не менее 10% общей площади, занимаемой новыми строительными кварталами, должны были отводиться под общественные здания... Зеленые насаждения - места отдыха и спорта должны были распространяться по селитебной площади так, чтобы отстоять от каждого жилища не далее 600 м. Не менее 10% всей селитебной территории предназначалось для зеленых насаждений общественного пользования. На каждые 250 га вновь отводимой селитебной площади должен был устраиваться (в счет 10% нормы) хотя бы один парк площадью не менее 5 га. Размеры вновь проектируемых жилых кварталов - "не более 250 м в продольном или поперечном направлении". Для регулирования городского строительства в каждом городском поселении устанавливалось "разделение на строительные зоны - по техническим признакам и на строительные районы - по назначению и характеру застройки. По назначению особые районы должны были выделяться для постройки фабрично-заводских предприятий с тем, чтобы вне этих районов возведение новых фабрично-заводских зданий не допускалось. Эти районы должны были назначаться под ветром, ниже города, по течению рек... Районы фабрично-заводских предприятий должны отделяться от остальных незастроенной полосой зеленых насаждений не менее 100 м шириной... В зависимости от местных условий, губисполкомы могли устанавливать разделение городских поселений и по другим строительным признакам, а именно: строительные зоны по интенсивности застройки, по высоте зданий, величине разрывов между зданиями и пр.; строительные районы: по назначению - учебные, больничные, торговые, портовые, складочные и иные"48.

В конце восстановительного периода новые принципы планировки городских поселений оказали непосредственное влияние на проектирование будущих сел и деревень. Утвержденные в 1924-1925 гг. Народным комиссариатом внутренних дел РСФСР и местными советскими органами "Правила распланирования и застройки селений" предусматривали, что все реконструируемые и вновь проектируемые села и деревни будут единым целым. Как и городские поселения, они должны были застраиваться по утвержденным планам, где все части территории взаимосвязаны и подчинены общему замыслу. В "Положении о волостных съездах советов и волостных исполнительных комитетах", принятом ВЦИКом в октябре 1924 г., указывалось, что волостной комитет "следит за соблюдением строительных правил"49. "Волис-полком должен иметь план распланирования застройки всех селений волости, по каждому селению в отдельности... и непосредственно через сельсоветы следит за правильной застройкой селений и не допускает при застройке отступлений от строительных и противопожарных правил"50. Инструкции строго предписывали всем селениям создать "хотя бы одну площадь не менее 2000 м2" - общественный центр.. На площади требовалось расположить здания народных домов, административных, торговых и других учреждений. Намечалась обязательная ширина улиц - от 23 до 40 м, переулков - от 13 до 20 м. Длина кварталов принималась не более 250 м. В многодворных деревнях между домами разбивались бульвары стометровой ширины. Общественные здания должны были отстоять от жилых домов на расстоянии не менее 25-40 м; здания больниц - не менее чем на 100 м. Производственные и промышленные здания, в зависимости от их характера, отстояли от жилой застройки не менее, чем на 30-100 м. Правилами был определен и размер усадеб: 25 х 50, 30 х 60, 30 х 120, 20 х 60, 20 х 120 м.

Такие правила давали возможность разделить территорию сел и деревень на производственную, общественную и жилую зоны застройки; разместить школьные и больничные здания на особых озелененных участках. Так же, как и в проектах поселков, основные планировочные приемы в застройке сельских мест стали складываться задолго до издания правил. Они были лишь закреплены в них. В 1919 г. петроградские архитекторы, авторы конкурсных проектов сельских народных домов, понимают это задание как возможность создать значительный по своей архитектуре общественный центр села. В проектах В. Гельфрейха, Б. Цинзерлинга и других авторов в центре села запроектирована площадь, на которой размещаются все общественные сооружения51.

В первых шагах по усовершенствованию крестьянского жилища, сделанных в 1918-1925 гг., как и в работе над рациональными планировочными приемами застройки селений, воплотилось стремление приблизить условия жизни в деревне к городским. Интересен был самый процесс становления основных принципов "распланирования сельских мест". Они возникли не в кабинетах наркоматов, не в трудах ученых, а пришли из практики текущего дня. Первоначально они были подсказаны мерами по предупреждению пожаров в те трудные годы, когда невозможно было применять огнестойкие материалы в сельском строительстве. Первые схемы типового распланирования селений были лишь иллюстративным приложением, разъяснявшим разделы инструкций, издававшихся Наркоматом по страхованию и борьбе с огнем.

Первые градостроительные документы Советской власти были не менее романтичны, чем социальные утопии прошлого, живой интерес к которым не утрачен и сегодня. За сухими и, казалось бы, будничными строками декретов, инструкций, программ стоят и "чистота, красота, широкие улицы, светлые дома в садах" пятидесяти четырех городов острова Утопии, о которых мечтал Т. Мор, и город - трудовая коммуна Кампанеллы, и многие другие "картины земного рая", придуманные фантастами прошлого. Авторы самых скромных градостроительных проектов 1917-1925 гг. "проложили линии" первых советских городов, как когда-то "утописты проложили линии первого города". В послереволюционной России генеральные планы переставали быть только схемой целесообразной застройки городских и сельских земель. Они становились могучим художественным средством градостроительного искусства. Государственные и общественные деятели, разъясняя народу в первые годы революции идеи социализма и коммунизма, писали о будущем "расцвете жизнерадостности", о том, что "царство свободного труда, царство коммунизма будет вместе с тем и царством торжествующей красоты", противостоящей "эпохе асфальтовой цивилизации"52. О создании "всемирной" пространственной формы (город-коммуна) мечтал в эти годы Эль Лисицкий53. "Коммунистический город - вот их неколебимая цель", - писал А. Ган о конструктивистах. "Нужно раздеть буржуазный город", - продолжал он, призывая к "плановой разработке всей территориальной площади города, отдельных районов и, наконец, разрешению пространства по вертикали"54.

М. Гинзбург связывал создание в СССР городов будущего со стандартизацией строительного производства и в этом видел "масштаб изумительного размаха, масштаб грандиозных ансамблей, целых городских комплексов", "масштаб градостроительства в своем самом широком пределе". "Новый стиль" должен был научить архитектора "решению пространственной задачи... трактуя объемные массы... как средство пространственного решения города в целом". Грядущий город представлялся ему "не идиллическим городом-садом недавнего прошлого, ...а гигантским новым миром, в котором ни одно завоевание современного гения не останется неиспользованным"55.

В эти годы появляются первые графические схемы "идеальных городов будущего". В некоторых из них - обобщение предшествующего опыта, в других - желание спорить со старым, реформировать градостроительные нормы. Примечательны в этом смысле два проекта нового расселения, выполненные в 1921 г.

Автор одного из них, арх. Жолтовский, отталкиваясь от приемов градостроительства древней Руси, предлагал условную схему небольшого поселения, исходя из того, что группа зданий (деревня или небольшой город) является "воплощением в архитектонических формах идеи коллектива людей". Внутреннее членение такого коллектива идет от индивидуума (а) к группам (b), к общности (с), и все вместе подчиняется основополагающей философской идее, которая господствует над жизнью (d).

Каждой из этих групп соответствуют определенные здания. Группа "а" - жилые дома, "b" - клубы, школы, библиотеки, магазины, "c" - правительственные здания, "d" - сооружения, значение которых зависело от философской идеи (как ни странно для начала 20-х годов, И. Жолтовский к ним относил церкви). По мысли И. Жолтовского, вертикализм мог быть присущ центральным зданиям, по схеме - даже одному зданию, относившемуся к группе "d". Все остальные сооружения не могли иметь вертикальных осей, а только горизонтальные, направленные к центру. Единство и гармония достигались лишь подчинением периферии центру. Всеобщая система воздействовала на каждое отдельное здание56.

Рисунок И. Жолтовского не являлся, конечно, конкретной композицией. Он схематично отражал, по мнению автора, объективно необходимую структуру небольшого города. Замысел архитектора был подчинен некой абстрактной идее и не определялся социальным содержанием.

В отличие от схемы И. Жолтовского, в незрелом градостроительном проекте скульптора-конструктивиста А. Лавинского угадываются знаки революционного времени57. Лефовец А. Лавинский, ощущая себя "не жрецом-творцом, а мастером-исполнителем социального заказа", мечтал создать город из стекла и асбеста, город, пронизанный светом и солнцем. "Романтика коммуны, а не идиллия коттеджа" увлекала автора. И хотя современники признавали, что "буквальная реализация плана во всех его деталях немыслима ни при нынешнем, ни при каком угодно состоянии техники", они более всего оценили то, что автора этой утопии "занимала, главным образом, социальная сторона дела - форма нового быта"58. В то же время, отнюдь не отмеченный мастерством градостроителя, "круговой план" в проекте А. Лавинского с двумя магистральными бульварами Север-Юг и Запад-Восток вызывает отчетливые ассоциации со многими схемами идеальных городов в европейской архитектурной практике. Однако от проектов такого рода он разнился многими дерзкими предложениями. Среди них - дифференциация по назначению жилых домов-кварталов, организация движения транспорта под ними, особая планировка пространства нижних этажей жилых домов, предназначенных для общественных и коммунальных учреждений, обращение к новейшей-строительной технике, установка на стандартизацию индустриальных элементов, особое значение "кругового вращения домов", улучшающего микроклимат жилища. Многое в проекте А. Лавинского осталось неясным. Но вслед за современниками следует признать в нем бесспорность поисков новой "организации жизни во всем объеме".

Схема небольшого поселения. 1921 г.
Арх. И. Жолтовский
а - жилые дома; b - клубы, школы, библиотеки, магазины; с - правительственные здания; d - сооружения, подчиненные господствующей философской идее
Проект города будущего. Схема плана. 1921 г.
Скульптор А. Лавинский

В разрушительном вихре революции и гражданской войны родилась уверенность в возможности "пересоздать в радостном порядке все окружающее человека"59. Первая послереволюционная программа Партии призывала к "уничтожению негодных жилищ", к "рациональному расселению трудящихся"60. Архитектору предстояло "распланировать город так, чтобы он перестал быть очагом заразы и болезни и, кроме того, представлял собою красивое зрелище... Только в социалистическом обществе станет возможным и выстраивать и перестраивать города, руководясь единым художественным заданием, только в социалистическом обществе можно будет выстраивать целые города по строгому архитектурному замыслу",- заявляли теоретики искусства в начале 20-х годов61.

Новое градостроительное законодательство было направлено прежде всего на "пересоздание жизни". Это убедительно подтверждается составленной в сентябре 1918 г. Г. Дубелиром программой деятельности отдела планировки, регулирования и постройки городов и селений Угорсельстроя ВСНХ РСФСР. Задачей отдела было "планомерное социальное строительство в области жилищной нужды, развития нового города и улучшения существующих". Но устранение недостатков в городах прошлого не могло быть "достигнуто одними частными мерами технического, санитарного или художественного характера. Разрешение вопроса лежит в области социального творчества, в выработке-цельной и планомерной структуры нового города". Для преодоления "социального хаоса" в создании новых городов и в преобразовании старых намечалось: "планомерное разрешение жилищной нужды", "создание города и развитие его частей как органического целого", так как "жилье не есть единственный элемент города", который является "важным органом хозяйственной и духовной жизни страны, крупным центром производства, распределения и потребления материальных и духовных богатств". План города "перестает быть простым чертежом расположения улиц и площадей;: вместе с неразрывно связанными нормами и мероприятиями план является программой организации городской жизни и орудием социального творчества"62.

Перечень источников:

  1. 28. "Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства". 1917-1918 гг., № 25, ст. 346. Вернуться в текст
  2. 29. "Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства". 1917-1918 гг., № 35, ст. 469. Вернуться в текст
  3. 30. "Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства". 1917-1918 гг., № 62, ст. 674. Вернуться в текст
  4. 31. В октябре 1918 г. проект был представлен Я. М. Свердлову. В 1920 г. постройка поселка признана срочной. По заданию Страховой комиссии работа над докладом "Постройка пригорода под Москвой" была начата авторами еще до революции, о чем свидетельствует экземпляр, сохранившийся в архиве арх. Л. Ильина. Вернуться в текст
  5. 32. ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 93, д. 157, лл. 67-68. Вернуться в текст
  6. 33. ЦГАОР СССР, ф. 2261, оп. 1, д. 124, л. 35. Вернуться в текст
  7. 34. ЦГАОР СССР, ф. 2261, оп. 1, д. 124, лл. 2-4. Вернуться в текст
  8. 35. Площадь кварталов 35 х 50 саж. Вернуться в текст
  9. 36. Число жителей было явно преуменьшено на 2-4 тыс. Вернуться в текст
  10. 37. ЦГАОР СССР, ф. 2266, оп. 5, д. 27, лл. 92-93. Вернуться в текст
  11. 38. ЦГАОР СССР, ф. 2266, оп. 5, д. 27, лл. 92-93. Вернуться в текст
  12. 39. Поселок при станции Шилово. 1917-1918 гг. (ГНИМА РI-а 6658/1-14); Поселок для рабочих при Чернореченском химзаводе Нижегородской губернии 1918-1926 гг. (ГНИМА РI-а 6664/1-15); Проект рабочего поселка при Бондюжском Волжско-Камском химическом заводе близ Перми 1919 г. (ГНИМА РI-а 6669/1-4). Вернуться в текст
  13. 40. ЦГАОР СССР, ф. 2263, оп. 5, д. 54. Вернуться в текст
  14. 41. ЦГАОР СССР, ф. 2263, оп. 5, д. 54. Вернуться в текст
  15. 42. Главная улица шириной - 9,38 саж. Ширина кольцевых улиц - от 8 саж. Весь участок должны были застроить 70 типовыми домами. В 1924 г. предполагалось завершить первую очередь строительства - 14 домов, в 1925 г.- остальные. Дома двух видов: "Трехквартирные обычные" и двухквартирные по типу английских коттеджей". Дома деревянные, каркасной системы и дерево-термоплитные по системе П. Галахова". В 1925 г. ширина улиц принята - не менее 10 саж., между строениями - 15 саж. (МГИНТА, д. 520, л. 2). Вернуться в текст
  16. 43. ЦГАОР СССР, ф. 7851, оп. 1, д. 3042, л. 41. Вернуться в текст
  17. 44. ЦГАОР СССР, ф. 2261, оп. 1, д. 124, лл. 2-4. Вернуться в текст
  18. 45. "Места, не представившие в срок... плана, лишались права на получение вне плана строительных материалов и субсидии" (ЦГАОР СССР, ф. 2266, оп.4, д. 51, л. 199). Вернуться в текст
  19. 46. "Правда" № 25, 4 ноября 1922 г. Вернуться в текст
  20. 47. Лен. ОАОРСС, ф. 3189, д. 9170, св. 322, лл. 5-7. Вернуться в текст
  21. 48. Лен. ОАОРСС, ф. 3189, д. 9170, св. 322, лл. 5-7. Вернуться в текст
  22. 49. "Положение о волостных съездах советов, и волостных исполнительных комитетах". М., 1924. - В сб. "Положения о волисполкомах и сельсоветах и инструкции по их применению", Пенза, 1925. Вернуться в текст
  23. 50. Из "Инструкции волнсполкомам по применению нового положения о них, принятого 2-й сессией ВЦИК 11-го созыва 16 октября 1924 г. М., 1924, - В сб. "Положения о волисполкомах и сельсоветах и инструкции по их применению". Пенза, 1925, стр. 33-34. Вернуться в текст
  24. 51. См. "Из истории советской архитектуры, 1917-1925 гг." М., 1963, стр. 142, 143. Вернуться в текст
  25. 52. В. Фриче. Картины земного рая. М., 1919. Вернуться в текст
  26. 53. Н. Xарджиев. Эль Лисицкий - конструктор книги. - Сб. "Искусство книги 1958-1960", вып. HI. М., 1962, стр. 148. Вернуться в текст
  27. 54. А. Ган. Конструктивизм. Тверь, 1922, стр. 62. Вернуться в текст
  28. 55. М. Гинзбург. Стиль и эпоха. М., 1924, стр. 148. Вернуться в текст
  29. 56. "Fruhlicht", 1922, № 3, стр. 89. Вернуться в текст
  30. 57. "ЛЕФ", 1923, № 1, стр. 62, 63. Вернуться в текст
  31. 58. Б. А.[рватов]. Овеществленная утопия.- "ЛЕФ", 1923, № 1, стр. 64. Вернуться в текст
  32. 59. А. Луначарский. О быте, стр. 81. Вернуться в текст
  33. 60. "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК", ч. 1. Госполитиздат, 1954, стр. 428. Вернуться в текст
  34. 61. П. Керженцев. К новой культуре. Пг., 1921, стр. 80. Вернуться в текст
  35. 62. ЦГАОР СССР, ф. 2261, он. 1, д. 4, лл. 22-24. Вернуться в текст

К началу страницы
Содержание    Принципы градостро.ительства  Поиски новой структуры городской жилой застройки...