Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
* Диссертация
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
  Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры В. Э. Алешина
Развитие представления о социалистическом поселении в градостроительстве Украины в 1920-х - начале 1930-х годов

Глава III. Практической воплощение теоритический идеи в градостроительстве Украивы в период индустриализации и первой пятилетки

Раздел 3.1. Преломление теоретических концепций соцгорода в проектах планировки новых поселений

Грандиозные планы социалистической индустриализации требовали иных форм расселения и иной морфологии населенных пунктов, нежели те, которые имели распространение в первой половине 20-х годов.

Характерно, что градостроители в рассматриваемый период пошли по пути, не столь направленному на реконструкцию и расширение существующих городов, сколь на создание новых поселений. Причин этому было несколько. Во-первых, продолжающийся жилищный кризис: за период с 1923 по 1926 год при стремительном росте городского населения, в особенности в промышленных районах республики (в Сталинском округе Донецкого бассейна более чем на 120%), жилой фонд вырос всего с 29,1 млн. м2 до 30,9 млн. м2 [79, с. 83-84]. В ряде крупных городов заметна тенденция к уменьшению средней жилой площади. Так, в Харькове за период с 1924 по 1929 год размер жилой площади на одного жителя упал с 6,82 м2 до 5,70 м2 [425, л. 118]. Во-вторых, необходимость создания крупных благоустроенных поселений в промышленных районах страны, в местах сосредоточения энергетических и сырьевых ресурсов. И, наконец, именно в первых проектах соцгородов зодчие получили возможность поставить "чистый эксперимент", свободный от градостроительных напластований предыдущих эпох; именно новые города стали "испытательным полигоном" дня апробации тех или иных теоретических идей.

Для изучения выбраны те работы по проектированию новых городов республики, которые явились вкладом в развитие представлений о социалистическом поселении.

Большое Запорожье. Город, рожденный Днепровской гидроэлектростанцией, его архитектурный облик по праву считается классикой советской архитектуры. Но прежде, чем Запорожье стало реальностью, была проведена большая организационная, научно-исследовательская и проектная работа.

Историки архитектуры, анализируя ход развития советского зодчества, редко обходили вниманием генеральный план Большого Запорожья [304, с. 188-189; 323, с. 26-36; 337, с. 40-42; 369, с. 28]. Но значение этой работы для развития теории советского градостроительства практически не изучено.

В 1923 г. постановлением Совнаркома СССР было организовано Днепровское государственное строительство (Днепрострой), основной задачей которого было сооружение самой мощной в стране и в Европе гидроэлектростанции. В это же время был создан Комитет содействия Днепрострою, руководимый председателем Совнаркома УССР В. Я. Чубарем. ДнепроГЭС с комплексом крупных металлургических предприятий явился предпосылкой для строительства нового социалистического города.

В середине 1928 г. один из виднейших советских энергетиков профессор И. Г. Александров впервые поставил вопрос о необходимости заранее побеспокоиться о планировке города вокруг строящейся электростанции, для чего предлагалось объявить конкурс. Была проведена большая подготовительная работа, которую возглавил академик архитектуры И. В. Жолтовский; анализировались данные о местности, почвах, климате, изучался промышленный потенциал района, существующие коммуникации [189]. В сентябре того же года Управление делами Совета Народных комиссаров УССР объявило всесоюзный конкурс на схематический проект планировки Большого Запорожья. Разработанные проектные документы необходимо было представить жюри до 1 марта 1929 года [415, л. 4].

В конкурсном соревновании на составление схемы планировки города приняли участие бригада, возглавляемая академиком архитектуры А. В. Щусевым, группа Харьковского Политехнического института под руководством архит. Б. В. Сакулина, коллектив, составленный из украинских градостроителей.

В проекте бригады А. В. Щусева (рис. 54) предлагалось два основных вектора развития города: вдаль береговой линии Днепра и в направлении северо-востока параллельно оси развития важнейших промышленных предприятий [267, с. 65].

Группа Б. В. Сакулина считала возможным рассматривать Большое Запорожье как два самостоятельных городских образования - новый город проектировался на территории острова Хортицы и на правом берегу подвергался реконструкции бывший г. Александровск. При этом на Хортице должно было проживать в 1938 г. 116 тысяч человек, а в 1958 г. - 240 тысяч человек, т.е. почти половина населения города. Селитебные территории членились магистралями не на кварталы, а на жилые районы площадью до 100 гектар с населениям 20-25 тысяч человек. Внутри районов предполагалась свободная застройка, ориентированная с учетом оптимальной инсоляции зданий. Первичной жилой ячейкой становился жилой комбинат с населением 1000 жителей. Связь жилых районов с Днепрокомбинатом предполагалось осуществлять с помощью кольца метрополитена [323, с. 33 ].

3 июля 1929 г. на заседании Комитета Содействия Днепрострою было вынесено решение о присвоении первой премии зодчим Украины: "1) Всю работу по организации и составлению проекта г. Запорожья передать Наркомвнуделу УССР; 2) Предложить Наркомвнуделу не позже 10 июля 1929 г. организовать специальное бюро ... для составления программы и задания по разработке проекта г. Запорожье" [439]. 14 августа того же года было создано Бюро по проектированию города
[44]. Здесь и далее даты по [135, с. 53].Вернуться  в текст
Большое Запорожье, а несколько позднее с ним слилось Проектно-Консультационное Бюро НКВД УССР [135, с. 53]44.

В течение короткого времени специалистами Бюро были созданы документы, сыгравшие значительную роль в работе над генеральным планом города - "Материалы к программе заданий по проектированию города "Большое Запорожье" [390, л. 1-8], "Задание на составление общего проекта планировки города "Большое Запорожье" [99] и, наконец, "Плановое задание на составление общего проекта планировки города "Большое Запорожье" [400]. Теоретическая проработка ряда важнейших положений стала необходимым фундаментом для дальнейшего проектирования.

В самом раннем из названных документов, в "Материалах..." авторы отмечают, что хронический недостаток проектов планировки, разработанных ранее, состоял в том, что "планировщик взваливал, добровольно или по необходимости, на свои неприспособленные для этого плечи - непосильное для него бремя экономического планирования, составления того минимума экономических показателей, без коих нельзя навести ни одной линии на планировочном проекте". А это приводило к тому, что вскоре возникала необходимость отступать от намеченных проектом положений. Как следствие этого, наметилась опасная тенденция подменять работу во поиску новых планировочных принципов некритическим заимствованием в зарубежной градостроительной практике "типовых схем планировки": "Любой проект планировки советского города пестрит трафаретами рыночных площадей, обычных парков и скверов, торговых, административных и т.п. зон, как и любой "100%" проект планировки капиталистического города" [390, л. 3 об. - 4].

Далее, критикуя именно с этой точки зрения доктрину Э. Говарда, градостроители формулируют основные требования к будущему проекту планировки Большого Запорожья:

  • Составлению проекта планировки должны предшествовать социально-экономические исследования для составления условий "социального заказа", в которых необходимо установить, чем социалистический город должен отличаться от города, созданного при иной социальной формации.
  • Город следует рассматривать "не только как техническое сооружение, удовлетворяющее известным утилитарным целям, но и как произведение искусства; поэтому каждый прием планировки, размеры, форма и пропорции масс в плоскости и пространстве должны корректироваться с точки зрения архитектурно-художественных принципов".
  • "Так как для крупного города в настояний момент нет возможности поставить безошибочный исторический прогноз и предусмотреть всю сумму социальных факторов, род и силу их влияния на распределение элементов городской территории в течение более или менее длительного будущего, - проект планировки БЗ [Большого Запорожья] не может представлять из себя застывшей формы, но должен содержать элемент динамичности и быть способным отвечать на постоянно изменяющиеся условия социальной конъюнктуры".
  • "Проект планировки БЗ нельзя мыслить как единую графическую схему, он должен состоять из ряда вариантов, отвечающих различным сочетаниям факторов, в их многообразных типических значениях, поскольку эти сочетания можно предусмотреть во время составления проекта " [390, л. 7 об. - 8].

В этом тезисе налицо влияние теории социалистического заселения, созданной М. М. Евсеенко и рассмотренной в предыдущей главе. Об этом говорит и
[45]. Нет никаких сведений, что М. М. Евсеенко работал над составлением "Материалов... известно лишь, что он в период с 1922 по 1938 г. был экспертом по планировке городов при НКВД УССР.Вернуться  в текст
терминологическое единство данного текста и труда теоретика45.

Следующим этапом было составление задания на проектирование,
[46] Заведующий Бюро С. В. Давыдов, заведующий Киевским филиалом Проектно-консультационного бюро НКВД УССР И. И. Крадожен, главный инженер Бюро П. П. Хаустов, проф. С. Е. Красницкий, проф. Я. О. Левченко, проф. В. А. Лобода, научный сотрудник ВУАН Г. М. Шапаровский, архит. М. И. Гречина, Н. В. Холостенко, П. Г. Юрченко [99, с. 31].Вернуться  в текст
в котором авторы46 развили некоторые теоретические положения. Так, они вводят в градостроительную науку понятие "тип планировки" города, определяя его как устойчивые тенденции, характерные черты, проявлявшиеся в процессе эволюции форм города. Они утверждают, что каждый тип планировки в скрытом виде содержит в себе "те материально-классовые противоречия, в каких идет развитие данной общественной формации к имеет поэтому в самом себе моменты своего отрицания, отражающие эти процессы". При этом переход "одного типа планировки в другой ... всегда сопровождается резким изменением принципов предыдущего типа". Речь идет не о каких-то единичных переменах, а о разрушении старого "революционным путем". И как следствие этого, выступает необходимость поиска новых, ранее незафиксированных историей градостроительства принципов и приемов при проектировании социалистического города. Они зарождаются еще в старых городах в виде отдельных изменений, отдельных черт развития; в новом обществе, взаимодействуя с вновь возникающими факторами, они формируют социалистический тип города [99, с. 5-6].

Подчеркивая новизну возникшей проблемы, архитекторы выдвинули тезис, имеющий и в наши дни непреходящее практическое значение: "Диалектика развития города как раз и есть в том, что констатируя прерывность развития города, мы не отрицаем и преемственности". Необходимо критически использовать огромный градостроительный опыт, искать присущие данному населенному пункту планировочные характеристики: "Стоит задача, - базируясь на четком анализе путей развития города и беря научно-технические достижения, совпадающие с общими тенденциями и проблемами развития социалистического города, критически использовать весь этот опыт, а также достижения высокой капиталистической техники, но ни в коем случае не беря того, что является специфическим результатом капиталистического развития и буржуазно-бытового уклада". Авторы пытаются определить сущность такого города, как поселения "дифференцированного с четким районированием, зависимостью и связью отдельных районов, четким разграничением производственных и бытовых функций, коллективизацией и обобществлением жилищно-бытовых функций его населения" [99, с. 6-7] - "социалистический город должен стать организациооно-территориальным отражением новой общественной формации" [400, л. 3].

Теоретики отмечают столь важное качество поселения социалистической эпохи как эластичность и динамичность его структуры. При этом, указывали они, налицо двоякий процесс. С одной стороны, город, разделенный по функциональному признаку на отдельные центры как бы раздробляется. Но, с другой стороны, по мере роста города и захвата им новых территорий (аграрные поселения в условиях коллективизированного сельского хозяйства будут преобразовывать в городские), эти территории будут объединяться в единые функциональные комплексы: "при таком подходе организации и стройки города, само пополнение города изменяется, и мы будем иметь целую систему связанных комплексов, единиц, определенным образом организованных на данной территории и, таким образом, в перспективах развития такого типа планировки основное противоречие капиталистических обществ, противоречие между городом и деревней теряется" [99, с. 8].

Авторы останавливаются на вопросе выбора типа застройки, отмечая, что интенсивная застройка неприемлема с точки зрения санитарной, а экстенсивная - с точки зрения решения проблемы коллективизации быта. Отсюда выдвигается новое содержание понятия "квартал" - "нераздельно организованная единица, где жители объединяются, путем обобществления определенных функций, в один коллектив". Но не следует квартальную систему считать единственно приемлемой для нового города - это "специфическое явление строительства новой жизни в определенных рамках старого города, в переходной период" [99, с. 10]. Этим самым градостроители предугадывают возможность иных, кроме квартальной эастройки, форм и принципов организации соцкультбыта.

Столь тщательная проработка теоретических положений позволила градостроителям во всеоружии подойти к составлению генерального плана. Как уже говорилось, в апреле 1930 г. был создан Гипроград УССР, и работы по дальнейшему проектированию были переданы в институт. Ровно через два года институт завершил работы по составлению этого проекта, и 29 апреля 1932 г. он был утвержден Народным Комиссариатом Коммунального Хозяйства [135, с. 53].

[47]. Руководители проектирования И. И. Малоземов и П. П. Хаустов, архит. В. С. Андреев, А. М. Касьянов, С. М. Клевицкий, В. М. Орехов, Б. И. Приймак, экономист Г. В. Шелейховский.Вернуться  в текст
Авторы проекта47 впервые в отечественной градостроительной практике применили принцип "параллельного" развития населенного пункта. Новое Запорожье проектировалось как бы обособленно от старого Александровска, который при этом становился не основой, детерминирующей структурное членение всей территории и его планировочную схему, а лишь автономной единицей цельного градостроительного образования. И .И Малоземов писал, что "Большое Запорожье ... представляет собой город-созвездие, состоящий из отдельных районов, взаимосвязанных и обуславливающих друг друга и вместе представляющих единый городской организм" [132, с. 73]. Проектом предусматривалось создание 7 районов - Александровска, Воскресенки, района Днепрокомбината, Павло-Кичкаса, Кичкаса, острова Хортицы и резервного района Бабурки - с населением от 50 до 180 тысяч человек, с тем, чтобы в городе могло проживать около полумиллиона человек. Такая децентрализованная схема не являлась самоцелью: она была продиктована сложным рельефом местности и Днепром (рис. 56, 57).

[48]. Инженер Ф. П. Кондрашенко был не согласен с предложенным авторами термином, считая, что в данном случае более уместно говорить о системе сателлитов [117, с. 28].Вернуться  в текст
С другой стороны, в основу планировки была положена схема "города-линии"48, то есть в основном районы располагались вдоль береговой линии Днепра на протяжении 22 километров.

Структурная организация территории требовала определенной иерархии в организации культурно-бытового обслуживания и
[49]. По проекту население района 160 тысяч жителей.Вернуться  в текст
взаиморасположения жилых и общественных зон. Так, Вознесенка49 рассматривалась как центральный район города. Здесь предусматривалась первая очередь строительства, здесь в будущем предполагалось соорудить здания горсовета, публичной библиотеки, Дом промышленности, Дом кооперации, Дворец труда, Дворец земледелия (рис. 58).

Следующим уровнем становились районные центры, расположенные лентами вдоль длинной оси районов, где должны были разместиться районные Дворцы культуры, районные библиотеки, рестораны и т.д. Общественные территорий "подрайонного значения" также полосами располагались между жилыми кварталами, либо повторяя очертания ленты районного центра, либо проходя перпендикулярно ей. Они предназначались для размещения школ, клубов, прачечных, столовых и других учреждений, непосредственно связанных с жильем.

Такая иерархическая вэаимосвязанность различных уровней обслуживания и соответствующая ей локализация на плане города обеспечивали "гибкую и динамичную структуру города, позволяющую вносить безболезненно для городского организма все неизбежите в дальнейшем изменения и дополнения в намеченное в проекте
[50]. Авторы генплана писали: "проектируя на данном этапе новый город нужно решить задачу таким образом, чтобы не отрываясь от сегодняшней действительности учесть перспективы завтрашнего дня, оставляя возможность реконструкции возводимых сооружений в соответствии с новыми требованиями" [ 425, л. 69]. Вернуться  в текст
планировки расположение новых зданий и назначение отдельных территорий" [132, с. 74]50.

Авторы проекта уделили значительное внимание уникальному природному окружению города: жилые территории раскрывались на Днепр с помощью широких, спускавшихся к реке бульваров. Озелененные площади-карманы, зеленые насаждения вдаль береговой линии и между районами должны были превратить "индустриальную столицу Украины" в один из самых озелененных городов Союза. На одного жителя зеленых насаждений общего пользования предусматривалось порядка 100 квадратных метров.

Жилая застройка, по идее авторов, раэмещалась на территории отдельных кварталов размером от 4 до 12 га из расчета 350 человек на 1 гектар. При этом жилые дома предполагалось объединить с первичными предприятиями культурно-бытового обслуживания - детскими садами, клубными сооружениями, столовыми, физкультурными площадками и т.д. Строительство первой очереди должно было вестись 4-этажными жилыми домами, II-й очереди - 5-7-этажными, а перспективную застройку на территории Хортицы - даже 15-20-этажными.

Большое внимание уделялось созданию цельного архитектурно-художественного облика социалистического города. Роль основной композиционной оси выполнял проспект Ленина. Эта главная магистраль была значительно шире других улиц и застраивалась наиболее представительными зданиями (рис. 61). Проспект Ленина объединял в единое целое ряд важнейших городских ансамблей - комплекс гидротехнических сооружений на площади Ленина, застройка общегородского центра на Вознесенке и центр старого города.

Наиболее ярко стремление к ансамблевости проявилось в проекте VI поселка (архит. В. А. Веснин, Г. М. Орлов, В. Г. Гончаров, В. В. Каптеров, К. Ф. Князев, И. Г. Купецио, В. А. Лавров, В. С. Попов, П. М. Сталин). Застройка поселка подчинена единой композиционной идее, построенной на контрастно-нюансном сочетании сооружений различной этажности, протяженности и конфигурации. При этом существенно, что здания не только формируют облик жилых улиц, но и органично работают на "интерьер" кварталов. Этому способствует активное включение во внутриквартальные пространства массивов зелени (рис. 59, 62, 63, 64, 65).

В одном из многочисленных изданий, популяризирующих идеи социалистического градостроительства, так описывается облик Запорожья будущего:

"Мы входим в город.
Он не похож на Москву. Он не похож на Нью-Йорк. Он похож сразу на парк и на фабрику.
Прямоугольные, сплошь застекленные здания как-будто освещаются зелеными кострами деревьев. Небоскребов нет.
Домаа не выше трех-четырех этажей...
Движение большое, но никто не висит на подножке трамвая. Никто не танцует перед радиатором автомобиля. Над перекрестками перекинуты легкие виадуки, по которым спокойно идут пешеходы" [247, с. 26-27].

Соцгород "Новый Xарьков" Xарьковского тракторного завода. Так же, как и генеральный план Большого Запорожья, проект поселка ХТЗ (как его иногда называют) стал одной из значительных страниц в истории советской архитектуры. Но, несмотря на большое количество публикаций, где рассматривается поселок [304, с. 5З-54; 316; 317; 330, с. 76-77; 337, с. 42-43; 371, с. 39-44; 372, с. 335-336], по сей день не снят вопрос о верной атрибуции этого комплекса. Большие разночтения существуют в определении авторства. Общеизвестно, что составление проекта было поручено коллективу Проектно-консультационного бюро при НКВД УССР
[51]. Н. В. Згурекая утверждает [317, с. 10], что проводился конкурс на составление проекта, ссылаясь на архив проф. П. К. Чернышева. В процессе исследований никаких следов конкурсного соревнования не обнаружено. Ничего не знает об этом один из участников проектирования поселка архит. П. Е. Шпара.Вернуться  в текст
под руководством профессора П. Ф. Алешина51. Но пока не стало достоянием гласности, что для разработки эскизного проекта планировки и застройки, а впоследствии и рабочих чертежей было привлечено большое количество молодых архитекторов - в основном выпускников Киевского и Харьковского художественных институтов [419, л. 82]. Один из учеников П. Ф. Алешина архит. П. Е. Шпара называет среди соавторов следующих специалистов:
[52]. Или Я. В. Долбыр [417, л. 367]; или Ю. Долбыр [371, с. 29].Вернуться  в текст
А. Э. Аль, Ф. И. Амосов, Е. Н. Гринберг, Б. Долбир52, И. Ильинский, А. Морозов, А. И. Станиславский, И. Г. Таранов-Белозеров, П. Е. Шпара, Е. Яковлев [353, с. 94; 363].

Историк архитектуры Г. А. Лебедев считает, что соавторами эскизного проекта поселка можно назвать Ф. И. Амосова, Н. М. Подгорного, А. С. Шеремета, С. М. Севрука; кроме того, на разных этапах в проектировании принимали участие А. Е. Буценко, П. А. Долесинский, М. М. Иванюк,
[53]. Или Некаро [417, л. 366].Вернуться  в текст
Л. С. Лемыш, В. В. Лукьянов, Л. Ф. Пача, Н. И. Никаро53, А. Еськов, В. М. Кошелев, В. А. Фельдман, Н. Д. Манучарова и другие [333, с. 189]. В ходе диссертации выявлено, что определенный вклад в составление проекта планировки, по-видимому, на последних этапах работы внес П. П. Хаустов [423, лл. 184-188].

Нет единства также и в установлении дат. На основании анализа архивных материалов и ряда исследовательских трудов воссоздадим всю хронологию проектирования.

27 декабря 1929 года архитекторы подучили заказ на создание проекта; 17 января 1930 года была закончена подробная программа проектирования соцгорода. И уже 28 марта состоялся расширенный Пленум ВТСК, на котором рассматривался эскизный проект поселка [423, л. 253].

В апреле вся работа по составлению проекта соцгорода была передана в организованный в это время Харьковский филиал Гипрограда УССР.

Несмотря на то, что проводившаяся в это время дискуссия о социалистическом расселении не могла не отразиться на ходе работы и "вызывала неоднократные изменения и улучшения даже законченных объектов", вся работа была выполнена в удивительно короткие сроки - за 40 дней. В апреле 1930 г. на съезде Горсоветов Украины по докладу наркома внутренних дел В. А. Балицкого было принято постановление ВУЦИК, в котором одобрялись основные установки строительства Нового Харькова. И, наконец, в 1931 году проект поселка ХТЗ рассматривал председатель ВСНХ ССОР Г. К. Орджоникидзе и признал его "в полной мере удовлетворяющим потребностям данного периода" [421, л. 5-6].

Закладка посадка состоялась в мае 1930 года [42, с. 7; 81, с. 36].

Сжатые сроки не помешали градостроителям решить целый ряд сложных проблем. Одна из них состояла в выборе места для строительства поселка и его "взаимоотношениях" со старым Харьковом. Основной посылкой при решении этого вопроса была необходимость обеспечить жильем и учреждениями культурно-бытового обслуживания рабочих и служащих тракторного завода, который предполагалось возвести на так называемой Лосевской площадке в 7 километрах на юго-восток от столицы. Авторы считали, что искать резервы для нового жилищного строительства на территории самого Харькова не следует, так как "задача реконструкции старого города на принципах новой застройки бесконечно сложнее нового строительства, не стесняемого существующими ценностями, с которыми приходится считаться" [395, л. 5 об.].

Выбор стоял перед двумя территориями: на Cалтовской площадке, прилегавшей к возвышенным восточным окраинам города, и в непосредственной близости от ХТЗ на Лосевской площадке на юге от предприятия. С точки зрения стоимости строительства оба участка были равнозначными, поэтому, во главу угла было поставлено решение транспортной проблемы. В первом варианте, как и в вариантах с использованием территории старого Харькова возникали серьезные трудности, при которых работающим пришлось бы ежедневно затрачивать на дорогу до двух часов. При принятии второго варианта "связь между новым и старым Харьковом представит собою уже рядовую задачу, будет лишена пикового характера" [395, л. 6] (рис. 66).

Рассматривая вопрос о размещении нового строительства, авторы проекта не могли
[54]. См. раздел 3.2 данного исследования.Вернуться  в текст
пройти мимо проблемы реконструкции Харькова54. Однако "вследствие отсутствия плана развития гор. Харькова дать исчерпывающий ответ на поставленный вопрос не представляется возможным" [395, л. 6 об.].

В настоящее время, указывают зодчие, основными факторами, которые стимулируют поиски новых форм при реконструкции старых городов, являются "болезни большого города" - транспортная проблема, связанная с ростом города, скученность населения, отрыв от природы, невозможность существующей организации города отвечать требованием нового быта.

Планировочная схема Харькова представляла из себя типичный образец централизованной системы, при которой один сильно развитый центр подчинил себе всю территорию города.
[55]. Теория систем планировка была выдвинута П. П. Хаустовым и Г. М. Шапаровским.Вернуться  в текст
При этом основные векторы его развития совпадают с направлениями вылетных дорог - система по мере роста постепенно трансформируется в лучевую55. Поэтому авторы поселка считали необходимым проводить реконструкцию Харькова на основе следующих принципиальных положений:

"1. Полного развития районирования городских территорий на принципах специализации района.
2. Установления множественности - районов одноименного значения.
3. Создания целой сети местных центров, являющихся, с одной стороны, местами приложения труда, с другой - деловыми и культурно-просветительными центрами, тем самым концентрирующими вокруг себя население и отвлекающими от главного центра население и движение" [395, л.7].

Проектируемый поселок при этом трактовался градостроителями именно как такой крупный местный центр.

Стремление авторов проекта не только предложить место для размещения соцгорода и разработать проект его планировки и определить возможную связь и степень воздействия поселка на градостроительную структуру Харькова, но и даже предложить некоторые идеи для решения более общей задачи - реконструкции старого города - можно расценить как важную методологическую посылку социалистического проектирования,
[56]. Архитекторы считала, что одно из основное отличий социалистического города от города буржуазного состоит в том, что в городе нового типа "основным моментом, влияющим на всю планировку и решение задачи в целом, является именно отдельная жилая ячейка" [397, л. 9].Вернуться  в текст
при которой учитывалась взаимосвязанность всех звеньев систем "город - район - квартал - жилая ячейка"56.

Но, разумеется, оптимальный выбор места для сооружения соцгорода еще не был гарантией успеха. Поэтому другой, не менее важной проблемой, поставленной перед проектировщиками, был вопрос о сущности города новой эпоха. Они пишут: "Города проектируются одновременно с промышленной базой, являющейся их основой, Они призваны обслужить определенную отрасль промышленности, составляющую законченный комплекс связанных между собой предприятий. Поэтому социалистические города ... представляют собой законченной организм, продуманный и рассчитанный от начала до конца. Свободное распоряжение земельным фондом, на который нет частной собственности, создает важнейшие предпосылки к целесообразной планировке наших городов. Государственное, а не частное проектирование и строительство жилых комплексов также является гарантией продуманности всего композиционного плана ... социалистические города строятся с приближением к максимальному комфорту обслуживания населения при условии равенства этого обслуживания и исключения контраста роскоши и бедности" [396, лл. 1-1 об.].

В "Задании на составление общего проекта планировки и застройки социалистического поседения при Харьковском тракторном заводе" авторы формулируют основное требование к новому городу, выстроенному на полном обобществлении бытовых функций и коллективизации общественной жизни: "Поселение должно всей своей планировкой обеспечить наиболее легкую перестройку социалистического быта в коммунистический", что с архитектурной точки зрения требует четкой дифференциации в пространстве различных предприятий культурно-бытового обслуживания "с максимальной их связанностью и взаимопроникновением" [424, л. 238].

Таковы были теоретические воззрения авторов проекта. Рассмотрим, каким образом они были воплощены в проекте планировки соцгорода "Новый Харьков".

Как уже указывалось, соцгород расположен на юге Лосевской площадки, в северной части которой предусматривалось размещение, кроме ХТЗ, еще 14 различных промышленных предприятий.

При поиске планировочной схемы поселения, градостроители остановились на четкой прямоугольной сетке улиц, привязанной к направлению Чугуевского шоссе, связывающему промышленный район и соцгород с Харьковом (рис. 67).

Здесь необходимо остановиться на следующем моменте. Историческая наука, обращаясь к анализу градостроительного наследия рассматриваемого периода, отмечает, что при проектировании поселка ХТЗ "впервые была осуществлена схема параллельного развития промышленности и селитьбы, выдвинутая Н. Милютиным [304, с. 171]. Но Н. А. Милютин, в то время председатель Правительственной комиссии по строительству новых городов, обнародовал свои идеи в широко известной книге "Соцгород" лишь во второй половине 1930 года, а до этого в докладе на диспуте, организованном Коммунистической Академией, который состоялся 20 мая 1930 года [355, с. 106, 152]. Следовательно, группа, возглавляемая П. Ф. Алешиным, самостоятельно пришла к идее организации поселения путем параллельного размещения различных функциональных зон.

Кроме того, при внимательном рассмотрении проекта можно обнаружить некоторые отличия от классического линейного города. Во-первых, схема Н. А. Милютина (рис. 63) предполагает возможность развития города вдоль промышленной площадки и путей сообщения как угодно долго. Авторы проекта поселка ХТЗ не стремились к созданию динамичной, развивающейся во времени структуре поселения, ибо перед ними стояла конкретная задача - расселить на данной территории 130 тысяч человек, призванных обслужить промышленность на Лосевской площадке. Именно изначально заданная "замкнутость" территории промышленного района предопределила определенную статичность пятна соцгорода. Стремление к завершенности, к созданию всего необходимого для нормального функционирования поселения выразилось в следующем тезисе авторов: "город должен быть закончен на тот момент, на которой он проектировался" [423, л. 253].

Во-вторых, отсутствует, играющее большую роль в милютинской схеме, водное пространство, также подчеркивающее линейный характер городского организма.

В-третьих, соцгород, разработанный украинскими градостроителями, в большей степени, чем у Милютина, развит в глубину (более чем на 1,5 км плюс полукилометровая защитная зона), поэтому максимальное расстояние от места жительства до места приложения труда, с учетом развитости в
[57]. Н. А. Милютин считал максимально допустимым расстоянием полтора километра [142, с. 28].Вернуться  в текст
глубину самой промышленной зоны, превысит 2 километра57.

И, наконец, в проекте поселка ХТЗ общественный центр запроектирован в виде компактного пятна, не повторяющего линейные очертания других зон. Таким образом, говорить о прямом заимствовании идеи поточно-функциональной схемы нет оснований.

Для расселения необходимого числа жителей предусматривалось создать на первых порах 36 жилых комбинатов с населением в 2730 человек в каждом. Выбор этой цифры не случаен. Градостроители проанализировали ряд проектов жилкомбинатов, созданных в те же годы - для Сталинграда, Магнитогорска и других новых городов. Численность населения в них колебалась в пределах 2500 человек. Принимая за основу положение о том, что каждый жилой комплекс должен иметь все первичные элементы обслуживания, а интересы детей являются главенствующими, "вопрос о размере населения жилкомплекса решается исходя из численности детского населения и нормального состава школы в 280 человек. Этим определяется общее количество населения жилкомбината..." [395, л. 12 ].

Именно организация культурно-бытового обслуживания стала тем краеугольным камнем, которой предопределил все планировочное решение соцгорода - "каждый жилкомбинат требует одной школы-семилетки, здания ясель и два детских сада. Эти пять элементов являются необходимыми составными частями каждого жилого комплекса" [395, л. 12 об.]. Исходя из этого, для размещения жилых комплексов были выбраны наиболее спокойные с точки зрения рельефа участки размерам 350 на 256 метров. При этой была использована строчная схема застройки: "город не знает дворов и порывает с традицией растягивания жилых строений вдоль городских улиц" [395, л. 3] (рис. 69). Большинство сооружений ориентировано продольной стороной перпендикулярно Чугуевскому шоссе под углом 26° по отношению к меридиану. Такая ориентация явилась оптимальной и по отношению к господствующим ветрам, и
[58]. Использовались научные проработки по вопросам инсоляции М. М. Евсеенко [423, л. 178].Вернуться  в текст
для создания наилучших условий инсоляции58.

Авторы сознавали, что "строгость, с которой предлагаемый проект следует требованиям санитарного благополучия будущего населения ... создает некоторую монотонность планировки, компенсируемую, впрочем, архитектурно-художественным оформлением как города в целом, так и его отдельных архитектурных моментов" [395, л. 3 об.]. Так, для создания большего разнообразия в решении композиции отдельных жилкомплексов, зодчие разрабатывают четыре варианта планировочного решения кварталов в зависимости от их местонахождения. Кроме того, здания, из которых складывается тот или иной жилой комбинат, располагаются на различном расстоянии от красной линии, с помощью чего создаются озелененные курдонеры. Таким образом, с помощью непрерывных полос зеленых насаждений (по проекту предусматривалось 20 м2 зелени на одного жителя) центральная масть жилкомбинатов связана с их периферией, а все внутриквартальные пространства связаны друг с другом,

Еще один художественный прием, мастерски используемой авторами, касался поисков новых принципов формообразования в масштабе целого градостроительного образования. В соцгороде "Новый Харьков" одним из основных композиционных приемов стало контрастное сочетание зданий различной этажности: общественные сооружения проектировались высотой в 1-2 этажа, жилые дома - 4 и 7 этажей (рис. 75). Все они на уровне второго этажа по проекту объединялись крытым переходом, что, кроме создания комфортабельных условий для обитателей, позволяло рассматривать разноэтажные объемы на территории квартала в виде единого целого (рис. 70, 71).

Немалую роль в создании неповторимого облика соцгорода сыграло использование особенностей ландшафта. Например, в овражистой части поселения был запроектирован парк культуры и отдыха, а также больница, санаторий и дом отдыха. В центре поселка, где наблюдалось некоторое понижение рельефа, градостроители предложили создать административно-культурный центр. Этот участок площадью около 4 гектар решен в виде открытого амфитеатра "как центр, как аудитория, как место больших собраний всего населения города" [395, л. 11] с возможностью разместить здесь 40-60 тысяч человек. Проектом предусматривалось соорудить тут здания горсовета, театра, многофункциональный дом для собраний, Дворец культуры и Дворец труда, Дои прессы, Дом почты и телеграфа, здание радиотеатра, Дворец физкультуры и стадион. Центральную зеленую полосу, идущую параллельно Чугуевскому шоссе и решенную в виде бульвара, предлагалось застроить зданиями гостиниц, а также музея и кинотеатра. На вторую очередь намечалось строительство зданий оперного театра, детского клуба, планетария и ряда других учреждений [162, с. 26].

Поселок Харьковского тракторного завода стал одним из первых осуществленных в натуре социалистических поселений, в котором отразились прогрессивные черты социалистического градостроительства: стремление решить его во взаимосвязи с другими, расположенными поблизости населенными пунктами (в данном случае Харьковом); создание комплексной системы культурно-бытового обслуживания, послужившей прообразом ряда современных градостроительных решений: направленность на максимальное обобществление быта и раскрепощение женщины от тягот домашнего хозяйства; попытка при обшей лапидарности архитектурных форм создать единый художественный образ, где речь шла не об архитектуре отдельного сооружения, "архитектуре фасада", а о едином градостроительном целом. Теоретические положения, материализованные в проекте соцгорода творческой группой, были подхвачены и в дальнейшем развиты при проектировании городов социализма.

Новые города Донецкого бассейна. Если при анализе генерального плана Большого Запорожья и поселка ХТЗ использовались различные приемы решения, в целом, аналогичной задачи, поставленной перед проектировщиками - создание единичного поселения, удовлетворяющего всем требованиям социалистического общежития, то при проектировании городов Донбасса, градостроители столкнулись с более сложными проблемами. Они были обусловлены особенностями сложившейся системы расселения в этом районе республики и требованиями, которое вытекали из перспектив развития промышленного потенциала бассейна. Практически до конца 20-х годов строительство в основном велось "колониями" - поселками при каждом промышленном предприятии (рис. 79). Например, Кадиевка в те годы состояла из 47 таких поселений, созданных в различное время [87, с. 394]. Разумеется, такая практика не позволяла приблизиться к разрешению проблемы создания необходимого уровня благоустройства и культурно-бытового обслуживания, обеспечения минимальных санитарных норм.

Как уже указывалось, строительство новых поселков на территории бассейна
[59]. См. Сводная таблица проектов планировки настоящей диссертации.Вернуться  в текст
началось уже в первые послереволюционные годы59. Разумеется, качественный скачок
[60]. В середине 20-х годов в публикациях градостроителей республики еще пропагандировались старые принципы организации территории поселений. Так, например, Н. В. Евменьев продолжает ратовать за города-сады [93, с. 74-87].Вернуться  в текст
в методике проектирования не мог произойти мгновенно60. Но при рассмотрении проектов, составленных во второй половине 1920-х годов, можно обнаружить появление некоторых новых прогрессивных черт.

Так, в поселке при карбидном заводе в Макеевке (1926-1927 гг.), рассчитанном на застройку одноэтажными 2-квартирными жилыми домами с приусадебными участками, применяется дифференциация подъездов к усадьбам в зависимости от функций. Со стороны жилых домов запроектирована основная, "чистая" улица, а с тыльной стороны усадеб - хозяйственный подъезд [191, с. 48].

Журнал "Коммунальное дело" в 1927 году информировал о строительстве в Луганском округе образцового поселка шахты "Американка" на 1300 человек. Поселок был создан "по последнему слову техники", застройка осуществлялась 2-этажными жилыми домами на 4 квартиры, оборудованных центральным отоплением, водопроводом, канализацией. Связь поселка с шахтой предполагалось осуществлять с помощью трамвая. Был высок уровень культурно-бытового обслуживания: предусматривалось построить столовую, клуб, школу, больницу, баню и даже театр [167].

В середине 20-х гг. был составлен проект планировки города Артемовска (инженер Солодкин по проекту проф. Френкеля). Здесь уже решалась более сложная задача - не просто возведение благоустроенного поселения при шахте или промышленном предприятии, а создание города с достаточно разнообразными функциями. Авторами была принята четкая радиально-кольцевая схема уличной сети. В центре города предусматривалось создание большой площади, на которой расположились бы здания театра-клуба, а также центрального дома государственных и городских учреждений. Площадь всего населенного пункта составляла около 815 гектар, из них более 10% отдавались под парки, бульвара и скверы. Застройка предполагалась в основном малоэтажная - 1-3 этажа, а часть территории отводилась под индивидуальное строительство [185].

В 1928 году началось сооружение поселков жилищно-строительных кооперативов "Металлист", "Медработник" и "Новая жизнь", в Сталино (ныне г. Донецк) [452, лл. 78, 79, 141, 145]. В этот же период были составлены проекты планировки ряда поселков при предприятиях Южного металлургического треста и других организаций [411, лл. 27-30, З8-55; 413, лл. 3-4 об., 9, 11; 414, лл. 2-18; 415, лл. 31-38].

Гигантские планы первой пятилетки оказали влияние на процесс и методику проведения проектных работ на территории бассейна. Постановлением Совнаркома УССР от 13 августа 1929 года была создана Правительственная комиссия в деле строительства новых городов Донбасса. На первом этапе Комиссии было поручено "систематизировать все материалы по части развития промышленности Донбасса соответственно пятилетнего плана развития народного хозяйства Украины с полным расчетом проектируемого жилстроительства". Одной из задач этой организации была пропаганда среди широких слоев общественности идеи создания новых городов бассейна. Для этого, "считая необходимым организовать Всесоюзный конкурс на проектирование новых городов Донбасса и допуская в это же время возможность организации Всемирного конкурса, предложить Правительственной Комиссии провести предварительную подготовку к организации конкурсов".

Комиссию возглавил Дудник и нарком внутренних дел В. А. Балицкий [385, лл. 2-2 об.]. Впоследствии в ее состав вошли видные украинские градостроители - М. Л. Давидович, А. Л. Эйнгорн, архитекторы А. Н. Душкин, А. Д. Иванова, А. В. Лукьянов, инж. Н. И. Бендицкий, экономисты С. А. Израилевич, А. Головин и другие [351, с. 112].

В ноябре того же года был составлен доклад "К программе изучения Донецкого бассейна для целей составления генерального плана использования земельных площадей и планировки района". В нем Комиссия, констатировала, что "расположение рудничных и промышленных поселков, рост существующих городов и поселений городского типа проводится беспланово, без увязки с потребностями использования земель для специальных целей, без какой-либо стройной системы". Проектирование новых поселений проводится без единого плана развития района. "Все эти начинания, - указывалось в докладе, - если и не обречены на неудачу, то все же встречают на пути осуществления значительные трудности ... даже составление проекта развития небольшого по размерам населенного пункта наталкивается в районе Донбасса на ряд проблем, связанных с развитием всего многостороннего хозяйства Донбасса и вопроса об использовании его земель" [420, д. 12-12 об.].

В целях популяризации деятельности Комиссии было решено вынести эту проблему на обсуждение общественности, для чего намечалось провести в Харькове диспут "Облик будущего социалистического города", а также прочесть цикл лекций в различных районах бассейна на тему "Требования радикального изменения характера жилого строительства на Донбассе" [420, л. 2].

Исходя из формулировки проблемы, основной задачей Комиссии стадо создание генерального плана использования земельных площадей Донбасса на 15-летний срок, с перспективой на 30-50 лет. Созданный проект районной планировки должен был определить места для перспективной разработки полезных ископаемых, расположение промышленных площадок и сельскохозяйственных территорий, сеть основных коммуникаций, дифференцировать населенные пункты по их основной функции (жилые, административные, торгово-распределительные, культурно-просветительные и т.д.) и, кроме того, указать пути оздоровления бассейна [420, лл. 13-13 об.].

Возникла необходимость не только решить жилищную проблему, но и кардинально изменить сам характер жилища, таким образом, чтобы понятие типа жилья определялось не только внутренней планировкой и конструкцией, "а обнимало бы собою понятие всего градостроительного комплекса, включая сюда и месторасположение, и взаимную территориальную увязку жилья с промышленными предприятиями Донбасса" [60, c. 48].

Стремление к созданию наилучших условий для быта, труда и отдыха населения бассейна заставило отказаться от апробированной практики строительства небольших поселков при каждой шахте, застроенных исключительно малоэтажными индивидуальными домиками. Авторы считали, что совершенно не обязательно строить жилье непосредственно рядом с местами приложения труда, что более прогрессивный путь - объединить поселки нескольких предприятий в более крупный населенный пункт с одновременным развитием дорог и транспорта. При этой удалось бы избегнуть распыления средств на строительство, позволило бы приступить к перестройке быта на социалистических началах, приобщило бы население к источникам культуры.

В начале 1930 года Комиссия завершила общее технико-экономическое обследование бассейна, наметила районы расположения новых городов с учетом современного и перспективного размещения промышленных предприятий и роста населения, определила пути развития железных и автомобильных дорог, сельского хозяйства, инженерных сетей, необходимого уровня культурно-бытового обслуживания и т.д. На основе выполненных изысканий была составлена общая планировочная схема Донецкого бассейна, охватывающая площадь в 23 тысячи квадратных километров (рис. 80).

[61]. По первоначальному варианту - 5 районов (сведения А. И. Станиславского).Вернуться  в текст
Согласно этой схеме, территория Донбасса членилась на 13 промышленных районов61; в каждом из районов предполагалось строительство нового социалистического города (таблица 2).

№№ пп Промышленный район Предполагаемое количество населения на 1933 г. (в тыс. чел.) То же, на 1.10.1938 года
1 Горловско-Никитовский 58,0 82,4
2 Рыковский 42,0 73,4
3 Сталино-Рутченково-Петровский 55,1 131,2
4 Мушкетово-Щеглово-Макеевско-Екатерининский 86,5 163,1
5 Кадиевско-Брянксо-Паркоммуновский 66,6 116,5
6 Щербиново-Константиновский 41,4 70,4
7 Боково-Хрустальский 44,0 69,1
8 Первомайско-Золотоношский 22,4 44,0
9 Снежнянско-Чистяковсий 85,0 117,7
10 Лисичанско-Рубежанский 42,0 61,2
11 Торецко-Краматорский 40,2 59,6
12 Должанско-Ровенецкий 22,2 36,6
13 Краснодоно-Сорокинский 15,1 25,0
[60,с. 58]      

Осуществить строительство предполагалось за период с 1930 по 1937 год.

Работы по составлению проекта районной планировки продолжались в Гипрограде. Благодаря усилиям специалистов института, было много сделано для создания основ теории социалистической районной планировки. В трудах экономистов Д. И. Богорада [49], М. Л. Давидовича [85, 87, 88], А. Л. Эйнгорна [268, 270, 272], было раскрыто внутреннее содержание самого термина районной планировки, заимствованного из западноевропейского опыта, была разработана методология осуществления ее в условиях Советского государства. Так, один из виднейших украинских советских градостроителей А. Л. Эйнгорн указывал, что при капиталистическом способе хозяйствования районная планировка "возникла почти повсюду под углом зрения защиты интересов городов, поселений и их населения от вредного влияния и захватнических тенденций их более сильных и конкуренто-способных соседей - промышленности и транспорта". В условиях социалистического государства основная задача районной планировки - определение функциональной направленности каждого элемента планируемой территории "не может трактоваться иначе, как территориальное размещение всех элементов уточненного и конкретизированного перспективного плана развития народного хозяйства данного района в целом" [272, с. 2-3].

Вооруженные теоретическими выкладками, градостроители Гипрограда УССР создают схему расселения на территории бассейна. Предусматривалось создание системы городов-центров с населением в 100-150 тысяч человек, как "наиболее выгодным пределом в смысле транспортного обслуживания города и обшей установки приближения трудящихся к природе". В зону влияния города-центра попадала территория радиусом около 10 километров, при этом расстояние от места жительства до производства колебалось в пределах 1-5 километров [88, с. 20].

Существовавшие на тот момент материальные возможности не позволяли сразу создать необходимую сеть коммуникаций, обеспечить материалами и оборудованием колоссальное строительство, преодолеть исторически сложившуюся систему расселений в районе. Поэтому, проектировщики предложили ряд промежуточных форм, которые позволяли, учитывая возможности того времени, совершить необходимый сдвиг в решении жилищной проблемы и в уровне культурно-бытового обслуживания. Несмотря на начавшуюся уже тогда концентрацию строительства в новых и реконструируемых городах, было решено ограничить его из расчета обслуживания населения, работающего в непосредственной близости (3-4 км) от города.

Для этой цели было предложено построить вокруг городов-центров поселения городского типа на З5-40 тысяч человек. Именно эта цифра, по расчетам ученых, давала минимально необходимый перечень всех видов культурно-бытового обслуживания и была экономически рентабельна. Расстояние до обслуживаемого поселком куста предприятий не должно было превышать 3-4 километра для возможности устройства пешеходной связи жителей с местами приложения труда. Намечалось создание достаточных для нормальной жизни населения условий: всех видов инженерных сетей - водопровода, канализации, теплосети, необходимого благоустройства территорий. Уровень создаваемого культурно-бытового обслуживания должен был обеспечить независимое от центральных городов существование поселков не только на момент их заселения, но и на более отдаленную перспективу, когда они начнут функционировать в качестве поселений-спутников при созданных или реконструированных промышленных городах. Застройка поселков, по мнению авторов, должна была производиться домами не выше 2-х этажей. Ограничение этажности было связано с возможностью использования залегающих пластов каменного угля в районе населенных пунктов.

На этом этапе градостроители в целях дальнейшей детализации проекта ставили следующие задачи: разработка планировочных нормативов для поселков-спутников, выбор места для их строительства, дополнительные технико-экономические обоснования и, наконец, создание проектов их планировки [272, с. 6].

Той же точки зрения относительно будущего Донецкого бассейна поддерживался сотрудник Стройкома Госплана РСФСР архит. И. С. Гуревич [З55, с. 151]. Он указывал: "В угольных районах Донбасса … необходимо принять систему последовательного комплексного строительства отдельных звеньев социалистических городов, звеньев обслуживающих и связанных с отдельными шахтами-гигантами или группами, комплексами шахт" [83, с. 1011].

Но у сторонников такого расселения на территории бассейна нашлись оппоненты. Так, в редакционном предисловии к статье инж. М. Л. Давидовича в журнале "Советская архитектура" указывалось, что стремление к концентрации населения в городах на 100-150 тысяч человек является "загибом" из-за недопустимо больших, принимая во внимание современное развитие транспорта, расстояний до предприятий. Редакция считала, что максимальным расстоянием должно быть принято 2-2,5 километра, "причем лишь в тех случаях, когда уже имеется налицо вполне удовлетворительный транспорт ... Это, конечно, уменьшит размеры поселков до 15-20 тыс. человек, что все же вполне обеспечивает возможность организации всех без исключения видов коммунального и культурно-бытового обслуживания населения этих поселков" [175].

Интересную схему расположения поселков на Донбассе, несколько отличавшуюся от идей украинских градостроителей, предложил инженер С. П. Покшишевский, автор известной в те годы книги "Промышленный город. Его расчет и проектирование" [192]. Он считал возможным создать на основе существующих поселений новый укрупненный поселок, обслуживающий целый ряд шахт и промышленных предприятий в радиусе 5-6 километров. При этом посылок связывался с местами приложения труда линией кольцевого трамвая [191, с. 50] (рис. 81).

Работы над проектом районной планировки Донецкого бассейна продолжались до 1940 года [304, с. 157]. На первом этапе проектом руководили М. Л. Давидович и А. С. Израилевич, а завершена работа была одним из ведущих специалистов в этой области, одним из создателей теории районного планирования Д. И. Богорадом [351, с. 121]. В результате была доказана целесообразность строительства укрупненных поселений при предприятиях горнодобывающей промышленности и с точки зрения экономики строительства, и с точки зрения создания необходимого уровня комфорта для жителей.

Параллельно с разработкой проекта районной планировки бассейна велись работы по составлению проектов планировки ряда центральных городов района. Еще в бытность Правительственной комиссии в деле строительства новых городов Донбасса были детально определены технико-экономические показатели для первого социалистического города бассейна - Новой Горловки. Тогда, же, в 1929 году начались работы по составлению эскизного проекта планировки и проработка схем застройки отдельных кварталов города.

Место для строительства нового города было выбрано на западе от существующего поселка Горловка. Учитывая значение населенного пункта для развития горнодобывающей промышленности всего Донбасса, предполагалось, что в 1933 году в городе будет проживать 30 тысяч жителей, а через 20 лет население увеличится втрое. Были определены размеры застраиваемой территории - с востока на запад город вытягивался почти на 9 километров, а с севера на юг - на 3,5 километра.

Сложный рельеф участка предопределил функциональное зонирование территории города. Поселение размешалось по обе стороны мошного оврага, идущего вдоль продольной оси города. Эта пониженная часть по проекту использовалась как парк культуры и отдыха. Зеленая полоса шириной до 600 метров вела к центру Новой Горловки, расположенному на восточной оконечности городи. На северо-востоке и юго-западе предусматривалось сооружение ряда предприятий пищевой промышленности, обслуживающей город - заводы искусственного льда, холодильники, овощехранилища, хлебозаводы. Большой клинический городок площадью 35 гектар был запроектирован на южной окраине поселения.

Четкость функционального зонирования обусловила и простоту планировочной схемы (рис. 82). Через город проходили скоростные магистрали - основная, проложенная по дну оврага, шириной вместе с бульваром 70 метров (проезжая часть 14 метров) и две параллельные ей, шириной 50 метров (проезжая часть - 10 метров). Эти дороги разгружали центральную часть города от транзитного движения [147; 227, с. 23-25].

Некоторая схематичность предлагаемой планировочной схемы Новой Горловки компенсировалась углубленной проработкой решения жилых территорий. Предлагалось организовать три района, каждый со своим протяженным центром - "полосой обслуживания".

Устанавливался единый размер жилых кварталов - 320 x 320 метров с населением 2500-З500 человек при плотности застройки не более 25% (рис. 83). При этом квартал трактовался авторами "как единое хозяйство, с развитым обобществленным сектором (детучреждения, культурно-просветительные, физкультурные, общественное питание и проч.). Отдельные группы кварталов (секции города) вмешают от 10 до 15 кварталов, имеют школы и весь законченный соцкультурный сектор, что дает возможность застройки отдельных секций по годам..." [60, с. 55].

В этом проекте была сделана попытка создать дифференцированную сеть культурно-бытового обслуживания, современную даже с сегодняшней точки зрения. Все три уровня обслуживания связывались в единую систему - от предприятий первичного обслуживания непосредственно в жилых комплексах, далее через районные центры с их номенклатурой обслуживающих организаций, к наивысшему уровню - общегородскому центру. Кроме того, широко использовался принцип членения селитебной территории на полосы обслуживания и жилые кварталы.

Ясность планировочной схемы и достигнутое при этом хорошее функциональное зонирование территорий, построенное на учете господствующих ветров и рельефа, решение транспортных проблем в пределах отдельных зон и всего города в целом, унификация размеров жилого квартала, целесообразная
[62]. Было разработано несколько типов решения застройка кварталов, кроме того, авторы указывал, что предлагаемые варианты можно переориентировать в пространстве, повернув на 90о.Вернуться  в текст
с точки зрения экономики и интересная с точки зрения архитектурных мотивов застройка кварталов62 - все эти идеи были использованы при разработке в 1931-19Э2 гг. в Гипрограде УССР
[63]. 63. Автор проекта А. Д. Иванова, при участии О. Архиповой, Л. Н. Дмитриевской, Л. И. Станиславского [351, с. 117].Вернуться  в текст
генерального плана Новой Горловки63. При этом было уточнено задание на проектирование. Так, на перспективу в городе должно было проживать, согласно новых экономических выкладок, 250 тысяч человек [217, с. I4]. Вследствие этого значительно увеличился размер селитебных территорий, была скорректирована схема уличной сети, детализированы другие элементы плана.

Особое внимание в проекте было уделено архитектурно-художественному облику общегородского центра (рис. 88, 89, 90, 91). Окруженный с трех сторон жилыми районами и непосредственно примыкающий к Центральному парку культуры и отдыха, центр занимал доминирующее положение в городе. Он формировался путем сочетания двух, различных по функции, величине и конфигурации площадей, как бы перетекающих друг в друга. Круглая площадь выполняла назначение коммуникативной - в нее вливались широкие бульвары, связывающие центр с жилыми районами. Вторая, прямоугольная в плане площадь связывалась с первой своеобразными пропилеями, образованными сооружениями повышенной этажности. Застройка площадей осуществлялась зданиями, решенными в едином стилистическом ключе. При этом, на территории первой создавалось достаточно камерное пространство, застроенное жилыми домами, а вторая решалась в виде величественного форума (размером 450 на 220 метров), предназначенного для устройства манифестаций, народных гуляний и митингов. В проекте центральной части Новой Горловки можно заметить определенное влияние создаваемого в это же время ансамбля площади Дзержинского.

В 1933 году генплан был утвержден правительством республики.

Одной из первых работ специалистов Гипрограда УССР стало проектирование столицы индустриального Донбасса - города Сталино (ныне Донецка). Выросший из дореволюционной Юзовки, город в годы первой пятилетки бурно развивается. В 1926 году в его границы были включены близлежащие поселки - Ветка, Смолянка, Калиновка и ряд других [329, с. 29], а по количеству жителей он занимает пятое место в республике (около 106 тысяч человек) 66, с. 186 ].

Дальнейший рост промышленного производства давал основания утверждать, что через 15-20 лет население Сталино достигнет 382-400 тысяч жителей. Это требовало огромного жилищного и коммунального строительства. При норме жилой плошади в 9 м2 на человека даже с учетом существующего жилого фонда (532 тысячи м2) требовалось возвести еще 1500 тысяч м2 [75, с. 18]. Такое огромное строительство не могло проводиться без всестороннего учета при распределении земельных площадей, без решения транспортных проблем, вопросов оздоровления городской среды, без представления об архитектурно-планировочной организации города будущего, то есть без генерального плана.

Этот документ был составлен в Одесском филиале Гипрограда УССР в 1932 году архитекторами П. А. Головченко, А. И. Станиславским, инженером В. Гриценко и экономистом М. Василевским.

Предложенная проектировщиками схема позволяла решить вышеперечисленные проблемы с учетом топографии территории, геологических условий и климата (рис. 92, 93). Основной градостроительной идеей становится создание двух композиционных осей вдоль рек Кальмиуса и Бахмутки, членящих в меридиональном направлении город на три равновеликие часта. Вдоль этих диаметров, по идее авторов, создаются две мощные зеленые полосы с каскадами озер, которые вместе с перпендикулярными им бульварами и озелененными проспектами органично связывают город с природным окружением. Вместе с лесозащитной полосой шириной до 2 километров предполагалось засадить более 2300 гектар зеленых насаждений, что составило бы почти 60 квадратных метров на одного жителя [329, с. 31]. Принятая авторами прямоугольная сетка улиц, повторяющая направление водно-зеленых диаметров, создает достаточно благоприятные условия для инсоляции жилых кварталов. Расположенное на возвышении плато междуречья градостроители предлагали использовать для организации общественного центра. Система площадей, входящих в этот центр, объединена проспектом Артема, пересекающим город в меридиональном направлении. Помимо этого намечалось создание районных центров, связанных с центром города, между собой и городскими парками широкими бульварами. При принятой децентрализованной системе "достигается наилучшее обслуживание трудящихся города, не создавая одновременно излишней загрузки центра транспортными и людскими потоками движения" [75, с. 23].

Этот генеральной план не был утвержден, так как были допущены некоторые ошибки. Так, неверно была определена перспективная численность населения [ 329, с. 32] ; в конце 30-х гг. в черту города был включен еще ряд поселков, не предусмотренных генпланом; в процессе реализации не всегда, удавалось вынести за пределы центральной части города то или иное предприятие или ветку железной дороги. Но принципы, сформулированные в первом генеральном плане, продолжают развиваться и поныне.

За короткое время с 1930 по 1932 г. в Гипрограде УССР были также разработаны генеральное планы Кадиевки, Лисичанска, Мариуполя, Краматорска и других городов бассейна. Но проблема создания новых городов на Донбассе волновала не только украинских градостроителей. В качестве примера можно привести работу над генеральным планом Макеевки в тресте Стандартгорпроект под руководством голландского архитектора Марта Стамма [48, 52, 235] (рис. 95, 96). При проектировании авторы пошли по пути создания нового города на месте уже существующего.
[64]. До 1917 г. - около 15 тысяч жителей, в 1923 г. - 17 тысяч, в 1928 г. - уже 65 тысяч, в 1933 г. - 189 тысяч; по расчетам автором предполагалось, что в 1943 г. население достигнет 300 тысяч человек.Вернуться  в текст
Это было связано с необычайно быстрым ростом населения Макеевки64 и отсутствием пригодных территорий для создания нового населенного пункта, а также тем, что сложившаяся организация территорий Макеевки представлялась градостроителям неудовлетворительной. Наличный жилой фонд был представлен исключительно одноэтажными строениями. Весь старый город был окружен группами шахт, что приводило к задымлению жилых районов в течение всего года. Все эти обстоятельства привели авторов к следующим выводам:

  • существующее взаиморасположение промышленного и селитебного районов исключает возможность санитарного оздоровления города без серьезных реконструктивных мероприятий; поэтому необходимо отделить жилой район от промышленного двухкилометровой защитной зоной и максимально ее озеленить;
  • дореволюционный жилой и коммунальной фонд следует в основном снести;
  • территорию старой Макеевки целесообразно использовать в дальнейшем только для создания общегородского центра.

Этот центр должен был представлять из себя систему расположенных в меридиональном направлении подцентров - административного, культурного, центра народного образования, обслуживания. Все сооружения, входящие в состав общегородского центра, должны были располагаться на центральной улице и архитектурно подчинялись Дому Советов и зданию городского театра, "которые запроектированы на самом высоком месте участка, откуда эти здания будут господствовать над общим очертанием города" [235, с. 24].

Участок первоочередного строительства быд выбран на севере от существующего города на территории, расположенной параллельно промышленной площадке на расстоянии 2-х км от нее. Здесь должно было разместиться 180 тысяч человек. Вторым жилым районом по проекту становился участок вблизи южной группы шахт. Здесь предусматривалось расселение 110-120 тысяч жителей.

Большое внимание было уделено и вопросам оздоровления городской среды путем озеленения территорий. Даже без защитных зеленых полос в перспективе их площадь на одного жителя должна была составить 45 м2.

И наконец, вопросы архитектурного облика города также не были обойдены вниманием проектировщиков. "Форма его, - писал Март Стамм, - не есть результат суммы всех отдельных функций; скорее это форма, сознательно выбранная, потому что она более всего соответствует взаимодействию всех функций". В архитектуре города должна быть четко выражена его социалистическая сущность - схема города не сконструированный на основе расчете механизм, - она основана на идее, соответствующей жизненным потребностям рабочего класса" [235, с. 27-28].

Значительное внимание в проекте было также уделено решению отдельных, как их называли авторы, "квартальных комплексов", размером окало 700 на 1000 метров, в каждом из которых должно было проживать более 10 тысяч жителей (рис. 97-98). Комплекс состоял из четырех кварталов, с населением немногим более 2500 человек. При кварталах предусматривалась сооружение детских учреждений, школы на 405 мест, медпункта, столовой, продмагазина, парикмахерской и киоска для продажи предметов посведневного использования. В квартальных комплексах проектировались, кроме этого, две школы на 800 и 1220 учащихся, промтоварный магазин, гастроном, аптека, почта, прачечная самообслуживания, мастерские, гараж. Почти треть территории комплекса занимала приквартальная зелень.

Отличительными особенностями этого проекта стало радикальное отношение к сложившейся планировке старого поселения, еще одна попытка подойти к идее микрорайонирования путем создания промежуточной ступени обслуживания, а также ширококультивируемая авторами идея строчной застройки, которая в значительной степени обедняла архитектурной облик жилых районов Макеевки.

При проектировании новых социалистических городов Украины зодчие шли несхожими путями, по-разному представляя поселения новой эпохи. Но при этом их роднило стремление воплотить в создаваемом проекте то, что впоследствии стало важнейшими принципами в советском градостроительстве - экономичность планировочного решения, оптимальность в организации городских территорий и высокое качество архитектурно-художественного решения городской среды.

К началу страницы
Раздел 2.2  Раздел 3.2