Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Владимир Белоусов, Ольга Смирнова
В. Н. Семенов
8. В состав комитета вошли А. В. Луначарский, Г. М. Кржижановский, В. Н. Семенов, A. М. Заславский, М. Я. Гинзбург, Н. А. Ладовский, К. С. Алабян, Б. М. Иофан, А. В. Щусев, Г. М. Красин, П. П. Роттерт, А. Н. Толстой, А. А. Фадеев, И. Шадр (Иванов), B. А. Веснин и многие другие специалисты.Вернуться в текст
9. Архив Музея реконструкции Москвы.Вернуться в текст


ГЛАВА III.
АРХИТЕКТУРНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ МОСКВЫ

Июньский 1931 г. Пленум ЦК ВКП(б), рассмотревший вопросы развития Москвы и наметивший пути их решения, обязал московские организации приступить к разработке серьезного, научно обоснованного плана дальнейшего расширения и застройки Москвы. На Пленуме была дана развернутая конкретная программа реконструкции Москвы и дальнейшего мощного развития ее городского хозяйства. Все большие и малые вопросы городского хозяйства Москвы были поставлены по-новому, а практическое их разрешение получило небывалый размах [27].

Огромным вкладом в реконструкцию столицы стало строительство метрополитена, предпринятое по решению июньского Пленума. Второе крупнейшее мероприятие, также начатое по решению Пленума, - сооружение канала Москва - Волга.

Московский областной и городской комитеты партии и Московский Совет при детальном обсуждении с архитекторами и специалистами различного профиля отклонили все существовавшие варианты планировки Москвы, которые "не соответствовали новым задачам и не давали реального делового плана, а пытались решить задачу отвлеченно, не считаясь с живым сложившимся городом. Именно поэтому были отвергнуты предложения сохранить Москву вместе с Кремлем на положении музейного города старины со всеми недостатками его планировки и создать новый город за пределами Москвы. Были также отвергнуты предложения, сводившиеся к сплошному сносу всех зданий города, уничтожению нынешних улиц и прокладке новых улиц на нынешней территории города" [27, с. 44].

Перед советскими зодчими встала грандиозная градостроительная задача - преобразование столичного бурно развивающегося города на новых творческих и научных принципах социалистического градостроительства при сохранении исторически сложившегося ценного наследия.

С первых лет установления Советской власти в условиях гражданской войны, блокады и интервенции Советское правительство уделяло большое внимание улучшению условий жизни трудящихся и городского хозяйства столицы. Особое внимание Московский Совет в первые годы обращает на улучшение санитарного состояния города, расширение сетей лечебных учреждений и коммунального обслуживания населения.

В. И. Ленин, придавая большое значение воздействию монументальной пропаганды, в июле 1918 г. подписал Декрет об установке памятников великим деятелям революции и общества. Были открыты скульптурные памятники, на различных зданиях Москвы установлены мемориальные и агитационные доски с барельефами и лозунгами. 19 сентября 1918 г. В. И. Лениным был подписан Декрет об охране архитектурных памятников старины.

После переезда в 1918 г. Советского правительства из Петрограда I Москву академикам архитектуры И. В. Жолтовскому и А. В. Щусеву была поручена разработка проектов реконструкции Москвы.

Участие В. Н. Семенова в работах по реконструкции Москвы, начавшееся в 20-х годах, продолжалось на протяжении всей его долгой жизни. Архитектурная мастерская строительного отдела Моссовета в 1922 г. была преобразована в Особую ученую комиссию "Новая Москва", где старшим зодчим был И. Жолтовский, а "главным мастером" - А. Щусев, среди консультантов мы находим имя В. Н. Семенова.

Масштабы строительства и темпы преобразования Москвы после окончания восстановительного периода быстро возрастали. Благоустраивались бывшие рабочие окраины, застраивались жилые кварталы, возводились общественные здания, проводились интенсивная реконструкция и строительство новых промышленных предприятий, быстро развивалось коммунальное хозяйство города. Всем этим огромным работам нужна была общая объединяющая основа - генеральный план города. Работа по его составлению требовала коренной перестройки и совершенствования организации всего проектно-планировочного дела.

В 1932 г. было создано Архитектурно-планировочное управление Моссовета, на которое были возложены составление общего и районных планов города Москвы, их детальная разработка, отвод участков под строительство, а также все вопросы архитектурно-художественного оформления города - утверждение проектов зданий и сооружений, планировки парков, садов, скверов, скульптурно-художественного оформления улиц и площадей и т. д. В. Н. Семенов и А. М. Заславский были назначены заместителями начальника Архитектурно-планировочного управления.

При президиуме Моссовета для руководства вопросами, связанными с планировкой и архитектурным оформлением Москвы в эти годы, был образован Архитектурно-планировочный комитет, включавший крупнейших деятелей культуры различных специальностей, а также представителей трудящихся столицы8.

В этот ответственейший период реконструкции Москвы, когда проблемы ее переустройства находились в центре внимания партийных и советских организаций и архитектурной общественности, Владимир Николаевич возглавил работы по проектированию генерального плана и застройки города. Он полностью отдавал себе отчет в огромных масштабах и сложности задач социалистической реконструкции столицы. "История архитектуры, - писал он, - не знает такой грандиозной задачи, как архитектурная реконструкция Москвы. Москва должна стать лучшим городом в мире. В отличие от работ Османа (перепланировка Парижа) или итальянских проектов (перепланировка Рима) планировка Москвы базируется на широких социальных научно обоснованных положениях и преследует цель - создать социалистическую организацию столицы социалистического государства" (с. 19).

Генеральный план Москвы Владимир Николаевич считал важнейшим этапом в становлении теоретических основ советского градостроительства. "Три основных периода обнимают нашу довоенную планировочную практику, - писал он. Первый период, ликвидировавший разруху после первой империалистической войны и войны гражданской, был, по существу, не градостроительным, а городским землеустройством, сводившимся, преимущественно, к расширению городской территории.

Второй период, охватывающий конец двадцатых и начало тридцатых годов, было можно характеризовать как период архитектурной планировки. Усиливается внимание к архитектуре отдельных городских ансамблей, отдельных, обычно центральных улиц, но город, как нечто целое, подчиняющее своей композиции каждый ансамбль и каждое здание, существует еще в сознании не каждого планировщика. Это был, так сказать, переходный период к подлинному градостроительству, к градостроительному мышлению.

Началом третьего периода является работа над созданием генерального плана реконструкции Москвы, тогда и были намечены, по существу, те основные градостроительные принципы, которые с течением времени, развиваясь и совершенствуясь, стали основными вехами работы планировщика по созданию и реконструкции городских населенных мест в Советском Союзе.

Дискуссия, развернувшаяся в процессе работы над созданием генерального проекта реконструкции советской столицы, сыграла немаловажную роль в правильном подходе архитектора-планировщика к решению того или иного создаваемого заново или реконструируемого города.

Можно считать, что именно с этого времени рядовой советский архитектор стал представлять себе город не конгломератором каких-то, пусть даже красивых, зданий, не собранием улиц и площадей, а целостным жизненным организмом, проникнутым единым идейным содержанием, имеющим свою тектонику, свою композицию, которой неизбежно подчиняются и отдельные здания и целые ансамбли".

Генеральный план развития Москвы был утвержден 10 июля 1935 г. Он стал первым в истории градостроительства документом, в котором план социалистической реконструкции крупнейшего столичного города был разработан на основе научно обоснованной программы. Генеральный план предусматривал увеличение численности населения Москвы с 3,66 млн. в 1935 г. до 5 млн. чел. к 1960 г. и расширение городской территории с 28,5 тыс. до 60 тыс. га, а также проведение системы мероприятий по переустройству улиц, площадей, набережных, обводнения, благоустройству, развитию городского транспорта. Впервые в генеральном плане 1935 г. было предусмотрено создание вокруг Москвы лесопаркового защитного пояса, в радиусе до 50 км город окружался малозастроенными, богато обводненными и озелененными территориями. Все положения Генерального плана объединяла основная руководящая идея советского градостроительства - создание в городе наиболее благоприятных и равноценных условий труда, быта и отдыха для всего населения. Впервые в мировой истории градостроительства был создан градостроительный документ такого масштаба и долгосрочности.

Москва. Генеральный план, 1935 г.
14 июля 1934 г. в Кремле состоялось совещание по планировке Москвы, на котором присутствовали руководители партии и правительства и ведущие архитекторы и планировщики, работавшие над генеральным планом Москвы и реконструкцией отдельных районов, площадей, магистралей, - А. В. Щусев, С. Е. Чернышев, В. В. Бабуров и др. Выступивший на этом совещании один из крупных советских зодчих, продолжавший работу по генеральному плану в 1935 г., С. Е. Чернышев вспоминает, что основной доклад о планировке Москвы делал В. Н. Семенов. Проект реконструкции столицы в основных чертах был одобрен и утвержден после доработки в 1935 г.

Генеральный план Москвы 1935 г. сыграл огромную роль в развитии Москвы и явился важнейшей вехой на пути становления и развития советского градостроительства.

В результате проведенных на основе генерального плана работ изменились архитектурный образ и масштаб столицы и ее центра, были реконструированы магистрали и набережные, построены крупные общественные здания, застроены новые жилые районы.

Неизмеримо повысился уровень инженерного оборудования и благоустройства города. Сооружение канала Москва - Волга коренным образом улучшило водоснабжение столицы. Благодаря строительству метрополитена и развитию других видов городского транспорта улучшилось транспортное обслуживание населения.

Последующие проекты планировки и застройки Москвы и развития городского хозяйства опирались на принципиальные решения, принятые в первом генеральном плане. В процессе реализации в генеральный план 1935 г. вносились коррективы, жизнь требовала решения новых проблем. В генеральном плане 1935 г. были даны общие принципы развития столицы и разработан ряд первоочередных мероприятий, однако не были детально рассмотрены перспективы жилищного строительства и вопросы долгосрочного развития градообразующей базы. Основное же внимание в генеральном плане 1935 г. было сосредоточено на решениях архитектурной реконструкции столицы - перепланировке и застройке главных площадей, набережных, магистралей, планировке жилых кварталов, развитии системы зеленых насаждений, обводнения и транспорта.

Пятилетний план развития столицы, принятый после войны, а также последующий десятилетний план реконструкции столицы 1951 г. продолжали и развивали основные градостроительные идеи, заложенные в генеральном плане 1935 г.

В 1960 г. была поставлена задача перед московскими организациями подготовить Технико-экономические основы (ТЭО) нового генерального плана развития Москвы, при разработке которого было необходимо учесть богатейший опыт реконструкции Москвы. На основе ТЭО был разработан и в 1971 г. утвержден Генеральный план Москвы. В этом плане получил свое решение ряд новых проблем развития столицы. Новый Генеральный план разработан вместе со схемой районной планировки Московской области, предусматривающей рациональное и взаимосвязанное размещение производительных сил в Москве и области, совершенствование расселения и определяющей перспективы развития городов области.

Москва. Фрунзенская набережная. Университет.

В 1970 г. в статье "Черты Ленинской Москвы. О Генеральном плане развития столицы" главный архитектор Москвы М. В. Посохин писал:

"Первый Генеральный план развития Москвы, подготовленный московскими организациями с широким привлечением лучших архитектурных и инженерных сил города и страны, был утвержден 10 июля 1935 г. В этом документе впервые за всю историю градостроительства разработана программа социалистической реконструкции крупнейшего столичного города на перспективу на основе научно обоснованной программы.

В ходе разработки плана были решительно отвергнуты проекты, предлагавшие сохранить старую Москву как законсервированный музейный город и создать рядом с ним другой. Не нашли поддержки и проекты, рекомендовавшие сломать сложившийся город и построить Москву заново" [67].

Москва. Генеральный план, 1971 г.
М. В. Посохин пишет, что в Генеральном плане предусматривалось сохранение исторически сложившейся структуры города, улучшение ее путем перепланировки и упорядочения сети улиц и площадей, правильное размещение жилищного строительства, промышленности и транспорта, ряд крупных мероприятий по озеленению, обводнению города и др.

"Последовательно, с учетом перспективного роста города, производилась на основе Генерального плана реконструкция магистралей и площадей. Результаты не замедлили сказаться. Изменились габариты и общий облик Охотного ряда, улицы Горького. На месте снесенных одноэтажных и двухэтажных строений выросли многоэтажные современные здания. Активная застройка велась на Ленинградском и Можайском шоссе, Большой Калужской, Дорогомиловской и 1-й Мещанской улицах, на Садовом кольце, Фрунзенской, Ростовской, Смоленской, Краснопресненской набережных. Развернулись работы на всем протяжении Садового кольца - от площади Восстания до площади Курского вокзала. . . Широкий размах получило строительство набережных и мостов, что сыграло серьезную роль в преобразовании облика Москвы".

Основываясь на общем с генеральным планом 1935 г. принципе советского градостроительства - создании в социалистическом городе наиболее благоприятных условий труда, быта и отдыха для всего населения, в Генеральном плане 1971 г. задачи развития градостроительной базы, жилищного и культурно-бытового строительства, организации отдыха населения, формирования общественных центров и архитектуры города решаются в соответствии с новыми социальными задачами, требованиями и возможностями научно-технического прогресса. Решение вопросов архитектурной реконструкции Москвы в последний период опирается на комплексное планирование социального развития столицы, на научно обоснованные прогнозы расселения Центрального экономического района страны.

Над проектированием Москвы в течение нескольких десятков лет трудится огромный коллектив выдающихся советских зодчих, инженеров, строителей. Они преемственно продолжали и продолжают работы и свершения своих предшественников, отвечая одновременно на новые вопросы, которые ставит перед преобразованием столицы развитие советского общества.

Яркими страницами в проектировании и строительстве Москвы были проекты 20-х годов и последующие работы по проектированию первого генерального плана столицы, утвержденного в 1935 г. Уже тогда были заложены многие основные принципы переустройства столицы, получившие свое последовательное развитие в последующие десятилетия.

Выдающийся советский зодчий А. В. Щусев, работавший в начале 20-х годов над проектом "Новой Москвы", писал [86, с. 193-200]: "Каждый новый век выдвигает новые потребности и с ними новые формы общественной жизни, на которые город ярко реагирует... Москва еще не упустила времени для своей реконструкции, в смысле расширения границ "города будущего", не упустила благодаря естественно сложившемуся исторически прекрасному своему плану.

В "Москве будущего" должны прокладываться новые улицы, расширяться и переустраиваться площади, через город пройдут магистрали путей сообщения, потребуется расширение зеленых площадей общественного пользования (бульваров, парков, скверов), но все указанные работы должны считаться с планом старого города, так как основы его признаны прекрасными и они заслуживают самого бережного отношения и изучения".

Эта линия преемственного развития и самого бережного отношения к прекрасному исторически сложившемуся плану Москвы и ее центра, над преобразованием которого в предшествующие века работали крупнейшие русские зодчие Д. Ухтомский, М. Казаков и др., нашла свое продолжение и творческое развитие при разработке первого генерального плана столицы в начале 30-х годов.

Первые работы по изучению Москвы и тяготеющего к ней района и первые схемы планировки, сделанные под руководством В. Н. Семенова, были опубликованы в июле 1931 г. в журнале "Советская архитектура", посвященном проблемам реконструкции Москвы. В порядке обсуждения была помещена статья "Москва. Вопросы перепланировки", которой авторы предпослали следующее предисловие: "Предлагаемая эскизная схема перепланировки Москвы выполнена по заданию Планово-земельного отдела Мосгорисполкома под руководством проф. В. Н. Семенова архитекторами Болдыревым С. А., Гольденбергом П. И. и Долгано-вым В. И. в конце прошлого года в ударном порядке и чрезвычайно жесткий срок".

Авторы работы прекрасно сознают все многообразие вопросов, не получивших освещения и разрешения в эскизном проекте, и сугубо оговариваются, что описанная ниже эскизная схема перепланировки Москвы является только первой гипотезой, первым приближением к решению Московской проблемы". [13, с. 32].

Материалы, приведенные в статье, позволяют проследить последовательность и направление решения задач перепланировки Москвы. В масштабе области определялось расположение промышленных предприятий (существующих и новых), были составлены диаграммы распределения населения области, занятого в промышленности, сельском хозяйстве и кустарных промыслах, разработана схема размещения на территории области промышленных, жилых и зеленых зон. Была сделана попытка решать вопросы переустройства Москвы не только в связи с областью, но определить так называемую "Московскую планировочную систему", решая проблемы реконструкции Москвы во взаимосвязи с развитием тяготеющих к ней городов - Коломны, Серпухова, Егорьевска и др.

Эскизная схема планировки Москвы, 1931 г. Схема расположения мест приложения труда (существующих и проектируемых) на территории московской области. "Московская планировочная система".

"Эскизная схема перепланировки Москвы" и разработанные в составе этого проекта диаграммы и схемы базировались на реальной основе, на данных статистики и обследований в отношении занятости населения, демографии, размещения промышленности и т. д. В проектных решениях также соответственно учитывались характерные особенности развития и структуры отдельных частей тяготеющего района.

При разработке "Эскизной схемы перепланировки Москвы" разрабатывались три основные проблемы: социальное значение Москвы как "мирового пролетарского центра", проблема проектирования Москвы комплексно с прилегающим районом и городами, формирующими Московскую систему, и пространственная структура города.

Задачи реконструкции Москвы, поставленные при разработке эскиза перепланировки, были сформулированы в пояснительной записке следующим образом: "Социалистическая перепланировка Москвы заключается в расчленении исторически сложившегося городского пятна согласно сознательно осуществляемому плану на систему городов-комплексов, расположенных вокруг старого городского центра, но обладающих значительной долей самостоятельности (своя промышленность, свой районный центр, свой райсовет). Такая система является первым шагом к более равномерному расселению". И далее: "Мы можем формулировать задачу социалистической реконструкции московского городского плана, во-первых, как планомерно осуществляемую децентрализацию городской системы путем развития районных центров, подчиненных историческому центру, и, во-вторых, как организацию уличного и внеуличного транспорта, объединяющего децентрализованную Московскую систему в одно целое с сохранением (для данного этапа) ведущей роли за старым городским центром". Конечно, "Эскиз перепланировки" 1931 г., как писали сами авторы, был только "первой гипотезой, первым приближением к решению Московской проблемы", и в этой работе находили свое закономерное отражение острые дискуссии тех лет о путях развития социалистических городов, перестройке быта.

В 1932 г. был опубликован "Предварительный эскизный проект планировки г. Москвы", разработанный в Архитектурно-планировочном управлении под руководством главного архитектора В. Н. Семенова [41, с. 6-19]. Этот эскиз в ряде положений послужил основой для последующей разработки проекта генерального плана, утвержденного в 1935 г.

В работе над эскизом и в консультациях проекта принимали участие крупнейшие архитектурные и инженерные силы страны.

В. Н. Семенов в статье "Архитектурная реконструкция Москвы" писал, что "Проект планировки Москвы составлен при участии П. В. Помазанова, С. А. Болдырева, А. М. Левитана и К. В. Орловой. Непосредственное участие в работе приняли все сотрудники Архитектурно-планировочного управления Моссовета во главе с начальником М. П. Крюковым, зав. отделом планировки А. М. Заславским и групповые архитекторы: В. В. Бабуров, А. П. Кришов, В. М. Маят, А. И. Мешков, И. Н. Николаев, А. А. Погосли и зав. экономическими изысканиями Л. В. Волков. Консультировали архитекторы-профессора В. А. Веснин, Л. А. Веснин, И. А. Голосов, Н. Я. Колли и С. Е. Чернышев.

В качестве экспертов особую помощь оказали по промышленности П. О. Дубровин, по ж.-д. транспорту В. Н. Образцов и В. П. Ходатаев, по водному Е. А. Володарский, по внутригородскому Н. А. Беляев, А. А. Поляков, кроме того доктора К. Г. Берюшев, В. Н. Федынскии и многие другие".

Был также разработан проект планировки пригородной зоны Москвы (авторы В. В. Бабуров, В. А. Шквариков, Н. X. Поляков).

В 1932-1934 гг., будучи главным архитектором Архитектурно-планировочного управления и руководя разработкой генерального плана, В. Н. Семенов неоднократно выступает в печати по проблемам планировки и застройки Москвы, формулируя ряд основных .принципов социалистической реконструкции столицы.

В июне 1932 г. была опубликована статья "Москву планировать и планово застраивать", в которой Владимир Николаевич писал: "Созданное Моссоветом в исполнение решения июньского Пленума ЦК ВКП(б) АПУ ставит себе задачей планировать Москву действенно. Не только планировать, но и планово застраивать, иметь твердые принципиальные установки, работать по реальным срокам в 10-15 лет, думать о будущем, действовать так, чтобы результаты видеть и сегодня и завтра, заниматься не только расширением Москвы, но главным образом ее реконструкцией".

Владимир Николаевич всегда подчеркивал значение Москвы как столицы и уделял большое внимание проблемам роста города: "...Москва - руководящий центр республики, и этот центр всегда останется в центре города. Но он не окаменевший центр, а растущий. С ростом города он будет дальше расти. Центр - главный мозг столицы...".

Он выступил против "прорабского конструктивизма" с критикой получившей широкое распространение строчной застройки. "Строчную застройку, - писал он, - принесли к нам из Германии любители некритического использования буржуазного опыта, где она была повторением английской рядовой застройки, осужденной в Англии уже десятки лет.

Строчная застройка выгодна с точки зрения солнечной освещаемости. Но она скучна и неархитектурна. Ее применять в Москве нельзя.

Нельзя также исходить только из стандарта квартир, рассчитанных на ось север-юг... Из каждого квартала предлагается сделать поселок, зеленый сад, в котором разбросаны жилые секции, ясли и детские сады. Архитектору здесь делать нечего, достаточно вырезать из картона 5-6-секционные корпуса, стандартные ясли и детские сады, смешать их в кучу, и проект готов.

Москва должна быть городом-столицей, а не союзом поселков.

Мы должны оформлять городские улицы и площади, мы должны рассчитывать на эффект полного ансамбля. Должна быть зелень, как можно больше зелени, подчиненной городской архитектуре, входящей в ее состав, зелени как элемента города".

В статье была дана развернутая программа планировки и застройки города - необходимость прекращения экстенсивной застройки, использование новых приемов застройки жилых кварталов, преемственное развитие архитектуры города, вынос товарных станций за пределы города и устройство глубоких подземных вводов, увязка проектирования метро с планировкой города.

В июле 1932 г. МГК ВКП(б) и президиумом Моссовета в целях "привлечения внимания советских архитекторов к вопросам создания плана новой Москвы, мобилизации архитектурной общественности на это дело" было созвано совещание ведущих архитекторов столицы и в журнале "Строительство Москвы" были опубликованы краткие стенограммы выступлений.

На этом совещании первым было выступление В. Н. Семенова "Как планировать и застраивать Москву", в котором он формулирует задачи и принципы планировки и застройки города. Сравнивая перепланировку Москвы и Парижа, он подчеркивает те большие трудности, которые возникают при необходимости осуществить реконструктивные работы огромных масштабов и в небывало короткие в истории мирового градостроительства сроки. "Но, - пишет Владимир Николаевич, - есть у нас и свои плюсы в работе. Мы имеем единое управление как политическое, так и хозяйственное. Мы имеем в Советской стране единую волю и не имеем тех тысяч преград, которые в буржуазных странах ставит частная собственность на землю. Это могучий рычаг, который помогает нам разрешить проблему градостроительства". И далее: "Советская политика дает нам огромные преимущества. В буржуазных условиях, в условиях довоенных планировка только регулировала градостроительство, но не руководила им. Мы же можем взять этот процесс в свои руки".

В процессе работы над перепланировкой Москвы и созданием генерального плана столицы развернулась широкая дискуссия о принципах социалистического переустройства городов. Московский отдел коммунального хозяйства, где в 1930 г. велись работы по планировке Москвы, решил найти прежде всего ответ на поставленный выше вопрос: "Куда растет город вообще и столица Союза в частности?" С этой целью был организован опрос советской рабочей, политической и научной общественности по следующим (в основном) пунктам: 1. Будущее Москвы как политического, хозяйственно-планировочного и культурно-академического центра страны. 2. Промышленное значение Москвы как индустриального центра. 3. Рост и размещение населения. Принципы организации территории города (зонирование, урбанизация, дезурбанизация) (с. 27). Ответы на эти вопросы должны были помочь "более уверенно разработать задание на конкурс по перепланировке Москвы".

На эскиз-идею планировки столицы был объявлен конкурс, в котором участвовали видные советские и зарубежные зодчие. Задание на конкурс было дано в самых общих чертах для того, чтобы выявить главные планировочные идеи и принципиальные решения.

Владимир Николаевич в статьях "Как планировать и застраивать Москву?" и "Архитектурная реконструкция Москвы" дал блестящий аналитический разбор представленных на конкурс проектов, одновременно формулируя принципы, положенные в основу эскизного проекта генерального плана Москвы, разработанного в АПУ.

Рассматривая конкурсные проекты как одно из звеньев во всей работе по планировке городов, Владимир Николаевич характеризует положение с планировкой Москвы до революции и те проекты, которые предшествовали разработке генерального плана. "До революции Москва жила по управским красным линиям. Всякое изменение существующего положения считалось недопустимым. "Новые планы" нарезались землемерами по мере потребности. Общего проекта не было, и только Октябрьская революция, только социалистическая реконструкция всего хозяйства поставили заново и по-новому проблему перепланировки Москвы и придали этой проблеме небывалый размах и глубину. Но до практического приступа к решению реконструкции советской столицы на основе исторических решений партии о городском хозяйстве планировочная проблема пережила ряд этапов, характеризующихся отдельными проектами, выдвигавшимися на протяжении ряда лет.

Москва. Схема планировки проф. С. Шестакова.
В 1925-1927 гг. Шестаковым был составлен проект планировки, которым Москва руководствовалась до 1931 г.

Проект дальше красных линий не пошел. Не давая никаких решений ни в области организаций, ни в архитектуре, Шестаков выдвинул идею разуплотнения (до 70 чел. на 1 га квартала) и как следствие этого непомерное развитие городской территории (до 200 тыс. га).

Осуществление этого плана в культурном виде было бы невозможно. Такой план можно осуществить только какими-нибудь "дезурбанистическими" методами. Иными словами, обрекая город на постоянную грязь, антисанитарию и отсутствие благоустройства". В этой иронической фразе Владимир Николаевич выражает свое резко отрицательное отношение к дезурбанистическим теориям и проектам, показывая, во что они неизбежно обратятся при их реализации, что дезурбанизм в реальной действительности связан с огромными, нереальными затратами на благоустройство и инженерное оборудование.

В 1930 г. знаменитым французским архитектором Ле Корбюзье было разработано предложение по перепланировке Москвы [52, с. 17].

"Талантливый архитектор в эскизном проекте перепланировки Москвы, - пишет В. Н. Семенов, - смело разрубил Гордиев узел, предложив разрушить Москву и построить ее заново...

Москва. Схема планировки Ле Корбюзье.
Полагая, что радиально-кольцевая планировка стала непреодолимым препятствием для развития большого города, "главным несчастьем всех старых больших городов", считая, что застройка Москвы не представляет значительной ценности, Корбюзье предлагает снести существующий город и построить новый по своей системе на том же самом месте. Вместо радиально-кольцевой системы Корбюзье предлагает прямоугольную, с двумя осями".

Не останавливаясь подробно на разборе проекта Корбюзье и указывая, что принципы автора хорошо известны по его многочисленным трудам, Владимир Николаевич подчеркивает, что проект Корбюзье, в конечном итоге, является отказом от поставленной задачи - выработать принципы перепланировки исторически сложившегося существующего города, Корбюзье попросту снимает эту задачу, предлагая строить на месте Москвы свой идеальный "урбанистический" город. "Для Москвы необходимо ее переустройство, конечно, не постройка нового города, не уничтожение Москвы, а ее реконструкция… В этом отношении проект Корбюзье, который сносит всю Москву, не приемлем... Для реконструкции нужны решительные меры. Нужна хирургия. Но, - резко формулирует Владимир Николаевич, - когда нужен хирург, не приглашают палача". Четко и лаконично В. Н. Семенов определяет основную принципиальную позицию разработки генерального плана реконструкции столицы - развитие исторически сложившейся планировочной структуры при сохранении всего ценного в планировке и архитектуре города. "Реконструкция, а не сломка и не постройка на месте Москвы нового города. Исторически сложившийся план города должен быть улучшен, развит и положен в основу проекта реконструкции".

Принципиальная позиция проектирования Москвы как столицы Советского государства также была сформулирована Владимиром Николаевичем ясно и определенно: "Москва является общественно-политическим центром СССР, местопребыванием его центральной власти, крупнейшим пролетарским центром, обладающим наиболее сложными, технически совершенными и многочисленными промышленными предприятиями, наконец Москве принадлежит ведущая роль в научно-исследовательской работе".

Москва. Схема планировки проф. Н. Ладовского.
В этом аспекте проектирования Москвы как столицы представляют значительный интерес анализ и оценка Владимиром Николаевичем конкурсного проекта планировки Москвы Н. Ладовского, в которых ярко выражено противопоставление реального и абстрактного подходов к формированию структуры городского плана. Анализируя проект Н. Ладовского, Владимир Николаевич пишет: "Проект ясен, интересен и оригинален. Однако имеет серьезные недостатки, проистекающие из желания втиснуть исторически сложившийся город в прокрустово ложе предвзятой геометрической схемы.

Уничтожение существующих районов, сложившихся по правильному комплексному принципу, и замена их универсальной и немасштабной схемой едва ли приемлемы.

Спорным и не связанным с реальным московским планом является расположение промышленной зоны по течению Москвы-реки (выше города) и по течению Яузы (на северо-восток); автором игнорируется направление ветра и сток вод, удаленность новых промтерриторий от доминирующих железнодорожных линий и т. д. Н. А. Ладовский считает сущностью соцгорода соединение строгой плановости городской системы с одновременной гигиенической полноценностью труда и быта.

Эти верные положения получают у Ладовского слишком одностороннее толкование. По Ладовскому, город должен быть целиком подчинен интересам организации соцпромышленности.

Исходя из этого положения, Ладовский рассматривает промышленную зону как место использования рабсилы, жилую зону как резервуар для существования рабсилы, культурно-политическую ось как место идейной обработки рабсилы, наконец, агрозону как место оздоровления рабсилы и подготовки для нее продуктов питания.

Весь ансамбль предлагаемого автором города носит академический отпечаток. Это построенный согласно строгим экономическим требованиям, хотя и неэкономно, если учитывать реальный московский план и особенно его масштаб, абстрактный промышленный город как таковой.

Подчинив планировку Москвы только интересам промышленности, являющейся важным, но не единственным фактором образования московской системы, Ладовский недооценил значение Москвы как единственной в мире пролетарской столицы.

Игнорирование проблемы "столичности" наряду с упрощенной трактовкой Москвы как чисто промышленного города и пренебрежение ко всей сумме географических особенностей привели Н. А. Ладовского к интересному, но в корне неверному построению. Получился рабочий поселок, не возможный по масштабу. Столицы социалистического государства не вышло".

Анализируя проект Эрнста Мая, Владимир Николаевич вновь подчеркивает значение Москвы как столицы. Он пишет: "Оценивая работу Мая в целом, следует сказать, что он подменяет задачу реконструкции Москвы строительством нового города (вернее, многих рабочих поселков) на новой территории. Однако сумма небольших городов, на которые распадается Москва, не составляет еще столицы. Осуществление проекта Мая привело бы к резкой деконцентрации промышленности и жилья и, как следствие, к распылению пролетариата. С точки зрения технического оборудования проект очень не экономичен, с точки зрения осуществления не отвечает нашим современным условиям. Он не отвечает социальным установкам: замкнутые городки создают провинциализм, уничтожают столичность и... уничтожают самую Москву. Поэтому, несмотря на возможные (но не обязательные) гигиенические преимущества жизни в маленьких городках, расположенных в здоровых местностях, проект Мая неприемлем по социальным и планировочным соображениям".

Москва. Схема планировки архит. Майера.
Нереальным и не вносящим новых идей в организацию плана Москвы был и проект бригады Мейера. "По собственному заявлению автора, - пишет Владимир Николаевич, - Москва - это система городов с полным административным, политическим, культурным и хозяйственным обслуживанием. Задачей автора является уничтожение стремления к определенному центру и установлению полнейшего равенства всех точек по всей территории Новой Москвы.

Не случайно поэтому примененный им тип композиции автор называет "агломерацией".

Перед автором стояла, во-первых, задача разложения московского хаотичного плана на ряд самостоятельных районов и, во-вторых, более важная задача связи этих районов в целостный столичный организм. Несмотря на кажущийся радикализм, схема Г. Мейера никаких идей в организацию плана Москвы не вносит. Отдельные районы не имеют между собой связи и могут сообщаться только через центр, что ухудшает существующее положение".

Красной нитью через все высказывания Владимира Николаевича о реконструкции столицы проходит решение проблемы ее роста. Вопрос о перспективной численности населения Москвы вызывал острые дискуссии - называли цифры 2,5-4 млн., но Владимир Николаевич с самого начала стоял на позиции предвидения более значительного роста города.

Проблемы величины города Владимир Николаевич всегда рассматривает в органической взаимосвязи социально-демографических и планировочно-пространственных аспектов - тем или иным масштабом города должно соответствовать определенное пространственное выражение или, как формулирует Владимир Николаевич, определенная "система плана".

Новые масштабы города требовали и новых видов транспорта. Поиски планировочных решений Москвы велись в органической связи с проектированием метрополитена. Из девяти бригад, разрабатывавших конкурсные проекты планировки города, пять разрабатывали и свой вариант схемы метро. Архитектурно-планировочное управление принимало активное участие в разработке проекта метрополитена. В. Н. Семенов выступает со статьей "Схема АПУ", в которой пишет: "Плановый характер социалистического хозяйства дает возможность обеспечить полную увязку между техническими установками строителей метро и планировочными установками, принятыми нами за основу социалистической реконструкции города.

При установке исходить из исторически сложившегося города, имевшего определенную структуру радиусов и колец, конечно, другую геометрическую схему придумать нельзя".

Уже в 30-е годы при разработке первого генплана были поставлены вопросы охраны городской среды и те предложения, которые были выдвинуты и сегодня, когда эта проблема приобрела особую важность, не потеряли своей значимости. В условиях задач оздоровления городской среды, поставленных в настоящее время, современно звучат слова о "санитарной обороне города", о том, что "Нам нужно иметь в Москве чистый воздух, незагрязненную воду. Если для того, чтобы охранял, воду, установлены жесткие зоны: одна - охрана источников, другая - зона контроля, на которой не позволяют ни строиться, ни загрязнять почву, то неужели не настало время для того, чтоб установить такие же зоны с тем, чтобы воздух и почву города точно также защищать. Мы мало учитываем то, что 5-6 млн. жителей, которые в Москве разместятся, ставят требования в смысле охраны их здоровья, в смысле чистоты воздуха. Нужно эту территорию, ограниченную, занятую, жестко охранять". И далее: "На окраинах есть парки, на них никто не посягает. А там, где парков еще нет, но где необходимо их посадить, всем кажется глупостью и жадностью, что мы не даем этих мест для постройки. Нужно как можно скорее систему будущих парков закрепить и этим обеспечить санитарную оборону города".

В работах Владимира Николаевича, опубликованных в год разработки эскиза планировки Москвы, был сформулирован ряд общих теоретических положений и принципов архитектурной реконструкции городов, которые он конкретизировал в предлагаемых решениях "системы плана" столицы, сети ее магистралей, застройки жилых кварталов, озеленения, переустройстве набережных и площадей и создании архитектурных ансамблей столицы. "Москва имеет радиально-кольцевой план. Радиусы и кольца настолько четко выявлены, что система часто называется просто московской... Авторы кольцевого города, начиная от римского лагеря, по которому построено наибольшее количество городов, и кончая городом-садом, требовали ограничения роста. Требует того же и Москва, требует настоятельно потому, что ее территория уже больше, чем это соответствовало бы ее центру. Центр слаб. Сердце не соответствует организму - оно отказывается работать. Требуется загрузка периферии. Рост Москвы необходимо в дальнейшем ограничить, одновременно надо укреплять ее центр.

...На основе принятой системы плана, размещения рабочих фокусов административных, общественных, центральных и жилых районов с учетом всех градообразующих факторов Москва организуется. Основной вопрос - соответствие этому организму его сердца - центра и его артерий - улиц. Сердце надо расширить и укрепить.

Это - Кремлевское кольцо. Его надо увеличить, включив в систему Дворец Советов в одну сторону и Дворец труда - в другую; иными словами, вытянуть его вдоль Москвы-реки, увеличить в ширину, включив Кузнецкий мост, и разуплотнить, точно определяя его назначение как государственно-политический центр. Добавляется и расширяется центр узлами по кольцам А и Б.

Для того, чтобы центр мог свободно дышать, ему необходимо помочь - реконструировать кольцо А. Это кольцо надо выровнять, пройдя через Замоскворечье, во чтобы то ни стало решить техническую проблему Трубной площади, где продольные уклоны больше всех пределов и сводят на нет его плановое преимущество. Устройство здесь виадука дало бы прямое соединение перегруженных магистралей Мясницкой, Сретенки, Тверской, Покровки. Необходима разгрузка и по кольцу Б".

Важное принципиальное для проектирования центра значение сохраняют предложения о так называемых "запретных зонах". Владимир Николаевич пишет: "В европейской практике известны запретные зоны, которые нельзя трогать до тех пор, пока не будет составлен общий проект и не будут точно выявлены все требования, которые предъявляются к данному месту.

Такие оговорки есть и у нас. Мы не трогаем Китай-города. Мы не допускаем строительство вокруг Курского вокзала на время проектирования вокзала. Без всяких постановлений вполне понятно, что пока не будет готов проект Дворца Советов и всего его антуража, нельзя принимать никаких шагов в отношении застройки этой местности. На Швивой Горке предполагается расположить ряд учреждений промышленного значения, мы считаем в отношении планирования эту местность временно запретной зоной.

...с известной осторожностью, которую необходимо соблюдать в отношении центральных и наиболее ценных мест, мы считаем возможным планировать и строить Москву немедленно сегодня".

В "Эскизе генерального плана" 1932 г. и опубликованных работах Владимиром Николаевичем была создана концепция развития Москвы, основанная на сочетании преемственности и развития прогрессивных традиций с ответом на новые социальные и технические требования к планировочной структуре, застройке и архитектурному облику советской столицы.

Характерно, что какие бы проблемы ни рассматривал Владимир Николаевич - застройку кварталов, транспорт и структуру сети магистралей, озеленение, обводнение, - он решает эти проблемы как архитектор в неразрывной связи с формированием архитектурного облика столицы, его центра, ансамблей улиц и площадей, реконструкция которых всегда рассматривается в двух аспектах - архитектуры и транспорта. Сеть магистральных улиц и площадей с точки зрения экономики городского транспорта, красных линий, габаритов решается как единая система и уточняется по детальным проектам.

"С точки зрения застройки и архитектуры улицы оформляются комплексными проектами целых ансамблей, выполнение которых обеспечивается объединенным заданием, единым руководством и согласованной работой архитектора, инженера, художника и скульптора. Облику Москвы, - пишет он, - надо дать совершенно новое, советское, социалистическое содержание.

Столичность Москвы выявится прежде всего контрастом прямых широких магистралей, которых Москва не знает, большими площадями правильной строгой трактовки, пространство которых удовлетворяет современным требованиям городской техники, а объем дает возможность монументального оформления".

"Новым в оформлении Москвы, - подчеркивает Владимир Николаевич, - является принцип комплексного проектирования. Единицей города считается не отдельное здание, а ансамбль, комплекс. Общей композиции ансамбля подчиняется каждое отдельное здание, обработка пространства, зелень, окраска, скульптура.

Новая архитектура Москвы должна строиться в четких формах, ясно выражающих идею, должна давать простоту восприятия, быть понятной широким массам".

В архитектурной реконструкции столицы одной из главных проблем было формирование площадей, которые, как писал Владимир Николаевич, будучи "малы по числу, отличаются неправильностью плана, случайной застройкой и неорганизованностью движения". Эскиз предусматривал переустройство Каланчевской, Таганской, Смоленской, Триумфальной и других площадей, а также создание новых. Необходимо было определить тематику каждой улицы и характер каждой площади. "Работу мы проделали, но хвалиться особенно нечем. Дальше стоит задача архитектурного оформления надстроек, застроек, перестроек этих улиц. Что мы до сих пор сделали, надо рассматривать только как первые шаги... Очевидно, Мясницкая будет иметь характер строительства делового назначения. Можно считать установленной тему Страстной площади. Если сломать Страстной монастырь, если вспомнить, что там имеется памятник Пушкину, дом "Известий", то можно говорить об этой площади как о площади литературы. Может быть можно построить Дворец литературы на месте Страстного монастыря, перенести к нему памятник Пушкина, а где теперь Пушкин - сделать площадь и освободить движение по кольцу А.

Искания архитектурного оформления - работа длительного характера. Мы сделаем план Москвы, но выявление характера архитектуры Москвы будет работой более длительной, будет работой не одного человека и не одной группы людей.

Следующий этап нашей работы - комплексная проектировка ансамблей Москвы".

К проблемам архитектурной реконструкции столицы было в эти годы привлечено внимание широкой архитектурной общественности.

В 1933 г. были созданы Государственные архитектурно-планировочные мастерские Московского Совета во главе с крупнейшими зодчими. Проекты застройки магистралей, площадей, набережных столицы разрабатывали творческие коллективы под руководством А. В. Щусева, С. Е. Чернышева, Г. П. Гольца, Н. Я. Колли, Г. Б. Бархина, Д. М. Иофана и других мастеров советской архитектуры.

Деятельность Владимира Николаевича Семенова по реконструкции Москвы продолжалась в последующие годы в Академии архитектуры СССР. Над планировкой и застройкой Москвы работали его ученики и соратники: Н. X. Поляков, А. А. Галактионов, С. А. Болдырев, В. И. Долганов и др., Владимир Николаевич консультировал многие их проекты.

В начале 1949 г. Владимир Николаевич как действительный член Академии архитектуры разрабатывает вариант эскиза реконструкции центра Москвы. В "Основных положениях"9 к эскизу он пишет: "Центр города должен стать главным ансамблем в архитектуре города. Поэтому проект его реконструкции должен служить исходной точкой проектирования генерального плана всего города и мерилом архитектурного качества всех других, составляющих лицо города ансамбля". И далее: "Задача реконструкции центра сложна, потому что оба условия, определяющие ее тактику - архитектурно-историческая ценность ансамбля и степень актуальности и важности целей его реконструкции, чрезвычайно важны и трудно установить ведущее. С одной стороны, центр Москвы, как исторически сложившийся ансамбль, представляет собой чрезвычайную ценность с архитектурно-исторической точки зрения, а также по своему композиционному значению в городе в настоящий момент. Качественная характеристика его с этой стороны исключает возможность его радикальных преобразований. С другой стороны, высокая цель реконструкции и вытекающие отсюда требования оправдывают любую степень радикальности, если она ведет к цели. Высокая цель преобразования ансамбля центра во имя превращения Москвы в первый город мира требует и утверждает радикальные средства для ее достижения".

Москва. Эскизы-варианты преобразования центра города. 1949 г.

Со времени разработки этого эскиза прошло более 30 лет. Но и сейчас эскиз - вариант В. Н. Семенова - привлекает "высокой целью реконструкции", величественным масштабом, соответствующим этой высокой цели и верой в смелые замыслы.

К решению задачи создания генерального плана Москвы - советской столицы, задачи, не имеющей прецедентов в истории мирового градостроительства, Владимир Николаевич пришел зрелым мастером, имеющим огромный и разносторонний опыт творческой, научной и организаторской работы. Он возглавил крупный коллектив опытных зодчих, специалистов в области экономики, транспорта и др.

В большой и многогранной деятельности Владимира Николаевича руководство разработкой генерального плана социалистической реконструкции столицы, формулировка научных принципов реконструкции - ярчайший момент его огромной творческой работы. Семенов работал над проектированием Москвы вдохновенно, отчетливо сознавая и неустанно подчеркивая грандиозность поставленных задач и ответственность зодчего.

К началу страницы
Оглавление    Глава II. Годы становления...  Глава IV. Институт градостроительства Академии архитектуры...